Деньги в тумане: к чему приведут новые правила субсидирования аграриев

С начала года вступили в силу новые механизмы финансирования программ господдержки предприятий АПК, напугавшие аграриев новыми рисками

Деньги в тумане: к чему приведут новые правила субсидирования аграриев Фото: Максим Платонов

Наиболее заметный пункт реформы — это консолидация программ: 54 программы поддержки, действующие в рамках государственной программы развития сельского хозяйства на 2013—2020 гг., сокращены до 7. Чиновники уверяют, что это лишь упростит механизм взаимодействия МСХ РФ с регионами. Производители же говорят о возросших рисках.

Сокращение на треть

В ноябре прошлого года на круглом столе, предшествовавшем Всемирному зерновому форуму, который прошел в Сочи, министр сельского хозяйства России Александр Ткачев заявил следующее: «Возможности бюджета в ближайшие три-пять лет ограничены. 300 млрд рублей (финансирование АПК в 2017 г., предусмотренное государственной программой развития сельского хозяйства на 2013—2020 гг. — прим. ред.) — мы об этом можем только мечтать. Скорее всего, этого не будет, если исходить из реалий».

Так и случилось: вместо заложенных в документе на 2017 год 300,1 млрд рублей на господдержку АПК будет направлено порядка 215 млрд рублей. Причем сумма включает в себя средства, необходимые для юридического обеспечения программы, ее документационного сопровождения, содержания аппарата МСХ и подведомственных ему учреждений и т. д.

В прошлом году бюджет программы составил порядка 220 млрд рублей (Минфин РФ и вовсе предлагал сократить финансирование до 162 млрд рублей), хотя изначально документом было предусмотрено финансирование в сумме более 250 млрд рублей. На субсидии аграриям из федерального бюджета было выделено в общей сложности 155,3 млрд рублей.

Татарстан из 54 действовавших до недавнего времени подпрограмм получал федеральное финансирование по 37. Москва выделила региону 9,7 млрд рублей (всего на 20 млн рублей меньше, чем «рекордсмену» — Белгородской области), то есть более четверти всех средств, направленных на поддержку аграриев ПФО; максимальные средства, почти 6,3 млрд рублей, «съело» возмещение части процентной ставки по инвестиционным и краткосрочным кредитам.

Для сравнения: сумму в 9,7 млрд рублей получил Северо-Западный федеральный округ; Уралу досталось менее 7,2 млрд рублей, а всему Дальневосточному федеральному округу — и вовсе 3,9 млрд рублей.

Александр Ткачев заявил, что возможности бюджета в ближайшие 3—5 пять лет ограничены. Фото eer.ru

«Похудевший» список

О необходимости сокращения числа субсидий Ткачев заявил на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным в июле прошлого года. Глава федерального Минсельхоза аргументировал новшеством тем, что консолидация программ «расширит полномочия регионов при определении приоритетов аграрной политики, повысит оперативность и своевременность доведения средств».

До сих пор каждая отрасль сельского хозяйства — растениеводство, молочное и мясное скотоводство, птицеводство, свиноводство, а также программы, направленные на совершенствование социальной и производственной инфраструктуры на селе — финансировались постатейно. Теперь средства госпрограммы будут распределяться по семи основным направлениям.

На «Стимулирование инвестдеятельности в АПК» из федерального бюджета будет выделено 78,6 млрд рублей; направление «Устойчивое развитие территорий» будет профинансировано Москвой в объеме 15,4 млрд рублей; 11,3 млрд планируется направить на финансирование ФЦП «Развитие мелиорации»; 9,9 млрд рублей Минсельхоз РФ вложит в «Обеспечение общих условий функционирования отраслей АПК», 5 млрд рублей — в «Развитие финансово-кредитной системы АПК — докапитализацию РСХБ».

Финансирование отраслей сельского хозяйства объединено в единый блок «Развитие отраслей АПК» — эту статью планируется профинансировать в объеме 69,7 млрд рублей. Приоритетные направления в этой части — поддержка мясного и молочного скотоводства, производства зерна, овощей, ягод и плодов, а также малых форм хозяйствования.

«Нет конкретики нет денег»

Начальник отдела финансирования Министерства сельского хозяйства и продовольствия РТ Марсель Махмутов поясняет, что консолидация направлений господдержки была необходима для оптимизации процесса взаимодействия между МСХ РФ и регионами:

— В частности, это было сделано для того, чтобы минимизировать вероятность неосвоения федеральных средств. Даже Татарстан, образцовый в этой части регион, в предыдущие годы пусть немного, по несколько сот тысяч рублей, но все-таки возвращал в бюджет Минсельхоза РФ.

В общей же сложности по итогам 2016 г. регионы должны будут вернуть в ведомству более 2,5 млрд рублей (в 2015-м эта сумма была вчетверо больше). Максимально эффективно, то есть на 100%, средства федерального бюджета, направленные на поддержку АПК, использовались лишь в 15 субъектах РФ.

Финансирование отраслей сельского хозяйства объединено в единый блок «Развитие отраслей АПК». Фото Максима Платонова

Деньги в регионы по каждому из семи направлений будут поступать в рамках так называемой «единой субсидии», и уже региональные сельскохозяйственные ведомства будут решать, кому и сколько выделить.

— Никакой опасности для сельхозтоваропроизводителей в этом нет, — говорит Махмутов.

Между тем, представители отраслевых союзов уверены в обратном.

Объединение субсидий в единую строку по всем направлениям сельского хозяйства приведет к размыванию приоритетов поддержки АПК на федеральном уровне, — считает исполнительный директор Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Артем Белов. — В результате объединения регионы будут отдавать предпочтение не стратегически важным направлениям, а проектам с меньшими сроками окупаемости. В результате в одних подотраслях произойдет перепроизводство продукции и падение закупочных цен сельхозтоваропроизводителей, а в других — банкротство предприятий и провал в развитии секторов.

Белов не сомневается и в том, что распределение субсидий в каждом регионе будет иметь исключительно субъективный характер, что несет потенциально высокие коррупционные риски:

— Существует опасность, что предприятия с самой большой ссудной задолженностью будут получать основной объем государственной поддержки, а оставшихся средств будет критически мало для остальных предприятий с проектами меньших масштабов. При этом регионы смогут самостоятельно менять правила распределения субсидий и вводить дополнительные критерии, намеренно отсекающие часть компаний из менее привлекательных отраслей, в пользу компаний, обладающих максимальным административным лоббистским ресурсом, — поясняет эксперт.

Что касается, в частности, молочного рынка, представитель «Союзмолока» заявляет следующее:

— Молочное скотоводство в силу своей капиталоемкости, длительных сроков реализации и окупаемости проектов максимально чувствительно к изменению мер господдержки и сроков ее получения. Невыполнение ранее взятых обязательств и отказ от выделения отдельных строк бюджета с установленными лимитами для молочной отрасли приведет к невосполнимым потерям в части доверия сельхозтоваропроизводителей, инвестиционной привлекательности сектора и сделает невозможным выполнение задач по импортозамещению.

Молочное скотоводство максимально чувствительно к изменению мер господдержки и сроков ее получения, отмечают эксперты. Фото agroacadem.ru

«Союзмолоко» уже обращалось в Минсельхоз РФ с просьбой сохранить для «молочников» отдельную строку поддержки в соответствии с действующими кодами бюджетной классификации в рамках подпрограммы развития молочного скотоводства и не допустить объединения строк с другими подотраслями.

Схожего мнения придерживается и исполнительный директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов:

— Наряду с серьезным урезанием финансирования программы развития сельского хозяйства консолидация программ поддержки серьезно ухудшает условия существования бизнеса и, наоборот, улучшает условия существования чиновников, — говорит Сизов. — До недавних пор программу развития АПК можно было считать пусть приблизительным, но все же аналогом американской «Farm Bill» (закон о сельском хозяйстве, регулирующий развитие отрасли в средне-и долгосрочной перспективе — прим. ред.). Сегодня мы видим, что она стремительно деградирует. Если раньше инвесторам было понятно, по каким программам и в каком объеме предусмотрено финансирование, то сегодня инвестор ставится практически в полную зависимость от региональных чиновников, — резюмирует Сизов.

Глава Ассоциации фермеров и крестьянских подворий РТ Камияр Байтемиров уверен, что наибольшему риску будут подвержены малые формы хозяйствования.

— И наша Ассоциация, и мои коллеги из других регионов всегда выступали либо за постатейное финансирование, либо за выделение квот на поддержку малых форм хозяйствования. Нынешняя консолидация программ поддержки — огромный шаг назад в экономике АПК России: мы это уже проходили до начала нулевых, до того, как наконец было введено постатейное распределение бюджетов. Сегодня мы вновь рискуем столкнуться с тем, что фермерам от бюджетных денег достанутся «вершки и корешки», а основной объем финансирования будет направлен на поддержку крупных компаний и вертикально-интегрированных холдингов, — говорит Байтемиров.

Отметим, по итогам 2016 года на поддержку малых форм хозяйствования из федерального бюджета было выделено более 8 млрд рублей: 3,47 млрд рублей на создание семейных животноводческих ферм, 3,9 млрд — на реализацию программы «Начинающий фермер» и 900 млн — на грантовую поддержку потребительских сельхозкооперативов. Татарстан на эти цели потратил более 310 млн рублей, из которых 125 млн — средства регионального бюджета.

Байтемиров признается, что на декабрьском совещании в Минсельхозе РФ, посвященному развитию малых форм хозяйствования, замглавы ведомства Иван Лебедев пообещал российским фермерам закрепить за ними квоту. Определять ее размер — полномочия федерального отраслевого ведомства.

— И эта квота должна быть закреплена документально, — говорит глава фермерской ассоциации РТ. — В том, что малым формам по-прежнему будет оказываться государственная поддержка, мы можем быть уверены, только если в росписи к той самой единой субсидии будет четко указано, какая сумма должна быть направлена на развитие «малышей». В противном случае все, что нам останется, — это верить чиновникам на слово.

Татьяна Колчина
Справка

Программа развития сельского хозяйства РФ на 2013—2020 гг. включает в себя 11 подпрограмм, которые, в свою очередь, разбиты на 45 основных мероприятий (помимо этого, она содержит и две ФЦП — «Устойчивое развитие сельских территорий» и «Развитие мелиорации земель сельхозназначения»).

При выборе субъектов поддержки приоритет отдается отраслям с наибольшим импортозамещающим потенциалом. В Национальном докладе о ходе и реализации государственной программы развития АПК за 2015 год, подготовленном Министерством сельского хозяйства РФ, фигурируют следующие данные. По сравнению с 2014 г., импорт в Россию продовольственных товаров снизился на треть — с почти 40 млрд долларов до 26,5 млрд долларов США. В частности, зарубежные поставки свежего и мороженого мяса сократились на 26,7%, мяса птицы — на 44,2%, рыбы — на 83,8%.

комментарии6

комментарии

  • Анонимно 12 янв
    рисково верить на слово
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    Все больше рисков, все меньше выгоды :(
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    на настольную игру стол с картошкой похож :0))
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    лучше, когда деньги не в тумане, а в кармане
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    придумывают вечно что-то не то, нет чтобы нормальные новшества вводить...
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    Так и случилось: вместо заложенных в документе на 2017 год 300,1 млрд рублей на господдержку АПК будет направлено порядка 215 млрд рублей. В Евросоюзе на поддержку села и аграриев направляется около 40 %-в бюджета стран, а у нас 1,3 %-а. «Причем сумма включает в себя средства, необходимые для юридического обеспечения программы, ее документационного сопровождения, содержания аппарата МСХ и подведомственных ему учреждений и т. д».
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии