«Дело на лжи и фальсификации!»: экс-глава ОП «Дальний» требует оправдания, ссылаясь на прослушку ФСБ

Полковник Ершов считает главным доказательством своей защиты матерные записи разговоров между своим замом и потерпевшим

«Дело на лжи и фальсификации!»: экс-глава ОП «Дальний» требует оправдания, ссылаясь на прослушку ФСБ
Фото: realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Сегодня в суде Казани с последним словом выступит полковник полиции в отставке Алексей Ершов. В прениях экс-глава двух отделов полиции цитировал оперативные аудиозаписи ФСБ, считая их главным доказательством своей невиновности. Речь о фиксации коррупционных переговоров зама Ершова Ильназа Ситдикова с потерпевшим главой ЧОПа, включая его планы по раздаче взяток лаишевским гаишникам, выяснило «Реальное время». Заметим, для Ситдикова прокурор запросил 6 лет колонии общего режима со штрафом 1 млн рублей, а для Ершова — 12 лет «строгача» и 500 штрафных миллионов. Первый согласен на условный срок, второй просит оправдания за непричастностью к превышению полномочий и взяткам на 20 млн рублей, указывая, впрочем, и на истекший срок давности по эпизодам незаконного участия в бизнесе.

Что предлагает суду полковник Ершов

В уголовном деле казанского офицера полиции Алексея Ершова — шесть эпизодов. В ходе своего допроса бывший руководитель отделов «Ямашевский» и «Сафиуллина» (ранее — «Дальний») признавал обвинение лишь по одному из них — незаконное участие в предпринимательской деятельности. В прениях поменял позицию, настаивая на полной невиновности. Нюанс в том, что преступлением непосредственное участие силовика или чиновника в бизнесе является лишь в том случае, если оно связано с предоставлением им своему же бизнесу льгот, преимуществ или покровительства в иной форме. А Ершов, как утверждает защита, свой стояночный бизнес не «крышевал».

«Все инкриминируемые мне деяния вменены мне следствием только на показаниях других лиц, которые либо были заинтересованы в моем заключении в тюрьму с целью рейдерского захвата моих обществ, либо заключили сделку со следствием, чтобы избежать уголовной ответственности за совершенные ими преступления, либо давали показания под давлением со стороны следствия и оперативников ФСБ. А в некоторых случаях следствие прибегло к допросу свидетелей, которые довели до суда слухи, сплетни, домыслы для создания отрицательного образа подсудимого Ершова», — начал свое выступление подсудимый полковник.

Приводим фабулу обвинений в адрес полковника вместе с прозвучавшими в прениях предложениями подсудимого — как правильно оценивать его действия.

  • Эпизод 1. Обвинение во взятках в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ) за «крышевание» и подбор автостоянок на 19 млн 520 тысяч рублей в 2005—2015 годах Ершов и его адвокаты считают недоказанным и просят об оправдании.

По версии силовиков, на подконтрольной ОМ «Дальний» территории бизнесмен Александр Желовицкий (ныне — учредитель ЧОО «Одиссей-Казань» и ООО «АВК») в 2005-м организовал восемь автостоянок, не оформляя их надлежащим образом, а полицейский Ершов, заведомо зная о нарушениях в работе этих точек, выдвинул требование ежемесячной платы с каждой стоянки, причем с каждым годом поднимал «таксу». По версии самого подсудимого, они с Желовицким вели совместный бизнес, оба вкладывали свои средства и оба получали прибыль, но при этом никакой защитой стоянок от проверок он не занимался и в его действиях нет ни взятки, ни незаконного участия в бизнесе.

  • Эпизод 2. Подпольные стоянки начальника полиции. Обвинение в превышении полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ) Ершов также считает недоказанным и просит прекратить преследование за непричастностью.
realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Как полагают силовики, в мае 2015-го офицеру стало мало круглых сумм и он потребовал от Желовицкого передать ему территорию пяти стоянок. Владелец ЧОПа «Одиссей-Казань» согласился отдать две на Чистопольской и одну на Чехова. Тогда как сам полковник уверяет, что никаких точек у бывшего партнера не отжимал, просто они с Желовицким разделили бизнес.

  • Эпизод 3. Прибыль от подпольных стоянок начальника полиции в 2 млн 520 тысяч рублей путем учреждения должностным лицом коммерческой организации и участия в ее управлении (ст. 289 УК РФ) в 2015—2020 годах. С обвинением Ершов и адвокаты не согласны, настаивая, что никакого должностного покровительства своим объектам не было, а потому нет и уголовного состава, максимум — дисциплинарный. При этом на вопрос судьи о согласии на прекращение преследования ввиду истечения двухлетнего срока давности полковник ответил: не возражает.

Согласно версии обвинения, в мае 2015-го начальник ОП «Ямашевский» Ершов встретился со знакомым бизнесменом Олегом Трубой и предложил ему как доверенному лицу взяться за организацию своих автостоянок на отжатых у Желовицкого участках: приискать юрлицо, обеспечить охрану авто и сбор средств с владельцев. С условием передачи прибыли самому Ершову. Бизнесмен согласился, и стоянки стали охранять ребята из ЧОП «Центр», но с января 2018-го та же деятельность велась через ЧОО «Центр-116», аффилированную с Ершовым и экс-начальником ОП «Савиново» — через их родственников-совладельцев. По версии силовиков, дивиденды полковник-бизнесмен получал вплоть до августа 2020-го.

Позиция самого Ершова проста: «Да, я организовал предпринимательскую деятельность на этих стоянках, я ею управлял, но я не «крышевал» — выходы проверяющих на эти объекты были регулярными, за найденные нарушения фирма выплачивала штрафы, никакой административный ресурс в переговорах с контролерами из исполкома, налоговой и т.д. не использовался.

  • Эпизод 4. Полицейские банкеты как взятки на 188,4 тысячи рублей в 2016—2020 годах (п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ) за покровительство при проверках. Это обвинение также не признает в полном объеме
Фото: realnoevremya.ru

Силовики уверены, что директор и владелец ООО «Мир торговли» Галина Вашкарина изначально сама предложила начальнику отдела полиции «Сафиуллина» Ершову плату за покровительство — отсутствие проверок и реакции на факты нарушения в торговых точках. Ершов согласился, и вплоть до возбуждения данного уголовного дела проверок со стороны отдела на объектах Вашкариной не было, а бизнес-леди оказывала «спонсорскую» помощь при проведении Дня полиции и праздновании 8 Марта сотрудниками ершовского отдела — доставляла продукты, оплачивала банкет в ресторане. Ершов настаивает — никаких коррупционных услуг Вашкариной не оказывал и ее к благотворительности не принуждал.

  • Эпизод 5. Плата за покровительство деньгами, бумагой и елками — всего на 171 тысячу рублей в 2019—2020 годах (п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ) — данное обвинение подсудимый просит с него снять в связи с непричастностью к преступлению.

По версии следствия, в 2019-м Ершов решил возобновить поборы с двух стоянок Желовицкого, но подключил посредника — своего зама Ильназа Ситдикова, попросил его в случае отказа пригрозить проверками. Средства, как считают в СК, передавались и наличными через Ситдикова Ершову, и безналом — через счета знакомых зама, а в 2019-м Желовицкий сделал взнос четырьмя коробками бумаги для опорного пункта, отремонтировал служебную «Ниву» полиции и приобрел пять елей для зампрокурора района. К слову, последний важный свидетель так и не был допрошен судом.

  • Эпизод 6. «Крышевание» стоянки на Габишева — 260 тысяч рублей в 2019—2020 годах (ч. 3 ст. 290 УК РФ). Тут Ершов также считает историю со взятками недоказанной. Но не стал высказывать возражений на вопрос суда, согласен ли на прекращение по такому нереабилитирующему основанию, как срок давности.
Фото: realnoevremya.ru

Посредником по этому эпизоду силовики считают зама Ершова по отделу и «взяткам». По указке шефа Ситдиков в августе 2019-го якобы выдвинул бизнесмену Салихову требование о плате в 20 тысяч в месяц за спокойную работу недооформленной автостоянки и получил согласие. Деньги передавались прямо у нового здания отдела полиции «Сафиуллина», причем если поначалу их забирал и относил начальнику Ситдиков, позже Ершов стал получать их лично и лишь однажды доверил это одному из подчиненных. Последняя передача, считают в СК и прокуратуре, состоялась за пару недель до возбуждения уголовного дела против двух офицеров.

Как ФСБ задокументировала вымогательство взяток... Ситдиковым

По мнению подсудимого, следствие и сторона обвинения должны были основываться на вещественном доказательстве преступления — аудиозаписях, полученных в результате оперативных мероприятий сотрудниками ФСБ. Однако в обвинительном заключении расшифровка этих материалов отсутствует, а протоколы осмотра составлены таким образом, «чтобы не отражалась истинная картина событий», говорит Алексей Ершов, считая такой подход расследования однобоким и необъективным.

«Прошу суд не создавать порочную практику и не идти на поводу у органов следствия и гособвинения по делу, которое построено на показаниях двух заинтересованных лиц», — обратился он к суду.

Обвиняемый отметил — следователь и оперативники «вынуждены подчиняться общим требованиям «палочной» системы», которые «толкают сотрудников на нарушение закона», включая права человека, с одной единственной целью — демонстрации все более высоких результатов работы. «Зная это, можно манипулировать сотрудниками или торговаться, как в моем случае. Желовицкий совершенно законно информировал ФСБ о преступной деятельности Ситдикова, но взамен попросил скомпрометировать и Ершова, для осуществления своих личных корыстных планов», — рассуждал подсудимый офицер.

realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Предметом торга оперов с Ситдиковым он считает желание последнего избежать уголовной ответственности за серию преступлений и переложить ответственность на другого. По мнению Ершова, лишь после лживых показаний и их подтверждения на очной ставке Ситдикову по ходатайству следствия заменили реальный арест домашним.

Со ссылкой на материалы дела Ершов рассказал, с чего началось это уголовное дело. Бизнесмен Алексей Желовицкий обратился в ФСБ с заявлением о привлечении к уголовной ответственности подполковника Ильназа Ситдикова, указывая, что тот вымогает деньги за непроведение проверок на охраняемых подчиненными Желовицкого автостоянках. Ершова он даже не вспоминал.

Далее началась оперативная разработка подполковника — силовики снабжали потерпевшего спецаппаратурой, даже на время оборудовали прослушкой его квартиру. Результатом стали минимум три аудиозаписи разговоров Желовицкого с Ситдиковым, сделанные с марта по август 2020-го. Тогда как уголовное дело против Ситдикова возбудили 8 октября 2020-го, как раз по материалам работы оперов.

«Отделом «М» УФСБ по Татарстану в ходе оперативно-разыскных мероприятий задокументирована причастность замначальника ОП №9 подполковника полиции Ситдикова к вымогательству взяток 150 тысяч рублей с Желовицкого. Установлено, что с июня 2019-го по июль 2020-го осуществлялось ежемесячное вымогательство у Желовицкого в сумме 15 тысяч за невоспрепятствование его законной предпринимательской деятельности на территории Казани. По указанию Ситдикова ежемесячно передавались денежные средства, как наличными, так и путем перечисления на банковские счета Ситдикова и подконтрольных ему лиц», — процитировал обвиняемый часть рапорта. По его мнению, если бы за полгода оперативных действий чекисты получили хоть какие-то основания считать, что деньги Ситдиков берет не для себя, то смогли бы отследить всю цепочку или хотя бы отразили основания для подозрений в рапорте. Ссылки на Ершова появились уже в допросах Желовицкого и Ситдикова, причем не сразу.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

На прослушанных в суде аудиозаписях, которые передали в СК сотрудники ФСБ вместе с заявлением Желовицкого, нет ни слова о том, что Ситдиков говорит — передает деньги Ершову или действует с ним заодно, сообщил суду подсудимый полковник и процитировал часть записи от 20 марта 2020-го, когда Желовицкий пытался выяснить у Ситдикова (не знающего о фиксации), почему тот требует у него деньги:

«Желовицкий: Был у нас с Рафаэлем (Салиховым, — партнером бизнесмена, — прим. ред.) разговор, короче, ты хотел с этой стоянки 50% иметь. Ты мне счет выставил на 90 тысяч, чтобы я тебе деньги оставил с двух стоянок за то, что я занимаюсь этим».

Что отвечал на это Ситдиков, его бывший шеф в прениях пропустил и заострил внимание на концовке беседы на эту тему:

«Желовицкий: Получается, Евгеньевич не лезет в наши отношения с тобой?

Ситдиков: Он туда не лезет!»

Будь Ситдиков лишь посредником, разговор строился бы иначе, рассуждал в суде Ершов и упрекал следователя: дескать, поленился прослушать записи перед допросами Ситдикова и Желовицкого 8—9 октября 2020 года и в деле появились неустранимые противоречия. Бизнесмен под протокол утверждает, что в августе Ситдиков приехал к нему домой и рассказал, что согласовал с Ершовым вопрос — часть взятки за июль в размере 15 тысяч рублей он сможет оставить себе, на лечение сына. Еще указывает — Ситдиков стал склонять Желовицкого к организации бизнеса по продаже стеклоомывающей жидкости, сказав, что он и Ершов хотят получать от этого незаконного бизнеса часть прибыли.

realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Ситдиков на допросе у следователя по той же встрече указал — передал бизнесмену предложение шефа о новом бизнесе, сообщив, что взамен ежемесячной платы в 15 тысяч Желовицкий должен будет отдавать Ершову часть прибыли от продаж стеклоомывайки, за что тот гарантировал безопасность этого придорожного бизнеса и защиту от проверок.

Однако беспристрастная аудиоверсия того же разговора от 4 августа 2020 года раскрывает скорее личный интерес подполковника к освоению Желовицким новой сферы и даже предложение финансовой и коррупционной помощи. Несколько фраз Ситдикова с записи Ершов озвучил в прениях:

«По дорогам незамерзайки очень хороший доход приносят, потому что они закупают их с лета. По 40 рублей»... «У меня есть один знакомый, Сергей. Он говорит — 200 тысяч трачу, а 600 поднимаю. Он ставит точки на трассе М-7 и еще на территории «Сафиуллина» ставит. Но я его хочу потихоньку бортануть. Тебе работяг надо найти. Любой алкаш, зэк готов стоять целый день и заниматься».

«Сначала штрафы будут, но со временем все успокоится, и с этим делом решим, я же знаю, кто там ездит. Главное — не нарушать Правила дорожного движения. Для вида — четыре или пять баллонов выставить. 150 рублей за баллон. Закупочная цена — 40 рублей. Это больше 100% прибыли».... «Вот сейчас лето, надо уже планировать, договариваться, я с зарплаты готов выделить, но чтобы было постепенно, мы это все выкупали».

«Нам нужен въезд и выезд из города. Никто не полезет к замначальника. Марселю скажу, и рот не откроет. Я ему скажу — тебе куш будут приносить. И все, он даже не подойдет».

«Можно две точки поставить — въезд и выезд в Лаишево. Решим этот вопрос, Саша...»

«Главное, чтобы там не светиться. Чтобы не знали, кто хозяин. Вася Пупкин».

В ходе той же встречи Желовицкий поинтересовался у собеседника: «Ершов там как?» — «Я с ним не общаюсь. Даже знать не хочу, видеть не хочу, думать не хочу. Это очень подлый человек, ненадежный человек», — отвечает Ситдиков на записи, добавляя еще одну — матерную характеристику. Поскольку Ершов поначалу приводил эти цитаты дословно, судья сделал ему замечание, и адвокаты попросили — либо не озвучивать нецензурные цитаты, либо использовать синонимы.

Что до поминавшейся выше взятки в 15 тысяч рублей, то, со слов Ершова, техника зафиксировала, как Ситдиков предлагает Желовицкому оставить эти деньги себе и говорит ему: «Я с тебя еще получу».

Желовицкий — Ситдикову: «Это твое место, Ильназ. У тебя же есть человек на Черном озере»

Цитировал на прениях Ершов и оперативную запись от 7 июня 2020 года, считая, что она раскрывает детали эпизода «взятки елками»:

«Желовицкий: Ильназ, ты сколько просил? Четыре же?

Ситдиков: Да, четыре, пять можно <...> Я тебе говорю, я ему вчера уже писал, он сам звонил.

Ж: Ершик, что ли?

С: Нет, прокурор. Ему везу».

realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Со слов подсудимого, когда следователь через пять месяцев прослушал эти записи, в деле появился новый допрос Ситдикова, где он припомнил — за те елки представитель надзорного ведомства отдал ему 5 тысяч рублей, а он эти деньги отвез Ершову. «Более абсурдного объяснения Ситдиков и следователь придумать просто не смогли, потому что этот допрос и все уголовное дело построены на лжи, оговоре и фальсификации», — рассуждал в прениях арестованный ВИП-пенсионер МВД.

«Я вычеркнул Желовицкого из своей жизни в 2015 году, не созванивался с ним, не поддерживал никаких отношений, — утверждал подсудимый. — Понятия не имел, что он создал какой-то новый ЧОП, и не выдвигал ему никаких требований через Ситдикова. Показания Желовицкого в этой части вдоль и поперек пронизаны его личными соображениями, догадками и домыслами, без ссылки на конкретные источники и доказательства».

В своих показаниях на следствии и в суде замначальника ОП «Сафиуллина» Ильназ Ситдиков утверждал, что выполнял незаконные указания шефа, потому что боялся — иначе уволит. Еще несколько фрагментов прослушки раскрывают совсем иное отношение к начальнику:

«Желовицкий: А с начальником КМ (криминальной милиции, — прим. ред.) у Евгеньевича как?

Ситдиков: Жесткие терки. Да и со мной тоже терки. Моя мечта была найти человека, с которым я буду дружить на гражданке. Вот он есть — ты! Я тебе доверяю полностью, как своему брату. Вот ты меня обнимаешь, как человека. У меня с ментами вообще не получается дружить. Они все подставщики. Я тебе говорю: если что-то хочешь делать — делай, я туда лезть не буду, глаза закрою...»

realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

«Желовицкий: Слушай, а что по проспекту Победы, 20?

Ситдиков: Участковый уже морщит там. Я просто сказал — там моим именем представление, они уже все знают, и Ершов ничего не может сказать участковым. Они все его разговоры записывают, он... (нецензурный эпитет)... Его уже участковый послал. Человек свой авторитет уронил. Ни до кого не доводи: Ершов — дурачок. Коммерцией занимается, а сам погоны носит. У нас же опрос идет постоянно, у него рейтинг — ниже плинтуса. Он пытается мне говорить, что я... (матерное выражение), я говорю — да. Щас уже так не говорит, понимает, что все будет против него, боится, что я что-то выкину...

Ж.: А что там менты стояли на Завойского?

С.: Участковые Ершова не слушают. Слушают меня. Работают (вместо этого слова на записи — матерный глагол, — прим. ред.) там. Раз в месяц профилактику заставляю проводить...

Ж.: Ершов не должен там работать, это твое место, Ильназ. Ты небо и земля с Ершовым. У тебя же есть человек на Черном озере. Ершов даже по республике не подходит как начальник по фамилии своей. А ты вырос в Татарстане.

С.: Я не хочу быть похожим на него!»

realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

В доверительной беседе на квартире Желовицкого 4 августа 2020-го Ситдиков рассказал и о том, что пользуется услугами предпринимателей:

«С.: Мне нужны только услуги, если бы про праздник спросил — дай мне ящик водки, и все, никакой проблемы. А она (возможно, речь о предпринимателе Вашкариной, — прим. ред.) пересылает огромные деньги на проведение праздников. А я бы пришел к ней и сказал: дай мне ящик водки, и все. Я только услугами пользуюсь — пойду в массажный салон, мне массаж сделают, я уйду.

Ж.: Ну, конечно, ты же бумагу у меня попросил (этот эпизод инкриминируют в качестве взятки Ершову, — прим. ред.). На какое-то время уже хватит...

С.: По поводу шинки (шиномонтажа, — прим. ред.) опять вот звонит мне первогоровский сугроб — племянник Феди первогоровского. Очень надежный человек, не гнилой. Ему говоришь цену — он ее отдает, даже если в минус уйдет. Я за него ручаюсь, как за тебя, Саша. Любую сумму отдаст, даже если машину надо продать. Он даже мусоров не сдает. Я ему помогал, у него на Следственный комитет выход хороший. Он щас под домашним арестом, где хочет, там и ходит. Ему позволили. Ну что, Саш, на повестке дня — шинку как-то пристроить ему надо...»

— Какие еще примеры нужны, чтобы показать истинное лицо подсудимого Ситдикова, доказать вам, что он врет? — обратился к суду бывший начальник отдела полиции.

Анализируя иные доказательства в деле, Ершов указал на целый ряд не доказанных следствием фактов, включая наличие средств у Желовицкого на взятки в указанном размере и само существование всех фигурирующих в деле автостоянок на протяжении 15 лет. В суде же от свидетелей звучали факты о том, что часть запаркованных пустырей перестали быть таковыми — город отдал их под стройку.

realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Адвокаты полковника Наталья Жажнева и Наталья Фарукшина считают, что судебное следствие четко показало — неприязнь к их клиенту испытывают и бизнесмен Желовицкий, и занимавшийся этим делом оперативник, и второй фигурант дела.

Так, одна из бывших сотрудниц полиции сообщала — отношения между начальником ОП «Сафиуллина» Ершовым и его замом Ситдиковым испортились весной 2019-го — последний на совещаниях в ответ на приказы «отвечал с грубостью, показывал неприязнь выражением лица, фразой, иногда перебивал руководителя». Еще ряд полицейских подтвердили — в общении с подчиненными подполковник заявлял, что «тем, кто будет слушать запреты Ершова и не составлять материалы как положено», придется держать ответ в службе собственной безопасности МВД.

Один из свидетелей рассказал: Ситдиков сам инициировал проверки незаконных стоянок, подавая анонимные заявки в отдел полиции и направляя туда участковых для проверки, отметила в прениях адвокат Жажнева. «Изложенные показания сотрудников полиции свидетельствуют о полной самостоятельности и независимости в принятии решений Ситдикова от Ершова, а также то, что именно Ситдиков уделял незаконным стоянкам особенное личное внимание», — считает защитник.

Адвокат Фарукшина после оценки доказательств заявила: «Вина моего подзащитного не только не доказана, а прямо опровергнута. Полностью опровергнуты показания Ситдикова и Желовицкого в части передачи взяток. Прошу по всем эпизодам предъявленного обвинения оправдать».

realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Что до подсудимого подполковника Ильназа Ситдикова, то после услышанного он был краток: «С позицией Ершова Алексея Евгеньевича и его защитников в прениях я не согласен». В последнем слове бывший замначальника ОП «Сафиуллина» просил о мягком приговоре:

— Ваша честь, в инкриминируемом мне деянии по статье «Посредничество взяточничеству» вину признаю полностью. Все действия в период с 2019-го по 2020 год я исполнял только исключительно из указаний своего руководителя Алексея Евгеньевича Ершова. Все мои действия контролировались только Алексеем Евгеньевичем. Прошу при избрании в отношении меня наказания снисхождения.

Ожидается, что сегодня после финального выступления Ершова суд удалится в совещательную комнату для постановления приговора.

Сегодня же Приволжский суд вынес приговор по этому делу — оправдал Ершова по эпизодам превышения и незаконного участия в бизнесе, но посчитал доказанными 4 взятки общей суммой в 20 млн рублей и наказал 9,5 года колонии строгого режима с запретом занимать должности на госслужбе в течение 7 лет после освобождения. Ситдиков за два эпизода посредничества получил условный срок 4,5 года. Защита экс-начальника отдела полиции намерена обжаловать это решение.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансы Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 15 мар
    С: Нет, прокурор. Ему везу
    ФИО прокурора - в студию! Он ещё прокурор?! А, на заслуженной пенсии.
    Ответить
  • Анонимно 15 мар
    Лишить звания и всех наград !
    Ответить
  • Анонимно 15 мар
    Прокуроры еще и недвижимость не регистрируют и сети подсоединяют.
    Ответить
    Анонимно 15 мар
    а это тут причем?
    Ответить
    Анонимно 15 мар
    Притом, что вместо надзора за законностью некоторые из них заняты непонятно чем. То ёлками, то личным благосостоянием, то недвижку на тёщу переоформляют...
    Ответить
    Анонимно 15 мар
    Почему не проинформировали СБ в Генеральной прокуратуре РФ? Надо быть сознательным, гражданин: адрес, фио прокурорского или на кого фиктивно оформлено и т.д. и алга.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров