«Микулай» добрался до Казани

Многострадальный кинопроект начал прокатное шествие по стране

«Микулай» добрался до Казани
Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

В Казани прошла презентация художественного фильма Ильшата Рахимбая «Микулай». Этно-триллер с Виктором Сухоруковым в главной роли приобрели 150 кинотеатров России. Отчего плакал Мансур Гилязов, на что режиссер потратит 50 млн рублей и что у него общего с Никитой Михалковым — в материале «Реального времени».

«Микулай Рахимбая — это выживший из ума человек»

На презентацию фильма в KazanMall, помимо создателей фильма, представителей СМИ и блогосферы, пригласили также тех, кто поддержал проект посредством краудфандинга. Гостей встречали музыкой кряшенского фольклорного ансамбля «Бермәнчек» и Тимура Милюкова.

«Микулай» был пьесой Мансура Гилязова, по которой Кариевский и Альметьевский театры поставили спектакль. Режиссер Ильшат Рахимбай со сценаристами Александром Ивановым и Гульнарой Ахметовой поменяли начало и финал произведения, добавили новых героев.

История выглядит так: в отдаленной кряшенской деревне живет старик по имени Микулай (Виктор Сухоруков). У него есть юная беременная жена Начтюк (Екатерина Агеева), родители, бесконечно уважающие его односельчане. Но однажды в деревню приходит мужчина, который утверждает, что он сын Микулая, и идеальный мир начинает рушиться, обнажая страшную реальность. У Гилязова это моноспектакль, но Рахимбай вводит еще одного героя — сына Микулая Степана (Иван Добронравов), который пытается вытащить своего отца, который, возможно, вовсе им не является, из мира мертвых, но в какой-то момент сам попадает в этот мир. Порой Сухоруков говорит с татарским акцентом — называет русские имена на кряшенский лад. И это выглядит очень мило. Съемки проходили осенью 2021 года в кряшенской деревне Толкияз Пестречинского района.

— Здесь нет акцента на кряшен. Это их проблемы, здесь есть изюминки их культуры, но история сама открывается в общемировом ключе, — говорил Рахимбай ранее в интервью «Реальному времени». То же самое он повторил и во время премьеры.

По словам Фазылзянова, единственное, что осталось от кряшен в фильме Рахимбая, — немного фольклора, свадебная церемония, и все. Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

Тем не менее среди актеров, которые сыграли второстепенные и эпизодические роли, кряшены были. Отца Микулая сыграл актер Тинчуринского театра Артем Пискунов, а его ближайшего друга — коллега из Камаловского Олег Фазылзянов. Последний, кстати, был Микулаем в моноспектакле на сцене Кариевского театра. По словам Фазылзянова, единственное, что осталось от кряшен в фильме Рахимбая, — немного фольклора, свадебная церемония, и все.

— Это не тот Микулай, которого я играл, и не тот Микулай, которого представляем мы, которого представляют кряшены, — объяснил Фазылзянов. — Микулай Рахимбая — это выживший из ума человек.

«На оставшиеся деньги я выпью чая»

Всего бюджет фильма составил 20 млн рублей, но, по словам режиссера, на рекламные расходы необходимо еще 2—3 млн рублей. В надежде получить финансовую поддержку от «Ак Барс холдинга» создатели фильма пригласили на премьеру его гендиректора Ивана Егорова. Но главный кряшен Татарстана, который поддерживает многие культурные проекты, связанные с кряшенской культурой, в этот вечер в кинотеатре так и не появился.

— Мы выходим в прокат в 150 кинотеатрах, но это ничего не значит, главное, как будет ходить зритель. Можно либо пройти в тишине, либо провести рекламную кампанию на более высоком уровне. Потому что какое бы хорошее кино ни было, человек не может ходить на него сам по себе, ему нужно, чтобы его кто-то направил, — отметил режиссер. — Бывает, что все классно, красивая премьера, звезды, легкая российская комедия, где четыре звезды, а собирает она в прокате 2 миллиона. А бывает, что якутский фильм, где нет ни одного известного актера, собирает 26 миллионов.

По словам режиссера, для того чтобы фильм окупился, ему необходимо набрать в прокате как минимум 50 млн рублей.

— Половина из этих денег останется кинотеатрам. Половина от этой половины — прокатчикам, половина от оставшейся суммы — продюсерам, на половину от оставшейся суммы я погашу долг. И на оставшиеся деньги выпью чая. На этом все, — сказал Рахимбай.

По словам режиссера, для того чтобы фильм окупился, ему необходимо набрать в прокате как минимум 50 млн рублей. Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

«Это больше авторское высказывание, нежели прокатное»

При этом еще один татарстанский режиссер — Алексей Барыкин, чей фильм «Водяная» выходил в широкий прокат, пожелал фильму восьмизначных сумм сборов, отметив при этом, что фильм, возможно, будет окупаться несколько лет. Барыкин сравнил фильм Рахимбая с Линчем, «Твин Пиксом» и «Сердцем ангела».

— Этот фильм гораздо мощнее с художественной точки зрения, нежели «Солнцестояние», «Топи» и «Отец». «Солнцестояние» — это более попсовое кино с заявкой на большие сборы. А «Микулай» будет культовым кино. Этот фильм на долгую и на долгую он себя отработает. Это больше авторское высказывание, нежели прокатное. Но он получит некий культовый статус, — отметил Барыкин.

После премьеры Барыкин высказался и как педагог, мастер Рахимбая и Гульнары Ахметовой, сценариста фильма:

— Это большая победа кинематографической школы Казани. Многие говорили, что это невозможно, что научить снимать кино могут только в Москве, только во ВГИКе. Но большая часть этой команды училась у нас — Юра Данилов (оператор), Алиса Ганиева (художник-постановщик), Ильшат, Гульнара, Илья Ермекеев (звукорежиссер). Это огромная команда, огромный десант. И после этого пусть кто-нибудь скажет, что в Татарстане нет киношколы! На мой взгляд, это однозначно один из самых самобытных фильмов Татарстана, когда-либо созданных, с абсолютно яркой индивидуальностью.

Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

«Нам пришло время убраться на планете Земля»

Автор театрального сценария «Микулай» Мансур Гилязов признался, что после просмотра фильма расплакался.

— Я плакал, потому что весь этот фильм начинался с детства, мы же жили в кряшенской деревне. Мой брат Искандер дружил с соседским мальчиком, которого звали Микулай, а я — с его младшим братом Иваном. Этот фильм настолько пронизан этими детскими воспоминаниями, детскими впечатлениями. Ильшат собрал все в единую мощную концепция. Он в киноформате воспроизвел атмосферу кряшенской деревни.

— Сейчас самая большая тема — это человек и природа, — продолжил драматург. — Все уже устали от технологий, фантастики, никого не удивить компьютерной графикой. Кроме кряшенской темы, здесь еще и великий Антуан де Сент-Экзюпери, и тема о том, что нам пришло время убраться на планете Земля.

Открывая премьеру, Гилязов отметил, что Рахимбай обладает очень сильной «режиссерской мускулатурой»:

— Никита Михалков когда-то сказал, что настоящий режиссер может уговорить любого актера, любую актрису сняться в его фильме за плитку шоколада. Этот человек способен на это.

— С нами так и было, — подтвердил эти слова именитый актер одного из татарских театров. — Снялись бесплатно.

Автор театрального сценария «Микулай» Мансур Гилязов признался, что после просмотра фильма расплакался. Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

«Должен случиться взрыв, и мне очень хочется, чтобы этим взрывом был «Микулай»

По словам киноведа и кинокритика Адили Хабибуллиной, фильм Рахимбая переполнен метафорами:

— Это все подкрепляется визуальным языком и музыкальным рядом. Хочу отметить работу с жанром, здесь концентрация жанров — сначала мы смотрим фильм как триллер, затем он превращается в психологическую драму, там есть элементы хоррора, есть элементы этно. И это все в комплексе интересно смотреть, потому что это интересное кино, которое работает в разных плоскостях. Это кино, о котором хочется говорить много, потому что это действительно кино.

За музыкальную часть фильма отвечал композитор Тимур Милюков. По его словам, музыка к «Микулаю» писалась почти девять месяцев:

— Мы изначально договорились о том, что это должно быть странно, где-то психоделично, где-то пронзительно. Фильм для меня лично делится на две реальности: обычную и магическую, музыка почти всегда погружает зрителя-слушателя в мир главного героя, раскрывает в самых неожиданных вещах те смыслы, которые именно он в них вкладывает. Фильм очень символичный, и местами даже может показаться, что музыка не соответствует действию, ни с того ни с сего раскрашивает триллерной атмосферой обычный процесс поджигания папиросы или тянет унылые дроны в сцене, где герой вроде бы радостно встречает неожиданно найденного сына. На самом деле здесь все имеет смысл, и часто не один, очень многое в музыке и в игре актеров продиктовано режиссерской задумкой, многое отображает не то, что кажется. Слоган фильма так и звучит: в этом фильме всё кажется чем-то не тем.

Кряшенский фольклорный ансамбль «Бермәнчек» специально для этого фильма записал почти целый студийный альбом материала. Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

Отметим, что кряшенский фольклорный ансамбль «Бермәнчек» специально для этого фильма записал почти целый студийный альбом материала.

Оценивая успехи в прокате, Адиля Хабибуллина отметила, что у «Микулая» большой потенциал:

— У нас есть феномен якутского кино, которое тоже начиналось очень локально, начиналось с тех тем, которые интересны только конкретному региону и так далее. Но что сейчас? Сейчас якутское кино собирает кассу не только в России, но и на фестивалях везде есть якутское кино. Должен случиться взрыв, и мне очень хочется, чтобы этим взрывом был «Микулай». Потому что Ильшат берет национальный материал, перерабатывает его и добавляет элементы триллера и хоррора. Он пытается рассказать эту историю языком современного кино. Эту картину сравнивают с фильмами «Топи», «Отец», «Солнцестояние», «Остров проклятых». Почему такие сравнения? Потому что здесь есть все те жанровые крючки, которые есть в этих фильмах, и он их грамотно соединяет. Фильм можно смотреть и как мистическую историю, и как абсолютно понятную психологическую драму. И эта многослойность, замес традиционного и национального, очень современного и в то же время авторского кино — это и есть то, что может сделать региональный фильм интересным как для широкой зрительской аудитории, так и для фестивалей. Именно в «Микулае» я вижу этот потенциал.

1/40
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
  • Максим Платонов/realnoevremya.ru
Гульназ Бадретдин
ОбществоКультура Татарстан

Новости партнеров