Игумен Гавриил: «Идет идеологическое концептуальное противостояние. Война* началась не в 2022 году»

Наместник Раифского монастыря — о психологии, монашестве, развитии инфраструктуры обители и СВО

Игумен Гавриил: «Идет идеологическое концептуальное противостояние. Война* началась не в 2022 году»
Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Раифский Богородицкий мужской монастырь на протяжении многих веков является православной жемчужиной Татарстана. По словам его руководства, у обители важная миссия — нести свет добродетели по всей России. Будучи христианским форпостом с XVII века, монастырь и по сей день реализует ряд проектов и мероприятий, направленных на то, чтобы помочь людям найти свой душевный покой и равновесие. Сегодня этому способствует и то, что Раифа стала центром притяжения туристов: «Все здесь становится таким местом для отдыха, и мы идем на это для того, чтобы люди могли приобщиться к вере», — рассказал «Реальному времени» наместник Раифского монастыря игумен Гавриил (Рожнов). Подробнее о том, насколько равны богословие и психология и чем, помимо храмов, может удивить современный монастырь, — в нашем материале.


«Раифа — это уже третье или четвертое туристическое место»

С игуменом Гавриилом корреспонденты «Реального времени» встретились у центрального входа в монастырь — у колокольни с надвратным храмом, освященным в честь Архангела Михаила. Однако прежде чем пройти в стены обители, решили осмотреть местную инфраструктуру, а именно появившееся не так давно кафе «Раифская трапеза».

— Отец Гавриил, кто помогает благоустраивать окрестности обители? Как появилось это заведение и какие еще проекты развиваете?

— Прихожанин и трудник Раифского монастыря Денис Александрович Гусев, он же директор сети кафе «Добрая столовая», наш добрый знакомый, прихожанин, наладил систему питания в обители. Это основное кафе «Монастырская трапеза». Еще есть чайная на берегу озера — это уникальный уголок природы в получасе езды от мегаполиса. Место с девственным заповедным лесом, где можно отдохнуть от мирской суеты, побыть наедине с собой, подумать о душе, зайти в храм и так далее.

У нас еще есть очень интересный социальный проект, который называется «Не хлебом единым». Это пункты питания для социально не обеспеченных слоев населения. Мы делаем еженедельные выезды в Зеленодольск и другие места. Поддерживаем какие-то приходы, организуем бесплатное питание, в котором участвуют и сотрудники монастыря. Это волонтерский проект и по питанию бедных, и по просвещению.

Помимо того, что готовим пищу, мы привлекаем волонтеров, которые вовлекаются в дела милосердия, рассказываем о вере. Всем, кто приходит, мы раздаем брошюрки, приглашаем на богослужение. Есть специально оборудованные передвижные пункты — УАЗ с прицепом, казаном, и стационарные домики. Сейчас у нас уже четыре действующие точки, а еще несколько на подходе. В них готовят в определенное время пищу и раздают.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Продукцию производят в Раифе?

— Выпечка и ряд других продуктов производятся здесь. Частично привлекается братия монастыря, и частично — рабочие. Рабочие — это привлеченная молодежь: студенты, ученики. Те, у кого летом есть время и желание подзаработать. С ними тоже проводятся такие беседы. Например, вчера мы после работы в кафе полтора часа беседовали на берегу озера. Они задавали вопросы о вере, говорили с батюшкой. У нас есть очень интересные беседы миссионерской направленности. Каждую неделю по воскресеньям, после богослужения, у нас проводятся беседы для всех желающих. Вот такой социально-просветительский проект.

Работают школьники и студенты, которые могут приехать откуда угодно. График очень гибкий: можно работать полдня, вечером или только в какие-то дни недели. Очень удобно для молодежи, которая хочет подзаработать во время летних каникул. Плюс они имеют возможность побыть в монастыре и пообщаться со священнослужителями. Не просто даем работу, но и привлекаем к вере.

Мы производим, например, морсы и лимонады, компоты из сухофруктов. Все это изготовляется прямо здесь. Это и доход монастырю, и людям прохладные напитки. Все это можно попить и поесть как в непогоду в закрытом помещении, так и в жару, сидя на берегу озера. Есть тирамису, пирожные — тоже местного производства, а также монастырский чай из марийских трав, которые нам помогают собирать местные жители.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

Кафе строили из натуральных, природных материалов. Делали это наши мастера из братии и работники из Марийки. Концепция такая, что людей приезжает все больше и больше. Раифа — это уже третье или четвертое туристическое место, если мы сравниваем с Болгаром. Может быть, это и очень амбициозно звучит. Первое место — это, конечно, Казанский кремль, второе — Свияжск, а третье и четвертое — Раифа и Болгар.

У нас хорошая локация, всего полчаса езды. А еще скоро сделают хорошую дорогу, трехполосную, от Горьковского шоссе, и поток будет увеличиваться. Плюс общая мировая обстановка, которая поспособствовала тому, что внутренний туризм вырос на 20—30%. Людей приезжает все больше и больше, и мы пытаемся сделать их пребывание здесь более комфортным.

Наконец-то отсудили стоянку и сделали ее бесплатной. Положили новый асфальт, установили освещение, поставили информационные стенды. Появилась очень удобная пешеходная тропа из леса для тех, кто приезжает на автобусе.

Взять, например, Кабан — это все-таки город, суета и шум. Взять всеми любимое место отдыха — Лебяжье. Там настолько все вытоптали. Я специально месяц назад где-то проезжал там и увидел, что всю природу в этом месте уже убили. Одна бедная утка шарахалась и не знала, куда убежать.
realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Это лишь обрамление бриллианта, который есть вера во Христа»

— Что такое Раифский монастырь сегодня?

— Раифа — это и святое место, и памятник культуры. Мы единственные во всем Среднем Поволжье, у кого сохранился архитектурный комплекс в стиле барокко XVII века. Помимо этого, это еще и природный памятник, поскольку мы находимся в центре Волжско-Камского биосферного заповедника, носящего статус биосферного резервата ЮНЕСКО. Поэтому природа здесь находится в нетронутом состоянии, и человек может любоваться всей этой красотой и наслаждаться тишиной.

Как раз тишины не хватает современному человеку — о душе подумать некогда.

А чтобы это сделать, нужно остаться наедине с собой на какое-то время. Заглушить внешний шум и заглянуть внутрь себя, когда взгляд от всего внешнего устремляется в душу.

Для этого монастыри всегда и создавались. В них приходили люди, которые хотели жить такой жизнью постоянно. А к ним приходили люди, которые хотели этим воздухом, этой благодатью подышать. То есть те, кто живет в монастыре, и паломники, которые живут лишь какое-то время.

Понятно, что современный человек из нежной цивилизации, и создать какие-то жесткие условия, как несколько веков назад, когда люди жили без отопления и всего остального, и это было нормально, сейчас невозможно. Поэтому появляется и общепит, и гостиницы, и транспортные подъезды к входной группе. Это все нужно, нынешняя инфраструктура — это лишь обрамление бриллианта, который есть вера во Христа.

realnoevremya.ru/Максим Платонов
Монастырь — это прежде всего сообщество людей, объединенных любовью ко Христу. Кто-то живет здесь постоянно, совершает молитвы, богослужения и несет какие-то послушания, а кто-то приезжает временно. Для того чтобы люди имели возможность приехать в монастырь, мы в последнее время очень много делаем.

А еще очень много уже сделано. Это и стоянка бесплатная, у которой только месяц назад закончился капитальный ремонт. Слова благодарности руководству республики, которое выделило финансирование. Теперь мы имеем новую удобную комфортабельную стоянку с освещением, подъездными и подходными путями, удобной навигацией. Также у нас есть купальня на берегу озера, где можно бесплатно окунуться. Местные жители рядом с монастырем сдают лодки, катамараны, а в этом году и сапсерфы. Но все это при соблюдении условий, которые диктуют правила заповедника. Появился бесплатный интерактивный четырехуровневый музей со световой площадкой. Все это открыто с девяти утра до шести вечера, и все это бесплатно. Если человек сам захочет пожертвовать какую-то сумму, то пожалуйста. В остальном монастырь открыт, и все сделано для того, чтобы народ приезжал, просвещался и придавался вере. Это наша задача.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

Помимо этого, у нас есть еще один очень большой проект — скит. Это, если говорить светским языком, небольшой филиал монастыря. Он более уединенный и имеет более жесткие график и устав. Там больше времени посвящается богослужению, трудам и меньше суете.

Братия имеет возможность на какое-то время или постоянно, возможно, даже вахтовым методом, уезжать в более тихое и уединенное место и жить уже там. В ските более приближенные идеалы монашества. Изначально, когда создавалась Раифа в 1613 году, здесь был густой и непроходимый лес. Основатель монастыря иеромонах Филарет искал уединения для того, чтобы внешний шум не отвлекал от общения с Богом. Но со временем, как это обычно бывает, у него появились ученики, стали приезжать за советом мирские люди.

Место начинает развиваться, разводится местное поселение, и точка этого отшельника начинает разрастаться и становиться обжитым местом. Так как раз таки происходила колонизация Русского Севера. Классический пример — это Сергий Радонежский, который ушел на окраину Московского государства, в густые и непроходимые леса. Потом у него собралось небольшое количество учеников, переросшее в скит, монастырь, небольшой населенный пункт. Так появился Сергиев Посад. В Раифе было то же самое. Филарет и его небольшая община учеников, а через 50 лет — официальный монастырь. Он уже вдохнул жизнь в эту территорию. Появился небольшой поселок Раифа и одноименный заповедник. Но изначальная цель — это богообщение. Поэтому основная задача сейчас — грамотно соединить и сделать так, чтобы и для братии было удобно жить по-монашески, и приезжающим тоже было все удобно. Сделать взаимополезный симбиоз.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Бывает, что до 30 автобусов приезжает одновременно»

— Какое количество человек посещает Раифу в сезон или год?

— За сезон цифры такие: от 500 тысяч до 700 тысяч туристов. Мы ориентируемся на Свияжск. Они в прошлом году, по-моему, дали где-то миллион, а мы — две трети от них. Точно посчитать мы, конечно, не можем. Брали дневную статистику за различные периоды и делали среднее число. То есть это где-то третье или четвертое место, по статистике туристических центров. С увеличением потока внутреннего туризма на 15—20% мы видим, как и у нас число туристов стало расти. Обычно люди, которые посещают Казань, а город очень динамично развивается во всех отношениях, приезжают и к нам. Даже если отдых занимает два-три дня, Раифа вписывается в этот график. Обычно это в комплексе со Свияжском и Храмом всех религий. Очень удобный маршрут по одной линии. Бывает, что до 30 автобусов приезжает одновременно.

Мы также наладили отношения с Гильдией экскурсоводов. Мы встречаемся, проводим лекции, мастер-классы для того, чтобы они могли грамотно рассказать об истории монастыря. Мы создали группу, в которой более 400 участников, даем актуальную информацию по всем новостям. Сейчас у нас как раз новый маршрут с возможностью пройти монастырь насквозь. То есть не надо выходить назад и все обходить, чтобы добраться до озера и купели. Вот так ведем взаимодействие с экскурсионным сообществом.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Монастырь полностью находится на самообеспечении»

— Расскажите, пожалуйста, как и когда стоянка стала бесплатной?

— Все думали, что стоянка принадлежит монастырю. Я убеждал, что коммерческий фонд «Правопорядок», который закрыли, незаконно собирал деньги, а суд это признал, изъял землю и передал монастырю. С первого же дня, как она стала нашей, мы сделали парковку бесплатной. Об этом свидетельствует табличка на въезде. Теперь люди могут приехать в святое место и не омрачать свое пребывание здесь. Принцип такой: теперь у нас все бесплатно за пожертвования. На стоянке ты можешь спокойно оставить автомобиль. В храме свечи лежат, можешь ставить. Записки все тоже бесплатно.

Стоит кружка, и человек, который может что-то оставить, то добровольно сделает это. Подойдет бабушка, у которой нет денег, то точно так же сделает все за бесплатно. А мы помолимся. Если будет человек обеспеченный, то он и за троих пожертвует.

realnoevremya.ru/Максим Платонов
Были опасения, потому что все думают, что нас содержит государство. Но это могут быть только какие-то разовые акции. Помощь республики может быть в каких-то проектах по реставрации памятников, потому что мы имеем федеральное значение. Но монастырь полностью находится на самообеспечении. Основная статья доходов — это пожертвования.

Но у нас принцип добровольного пожертвования, и прейскурантов никаких нет. Единственное, что у нас платное, — это туалет, у которого минимальная цена — 15 рублей. И то это только потому, что нужно содержать дежурных и платить им зарплату. Все остальное: часовня, вода, храмы, купель, музей, стоянка — все бесплатно.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Планируется ли расширение парковки и появление новых машино-мест?

— Наша мечта — расширить площадь. Потому что все, что у нас есть, мы уже пустили в дело. Перед монастырем разбит сквер с фонтаном и лавочками. Максимально места используются для посещения людьми у входной группы. Мы планируем расширяться и работаем в этом направлении.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Соединение прошлого и будущего — это нить, прерванная семидесятилетием безбожества»

— Весной во время ремонта дороги здесь была обнаружена старинная тропа из булыжника.

— Да, там оставались небольшие фрагменты. Но у них нет какой-то исторической значимости. Это была просто мощенная дорога к монастырю. Колокольня была построена в 1903 году и являлась центральным входом, к которому вела мощенная булыжником дорога. Поэтому мы зафиксировали для себя этот момент, ставший интересной весточкой дореволюционной истории. Соединение прошлого и будущего — это такая нить, прерванная семидесятилетием безбожества, атеизма, богоборчества. Когда мы что-то находим из дореволюционной истории, то это радует и помогает двигаться дальше.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Много ли таких находок?

— У нас есть музей, и практически все, что в нем есть, — это то, что приносили люди: бабушкины иконы, различные церковные принадлежности, ткани от облачений, документы, фотографии, швейные машины. Когда на территории монастыря была колония, там шили палатки для военных и так далее. Все эти находки мы выставили, описали, и люди могут их посмотреть. Приезжающие могут увидеть, каким был монастырь до революции, в советское время и в новейшей истории, начинающейся с девяностых годов, когда стартовало поэтапное восстановление. Что касается последнего, то это уже более подробно зафиксировано при помощи фото и видео.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Психологические проблемы — это бич современного человечества»

— Заканчивая тему инфраструктуры: всего ли хватает монастырю?

— Развитие не прекращается, и, как у Алисы в Зазеркалье, нужно бежать, чтобы оставаться на месте. Поток растет, и мы будем дальше развивать инфраструктуру и производство. Сейчас у нас есть скит, где мы имеем возможность занять часть братии на выращивании фруктов и овощей. Наши теплицы полностью покрывают потребности монастыря в помидорах, огурцах, баклажанах, тыкве, лечебных травах. У нас своя пасека функционирует, где производится мед для братии и частично на продажу. Есть свое производство для общепита: морсы, квас, бездрожжевой хлеб, знаменитая вода. К нам приезжают набирать воду со всего Татарстана, и мы даже сделали специальные тележки. Люди могут приехать, оставить машину на стоянке, взять тележки у входа и взять воды с запасом по 100 или 200 литров. Многие приезжают после работы с семьей и детьми, которые залезают в эти тележки. Такой вечерний моцион на свежем воздухе. Вода — это еще один повод приехать в Раифу и прогуляться.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

Поэтому все здесь становится таким местом для отдыха, и мы идем на это для того, чтобы люди могли приобщиться, зайти в храм, помолиться, поставить свечу. Это все часть миссионерско-социальной работы, которую Раифа всегда выполняла. Монастырь изначально задумывался как миссионерский форпост для распространения христианства в новые земли — Марийка, Чувашия...

До сих пор Раифа является очень важным православным объектом для всей нашей многонациональной республики. Миссионерская составляющая у нас все больше возрастает.

Был удачный проект в январе, когда у нас был фестиваль и мы поставили на нем миссионерскую юрту — красивый домик, в который люди могли зайти, бесплатно попить чай и побеседовать о вере. Там был дежурный миссионер — это священник из братии монастыря, имеющий специальное образование. Настолько удачно проект пошел, что было много вопросов, люди возвращались, брали телефоны, приезжали еще раз, что мы решили сделать постоянный миссионерский домик при монастыре. Пока его тестовое и проектное название «Душевная беседа». Человек может прийти и, еще не доходя до храма, задать вопрос.

Потому что до храма нужно еще дорасти, ведь его порог переступить страшно и сложно. А здесь, в непринужденной обстановке, человек может побеседовать и задать интересующие его вопросы на пути к храму. У нас сейчас появились в составе братии несколько человек, которые имеют богословское, психологическое, теологическое и философское образования одновременно. Они могут общаться в разных парадигмах с людьми, которых заинтересуют вопросы веры. Потому что сейчас психология заняла все ниши.

realnoevremya.ru/Максим Платонов
Нам нужно уметь разговаривать о вере с точки зрения психологии. Переложить язык веры на язык психологии.

Сейчас, кстати, в Казани прошла первая психологическая конференция, на которую мы пригласили специалистов по психологии, в том числе и православных психологов. Очень большой запрос, потому что сейчас идет такой стык богословия и психологии. То, как перевести богословие с языка веры на язык современной психологии. Вообще, это наука о душе. Сейчас душа ушла из объекта исследования психологии. А это очень интересный момент — как помочь человеку с его внутренними проблемами, потеряв душу из вида. Что у нас остается — душа или психика? Это одно и то же или нет? Это вопросы, на которые сегодня ищет ответы богословие. Мы пытаемся ответить на них современному человеку, который часто запутывается в лабиринте философских и психологических знаний. Мы расчищаем ему путь ко Христу, потому что, по нашему мнению, истина — это Христос. Он сам о себе сказал: «Я — ваш путь, истина и жизнь».

Все психологические проблемы решаются через Христа, и мы показываем это современному человеку, который страдает депрессиями, неврозами, психозами, потерей смысла жизни и счастья и так далее.

Психологические проблемы — это бич современного человечества. На Западе, по разным статистикам, уже более половины людей сидят на антидепрессантах, постоянных консультациях психолога, а от этого жизнь человека не становится лучше. Потеряв знания о душе, о Боге, пытается свою внутреннюю пустоту заполнить этими искусственными суррогатами. Это не получается, и он страдает.
realnoevremya.ru/Максим Платонов

Часто этот внутренний дискомфорт и страдания приводят человека в монастырь. Наша задача — показать ему причины этой внутренней неудовлетворенности и дать ему путь и выход из этой ситуации. Показать свет в конце тоннеля, а свет этот — Христос, который освещает всех. Это написано на алтаре храма Великомученицы Татьяны в МГУ.

Наши предки до революции знали этот выход, а мы его сейчас актуализируем и возвращаем в современный дискурс. Потому что на приходе священник может быть один, и это довольно тяжело, служба проводится не каждый день. А в монастыре это ежедневные богослужения и многоклировая братия. У нас один священник постоянный, который с восьми утра до шести вечера дежурит в храме, и человек может прийти и задать свой вопрос. Если вы зайдете в храм, то увидите, что у нас на входе лежат разные брошюрки по всяким вопросам, и человек может их взять с собой. Это просветительская задача — одно из главных направлений. У многих очень клиповое представление о православии — кулич на пасху, вода на Крещение. А на самом деле оно дает ответы на глубинные запросы человеческого духа, на главные экзистенциональные вопросы человека, на те проклятые вопросы Достоевского, которые мы задаем самому себе. Вопрос жизни и смерти, смысла и бессмыслицы, цели нашего существования — это все область христианского православного богословия. Причем люди приходят разного уровня — кто-то только делает шаги навстречу духовному миру, кто-то задает очень глубокие вопросы. У многих воцерковленных людей тоже возникают вопросы, и мы пытаемся на них ответить. Есть ежедневная исповедь, есть беседы, в том числе общая, которая проходит как офлайн, так и онлайн. Это все востребовано и актуально.

Сейчас в братии 25 человек: 14 в постриге, 11 послушников. В год к братии добавляется от двух до четырех человек. Нужно понимать, что один поступивший в братию — это десять человек, которые приехали и по каким-то причинам уехали. Человек приезжает пожить, посмотреть. Кто-то уезжает, а кто-то остается надолго. Есть те, кто приезжают периодически, а есть те, кто на полгода или только в пост. В этом году у нас три человека из послушников поступили в семинарию учиться. То есть мы сразу пытаемся дать образование — семинария и проект на базе монастыря — богословские курсы для монашествующих. Они проводятся без выезда, на базе монастыря, чтобы человек не отвлекался от основного монашеского предназначения.

Курсы начались еще в 2018 году. Через три года, в 2021-м, десять человек получили дипломы об окончании. Сейчас уже идет второй набор на трех площадках. Основная в Раифском монастыре, вторая — в Зилантовом, третья — в Свияжском Успенском. Епархия назначила меня руководителем этих курсов.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Монастырь реагирует на тренды, и мы ведем деятельность в социальных сетях»

— Как меняется монашество в современных реалиях? Пользуются ли монахи гаджетами и социальными сетями?

— Конечно, монашество реагирует на изменения в окружающем мире и неизбежно трансформируется под его влиянием. Если мы посмотрим на монашество первых веков, то, конечно, оно отличается от нынешнего. Но суть и содержание остаются теми же самыми — это любовь ко Христу и желание богообщения. Меняется только форма. Конечно, современные русские монастыри вынуждены принимать большое количество богомольцев, и мы не можем закрыть ворота для тех, кто хочет приобщиться к богатствам православия. Тем более в первые годы, когда храмов было мало, люди ехали в монастыри, и это законная потребность людей — побыть на полноценном монашеском богослужении. При этом мы должны создать все условия для функционирования монашеской общины. Недавно был принят документ «Положение о монастырях и монашествующих», который предписывает создание таких условий. Он предполагает выделение особой территории, на которой могут находиться только братья. То есть часть территории монастыря остается закрытой для общего посещения, и братья могут, не отвлекаясь на общую суету, совершать свое монашеское дело. То есть какие-то места выделены в храме, чтобы они не пересекались с мирянами. Также устав регулирует режим посещения монастыря — в какие часы можно ходить, а в какие нет.

Плюс создание Никольского скита как раз для этой цели. Как я его называю, второе легкое монастыря, где братья могут подышать в тишине, а дальше, набравшись духовных сил, нести свое служение. Конечно, монастырь реагирует на тренды, и мы ведем деятельность в социальных сетях. Лет 30 назад такое представить было невозможно, но современному человеку мы должны доносить благую весть современным языком.

realnoevremya.ru/Максим Платонов
Как апостол Павел говорит: «Всем бых вся, да всяко некия спасу». То есть он говорит со всеми людьми, чтобы донести до них благую весть Христову. Поэтому мы присутствуем и в социальных сетях, где выкладываем плейлисты на определенные темы.

Православие не закрывается в какое-то гетто и не маргинализируется. Оно пытается разговаривать с современными людьми на современном языке, сохраняя свою основу и содержание, которое изначально заложено Христом.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Люди, которые хотят дойти до самой сути, — максималисты духовной жизни»

— Можете описать портрет человека, который приходит в монастырь? Кто он?

— В монастырь приходят совершенно разные люди и по совершенно разным причинам. Конечно, большой процент людей, которые прошли в своей жизни через какой-то кризис, зависимости и которым требуется духовная поддержка. Мы таких принимаем, и многие с Божьей помощью, имея искреннее желание, исправляются. Но святые, по опыту и по статистике, которые добивались высот в каком-то духовном деле, — это идейные люди. Они приходят в монастырь, логически продолжив свое духовное развитие, начатое в миру. Это обычно молодые люди, которые воцерковлялись в миру, ходили в храм и дошли до такого уровня, когда хотят более глубокой духовной жизни. Можно вспомнить стихотворение Пастернака: «Во всем мне хочется дойти / До самой сути. / В работе, в поисках пути / В сердечной смуте, /До сущности протекших дней, / До их причины, / До оснований, до корней, / До сердцевины».

То есть люди, которые хотят дойти до самой сути, — максималисты духовной жизни. Таких людей — небольшой процент, но они составляют основной костяк монашеского братства, и на них держится монастырь. Это локомотив, который тянет за собой всех остальных.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

Как я уже сказал, мы пытаемся дать образование, чтобы человек развивался разносторонне — и умственно, и творчески. Весь талант, который имеет человек, можно направить на служение Богу и ближнему. Мы пытаемся найти индивидуальный подход к каждому человеку, тем более что современный человек очень ранимый, чуткий. Поэтому только индивидуальный поход, строящийся от жизненного пути человека, его талантов и направленности.

«На войне атеистов нет»

— Не можем не затронуть самую актуальную на сегодня тему — специальной военной операции. Недавно инок Раифского монастыря ездил в зону СВО, чтобы передать гуманитарный груз. Как обитель помогает российским бойцам?

— Это я как раз ездил. Мы с самого начала спецоперации занимались гуманитарной поддержкой наших бойцов. Три человека были мобилизованы — наши сотрудники. Один из них — певчий монастыря. Поэтому для нас это все далеко не безразлично. Это наша Родина, наши люди. Монастырь совместно с епархиальным социальным отделом занимается гуманитарно-социальной поддержкой. У нас уже было отправлено более десяти гуманитарных конвоев в зону СВО. В последнюю поездку я сам с еще несколькими священнослужителями ездил к бойцам. Посещали мобилизованных из Татарстана. Были под Донецком, Луганском, Сватово. Людям, помимо какой-то физической помощи и бытовых предметов, конечно, нужна духовная поддержка.

Потому что на войне атеистов нет. Как пел Егор Летов: «Нету атеистов в окопах под огнем». Поэтому человек перед лицом смерти начинает задумываться об основании жизни и других экзистенциональных вопросах своего бытия, и ему нужны ответы на них.
realnoevremya.ru/Максим Платонов

У многих как раз возникает желание исповедаться, почитать Священное писание, обратиться к Богу, молиться. На эти вопросы священнослужители, конечно, должны отвечать. Мы посещали бойцов, совершали исповедь, причастие, и это очень востребовано. Многие просили нательный крестик, иконку, книги. Это большая работа, и такие поездки необходимы сегодня на постоянной основе. Такая работа как раз епархией ведется. Совместными усилиями находим автотранспорт, составляем график, а священники по очереди участвуют в этой работе. Духовная и идеологическая поддержка очень востребована.

На наш взгляд, сегодня идет идеологическое концептуальное противостояние. Война* началась не в 2022 году. Все началось гораздо раньше. Идет линия разлома, ментальной войны, а ее основанием является духовная война. Все-таки за внешним нужно видеть духовные причины. Война* идет за наши ценности, за нашу самобытность и традиции. Мы отстаиваем не только нашу территорию и жизнь русского населения на ней, а еще и свои фундаментальные, традиционные духовные ценности.

Конечно, людям нужно это объяснять и показывать. Потому что человек в обычной жизни редко задумывается, а в экстремальных условиях это знание находится перед глазами, и на него просто нужно ответить.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

Часто такие кризисы попускаются Богом только для того, чтобы человек задумался. То есть Господь встряхивает обычную жизнь, чтобы человек задумался о цели и смысле своего бытия. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Поэтому часто такие бедствия посылаются по духовным причинам — с церковно-славянского языка «наказание» переводится как «научение». Встряски — это научение людей. Если мы христиане, то мы верим, что самое главное — это душа и вечность спасения человека. Временная земная жизнь имеет условную ценность. Как бы это ни звучало категорично или эгоистично, но главное — это душа и ее спасение. Как сам Христос сказал: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит». Поэтому Бог прежде всего направляет человека к спасению души. И делает это разными способами.

Чтобы задуматься о душе, нужно остановиться на скаку, как в стихотворении Евтушенко: «...Остановись, как лошадь в мыле, / Почуяв пропасть у копыт. / Остановись на полдороге, / Доверься небу, как судье, / Подумай — если не о Боге — / Хотя бы просто о себе». «Проклятье века — это спешка, / И человек, стирая пот, / По жизни мечется, как пешка...»

Человек мечется по жизни в суете, и поэтому, чтобы задуматься, ему нужна такая остановка или встряска. Вот эту встряску Господь попускает с благими целями, как добрый врач, учитель, отец. Эта ситуация как раз тот самый случай.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— После начала СВО, в марте прошлого года, монастырь на своем официальном сайте опубликовал обращение протоирея Андрея Ткачева, в котором говорилось: «Между посевом и жатвой проходит время, поэтому сыны человеческие не понимают смысла наказания». Можете объяснить значение этих слов?

— Я не знаю, что конкретно отец Андрей вкладывал в свои слова, но я думаю, основной смысл, что как раз те ошибки, которые совершаются в духовной сфере, потом неизбежно выходят на поверхность и в физическом мире. То увлечение Западом или те уклонения от Бога, которые были на Украине, сейчас вылились в такую ситуацию. Понятно, что не хочется политизировать, переводить в другую плоскость. Мы в этом не специалисты, и нам трудно рассуждать. Мы не знаем и сотой части всей информации. Но духовный смысл всех наказаний — это отдаление человека от Бога.

Все эти бедствия попускаются для того, чтобы вразумить человека и наставить его на путь истинный. Я думаю, здесь это и имелось в виду. Монастырь с первых же дней высказал свою патриотическую позицию и получил кучу хейта и негативных комментариев. Но это наша позиция, которая за уже полтора года только сильнее подтвердилась, и мы больше убедились в ее правоте.
realnoevremya.ru/Максим Платонов

«У нас уже свыше 60 котов, и мы просим людей их больше не привозить»

— В мае монастырь посетили уполномоченная при президенте России по правам ребенка Мария Львова-Белова и уполномоченная по правам ребенка в Татарстане Ирина Волынец. Можно предположить, что на встрече обсуждалась тема, связанная с детьми. Расскажите, какие проекты монастырь реализует для детей?

— Работа с детьми — это одно из традиционных направлений нашей миссионерско-просветительской деятельности. У нас есть человек, который каждую неделю по понедельникам преподает у наших соседей — в детском специальном училище. Дети приходят на службу: исповедаются, причащаются, принимают крещение. Мы также проводим разные мероприятия. Например, недавно как раз был День защиты детей и проводился большой благотворительный концерт, в котором участвовало много детских коллективов. Он проводился совместно с ДК им. Горького в Зеленодольске и администрацией города на площадке перед монастырем. Присутствовали дети мобилизованных на СВО. Были подарки, призы. Мы предоставляем площадку, чтобы дети могли увидеть монастырь как территорию добра. Через какое-то время это тоже будет зернышком веры, которое прорастет.

— Расскажите, пожалуйста, про такую достопримечательность, как раифские коты.

— У нас очень интересно все с кошками. Они неизбывные насельники с девяностых годов. Когда их уже стало очень много, мы сделали специальный дом для них. У нас есть и летние, и зимние места, где они могут греться. Несколько волонтерских организаций приезжают к нам и лечат наших котов, вакцинируют их. Поэтому все они такие красивые, ухоженные и упитанные. Мы сделали специальный уголок для них, где люди могут сфотографироваться и оставить свое пожертвование на корм для них. Очень много нам подбрасывают больных котов, но мы их тоже лечим, хоть это и обуза для монастыря. Мы это сделали не из прихоти или для рекламы. Это реально была проблема. Люди после летнего сезона привозили с дач кошек, то есть в квартиру не возьмешь, а монахи добрые будут ухаживать.

У нас уже свыше 60 котов, и мы просим людей по возможности их не привозить. Будьте ответственны за тех, кого приручили. Если нести уже некуда, то мы их принимаем. Потом их забирают некоторые приюты. Нужно призвать людей к тому, что домашние животные — это очень ответственно.

В то же время это и доброта, детям очень нравится. Причем что интересно — кошки же разделяют территорию. У нас тут каждый участок закреплен за определенным животным. Пускай это тоже будет частичка добра. Люди тоже могут увидеть кого-нибудь из них и увезти с собой домой.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

— Существует много легенд, откуда в Раифе столько кошек.

— Загадочного ничего нет. Были коты при монастыре, которые выполняли работу — ловили мышей. Но 90% от всех животных принесли сюда люди. Есть история про Казанского кота, и она реальна — при Елизавете Петровне несколько десятков казанских котов были поставлены на лейб-гвардейскую службу в Зимний дворец. Чего-то такого у нас не было. Коты изначально жили в монастыре, но, конечно, не в таком количество. Это уже прижилось, и даже многие экскурсии просят показать кошкин дом. У нас есть памятник Раифскому коту, но была также идея сделать памятник «Мышь церковная», которая собирает пожертвования для котов. Есть памятник в Йошкар-Оле, где кот сидит на лавочке. Есть в Казани на Баумана. Поэтому это тоже наша местная достопримечательность, которая пришлась по душе, и мы поддерживаем ее. Ну и практическая польза — у нас мышей нет уже давно.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Цель была в том, чтобы перенести традиции монашеской жизни сюда и укрепить их — в Раифе и Свияжске»

— Можете рассказать немного о себе? В Сети есть информация, что вы приехали в Раифу из Оптиной пустыни.

— Моя биография довольно банальная. Я сам уроженец Воронежской области. По отцу и по матери корни с Воронежа. Учился в Воронежском государственном техническом университете, а после его окончания поступил в Оптину пустынь. Это знаменитый большой монастырь под Калугой со знаменитыми оптинскими старцами. Туда до революции приезжала интеллигенция. Приезжали знаменитые писатели — Достоевский и Толстой. Там, будучи насельником, окончил Московскую духовную семинарию и академию. В 2017 году по приглашению почившего владыки Феофана с отцом Семеном мы были направлены в Казань, где я был назначен наместником Раифского монастыря, а он — Свияжского. Оптина пустынь — это один из крупнейших монастырей с устоявшимися традициями жизни.

Цель была в том, чтобы перенести эти традиции монашеской жизни сюда и укрепить их в Раифе и Свияжске. Сложность новооткрытых монастырей как раз в преемстве традиций. Возродить внешне, построить стены храма тяжело, но не так сложно. А вот передача живой традиции — это проблема, потому что монашеству не научишься из книг. Нужен тренер, мастер, учитель. Таких людей остались просто единицы. Они прошли 70 лет гонений в Советском государстве.

В Оптиной пустыни эти ниточки дореволюционных традиций сохранились через разных насельников. Монастырь был одним из первых открыт в 1987 году, и монашеская жизнь начала возрождаться. Был создан специальный Синодальный отдел по монастырям и монашествующим, проводятся собрания игуменов, публикуются различные статьи о том, как все возрождать. Этот вопрос стоит давно. Сейчас есть единый документ, содержащий общие правила и специфику каждого монастыря.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Друзья могут приехать в монастырь и тут уже пообщаться»

— Самый популярный вопрос у людей в интернете — должен ли человек отречься от семьи и друзей, если он решил уйти в монастырь?

— Отречься не должен. Просто он должен максимально посвятить свою жизнь Богу. Человек, который хочет стать специалистом в какой-то области, например спортсмен, должен очень много себе во всем отказывать. Для чего? Для того чтобы направить все свои усилия в определенную область. Для этого ему нужно соблюдать режим питания, тренировок. Человек, который хочет написать книгу, на какое-то время уезжает, абстрагируется от внешней обстановки. Монах также должен направить все свои усилия ко Христу. Но это не значит, что мы становимся какими-то асоциальными личностями и бросаем друзей. У нас просто смещается приоритет. Друзья могут приехать в монастырь и тут уже пообщаться, хоть и существуют специальные режим и устав.

В рамках этих правил человек также может общаться. С современными средствами коммуникации не нужно целый день ехать на лошади в Казань. Есть телефоны, есть социальные сети, хоть и понятно, что монах должен себя ограничивать от внешней рассеянности. Но общение не запрещается. К братьям также постоянно приезжают родители. У нас есть «Дом паломника», где они могут пожить и походить на службы. Но выезды за территорию монастыря не приветствуются. Человек может приехать сюда, тем более с пользой для себя. Поэтому человек продолжает со всеми общаться, но его основной задачей является богообщение, которое накладывает свой определенный отпечаток.

realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Человек — это дитя вечности»

— Какие три главных правила жизни или совета вы бы дали людям?

— Найти истинный смысл, истину и счастье в своей жизни. Все эти три направления, по нашему мнению, сосредоточены во Христе. Человек, который захочет дойти до самой сути, неизбежно придет ко Христу. Человек обладает самым главным сокровищем — бессмертной душой. Наше земное существование не заканчивается могилой, как об этом говорят современные атеисты, материалисты, позитивисты. Человек — это дитя вечности. Эту вечность в своей жизни нужно не потерять.

1/68
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов
  • realnoevremya.ru/Максим Платонов

Подписывайтесь на telegram-канал, группу «ВКонтакте» и страницу в «Одноклассниках» «Реального времени». Ежедневные видео на RUTUBE, «Дзене» и youtube-каналах «Спорт», «Общество и культура», «Бизнес и технологии».


*Примечание редакции: военная спецоперация не является нападением, вторжением либо объявлением войны Украине.

Максим Кокунин
ОбществоКультураИсторияОбразование Татарстан Татарстанская митрополия Казанская и Татарстанская епархия
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 31 июл
    С удовольствием посещаю эти места.
    Мысли приходят в порядок.
    Странно думать, что не так давно воинствующие безбожники пытались уничтожить Веру, веру в Творца всего сущего.
    Ответить
  • Анонимно 31 июл
    Гигантский материал
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Там тюрьма, зона ГУЛАГ НКВД была, вокруг озера тифозных хоронили, а у них сейчас бизнес, гостиницы, кафешки, променад на костях...
    Ответить
    Анонимно 07 авг
    Не променад на костях, а восстановление монастыря и инфраструктуры для паломников. Святые мета! Тюрьму устроили советские власти, расстреляли монахов и мирян, которые не оставили монастырь, дали отпор безбожникам.
    Ответить
    Анонимно 08 авг
    Хватит лицемерить
    Ответить
  • Анонимно 07 авг
    Слава Богу!
    Ответить
    Анонимно 08 авг
    Бога нет и ты это знаешь, бывший член КПСС, ранее стоящий в оцеплении на кресный ход бабушек
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров