Кирилл Шлыков, «Вечерняя Казань»: «Мы должны оказаться в десятке самых посещаемых местных СМИ»

Генеральный директор ИД «Вечерняя Казань» — об обновлении издания, новом коллективе и ресурсах «Татмедиа». Часть 1-я

Кирилл Шлыков, «Вечерняя Казань»: «Мы должны оказаться в десятке самых посещаемых местных СМИ»
Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Коллектив газеты «Вечерняя Казань» всегда умел адаптироваться под то время, в котором они жили и работали, говорит генеральный директор издательского дома «Вечерняя Казань» Кирилл Шлыков. В декабре будет запущен обновленный сайт некогда легендарной газеты, а уже в следующем году она поборется за позиции в лидерах рейтинга СМИ Татарстана по трафику. Кто и как будет работать над этим, Шлыков рассказал в интервью «Реальному времени».

«Последнее слово, естественно, за мной»

— Кирилл, как я понимаю, это твое первое интервью в должности главного редактора «Вечерней Казани»?

— Да, первое интервью. Только должность звучит не главный редактор, а генеральный директор. Они фактически совмещенные, но юридически главного редактора «Вечерней Казани» пока нет. Есть генеральный директор в моем лице.

— Организационно-правовая форма у издания довольно интересная. Есть два ООО, да?

— Пока да, но мы как раз занимаемся сейчас тем, что всю эту историю приводим к одному юрлицу, чтобы все было понятно, прозрачно и с точки зрения административной структуры выстроено так, как оно должно быть. Чтобы было четко — есть издательский дом «Вечерняя Казань», в нем работает творческий коллектив и все. Так что останется именно это юрлицо, а ООО «Редакция газеты «Вечерняя Казань» больше существовать не будет. Мы этот процесс начали и в следующем году он закончится. Я думаю, что в феврале следующего года останется уже один издательский дом.

— Учредители у двух юрлиц разные?

— Нет, учредитель у них один. Я как бы не готов и, наверное, не вправе рассуждать по поводу того, почему было два юрлица создано, зачем и кому это было надо. Видимо, на тот момент это было важно…

— Может быть, это было связано с тем, что совладельцами издания были сотрудники редакции?

— Это довольно давняя история. Во все эти нюансы и перипетии, мне кажется, уходить не стоит. Было и было.

— Ну и ладно. По поводу должности: тебе больше нравится генеральный директор, чем главный редактор?

— Это, на самом деле, разный функционал. Не может человек совмещать две роли. Ты либо отвечаешь за административную и хозяйственную деятельность, либо ты отвечаешь за творческую составляющую. Это всегда сложно, когда в тебе две ипостаси совмещаются и ты должен находить компромисс в самом себе. Мне кажется, это сумасшествие. Поэтому у нас есть шеф-редактор, который отвечает за творческое наполнение и работу с журналистами. У нас, как мне кажется, подобрался хороший редакторский состав. Я очень давно хотел эту схему реализовать, и вот она получилась.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— То есть ты полностью ушел от творческой работы?

— Нет, конечно. Я все равно принимаю какое-то участие.

— Влияешь на контент?

— Влияю на контент, безусловно. Я не могу сказать, что отстранился от этого. Последнее слово, естественно, за мной. Проведение планерок, обсуждение творческих планов — это все проходит вместе со мной. Но я уже не погружаюсь сильно в именно творческую составляющую. Как должно быть написано предложение, почему так, а не иначе. Это уже на редакторской группе. Я высказываю свое мнение и направляю их.

— Это твой первый опыт медиаменеджмента? Полностью управление изданием и с хозяйственной точки зрения, и с творческой?

— Да, это мой первый такой опыт.

«В середине декабря обновится сайт»

— Это очень интересно, Кирилл. Потому что, как говорится, «нам пишут», что нет никакого бизнеса в медиа, его давно уже не существует. И что все медиа на самом деле убыточные. И сделать СМИ прибыльным невозможно. Особенно на фоне тех самых «гаек», которые закручены так, что дальше некуда.

— Наверное, доля правды в этом есть. В нашей стране в классическом понимании этого слова бизнес в медиа сделать нельзя. Но, безусловно, задача по наполнению коммерческими доходами редакции должна существовать. Так же, как и у вас это есть. В любом случае ты работаешь с партнерами, есть коммерческие службы в любом медиа. И любое медиа хочет зарабатывать, это определенный интерес. Когда ты понимаешь, что твоя работа — не просто наполнить СМИ аудиторией, но при этом еще и попытаться генерировать прибыль.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Таким образом, у вас есть определенный финансово-экономический план…

— Пока финансового плана как такового нет, потому что мы пока находимся только на стадии формирования нашего коммерческого предложения рынку. Потому что я прекрасно понимаю — в том виде, в каком сегодня находится сайт, нам пока нечего предложить нашим партнерам.

— То есть сайт — это ваша основная площадка и основной продукт? И основной доход предполагается получать с рекламы? А основная площадка — это сайт?

— Да. В первую очередь это сайт. Мы сейчас активно развиваемся в социальных сетях, и к нам приходят партнеры, которым нужны именно они. Именно региональная аудитория. «Телеграм», «ВКонтакте», «Дзен», «Одноклассники». Развиваем также видеонаправление и внутренние коммерческие проекты. Я не знаю, насколько это реализуемо в региональной плоскости, но мы будем к этому стремиться. Но основная площадка — это сайт.

— Вскоре будет запущен новый сайт?

— Да, буквально на второй день, после того как я пришел в «Вечернюю Казань», мы встретились с командой разработчиков. Это компания «Бренд 42», мы с ними достаточно давно сотрудничаем.

— Они делали сайт «Казанфест»?

— Они делали сайт «Казанфест» и достаточно много городских проектов. Компания достаточно известная, с именем, за последние годы они хорошо выросли. Мы рассчитываем, что они помогут нам реализовать именно ту модель, к которой мы стремимся.

Сайт будет запущен в середине декабря. Сейчас мы наносим последние штрихи. Будет, скажем так, два релиза. В середине декабря обновится сайт. Потом еще за пару месяцев мы допилим коммерческую составляющую. Баннерные места, соглашения с большими игроками — «Яндекс», «Дзен» и так далее. Партнерские истории, связанные с монетизацией. Сейчас без площадки сложно договариваться.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— То есть это не редизайн сайта, а концептуально новый сайт?

— Концептуально новый, да. Но с сохранением того контента, который был ранее создан. Сейчас как раз таки мы занимаемся тем, что пытаемся найти решение для сохранения базы материалов. Если бы этого не нужно было делать, мы бы запустились уже через месяц после начала работы над новым сайтом. Сделать сайт не так сложно — нарисовать картинку, написать программный код, встроить все, что необходимо, и начать работать. Но для нас очень важно сохранить именно ту историю, которая была создана до прихода новой команды.

— С точки зрения визуализации какие на новом сайте будут фишки? Он будет похож на «Казанфест», на «Реальное время»? На кого будет похожа обновленная «Вечерка»?

Я не знаю, на самом деле. Слава богу, мне повезло создавать уже не первый проект. Я всегда исхожу из того, что слежу за мировыми трендами, смотрю, как сегодня выглядят мировые СМИ. Куда они стремятся, какие блоки они формируют, как эти блоки расставлены.

— То есть одного конкретного референса нет?

— Их много. Нельзя сказать, что мы ориентируемся только на этот сайт. Если мы говорим о мировых СМИ, то это New York Times, Washington Post, Financial Times. Что-то у них смотрели. Как они работают со своей аудиторией, как расставляют блоки. Есть и наши федеральные издания, на которые мы смотрели. Всю ведущую десятку берешь, открываешь и смотришь, что тебе там нравится. И пытаешься адаптировать это под свой формат.

— Сколько в 2023 году стоит создать сайт нового медиа?

— Не скажу, это коммерческая история.

— Ладно, сумму не назовешь, но скажи: мало, много, дорого, терпимо?

— Ну, дорого, конечно. Очень дорого.

— А почему? Казалось бы, сейчас можно сделать сайт на коленке, есть конструкторы, в том числе бесплатные. Бери и делай.

— Потому что есть дизайн, а есть внутренняя система администрирования. Ты не берешь конструктор и модель, которой пользуется еще миллион человек. Ты создаешь все с нуля под себя — поэтому и дорого. Ты создаешь медийный ресурс в единственном экземпляре.

«Оцифровать архив печатных материалов очень хочется. Но…»

— Какой по величине архив материалов «Вечерней Казани»? Говоря о переносе архива на новый сайт, ты имеешь в виду только электронный архив или имеешь в виду и печатный тоже?

— Печатная версия перестала издаваться в 2019 году. Все, что было издано до этого года, хранится сегодня в Национальной библиотеке Республики Татарстан. Спасибо команде библиотеки за то, что они согласились принять весь архив к себе и бережно хранят. Недавно нам надо было найти первый номер «Вечерки», потому что через месяц, 1 января 2024 года, газете исполнится 45 лет. И мы без проблем этот первый номер достаточно быстро нашли. Кстати, интересно было его почитать. Газета тогда была реально народная. Конечно, с поправкой на то, что представляла собой страна в 1979 году. Когда ты во все это окунаешься, смотришь…

Когда я пришел в «Вечернюю Казань», я не до конца понимал, где оказался. Уже в процессе работы я и команда ребят, которые пришли вместе со мной, выяснили, что «Вечерка» — это важная часть истории города. Поэтому, наверное, я и согласился взяться за проект. Чтобы издание, которое росло и развивалось вместе с городом, помнит город и советского периода, и перестройки, и 90-х, нулевых, все эти этапы — такое издание городу очень необходимо и важно. Важно его сохранить, чтобы традиции перешли от поколения, которое было до нас, развивались и остались после нас следующим поколениям.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Возвращаясь к моему вопросу про архив, все-таки на сайте будет только архив материалов, которые выходили уже в электронной версии издания. Архив материалов печатной версии оцифровывать не планируете?

— Оцифровать архив печатных материалов очень хочется. Я не так давно прочитал, как этим занимался «Советский спорт». В масштабах России — это очень классное спортивное издание. Они, мне кажется, первые, кто оцифровал весь свой архив. Интересная история. Оказалось, что даже Довлатов писал заметки в «Советский спорт». Так что, с точки зрения общественной составляющей, наверное, было бы важно оцифровать архив «Вечерней Казани». Но куда важнее сегодня, что это хранится в правильном месте, не теряется, и правильные люди следят за архивом.

«Сформировалась молодая, но опытная команда»

— Сколько человек работают сейчас вместе с тобой?

— Тридцать девять человек, из которых тридцать пять — это творческий состав, остальные четверо — административные сотрудники.

— Это много. До твоего прихода, насколько я помню, в «Вечерней Казани» работали всего несколько человек. Где и как удалось найти?

— Со мной пришли четыре человека. Остались в «Вечерке» два журналиста из старой команды.

— Кто? Давай назовем.

— Рамиль Акберов из «старой» команды «Вечерки». Ну, как старой. Он пришел в 2018—2019 годах. Из «вечеркинцев», которые помнят ту «Вечерку», которую все читали в бумажном виде — это Ольга Гертовна Юхновская. Она ведет тему культуры и работает с нами. Из той команды она одна. Остальную часть команды мы формировали под задачи после прихода.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Как оцениваешь рынок труда в журналистике? Кого и как нанимали, что можешь сказать о наших казанских и татарстанских журналистах?

— Рынок труда оценить сложно. Потому что все зависит от задач. Конечно, мы привыкли говорить, что журналистов нам не хватает, нет людей.

— Особенно если читать «Тупого татарского пиарщика».

— Да на любой встрече все говорят: у нас кадровый голод журналистов. Придешь на производство, там говорят: у нас не хватает рабочих. Придешь в ИТ-компанию: у нас не хватает программистов. Да, людей всегда искать сложно. Вопрос в чем? Мы хотим получать готовых специалистов. Чтобы люди, которые приходят в редакцию, не нуждались в обучении. Но где они научатся, как не в редакции, где наберутся опыта? Нам в этом плане в «Вечерке» удалось собрать коллектив журналистов-новичков и журналистов с опытом. Сформировалась такая молодая, но опытная команда.

— Кого еще можешь отметить из коллектива?

— Да я всех могу перечислить.

— Пожалуйста.

— Редакторский состав. Шеф-редактор Артем Логвинов, бывший руководитель Mash Iptash. Он пришел к нам работать в октябре.

— Чем переманили? Я слышал, платят там неплохо.

— У нас много интересной работы. Если мы переходим дальше по персоналиям, то вместе со мной из «Казанфеста» перешла Елена Вавилова — она у нас отвечает за весь креатив, который создает редакция «Вечерней Казани» в целом. Когда нужно придумать какие-то идеи, с точки зрения дизайнерского воплощения определенные форматы, как подать материал. Нужно, чтобы был в коллективе человек, который может вкинуть идею и дать определенный вектор развития.

Артур Еникеев — руководитель отдела спорта. Он под себя сформировал этот отдел. Он начинал работу в «Татар-Информе», мы вместе с ним работали в «Казанфесте». Сейчас он передает опыт более молодому поколению журналистов. Им нужен наставник, который будет им объяснять и рассказывать, что было до того, как они пришли в профессию. Они должны понимать контекст.

Виктория Свешникова — руководитель отдела новостей. Мы с ней вместе работали в «Казанфесте», она была простым контентщиком, но вот доросла до руководителя отдела новостей.

Аделя Рахматуллина, мой заместитель. Она отвечала до появления Артема за работу с журналистами. Сейчас она готовит к запуску новый проект. В структуре «Вечерней Казани» появится новая, незнакомая аудитории газеты, история. Она рассчитана на молодежную аудиторию. Хочется, чтобы это стало отдельным большим проектом.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Конкурентом «Энтеру», например?

— Если станет конкурентом «Энтеру», то почему бы и нет.

— То есть это некое молодежное издание внутри «Вечерки»?

— Да, молодежное издание. Но пока это просто один из проектов «Вечерней Казани». Собираем сейчас команду ребят, которым интересна журналистика.

Отдельно есть отдел SMM. Тимур Идиатуллин — это наш руководитель SMM-отдела, который взял на себя задачу по развитию социальных сетей редакции. Но мы пошли по пути, что мы должны не просто постить ссылки, как это у нас принято. Мы для себя решили, что это будет все-таки редакция в редакции. Поэтому SMM-отдел не рассматривается нами как просто отдел какого-то постинга. В нем работают журналисты, которые пишут и адаптируют новости специально под социальные сети. Они за эти несколько месяцев успели навести порядок в соцсетях газеты с точки зрения верификации аккаунтов, принадлежности аккаунтов к редакции. Потому что все создавалось в разное время, на какие-то личные аккаунты. Не все было идеально. Все социальные сети все-таки должны принадлежать издательскому дому. Здесь мы навели порядок и все узаконили, скажем так.

— То есть вы не рассматриваете SMM с точки зрения привлечения трафика из соцсетей на сайт. Вы развиваете его с точки зрения роста самих соцсетей?

— Да, мы в соцсетях собираем свою отдельную аудиторию, потому что сегодня бесполезно пытаться гнать трафик из соцсетей на сайт. Мы прекрасно понимаем, как работают соцсети. Они не хотят, чтобы люди уходили куда-то с их площадки. Нам остается принимать эти правила и работать по ним. Мне кажется, это даже правильно. Там своя аудитория, на сайте — своя. Мы прекрасно видим, когда смотрим статистику читаемости новостей, что то, что хорошо читается в соцсетях, не всегда хорошо читается на сайте. И наоборот. Мне это очень нравится, потому что мы работаем с разной аудиторией, и это классно.

Плюс отдельный блок работы — это видео. Нияз Гатауллин этот блок возглавляет, у него огромный опыт работы в видеопроектах. Он в свое время работал в «ТатарстанДа». Сейчас мы с нуля запустили YouTube. Вообще, в принципе, не было видеонаправления у «Вечерки». Первые шаги показали, что это все дает определенные плоды и результаты, поэтому мы в помощь Ниязу взяли молодого помощника — журналиста. Они стараются работать, креативить. И по отклику аудитории, который мы видим и слышим, получается у них неплохо. Запустили отдельно внутренний видеопроект про автопутешествия, в котором рассказываем казанцам, куда можно недорого уехать из Казани на выходные. У нас уже были Ульяновск, Йошкар-Ола, Чебоксары, сейчас будем делать остальные направления.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Сколько всего людей ты планируешь нанять?

— Вообще, команда уже почти полностью сформирована. У нас осталось принять одного журналиста во внутренний проект, и все. По штатному расписанию всего 43—44 человека, не больше.

«В следующем году мы должны оказаться в десятке самых посещаемых местных СМИ»

— Какие цели ставишь перед коллективом по трафику, по подписчикам, активностям? Не знаю, какие у вас метрики.

— Сейчас мы ориентируемся на Liveinternet, как и все остальные наши региональные медиапроекты. На тот самый пресловутый рейтинг СМИ по Казани, в котором собраны все наши местные издания. Говоря о целях, у нас вообще в принципе не стоит цели или задачи куда-то выходить за пределы Казани. Мы должны стать городским изданием, общаться с теми, кто живет в Казани, и соответствовать своему названию. Максимум возьмем еще, наверное, пригород Казани, а дальше уже совершенно не наше поле и выходить туда мы не будем.

По трафику пока стоит задача добраться хотя бы до цифры 30—35 тысяч уникальных посетителей в сутки после запуска обновленного сайта. А дальше уже будем смотреть. С технической точки зрения мы сегодня пока не конкурентоспособны по отношению к другим местным игрокам из топа LI. Возьми любое СМИ, оно сегодня технически, с точки зрения внутренней начинки, намного сильнее, чем «Вечерняя Казань». Я говорю не про дизайн, а именно про внутреннюю начинку. У нас она устаревшая.

— В каком году был разработан нынешний сайт «Вечерней Казани»?

— В 2019 году.

— Так это совсем недавно…

— Нет-нет, сколько уже с тех пор изменений произошло. С тех пор пропали «Яндекс.Новости», переписались все правила, которые надо соблюдать для того, чтобы, условно говоря, нормально присутствовать в «Дзене». 2019 год и сегодня сравнивать нет просто никакого смысла, произошло огромное количество событий. Помня, как мы с «Казанфестом» ставили рекорды, которых до нас никто не достигал, я понимаю, что сегодня теми методами мы уже пользоваться не можем. Они устарели. Нужно адаптироваться по-новому, выстраивать работу. Пока для нас первая планка по трафику — 30—35 тысяч. Когда придем, будем смотреть — как мы этого добились.

Что касается рейтинга Liveinternet, я думаю, что эти цифры по общему трафику позволят нам подобраться к первой десятке этого рейтинга в категории СМИ по региону Казань. В следующем году мы должны оказаться в десятке самых посещаемых местных СМИ. Конкурировать с изданиями, которые находятся там.

— А по деньгам — есть цель окупаться полностью? Например, на следующий год?

— Нет. Это сложно, но возможно. Наверное, нет ничего невозможного в этом мире. Но такой цели на следующий год точно нет. Надо начать зарабатывать, понять — какие деньги и откуда приходят, а потом уже ставить KPI. У нас отдел продаж еще только формируется. Пока даже нет продукта, который нужно продавать. Когда мы запустим продукт, тогда уже можно будет ставить цели.

— Я так понимаю, что учредители газеты «Вечерняя Казань» непубличные, но цели ставят именно они?

— Цели ставлю я.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— То есть это проект, который финансируется учредителем, но управляешь им полностью ты?

— Да.

— Из этого я делаю вывод, что учредителю важно, чтобы этот проект просто был и в той или иной степени развивался, так?

— Учредителю важно, чтобы этот проект был конкурентоспособен и с финансовой точки зрения, и чтобы он был конкурентом тем СМИ, которые сегодня существуют на рынке.

— Лидерам?

— Да, лидерам. «Бизнес Онлайну», вам, «Татар-Информу», «Инказану», «Казанфесту». Всей пятерке-шестерке ведущих СМИ. Но это не на первом этапе. Пока что для нас задача — добиться места в первой десятке. А потом посмотрим. Безусловно, для учредителя важно, чтобы тот продукт, который он содержит, был если и не самоокупаемым, но приносил бы какой-то доход и закрывал часть расходов.

— По твоему ощущению, учредители насколько погружены в эту тематику?

— Полностью.

— Им интересно заниматься медиа?

— Ну, конечно. Я бы не пришел сюда работать, если бы у меня было ощущение, что им неинтересно.

«Мы работаем в условиях конкуренции, когда все хотят друг друга победить»

— Как ты вообще оказался в «Вечерней Казани»?

— Просто ко мне обратились с предложением.

— Через кого-то или напрямую?

— Напрямую. После того как случилась моя история с уходом из «Казанфеста».

— Ты ушел оттуда раньше, чем поступило предложение в «Вечернюю Казань»?

— Получается, да. Я начал уходить из «Казанфеста» и не мог остаться без работы.

— Когда ты уходил, казалось, будто Ярослав Муравьев тебя подрядил в поход на «Вечерку». Он опубликовал у себя в «Инстаграме»* фото в обнимку с тобой в стиле «вот, Кирилл отправляется в большое плавание». Ярослав тебя отправил в «Вечерку»?

— Нет. Не Ярослав.

— А как он вообще отнесся к тому, что ты ушел?

— Мне кажется, это надо спросить у него.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Как ты чувствуешь? Есть ли у вас общение, был ли конфликт?

— Нет, конечно. Все в порядке. Это же абсолютно деловые отношения. Мы взрослые люди, какие конфликты.

— А то, что ты забрал людей из «Казанфеста»?

— Я же их забирал ненасильно. Я сделал им предложение, они согласились. Это ответственность людей, которые приняли мое предложение, чему я очень рад и благодарен.

— Нет такого, что «Вечерняя Казань» — это в какой-то части проект Ярослава Муравьева?

— Нет, такого нет.

Трафиком из своих пабликов «ВК» Ярослав с «Вечерней Казанью» будет делиться?

— Конечно, нет. Зачем ему это делать? Мы работаем в условиях конкуренции, когда все хотят друг друга победить. Стать лучше, чем те, кто есть на рынке рядом. Это нормальный, спортивный азарт. Он должен существовать, без него невозможно развитие. Медиарынок Татарстана во многом благодаря этому считается одним из сильнейших в России.

— Он правда считается одним из сильнейших в России? Кто его таким считает?

— Есть много людей, с которыми я общаюсь вне Татарстана. Естественно, Москва и Питер — это отдельные истории. Но если даже анализировать с точки зрения каких-то медийных событий, которые происходят у нас в Казани, медиарынок не может позволить себе существовать в аморфном состоянии. Надо находиться в бодром спортивном азарте, чтобы быть заметными. Для федералов, мне кажется, это тоже достаточно важная история, что здесь у нас существует много разных СМИ, которые конкурируют между собой и формируют огромную палитру разных взглядов.

«Мы не входим в «Татмедиа» и не являемся его частью, поэтому последнее слово за мной»

— Есть ли на тебя и на «Вечернюю Казань» влияние со стороны «Татмедиа»?

— Нет. Но я продолжаю поддерживать контакты с ними, поскольку «Татмедиа» является главным медиахолдингом в Татарстане. Там генерится много информационных поводов. Так же, как «Реальное время», «Бизнес Онлайн», «Казанфест» и другие СМИ, которые есть в регионе, они все сотрудничают с «Татмедиа» в том или ином виде.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Вы сотрудничаете с «Татмедиа» в ином виде или в том?

— Мы сотрудничаем с точки зрения контентной составляющей, если есть интересные информационные поводы, пресс-туры, открытия различных объектов, где «Татмедиа» организует аккредитацию.

— В этом взаимодействии с «Татмедиа» последнее слово за тобой или за «Татмедиа»?

— Я не очень понимаю, что это значит.

— «Татар-Информ», например, районные издания, «РБК-Татарстан» и другие связанные с «Татмедиа» издания напрямую подчиняются руководству медиахолдинга, за которым остается последнее слово в их работе.

— Это понятно и логично, потому что эти издания входят в «Татмедиа» и являются частью медиахолдинга. Мы не входим в «Татмедиа» и не являемся его частью, поэтому последнее слово за мной. С точки зрения административной или хозяйственной деятельности «Татмедиа» для нас является организацией, которая создает те или иные информационные поводы, важные для города. Поэтому мы, естественно, не можем не работать с ними.

— Я это понимаю. Если они проводят пресс-конференцию, выезд журналистов, приезд гостей.

— Так же, как журналисты ходят на брифинги в кабмин по вторникам. Это площадка, куда все журналисты приходят, задают свои вопросы. Есть доступ к представителям всех ведомств. Я считаю, это прекрасно.

— То есть ты считаешь, что это прекрасно?

— Конечно. Допустим, ты журналист и пишешь материал, для которого тебе обязательно нужен какой-то министр. Достать министра не так просто. Ты отправляешь запрос, ждешь ответ и так далее. А когда целый министр приходит к тебе на брифинг, ты можешь его там поймать и задать все интересующие вопросы.

— Эти брифинги делает «Татмедиа» или пресс-служба раиса?

— Именно брифинги в кабмине делает пресс-служба раиса, конечно.

— А причем тут «Татмедиа»?

— Нет, «Татмедиа» тут ни при чем. Брифинги в кабмине — это просто пример. Если правительство Татарстана проводит брифинги для СМИ, это не значит, что правительство Татарстана прямо влияет на СМИ или содержит все СМИ, журналистов, которые участвуют в этих брифингах.

«Татмедиа» просто грамотно пользуются теми возможностями, которые у них есть»

«Татмедиа» — это одновременно условное «Министерство печати» и самый крупный медиахолдинг в Татарстане. На мой взгляд, ресурсы «Татмедиа» неоправданно занимают первые позиции в том же самом рейтинге Liveinternet, за которые ты сейчас бьешься.

— Я пока бьюсь только за десятку, а не за первые позиции.

— Ну ладно, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Они незаслуженно со своим этим…

— Общим ресурсом «татмедийным».

— Да. Занимают с ним первое место в Liveinternet. «Татар-Информ» тоже, я считаю, незаслуженно там на третьем месте. Потому что вы уж или татмедийным ресурсом, или «Татар-Информом» там сидите, или вообще ничем. Не накачивайте искусственно свои ресурсы чужим трафиком. Я считаю, что это нечестно — кидать свой счетчик на кучу ресурсов и демонстрировать нужные позиции в рейтинге. Как ты считаешь?

— Я считаю, что люди должны пользоваться той инфраструктурой, которая у них есть. Если эта инфраструктура не приносит определенные дивиденды, то зачем она вообще нужна? С точки зрения другого СМИ хочется, чтобы у меня было то же самое. Чтобы у меня было много сайтов, и я бы объединил весь их трафик на один.

Я тебе больше скажу. Еще работая в «Татмедиа», я в свое время предлагал эту историю. Когда только еще появился единый сайт, я предлагал: давайте все объединим в один счетчик. Но тогда внутри медиахолдинга была позиция: нет, тогда у нас внутри «Татмедиа» потеряется конкуренция. Тогда считалось, что конкуренция должна присутствовать. Но спустя время все равно к этому пришли. Тогда была задача поднять сайт «Татмедиа» наверх рейтинга, и я искренне не понимал, почему мы не использовали имеющийся у нас для этого ресурс. В итоге все к этому пришло.

Они просто грамотно пользуются теми возможностями, которые у них есть. И не пользоваться ими было бы странно. Мне кажется, любой человек в руководстве «Татмедиа» сделал бы то же самое. Что ты, что я. Как ты говоришь, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Вот ты, допустим, завтра придешь в «Татмедиа», что ты скажешь: нет, давайте этот счетчик уберем и разделим? И пусть «Татмедиа» свалится в рейтинге? Послезавтра с тебя сразу за это спросят. Скажут: ну ты чего, Сергей, зачем ты так сделал? Это же определенный имидж. Ну да, у «Татмедиа» много ресурсов. Но у тебя же есть и свои преимущества. На тебя, например, «Татмедиа» не влияет, и ты можешь какие-то темы отрабатывать, которые они отрабатывать не могут. Пожалуйста, используй это конкурентное преимущество.

— И ты будешь использовать именно это конкурентное преимущество?

— Уже использую.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

Продолжение следует

*- принадлежит компании Meta, признанной экстремистской организацией, чья деятельность запрещена на территории РФ

Сергей Кощеев
ТехнологииМедиа Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 04 дек
    Интересно! Конкуренция БО и Реального времени)
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    Что бы сейчас поднять былую славу и рейтинг газеты, дело крайне тяжёлое. Для этого, нужно поднять высокую заработную плату журналистам, коллектив и руководство должны быть продвинутые, умные, смелые и ответственные.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    Чтобы поднять рейтинг газеты, надо перестать держать фигу в кармане.
    90-е и время "критиканов и обличителей" прошло.
    А журналисты никак не могут перестроиться и по-прежнему считают, что легкое фрондерство привлекает читателя.
    Не привлекает.
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    высокая заработная плата всегда решает)
    Ответить
    Анонимно 04 дек
    за 30-40 тысяч, а если повезет, то за 50-60 тысяч, не каждый жур готов вкалывать сутки напролет практически без выходных. понятно, откуда такой кадровый дефицит.
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    Это после прихода нового начальника, на сайте исчезла возможность обсуждения статей?
    Тем самым резко уменьшили аудиторию и посещаемость.
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    стильный офис, только холодно, наверное, на мансарде
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    "Вечерняя Казань" - легенда, надеюсь, восстановят былую славу газеты, как бы тяжело не пришлось
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    Зачем Кирилл бороду сбрил?
    Ответить
  • Анонимно 04 дек
    почему он сам ушел в свое время из интертата - татмедиевского проекта?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров