Oxford-style: продвинутая экономическая азбука для чайников и начальников

Рецензия обозревателя «Реального времени» на научно-популярную книгу Парты Дасгупты «Экономика: очень краткое введение»

Oxford-style: продвинутая экономическая азбука для чайников и начальников Фото: mgiep.unesco.org

В канун Нового года экономический обозреватель интернет-издания «Реальное время» Альберт Бикбов набрел в книжном магазине на книжку с банальным названием. «Очередное пособие для дилетантов?», — такая была первая мысль. Но скука сразу же развеялась, стоило только открыть первые страницы — перед нами великолепное краткое введение, в котором объяснены логика экономической науки и современные подходы к ней. Пусть кратко, но доступно и информативно.

Почему в Америке такая сильная экономика?

Сегодня рынок просто переполнен популярной литературой по экономике. Каждый месяц выходят десятки книг разного рода вменяемости и адекватности. Ориентироваться читателю и покупателю книг в этом «девятом вале» нелегко. Кто-то полагается на рекомендации, кто-то целенаправленно ищет такую литературу по определенной тематике — у всех пути разные. Но, повторюсь, задача поиска хорошей, совпадающей с личными предпочтениями, книжки актуальна — слишком их стало много. А раз книжек выпускают так много, значит, спрос есть, «ведь, если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?». Действительно, часто у многих возникает необходимость заполнить пробелы в экономических знаниях. И хотя в экономике, как и в футболе, разбираются у нас все, но люди чувствуют пробелы в своих знаниях, раз ищут и покупают популярную экономическую литературу.

Мы живем в этом мире, безвыходно материальном, и поэтому каждому из нас, вне зависимости от профессии, необходимо знание экономических законов. Речь идет о понимании базовых экономических законов. Вроде такого: «Как работает экономический механизм торговли? Почему она увеличивает общее благосостояние? Почему налоги его уменьшают? Чем ценны как источник информации для нас цены на рынке, а также предельные и альтернативные издержки? Как оптимизируются свободные рынки и какие у них происходят провалы? и т. д. и т. п. Кто-то скажет: «Зачем мне это все знать?». И будет неправ, потому что сталкивается с экономикой все 24 часа в сутки.

Константин Сонин: «В тех же Штатах — половина младшекурсников американских университетов берут вводный курс экономики. То есть понимают ее хотя бы в объеме «Основ экономики» Мэнкью». Фото ucheba.ru

И еще, знаете, почему в Америке такая сильная экономика? Потому что там практически поголовно высокий уровень экономических знаний. Процитирую известного российского (и, кстати, за рубежом тоже) экономиста Константина Сонина:

«В тех же Штатах — половина младшекурсников американских университетов берут вводный курс экономики. То есть понимают ее хотя бы в объеме «Основ экономики» Мэнкью. Но в чтении Мэнкью есть реальная опасность — если ты прочел главы про макро, понял, как работает денежная система и что такое обменный курс, ты лишаешься свободы. Ты уже не можешь так же свободно гнать на Набиуллину с Юдаевой. Потому что ты уже хоть что-то знаешь и это знание мешает тебе возмущаться»

Так что спору нет — экономические знания необходимы, и наиболее легкий путь к этому — чтение не только учебников, но и научно-популярной литературы. Которой сегодня так много на любой вкус и цвет, что только выбирай.

Когда в компаньонах нобелевские лауреаты

В силу достаточно большого количества прочитанной популярной экономической литературы выбор для чтения новых книг для меня проблема — каждая новая книга должна что-то добавлять к имеющемуся накопленному массиву знаний. Должно быть что-то новое, что-то должно удивить, заставить посмотреть на имеющуюся проблему под другим углом.

Когда я увидел в книжном магазине книгу Парты Дасгупты «Экономика: очень краткое введение», то поначалу преисполнился скепсисом. Хотя сама по себе серия «Очень краткое введение» от американского издательства Oxford University Press очень хороша. Это добротно написанные компактные книжки, посвященные тому или иному предмету — от ислама до социологии, от теории литературы до истории. На сайте издательства фигурируют аж 537 книг, посвященных тем или иным предметам или явлениям. Основное требование к авторам этих книг — компактность и ясность изложения, чтобы читатель как можно с меньшими усилиями вник в предмет. Проще написаны-нарисованы только комиксы. Но в этом как раз и ценность подобных «вводных» книжек: не отнимая у читателя много времени, сразу погрузить его в хоть упрощенное, но современное понимание того или иного предмета или явления. И соответственно к выбору авторов книжек в издательстве относятся с чрезвычайной щепетильностью — таковы требования этой книжной серии.

Ценность подобных «вводных» книжек — не отнимая у читателя много времени, сразу погрузить его в хоть упрощенное, но современное понимание того или иного предмета или явления. Фото olga-euro.livejournal.com

На русском языке книжки из оксфордской серии стали издавать с 2009 года и особо не преуспели — на сегодняшний день издано около 15 книжек (сравните с 537 англоязычными книгами самого Oxford University Press). «Макиавелли», «Архитектура», «Анархизм» и тому подобное у меня особого интереса не вызвали. Но когда пошли книги по близкой мне тематике (политика, экономика), то я сразу насторожился и стал искать книги.

Так вот, возвращаясь к моему скептицизму. Когда я все же нашел и взял в книжном магазине в руки книжку Парты Дасгупты, то, открыв первую страницу, был неприятно удивлен тем, как перевели ее название. «Economics: A Very Short Introduction» перевели как «Экономика: очень краткое введение». Ну нельзя переводить термин economics как «экономика»! Это не вполне удачно в качестве обозначения науки, прежде всего, из-за его многозначности. Корректнее будет «экономикс», именно в том значении, в каком его ввел в обиход в конце XIX века английский экономист Альфред Маршалл. Под термином «экономикс» понимается аналитическая наука об использовании людьми ограниченных ресурсов для производства различных товаров и услуг, их распределении и обмене между членами общества в целях потребления. Это наука, носящая более прикладной характер по сравнению с абстрактной макроэкономической политэкономией.

Имя автора мне тоже мало что говорило. Хотя Индия подарила миру немало отличных экономистов. Один Амартия Сен (Нобелевская премия по экономике 1998 года) только чего стоит! А ведь еще есть и Рагхурам Раджан (главный экономист Международного валютного фонда в 2003—2007 гг.), Каушик Басу (шеф-экономист Всемирного банка в 2012—2016 гг.), Авинаш Диксит (Принстонский университет), Манмохан Сингх (бывший премьер-министр Индии, автор ряда научных работ по экономическому развитию) и многие-многие другие… Но вот, конкретный, Парта Дасгупта — такого экономиста я не знал. Как я узнал позже, он даже не входит в рейтинг самых влиятельных экономистов мира согласно интернет-проекту «Исследовательские статьи по экономике» (RePEc). А ведь там их тысячи!

Но весь мой скепсис развеялся, как с белых яблонь дым, стоило мне, стоя в магазине, бегло прочитать предисловие автора. Обычно там, помимо каких-то общих вводных фраз, принято писать благодарности тем, кто помог в выходе книги. И среди перечня людей, выступивших в качестве советников для автора книги, я с большим удивлением обнаружил аж трех лауреатов Нобелевской премии по экономике: Эрик Маскин, Кеннет Эрроу и Роберт Солоу. Двое последних даже правили первоначальный вариант книги. Все трое — мегасветила экономической науки. «Надо брать, с такими людьми качество гарантировано!», — сразу пронеслось у меня в голове, и я бодро пошел на кассу.

Индия подарила миру немало отличных экономистов. Один Амартия Сен (Нобелевская премия по экономике 1998 года) только чего стоит! Фото wsj.net

Кто же такой этот таинственный экономист с таким влиянием? Сэр Парта Дасгупта (Sir Partha Dasgupta) родился 17 ноября 1942 года в Дакке, столице Бангладеш (Dhaka, Bangladesh), которая в то время была частью Индии (India). Его отцом был известный экономист Амийя Кумар Дасгупта (Amiya Kumar Dasgupta), один из отцов-основателей экономики современной Индии. В 1962 году Дасгупта отправился в Англию на обучение. В 1968 году защитил в Кембридже докторскую степень по экономике. С 1971 по 1984 год Дасгупта преподавал в Лондонской школе экономики (London School of Economics), став профессором в 1978-м. В настоящее время он читает лекции для соискателей магистерской и докторской степеней в Кембриджском и Манчестерском университетах (с 2008 года). Обратите внимание на присвоенный Дасгупте за службу Соединенному Королевству рыцарский титул сэр. Его научные интересы лежат в области экономики благосостояния и развития; экономики технологических изменений; экономики населения, экологии и ресурсов; социального капитала; теории игр. Им написано немалое количество действительно хороших научных трудов. Известны его книги «Общественное управление ресурсами окружающей среды» (The Social Management of Environmental Resources, 1981); «Экономический прогресс и идея социального капитала» (Economic Progress and the Idea of Social Capital, 2000). Повторюсь, цитируемость его в научном мире слабенькая, но отличная преподавательская работа в одном из топ-5 лучших университетов мира (Cambridge University) все-таки обеспечила ему хорошие научные контакты, что неудивительно.

Воображаемые внучки дедушки Дасгупты

Книга Парты Дасгупты «Economics: A Very Short Introduction» впервые была издана в 2007 году в американском издательстве Oxford University Press. Спустя девять лет книга была переведена на русский язык и вышла в октябре 2016 в Издательском доме «Дело» РАНХиГС тиражом в 2 000 экземпляров. Книга сравнительно малообъемная, на пару вечеров — всего на 240 страницах. Читается легко, но уж таковы требования оксфордской серии «Очень краткое введение» — в серии все должно читаться без особенных усилий. В интернет-магазинах стоит около 530 рублей.

Так вот, просто великолепно, когда книги для широкой публики пишет хороший экономист с даром преподавания. Есть огромное количество совершенно замечательных ученых-экономистов, которые полные «нули» как преподаватели. Они пишут замечательные научные труды, но легкость восприятия там на одном из самых последних мест. Главное — научная строгость. Точно также они читают лекции — тяжело, занудно. Ну не дано, бывает такое. Преподавание, на самом деле, это настоящее искусство. Современная экономическая теория очень усложнилась, там много математики и довольно много совершенно не очевидных теоретических построений. Поэтому, когда появляются экономисты не только отлично владеющие самим предметом, но и умеющие хорошо написать и доходчиво объяснить широкой публике сложные теоретические дебри — это всегда большая удача.

Книга очень интересно построена. Автор применил следующий дидактический прием — придумал двух вымышленных внучек, которые живут в очень непохожих мирах: одна — в благополучном пригороде на Среднем Западе Соединенных Штатов, другая — в бедной эфиопской деревне. Проблемы, с которыми сталкиваются девочки и их семьи, и будущее, которое их ждет — совершенно разные. Сравнивая их, автор предлагает объяснение различий между развитыми и развивающимися странами и рассказывает, каким образом экономическая наука не только объясняет причины бедности и достатка в разных странах, но и указывает пути развития и улучшения жизни.

Автор применил следующий дидактический прием — придумал двух вымышленных внучек, которые живут в очень непохожих мирах: одна — в благополучном пригороде на Среднем Западе Соединенных Штатов, другая — в бедной эфиопской деревне. Фото worlds.ru

При этом дается самая современная трактовка тех или иных экономических понятий. Автор объясняет, какие концепции применяет современная экономическая наука для анализа тех или иных явлений, кто эти концепции придумал, и почему они работают (или в какой мере не работают). Как пишет в предисловии сам Парта Дасгупта:

«Я решил изложить в своей книге те подходы или методы, которыми пользуются экономисты, чтобы разобраться в устройстве окружающего нас общества и рассказать, как эти подходы применяются к оценке наиболее важных сегодняшних проблем человечества».

Начав с понятия ВВП, автор сразу же применяет его к оценкам расхождения экономического развития богатых и бедных стран:

«Экономика бедных стран направлена в основном на получение продуктов непосредственно из природы. Такую экономику называют «экономика биомассы». Природные условия — главное, что оказывает влияние на экономику бедных стран».

И дальше он переходит к сравнению институциональной среды, в которой живут его воображаемые внучки: у одной — современной западное общество, у другой — сельская община.

О доверии

Уже вторая глава книги «Доверие» может удивить даже искушенного в институционализме читателя — настолько мастерски просто объясняется достаточно сложный механизм доверительных отношений.

«Обсудим вопрос: при каких условиях договаривающиеся стороны верят данным друг другу обещаниям?

Все знают, что просто верить людям на слово неразумно. Если договаривающиеся стороны хотят верить обещаниям друг друга, должны одновременно соблюдаться условия:

  1. на каждом этапе соглашения каждой стороне должно быть выгодно соблюдать свои обещания;
  2. на каждом этапе соглашения каждая сторона верит, что другие тоже будут держать свое слово.

При соблюдении обоих условий система взаимного доверия сама себя будет поддерживать. Отметим, что само по себе условие (2) работать не будет. Доверие должно быть оправдано. Соблюдение условия (1) как раз и служит такой гарантией. Оно дает основания полагать, что соглашение в принципе будет работать.

Грубая оценка затрат Соединенных Штатов на юрисдикцию, страхование и полицию — примерно $245 млрд в год, что составляет около 2% ВВП страны. Фото alternet.org

Поведение каждой из сторон, удовлетворяющее условию (1), называется равновесием Нэша, в честь математика Джона Нэша, доказавшего, что эта концепция имеет смысл и выполняется в реальных ситуациях (кстати, о Джоне Нэше и его равновесии «Реальное время» уже писало прим. ред.)…

Главной задачей каждого общества является создание таких институтов, где условия (1) и (2) защищают интересы членов общества и способствуют их благоденствию. Отсюда необходим контроль за выполнением правил игры. Существуют два принципиально разных способа. Первый заключается в том, что контроль за выполнением правил игры возлагается на некий внешний орган. Второй — контроль осуществляется самими участниками соглашения — изнутри. В обоих случаях неизбежно происходит создание определенного института. Первый институт называется подчинение закону, второй — социальная норма. Граждане богатых стран в основном полагаются на первый способ, граждане бедных — на второй.

Грубая оценка затрат Соединенных Штатов на юрисдикцию (адвокатов, судей, следователей), страхование (страховые агенты. оценщики ущерба, нанесенного застрахованным лицом) и полицию — примерно $245 млрд в год, что составляет около 2% ВВП страны.

Если наказание, накладываемое государством за нарушение закона, достаточно сурово, это удержит сторону А от соблазна нарушить контракт. Если сторона Б знает, насколько сурово наказание, она поверит, что А не нарушит обещания. В свою очередь А тоже будет уверен в честном поведении Б поскольку знает, что она ему доверяет».

Когда вместо закона (в основном в бедных странах) начинают работать социальные нормы, то доверие возможно лишь при условии работы механизма долговременного сотрудничества. Который, в свою очередь, опирается на жесткие правила, которые специалисты по теории игр называют «стратегия неумолимости» или просто «неумолимость». Общая идея такова: начать совместную работу и продолжать ее, пока ни одна из сторон не нарушает соглашения, но как только это случится, прекратить сотрудничество навсегда. При этом возникают потери от недополучения всех будущих доходов, возможных в сфере долговременного сотрудничества. Если каждая сторона понимает, что у другой всегда включится стратегия «неумолимости», то всем становится выгодно соблюдение долгосрочных договоренностей — возникает и работает так называемая «социальная норма». Но, как показывает Парта Дасгупта, такие социальные нормы довольно хрупки.

Например, если рыночные ставки процента высоки (а они высоки в нестабильных и развивающихся экономиках) — это стимулирует стратегию «кидка». Тот, кто раздумывает «кинуть — не кинуть», как правило, мысленно дисконтирует все будущие доходы по рыночной ставке процента. Получается текущая оценка всех будущих доходов в сегодняшних деньгах. И если ставка процента высока, то текущая оценка будущих доходов от долгосрочного сотрудничества может оказаться даже ниже, чем та сумма от доверителя, оказавшаяся на руках у того, кто задумал сделать «кидок». «Овчинка не стоит выделки», — решает кидала и делает свое черное дело. Поэтому подобные социальные нормы начинают рушиться, когда процентные ставки высоки и должны быть компенсированы наказанием со стороны закона. Если в стране нет верховенства закона и преступники уходят от наказания, то стратегия «кидка» — наиболее типичный способ мышления большинства дельцов.

Сторонники центрального планирования — такие, как Оскар Ланге и Абба Лернер (на фото в центре) — утверждали, что компетентный планирующий орган может помочь использовать все положительные стороны рынка, избегая негативных последствий. Фото larouchepub.com

Почему плановая экономика лучше рыночной и почему этого не будет

Дальше, в книге Парта Дасгупта описывает как работает рынок, какие у него есть недостатки и провалы — все довольно доступно и просто написано. Удивил меня еще один момент, посвященный, как ни странно, антиподу рынка — плановой экономике:

«Эффективный план включает выравнивание готовности всех домашних хозяйств платить. Аналогичные рассуждения показывают, что свойство эффективного плана — предельная готовность каждого домохозяйства платить — равна предельным издержкам фирм на производство. Для регулятора также весьма важно, чтобы производство было равно потреблению. (Общее богатство уменьшается, если произведенный продукт пропадает впустую. Если производство окажется меньше потребления, главная цель планирования окажется невыполнимой). Нетрудно понять, что существует единственный план, удовлетворяющий этим требованиям.

Допустим, что предельные издержки производства и предельная готовность платить за товар равны между собой и составляют P. Регулятор тогда учреждает эффективный план, согласно которому цена Х равняется Р, и требует от домашних хозяйств и фирм торговать на этих условиях. Таким образом, идеальный рынок ведет себя так же, как и рынок, управляемый идеальным руководителем.

То, что я (хотя и довольно абстрактно) изложил выше, было темой обширной экономической дискуссии, развернувшейся в 1930-е годы. Сторонники центрального планирования (такие, как Оскар Ланге (Oscar Lange) и Абба Лернер (Abba Lerner) утверждали, что компетентный планирующий орган может помочь использовать все положительные стороны рынка, избегая негативных последствий (например, конкуренции), характерных для реальных рынков. Модель экономики, основанная на взглядах Ланге-Лермана, стала называться рыночным социализмом.

Фридрих фон Хайек (Friederich von Hayek) и другие сторонники свободного рынка доказывали, что компетентный регулятор при рыночном социализме должен знать все на свете — кривую спроса для каждого домохозяйства и кривую предложения для каждого поставщика. Свободный рынок требует для своей работы минимальное количество информации. Цена — вот и все то главное, что нужно знать. А регулятор может установить порядки, устраняющие недостатки стихийного рынка».

Концепцию «теневых цен» в послевоенное время придумал Леонид Канторович, который за работу в этом направлении стал лауреатом Нобелевской премии по экономике 1975 года. Фото itrn.ru

Итак, у нас есть подача про «идеальный план», как соответствие предельной готовности каждого домохозяйства платить предельным издержкам фирм на производство. Из всего этого (что, собственно, меня и удивило) дальше в книге делается переход к весьма необычной трактовке подсчета совокупного богатства общества. Речь идет о предложении автора книги измерять все активы общества в так называемых «теневых ценах» (или объективно обусловленных оценках). А это, между прочим, одно из фундаментальных понятий и одно из высших достижений советской плановой науки. Эту концепцию в послевоенное время придумал гениальный советский математик и экономист, пионер и один из создателей линейного программирования, Леонид Витальевич Канторович, который за работу в этом направлении стал лауреатом Нобелевской премии по экономике 1975 года (единственный в СССР в этой категории). Теневая цена — это общественная продуктивность актива, это вклад в общественное благосостояние, который вносит дополнительная (предельная) единица каждого основного актива при прочих равных.

На Западе умные головы поняли, что эта концепция применима и к капитализму, как самая-самая идеальная его модель. Именно теневые цены и есть тот самый эффективный идеальный рынок. К которому необходимо стремиться. Этим теневые цены и отличаются от реальных рыночных цен, которые формируются с учетом несовершенства и провалов реального рынка. Отсюда, кстати, и уверенность, что экономический рост плановой экономики, организованной на использовании систем объективно обусловленных оценок (теневых цен), всегда будет выше, чем экономический рост рыночной экономики. Специалисты оценивали это преимущество в 3%. Ежегодно! Представляете, что если бы плановая экономика стабильно ежегодно опережала бы рыночную экономику в экономическом росте на 3%, то через каких-то 23 года, она была бы размером вдвое больше. Западные экономисты это поначалу видели совершенно отчетливо. Самый распространенный учебник по экономике, написанный Полом Самуэльсоном, лауреатом Нобелевской премии по экономике, предсказывал грядущее доминирование СССР в экономике. В издании 1961 года говорилось, что национальный доход Советского Союза превзойдет национальный доход США если не к 1984 году, то уж точно к 1997-му. В издании 1980 года предсказание мало изменилось, разве что сроки были сдвинуты до 2002 или 2012 года.

Но именно информационная невозможность правильного вычисления этих теневых цен на ежедневной основе (на долгосрочных периодах их можно вычислить и использовать для оценки общественного богатства), которую блистательно доказал Фридрих фон Хайек (тоже, кстати, лауреат Нобелевской премии по экономике 1974 года), и делает невозможным (пока!) преимущество плановой социалистической системы над капиталистическими рыночными отношениями.

Так что вроде бы небольшая, но очень емкая книжка от Парта Дасгупта «Экономика: очень краткое введение» не только освежает знания и популяризирует довольно непростые концепции, но и заставляет о многом задуматься. Рекомендуется к прочтению.

Альберт Бикбов
комментарии4

комментарии

  • Анонимно 11 янв
    обязательно последую вашим рекомендациям! спасибо
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Полезная книга
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    достойная рецензия на не менее достойную книгу. всем так же рекомендую. Ахмед.
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Интересно, поищу
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии