«Дачный сезон»: одни воры вокруг

Театральные постановки Татарстана: смотрим дома. Часть 56-я

«Дачный сезон»: одни воры вокруг
Фото: realnoevremya.ru/Евгений Федоров

Смотрим спектакль Радика Бариева «Ут күршеләр» по пьесе Салавата Юзеева «Дачный сезон», где знакомые реалии загородной жизни перетекают в философию, но чеховское ружье, к счастью, не стреляет. Спектакль шел в театре Камала девять сезонов.

Дача есть продолжение деревни

Пришедший в Камаловский в 1995 году после института культуры и искусств (где его учил Фарид Бикчантаев) Бариев в театре и вне его активно занимается режиссурой. А еще он ставил спектакли: «Любишь, не любишь» Флорида Булякова идет 10-й сезон.

«Ут күршеләр» — его режиссерский дебют. Премьера состоялась 7 ноября 2010 года. У Салавата Юзееева в это время уже вышли книги «Ничего не бойся», «Я остаюсь здесь», «Сквозняк тишины». За последнюю он получил премию имени Державина. Готовится к выходу роман «Не перебивай мертвых». Снято уже более 50 документальных фильмов. Пьеса «Поезд едет к морю» получила премию Министерства культуры на конкурсе «Новая татарская пьеса-2009». «Дачный сезон» вошел в лонглист V Международного конкурса современной драматургии «Свободный театр».

Вообще, в последнее время Юзеева ставят достаточно часто. К примеру, в Тинчуринском идет «Безумный никах, или похищение жениха», в Нижнекамске — «Мы уходим, а вы?». А тогда после «Дачного сезона», который был первой поставленной пьесой драматурга, только в 2015-м появились (в том же Камаловском) сатирические «Улетные танцы». Они тоже ушли из репертуара в 2019-м.

У Юзеева в книжной версии «Дачного сезона» действовал некий Артем Тюрин, в театре превратившийся в Айдара (Асхат Хис­ма­тов). А его жена Вика — в Бику (Раушания Юкачева). Соня стала Санией (Ляйсан Файзуллина). Сосед-пенсионер Виталий Игнатьевич стал Валиуллой (Ра­виль Ша­ра­фе­ев). А председатель садового товарищества Приходько — Зиичем (Ильдус Ахметзянов).

Имена других дачников остались неизменны — Марс Измайлов (Ис­кан­дер Хай­рул­лин) с женой Венерой (Алсу Ка­ю­мо­ва), а также Мурзаев (Минвали Габдуллин).

Дачники съезжаются после зимы, начинают укрывать полиэтиленом грядки и проверять, что осталось цело. На участках орудует вор (Ильнур Закиров). У кого-то шланг украл, у кого-то подушки. При этом ситуация эта проходит как бы мимо чувственных переживаний. Потому что — «Если соседей тоже грабят, то я спокоен».

Вот Айдар вспоминает, как познакомился с Бикой, а та его упреждает: «Соседи слышат каждое твое слово». Их дочь Сания, которая приехала готовиться к экзаменам, критикует их за работу на даче: «Вы привыкли жить общиной. Сначала в деревне. Потом в общаге. Потом на даче. Вот скажите, на кой черт вам возиться с этими грядками?».

Но здесь она и со зрителями в полемику может вступить. Потому что для значительной части татарстанцев дача — это продолжение родной деревни. И в грядках копаются, потому что так с детства приучены.

Украли жену

Здесь есть человек других принципов — Мурзаев, отгородившийся забором («У него там бассейн, садовый дизайн, ландшафт»). Он давно наблюдает в бинокль за Венерой, которая удаляется от Марса. Вышла замуж за перспективного, а он стал клерком.

Там, где отдаляется Венера, приближается Сания, устраивая с Марсом странный танец (музыка в этот момент заглушена, вероятно, из-за политики правообладателя — там звучала композиция популярного в начале века исполнителя даунтемпо Parov Stelar). Мурзаев пытается увести Венеру («Соседи, что опять украли? — Жену»), что заставляет Марса проснуться. И он начинает искать вора!

Вообще, можно понять, почему эта пьеса приглянулась театру. В ней есть пятичастная структура, действие, мотивы героев, интересные фразы (приближенные в переводе к понятной татарской речи), есть и обычный слэпстик, и цитатность.

Марс в комиссарской куртке возглавляет возглавляет бунт, короткий, бессмысленный, но с итогом: «Родник бьет теперь в другом месте. Он нашел себе новую дорогу».

Дачная атмосфера четко рифмуется с чеховскими пьесами. К примеру, оттуда пришел мотив того, что люди за сезон «не изменились».

И тот же Марс говорит: «Значит, будем жить. Значит, все хорошо, и никто нас не остановит». Так он отвечает Соне из «Дядя Вани»: «Мы, дядя Ваня, будем жить. Проживем длинный, длинный ряд дней, долгих вечеров...».

Радиф Кашапов
ОбществоИсторияКультура Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 26 окт
    О, как интересно! Спасибо
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    почему перестали ставить?
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    «Если соседей тоже грабят, то я спокоен».
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/294281-dachnyy-sezon-odni-vory-vokrug - интересная, конечно, логика
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров