Дефицит айтишников — миф или реальность?

В России катастрофическая нехватка ИТ-специалистов, но речь только об опытных сотрудниках. Джунов слишком много, и им не готовы хорошо платить

Дефицит айтишников — миф или реальность?
Фото: Коллаж Никиты Коновальцева/ realnoevremya.ru

Татарстан вошел в тройку регионов России с наибольшим количеством ИТ-компаний. Его опережают только Москва и Санкт-Петербург. Самые востребованные айтишные специальности в республике — программист, разработчик, аналитик и системный администратор. Однако в регионе мало работы для дата-сайнтистов и гейм-дизайнеров. Зарплатный диапазон айтишника в республике — от 15 до 300 тысяч рублей. В Москве айтишники могут рассчитывать и на 600—800 тысяч рублей в месяц — все зависит от специальности и опыта работы. Насколько серьезен сегодня дефицит кадров на ИТ-рынке, как на ситуацию повлияла миграция населения в 2022 году, сколько айтишников не хватает Татарстану и как джуну найти себе место под солнцем — в обзоре аналитической службы «Реального времени».

Аналитическая служба «Реального времени» изучила ИТ-рынок России и выделила топ-20 регионов по количеству зарегистрированных в них ИТ-компаний. При анализе учитывались компании с ОКВЭД 62 (разработка компьютерного программного обеспечения) и ОКВЭД 63 (деятельность в области информационных технологий).

Больше всего таких ИТ-компаний зарегистрировано в Москве (50,8 тысячи), на втором месте — Санкт-Петербург (14,4 тысячи), на третьем — Республика Татарстан (7,8 тысячи).

В двадцатку регионов с наибольшим количеством ИТ-компаний вошли Московская область (почти 6 тысяч ИТ-компаний), Свердловская область (3,9 тысячи), Новосибирская область (3,6 тысячи), Краснодарский край (3,1 тысячи), Самарская область (2,7 тысячи), Нижегородская область (2,5 тысячи), Челябинская область (2,2 тысячи), Башкортостан и Пермский край (почти 2 тысячи), Красноярский край (1,8 тысячи), Воронежская область (1,4 тысячи), Иркутская область (1,3 тысячи), Тюменская и Омская области (1,2 тысячи), Удмуртия, Томская и Ярославская области (1,1 тысячи).

realnoevremya.ru

Меньше всего ИТ-компаний зарегистрировано на Байконуре (6), в Чукотском автономном округе (7), Ненецком автономном округе (28), Еврейской автономной области (45), Республике Тыва (50), Магаданской области (61), Республике Алтай (67), Ингушетии (72), Карачаево-Черкесии (85) и Адыгее (89).

realnoevremya.ru

Татарстан

Самой востребованной ИТ-специальностью в Татарстане, по данным hh.ru, является программист, разработчик (592 вакансии). Им готовы платить от 15 до 300 тысяч рублей в зависимости от опыта и квалификации. На втором месте по востребованности — аналитик (202 вакансии) с зарплатным диапазоном от 20 до 180 тысяч рублей. На третьем месте — системный администратор (127 вакансий) с предложениями о зарплате от 25 до 180 тысяч рублей. В пятерку популярных вакансий также вошли специалист по информационной безопасности (109 вакансий с зарплатой от 35 до 150 тысяч рублей) и системный инженер (47 вакансий с зарплатой от 30 до 160 тысяч рублей).

realnoevremya.ru

Реже всего в Татарстане через hh.ru ищут дата-сайентиста (4 вакансии), продуктового аналитика (2 вакансии) и гейм-дизайнера (нет вакансий на момент обзора).

Москва

Если в Татарстане айтишникам сегодня предлагается 1 321 вакансия, то в Москве их в 17 раз больше — 22 515. В столице, как и в Татарстане, в топе по востребованности разработчики (8 537 вакансий). Максимальная заработная плата программиста в Казани и Москве одинакова — 300 тысяч рублей. Значительно больше в Москве предлагают аналитикам (350 тысяч рублей) и системным администраторам (300 тысяч рублей). Также здесь много вакансий для дата-сайентистов, технических писателей, продуктовых аналитиков, BI-аналитиков, аналитиков данных и гейм-дизайнеров.

realnoevremya.ru

Питер

В Санкт-Петербурге для айтишников нашлось более 6 тысяч вакансий. В топе тоже программисты и разработчики, но максимальная зарплата для них оказалась выше уровня Казани и Москвы — 560 тысяч рублей. Больше, чем в столице, здесь готовы платить и аналитикам (до 323 тысяч рублей), и системным администраторам (242 тысячи рублей). Также в культурной столице значительно больше, чем в Татарстане, вакансий для дата-сайентистов (35 вакансий), продуктовых аналитиков (33 вакансии) и гейм-дизайнеров (36 вакансий).

realnoevremya.ru

Татарстан в поисках 5 тысяч айтишников

В Татарстане, по состоянию на I квартал 2023 года, согласно данным HeadHunter, SuperJob и «Работа в России», наиболее востребованы разработчики и программисты, специалисты технической поддержки, менеджеры по продажам и системные администраторы, сообщили в Министерстве цифрового развития республики.

Дефицит кадров на ИТ-рынке Татарстана, по данным ведомства, составляет более 5 тысяч человек. Потребность в ИТ-специалистах испытывают не только технологические компании, но и многие другие бизнесы, где активно внедряются и развиваются цифровые решения, отметили в пресс-службе министерства.

Ситуация с дефицитом ИТ-кадров в Татарстане решается комплексно, сообщила пресс-служба. Большое внимание уделяется вовлечению детей в ИТ-сферу начиная с 6 лет — мастер-классы, образовательные смены проводятся в ГАУ «Технопарк в сфере высоких технологий «ИТ-парк» («Детский ИТ-парк»), в ГАПОУ «МЦК-КТИТС» (IT-CUBE) и в детских лагерях. Открываются филиалы в районах при поддержке глав. Также на ежемесячной основе в школах 45 муниципальных образований реализуется проект «Урок цифры». В прошлом году в республике проведено около 600 республиканских «Уроков цифры» для школьников. Также в школах всех 45 муниципальных районов республики были проведены федеральные «Уроки цифры».

В 2022 году была разработана стратегия развития Казанского техникума информационных технологий и связи «для увеличения количества обучаемых в связи с очень высоким спросом». Сегодня 11 вузов и 27 организаций среднего профессионального образования готовят около 4,5 тысячи ИТ-специалистов в год. Также в республике в этом году распоряжением КМ РТ от 01.04.2023 №799-р была утверждена программа популяризации ИТ-специальностей, прокомментировали в пресс-службе ведомства.

Никакого дефицита айтишников нет

«Айтишниками называют кого угодно сегодня. Есть номенклатура специальностей, которые Минцифры считает ИТ-специальностями. Но надо понимать, что это и системный администратор, и разработчик прикладного софта. Это очень большой и широкий круг людей, — говорит ведущий аналитик MRG Эльдар Муртазин. — Если говорить про ситуацию весной 2022 года, когда панические настроения преобладали, тогда назывались и 100 тысяч, и 300 тысяч уехавших. Они брались с потолка. Эти цифры не основаны ни на чем. На данный момент у нас нет никакого дефицита кадров».

«Традиционный дефицит высококвалифицированных разработчиков был, есть и остается. Это средние и топовые позиции. Здесь нет никаких изменений. Отъезд на него не повлиял. Никакого массового оттока специалистов не было, соответственно, обсуждать, что все пропало, точно не стоит. Ничего не пропало. Все хорошо, — убежден Муртазин. — Наоборот, появились новые вакансии и предложения. Многие люди не уезжали, но уехали компании, в которых они работали. Одним словом, рынок их переварил».


К тому же, по его словам, вузы в России работают неплохо, они выпускают достаточное количество подготовленных студентов: «Российские компании в том числе работают с вузами. Это стажировки, методология. Это и «Касперский», и «Открытая мобильная платформа», и ряд других, — продолжает эксперт. — Все позиции заняты. Рынок развивается. Живет».

Указом президента от 1 мая прошлого года в госструктурах и госкорпорациях созданы отделы информационной безопасности, напомнил он: «Это дополнительно порядка 40 тысяч мест, которые уже заполняются. И это показывает, что даже возникновение такой неожиданной потребности в 40 тысяч человек закрывается теми кадрами, которые есть внутри страны».

В дефиците, по его словам, как и всегда, специалисты знающие, те, кто может ускорить разработку или работу компании. За них идет конкурентная борьба. «Яндекс», Сбер, «Касперский» переманивают таких специалистов, повышая ставки.

В мире волна сокращений и оптимизаций

«С моей точки зрения, дефицит айтишников — миф. У нас сейчас даже через форму заявки на разработку игр на сайте стали резюме отправлять, — соглашается основатель и генеральный директор компаний GD Forge и Fair Games Ян Шевченко. — Жалко, что не новые заказы».

«Вероятно, лидов (ведущих разработчиков) действительно стало меньше, они уехали вслед за своими компаниями или к ним, если работали на западные. Но средних и начинающих специалистов, наоборот, много. Если в компании сильный институт развития и наставничества, то вопрос превращения специалиста среднего уровня в ведущего не такая большая проблема. Просто, вероятно, стоит пересмотреть кадровую стратегию».

В 2022 году, по его словам, был большой импульс уезжать весной и осенью особенно. «Сейчас затихло. Кто-то понемногу уезжает, кто-то возвращается, но массового стабильного ухода мы не ощущаем», — рассказал Ян Шевченко.

Глобальная проблема, по его мнению, в другом: даже оставшихся специалистов часто сокращают и не берут новых. «И я бы даже не сказал, что это только в России. В мире вообще прошла волна сокращений и оптимизаций и у гигантов, и у тех, кто поменьше, — отметил Ян. — Компании, штат и капитализация которых были раздуты, переходят зачастую на модель, ориентированную на доход, а не на венчур, что требует совсем другого подхода».

Сооснователь «Технократии» Булат Ганиев соглашается, что дефицит на рынке наблюдается именно среди опытных специалистов — эмигрировать смогли те, кто хорошо зарабатывал и у кого была финансовая «подушка», а это, как правило, опытные специалисты.

«Именно этот класс способен трудоустроиться за рубежом, потому что по скиллам они подходят для зарубежных компаний. При этом отток кадров был не катастрофический: люди растут, набираются экспертизы и заменяют тех, кто уехал».

«На джунов смотрят с прищуром»

«В 2022 году высвободилось довольно большое количество специалистов, которые работали на ушедшие из России зарубежные компании. В целом сейчас ничего не поменялось. Нормально идет наем, нормально идет увольнение. Никто особо не страдает, — отметил сооснователь компании «Спутник», экс-руководитель проектов бизнес-инкубатора казанского и челнинского ИТ-парков Василь Закиев. — Изменения есть в конкретных судьбах компаний и сотрудников, но рынок намного больше, и он этих изменений всерьез не замечает.

По нашей практике технические специальности находятся проще, чем специальности на стыке с руководящими компетенциями. Можно найти аналитика, можно найти разработчика, но очень сложно найти продуктового аналитика, продуктолога, — говорит он. — Это отражается на зарплатах. Продуктовые аналитики хорошего уровня стоят от 300 тысяч рублей. Мобильщики до сих пор в цене и получают больше, чем в среднем по рынку».

Ситуация, сложившаяся на рынке с джунами, никак не связана с СВО, отмечает Василь Закиев: «Огромное количество людей прошли курсы и пытаются устроиться на работу. И если раньше компании брали любого человека, который хочет работать, и были готовы тратить время и деньги на то, чтобы попытаться доучить и потом уже принять решение, оставить его или увольнять, то сейчас уже на входе на джунов смотрят с прищуром. Их довольно много, — говорит он. — Сейчас джуну уже на входе надо показывать какую-то результативность. Он находится в конкурентной среде, есть из кого выбирать. Трудоустройство джуна стало приближаться к трудоустройству обычного человека на другие, не айтишные специальности».

    Поиск senior-разработчика может занять до 6 месяцев

    «В информационных технологиях есть различные функциональные домены — разработка, эксплуатация, тестирование, аналитика. Различные специальности и грейды. Чем востребованнее направление, чем более опытный сотрудник требуется — тем сложнее нанять специалиста. Например, для многих компаний найти senior-разработчика в проект мобильного приложения — задача нетривиальная, и поиск может занимать до 6 месяцев», — говорит ИТ-директор ФГ «Финам» Сергей Загарский.

    «Также в дефиците специалисты по устаревающим технологиям, которых в избытке накапливается преимущественно в крупных enterprise-компаниях с прикладными ландшафтами 20-летней давности, — отмечает он. — По понятным причинам молодежи неинтересно осваивать этот «вчерашний день», и на рынке единицы специалистов с такими знаниями. В итоге, чтобы привлечь ценные кадры, компании вынуждены платить премии к рынку, раскручивая тем самым и без того перегретый рынок ИТ-кадров».

    Соревноваться растущими бюджетами зарплатного фонда, по его словам, не каждой компании по силам — по крайней мере до тех пор, пока на рынке находится тот, кто готов увеличить ставку. ИТ-рынок по-прежнему остается крайне конкурентным для работодателей. Исключением можно считать ситуацию с джунами.

    «Рост популярности ИТ-специальности в последние годы привел на рынок много новичков: это и вчерашние студенты, и те, кто решил сменить профессию, выпускники онлайн-школ. Джун — это специалист начального уровня, как правило, обладающий базовыми знаниями, но с небольшим опытом. Чтобы раскрыть его потенциал, эксперты должны заниматься его обучением — это своего рода инвестиция с отложенным эффектом, но она требует дополнительных усилий и ресурса. Поэтому необходимо удерживать баланс соотношения сеньоров, мидлов и джунов в команде», — прокомментировал Сергей Загарский.

    Также вырос запрос на результат: необходимо оперативно реагировать на изменения рынка, модифицировать существующие технологические процессы и выводить на рынок новые продукты. Времени на раскачку стало еще меньше. Отсюда естественное ограничение на прием, которое привело к профициту джунов на рынке.

    Сегодня начинающий айтишник должен быть готов побороться за оффер, параллельно с поиском работы продолжать учиться, заниматься домашними проектами, нарабатывать опыт — это, безусловно, может стать преимуществом при получении первой работы в ИТ.

    В целом кандидаты стали более осторожными в смене работы: «Появились новые критерии, влияющие на выбор. При прочих равных предпочтение отдается компаниям, которым законом предоставлена возможность обеспечения различных форм брони и отсрочки от армии для сотрудников. Это в том числе аккредитованные ИТ-компании, ВПК, финансовый сектор и ряд критических отраслей экономики страны, — рассказал Сергей Загарский. — Немаловажным фактором, влияющим на выбор, стало сохранение работодателем возможности дистанционного формата работы».

    Определяющими для рынка стали два разнонаправленных фактора: отъезд ряда представителей ИТ-отрасли за рубеж и волна задач импортозамещения — отток рук и стихийное повышение спроса стимулирует и без того горячий рынок. В итоге он по-прежнему остается рынком кандидата, где соискатель выбирает среди предложений лучшего работодателя, убежден ИТ-директор ФГ «Финам».

    Юлия Гараева, Сюмбель Губайдуллина
    Аналитика Татарстан

    Новости партнеров