Караванная ярмарка была самым ярким событием в экономической жизни Лаишева

Промышленность и торговля в Лаишевском уезде в середине XIX — начале XX века

Лаишевский район, благодаря своей близости к Казани и живописным речным просторам, славится большой притягательностью — недаром его облюбовала для жизни татарстанская элита. Сегодня муниципалитет активно застраивается, жизнь в нем бурлит и мало отличается от столичной, в то время как 100 лет назад это был тихий провинциальный уголок в Казанской губернии. Его историю в своей монографии «Лаишевский уезд в середине XIX — начале XX века» рассказывает старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани, кандидат исторических наук Елена Миронова. Для знакомства с прошлым «казанской Рублевки» автор представила не только архивные документы органов губернского управления, но и мемуары представителей высшего сословия, письма, путевые заметки врачей и ученых. «Реальное время» публикует фрагмент исследования о промышленности и торговле в уезде.

§3. Промышленность

Лаишевские помещики находились в числе крупных фабрикантов, сбывавших свою продукцию не только в пределах губернии, но и направлявших изделия в другие регионы страны, в том числе выполнявших казенные заказы. В первой половине XIX в. широкое распространение имели вотчинные предприятия, основанные на крепостном труде, однако они не могли конкурировать с фабриками, использовавшими вольнонаемный труд, и постепенно разорялись. А некоторые были закрыты еще до отмены крепостного права. К числу таких предприятий относилась суконная фабрика действительного статского советника Александра Игнатьевича Сахарова, на ней трудились 550 крепостных, из них 216 прядильщиц и 60 прядильщиков, 76 ткачей, четыре валяльщика, два красильных мастера и другие специалисты. Крепостные рабочие не получали платы, только хлебные пайки. Кроме местного сырья, шерсть для производства приобреталась по всей Казанской и в соседних губерниях. Сукно изготавливалось из шерсти силезских мериносов. Однако содержание овец было трудоемким, и через несколько поколений животные перерождались в обыкновенную русскую породу. В 1828 г. работа фабрики была приостановлена, но в 1831 г., уже при наследниках Александра Игнатьевича, ее деятельность была возобновлена. Перед отменой крепостного права она производила сукна на 45 тысяч рублей в год. После крестьянской реформы 1861 г. фабрика была окончательно закрыта. Также в Алексеевском располагались и другие заводы Сахарова — полотняный, канатный, свечной и мыловаренный.

Суконное предприятие другого заводопромышленника — отставного подполковника Л.Л. Толстого находилось в с. Мурзиха. В начале XIX в. в казну поставляли более 100 тысяч аршин темно-зеленого и серого солдатского сукна. Для выпуска ткани использовалась шерсть русских овец, закупаемая в Казанской губернии. Кроме того, дворянин держал 500 силезских мериносов, но уже для продажи в соседнюю Симбирскую губернию, на фабрику генерал-майора Ивашева.

Во второй половине XIX в. промышленность как России в целом, так и Казанской губернии в частности находилась на подъеме. Наряду с крупными заводами существовало множество мелких промышленных заведений. Критерии различия фабричной промышленности и ремесленного производства были размыты, но в целом к первым относили предприятия с наемными рабочими и объемом производства более 1 000 рублей в год. Такие небольшие заведения было сравнительно легко открыть, но и разорялись они довольно часто, поэтому количество подвергалось значительным изменениям.

В Лаишевском уезде, как и в большинстве других уездов Казанской губернии, большинство фабрик было сосредоточено в деревнях, а не в городе. Если в 1860 г. в Лаишеве насчитывалось семь промышленных заведений, а в уезде — 1 152, то к 1891 г. в уездном центре не было ни одного завода, а в сельской местности их количество снизилось до 553. В 1915 г. это соотношение составляло четыре к 2 754. Городские заводы были нацелены на удовлетворение только местных потребностей и изготовляли масло, кирпич, солод. Сельские же сбывали свою продукцию в Казань и другие губернии.

Наиболее крупными предприятиями являлись винокуренные заводы. Их владельцами традиционно были местные землевладельцы. Это связано с указом 19 июня 1754 г., согласно которому винокурение становилось монополией дворянства. В 1863 г. закон был отменен, однако в Лаишевском уезде эта отрасль продолжала оставаться в руках дворян и в последующие годы. Эти заводы располагались в селах Корноухово, Кадряково и Шумбут. В 1884 г. Шумбутский завод №5, которым владел Я.И. Лихачев, производил 2 994 000 градусов спирта при 40 рабочих, а Александровский завод №3 А. Макашина в Корноухово — 5 337 000 градусов, имея 39 рабочих. К Первой мировой войне завод в Корноухово снизил выпуск до 4 млн градусов, хотя и располагал одним паровым и одним нефтяным двигателями общей мощностью 21 лошадиная сила. Шумбутский же завод нарастил производство продукции до 3,4 млн градусов с одним паровым двигателем в 20 лошадиных сил. Количество рабочих на заводах практически не изменилось и составляло 44 и 40 человек соответственно. Кроме того, в 1907 г в с. Юнусово появился винокуренный завод, принадлежавший княгине Е.П. Крапоткиной. Однако он отставал от обоих вышеназванных предприятий и производил 1,61 млн градусов с помощью парового двигателя в 16 лошадиных сил. Впрочем, учитывая, что на нем работало всего восемь рабочих, можно сказать, что это весьма неплохие показатели.

Винокурение существенно опережало по денежным оборотам другие виды производства в Лаишевском уезде. В 1866 г. существовало шесть поташных заводов: в деревнях Метески, Средние Девлизери, Балыклы, Янасалы и с. Урахча. В отличие от винокуренных предприятий, в основном ими владели купцы, мещане и крестьяне. На них работало 35 рабочих и семь мастеров — больше, чем на существовавших в то время четырех винокуренных заводах. Однако продукции они производили на сумму 15 990 рублей, в то время как винокуренные заводы — на 98 225 рублей.

Также были распространены мельницы. В 1863 г. было только две мукомольные мельницы, затем на некоторое время их вообще не имелось в списках промышленных заведений, но уже в 1914-м они составляют большинство обрабатывающих предприятий.

Промышленные предприятия уезда и города были сосредоточены на переработке растительной продукции. В 1915 г. все 27 заводов уезда были сосредоточены именно в этой отрасли, и лишь одна фабрика в Лаишеве. Очевидно, это было связано с преобладанием в экономике Лаишевского уезда именно растениеводства.

§4. Торговля

Караванная ярмарка являлась самым ярким событием в экономической жизни Лаишева. Она была связана с возникновением на Урале промышленности и необходимости доставлять железо по рекам в другие области России. Лаишев служил перевалочным пунктом, где железо частично продавалось, другая же часть сплавлялась далее — в Нижний Новгород либо на юг. Местная пристань служила удобной стоянкой для караванов судов, которые приходили сюда, так и возникло название ярмарки. Она проходила с середины мая до середины июня, и в это время город наполнялся купцами, экипажами судов, грузчиками и пр.

Еще в конце XVIII в., возвращаясь из ссылки, А.Н. Радищев описывал Караванную ярмарку: «Стечение народа превеликое, как приехавшие с каравана, так и приходящие наниматься». Сами сделки заключались в домах торговцев или покупателей, но для рабочих с барок на базарной площади устраивались обжорные ряды.

С середины XIX в. ярмарка начинает работать с перебоями. В 1851 г. было привезено чуть более 700 тысяч пудов железа, стали и чугуна, а в более ранние годы эта цифра доходила до 2 млн пудов. В 1860-е гг. в памятных книгах Казанской губернии Караванная ярмарка зачастую вообще не упоминается, видимо, корабли с железом проходили мимо Лаишева и шли сразу в Волгу. Возможно, это связано с развитием пароходства — ранее в Лаишеве железо перегружалось на мелкие суда для дальнейшего следования, а с внедрением паровых двигателей в устье Камы их стали брать на буксир пароходы.

Однако в 70-х гг. XIX в. поток караванов возобновляется. В 1875 г. привоз достигал 5 млн пудов, барок было так много, что места у пристани не хватало и суда вставали напротив набережной. Увеличивается и количество продаваемого товара в Лаишеве. Например, в 1877 г. было привезено металла на 5,3 млн рублей, а продано на 811 тысяч рублей (15,1%), а в 1889 г. при общей стоимости железа в 4,5 млн рублей продажи в Лаишеве составили 1,8 млн рублей (40%). Но в конце века обороты ярмарки падают, и еще до 1917 г. она перестает существовать. Кроме развития пароходства, на этот процесс оказывали влияние и другие факторы. Так, в 1870-е гг. через с. Левшино на Каме прошла Уральская горнозаводская железная дорога, и оптовая торговля уральским железом стала вестись там, что снизило обороты лаишевской ярмарки. Также торговцев не устраивали и большие пошлины, бравшиеся с каждого из судов как с торгового помещения. От этого особенно страдали владельцы небольших судов.

Между тем ярмарка в годы расцвета приносила немалую прибыль местным жителям. Поскольку часть барок после Лаишева буксировалась пароходами, то все становившиеся ненужными деревянные части — весла, полы и потолки и т.д. — продавались весьма дешево. В итоге после караванов многие крестьяне могли позволить себе новые ворота, крыши и даже целые избы. Также обогащались жители, имевшие дома на набережной, где останавливались хозяева караванов, и цена съема «может по своей дороговизне сравняться только с прекрасно меблированными комнатами в Казани, хоть, например, на Воскресенской улице». Также за счет пошлин доход шел и в городскую казну. Например, в 1874 г. за стоянку только одного каравана Товарищества Алапаевских горных заводов в лаишевскую городскую управу было уплачено 100 рублей, а в 1875 г. — 120 рублей.

Если на Караванной ярмарке велась в основном оптовая торговля и участниками были зажиточные купцы, то на сельских ярмарках закупались товарами более широкие слои населения. В 1866 г. существовали следующие ярмарки:

На этих ярмарках основными предметами торговли служили сало, кожи, шкуры, хлеб, ремесленные товары. Из других губерний привозили чай, сахар, галантерею.

Со временем некоторые из этих ярмарок увеличивали обороты. Например, в Тюлячах к 1889 г. объем привозимого товара на Покровскую ярмарку вырос до 15 114 рублей, а продажи — до 3 889 рублей. По Богоявленской ярмарке аналогичные показатели составили 25 856 рублей и 8 116 рублей соответственно. Также появились новые ярмарки в Шонгутах, имевшие еще большие обороты: Шонгутская, проводившаяся с 28 мая по 1 июня, где было продано продукции на сумму 26 035 рублей при привозе в 71 854 рублей, а также Сергиевская, шедшая с 19 по 23 сентября. На ней реализовано товара на 34 680 рублей, а привезено — на 88 825 рублей. Однако ярмарки в Емельяновке, Астраханке и Рыбной Слободе в этом году уже не проводились. К 1917 г. остались обе ярмарки в Шонгутах, Покровская в Тюлячах, а также возникли однодневная Троицкая ярмарка в Зюзино и Петропавловская в Рыбной Слободе, проходившая с 28 по 30 июня. В Шонгутах оборот к этому времени не превышал 25 тысяч рублей, а на Покровской ярмарке хотя и вырос до 20 тысяч рублей, но уступал исчезнувшей Богоявленской. На вновь возникших ярмарках товаров продавалось не более чем на 5 500 рублей.

Если ярмарки проводились раз в год и скорее были праздниками для народа, то насущные потребности селян удовлетворялись на базарах, проводившихся каждую неделю. В Лаишевском уезде практически в любой день недели в том или ином селении устраивался базар. В воскресенье базарный день был в Лаишеве, в понедельник — в Рыбной Слободе, в четверг — в Тюлячах, в пятницу — в Алексеевском и Кадряково, в субботу — в Астраханке и Шумково. Как мы видим, места проведения базаров во многом совпадали с пунктами, где устраивались ярмарки. Очевидно, это были торговые центры уезда.

Практически во всех пунктах одним из важнейших предметов торговли был хлеб. Крестьяне окрестных деревень привозили его сразу после уборки полей, где его брали либо отдельные жители, либо небольшими партиями скупали купеческие приказчики для перепродажи. Также важным предметом сбыта являлись шкуры и кожи. Рыбная Слобода и Тюлячи, кроме этого, специализировались на продаже лошадей. Из остальных товаров имелась посуда, ткани (красный товар). На базаре в Лаишеве можно было купить чай и сахар.

Летом в Мурзиху приплывало много строевого леса, который продавался на месте окрестным жителям. Помещики Толстые за право пристани пользовались десятым бревном.

Наконец, существовала и постоянная стационарная торговля в Лаишеве. Мещане, купцы и крестьяне организовывали торговлю в лавках и магазинах. Если в начале XIX в. город занимал одно из первых мест в губернии по количеству лавок — 77, то затем их количество снижается. В 1835 г. их уже 31, к 1841 г. происходит рост до 59 лавок, но в 1860 г. их только 39. К 60-м гг. распределение лавок по видам товаров было следующим:

Хотя по численности преобладали лавки со съестными припасами, но по торговым оборотам первое место занимала торговля красным товаром, его продавалось на сумму до 20 тысяч рублей.

В деревнях, где не имелось ни базаров, ни лавок, обычно было несколько предприимчивых жителей, которые скупали необходимые товары в более крупных населенных пунктах и перепродавали их своим односельчанам.

На начало Великих реформ купеческое сословие Лаишева было немногочисленным. В 1862 г. имелось только 24 купца 3-й гильдии. Из них трое производили торговлю в самом Лаишеве, а остальные вели деятельность в уезде или других городах. Но к 1894 г. насчитывалось уже 80 купцов, большинство из них относилось ко 2-й гильдии (3-я гильдия к тому времени была упразднена). При этом их торговые обороты достигали 1,5 млн рублей. В 1914 г. среди населения Лаишева имелось только 15 лиц купеческого сословия. Такое падение их количества может быть связано как с разложением сословной системы — к этому времени для торговли необязательно было брать купеческое свидетельство, так и с уменьшением экономического значения Лаишева — исчезновение Караванной ярмарки вполне могло привести и к спаду торговли в целом.

Елена Миронова
ОбществоИсторияКультура Татарстан Институт истории им. Ш.Марджани АН Татарстана
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 08 мар
    Все течет, все изменяется...
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Самогоноварение было поставлено на промышленную основу
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Самогон в виде виски и джина позволили сделать много научных и технологических открытий.
    Кстати, первые синтетические галоши и шины были получены из синтетического каучука, синтезированного из самогона, этилового спирта.
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    к чему такое внимание к Лаишевскому уезду?
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Много жилья там строится.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров