Новый, 1992-й: казанцы об Афгане, война в Хорватии и год глазами известных россиян

Спецпроект «Реального времени»: какой была жизнь республики 30 лет назад. Часть 56-я

В первые дни 1992 года жители Казани, участвовавшие в Афганской войне, вспоминали о том, что им пришлось пережить в этой стране, а также о сослуживцах-героях. В Казань в те дни пришло обращение из Югославии, которая вела гражданскую войну с отделившейся от нее Хорватией. Пока россияне пытались хоть как-то выжить в новых экономических условиях, китайские предприниматели начали осваивать бизнес в России. Российские политики, актеры, депутаты давали свою оценку завершившемуся году, такому же, как 2022-й, насыщенному резонансными новостями. Подробнее об этих и других событиях 30-летней давности — в очередном дайджесте «Реального времени» по газетам тех лет.

«Правда о событиях в Хорватии»

В 1991 году Хорватию, после того как она вышла из состава СФРЮ, охватила война за независимость, которую позже назвали «войной за Родину». Предысторией гражданского конфликта стал рост сепаратистских группировок. Сотни лет между сербами и хорватами царил мир, но рост популярности националистических идей стал одной из причин начавшейся войны. Новое руководство страны решило провести этническую чистку и полностью выжить сербов со своей территории — «окончательное решение сербского вопроса», так называл свой политический курс хорватский политик и генерал Бранимир Главаш. Летом 1991 года столкновения между хорватами и югославами, которые контролировали часть территории страны, заселенной в основном сербами, переросли в войну, ее жертвами становились обычные жители. Осенью того же года хорватские боевики совершили несколько массовых убийств мирных сербов. Югославское командование считало, что с падением города Вуковара падет и Хорватия, но этого не произошло, весь мир поддерживал Хорватию и обвинял Югославию. В конце декабря из столицы Хорватии в Татарстан пришло письмо.

В Казань поступило обращение из Загреба, составленное генеральным директором Биофизического общества Югославии Крюнославом Пеком: «Европа остается безучастной, не понимая полностью политических масштабов нашей войны. Широко распространено мнение, что то, чему мы являемся свидетелями, это — этнический конфликт. Но это не верно, мы втянуты в войну, развязанную агрессивным тоталитарным коммунизмом против демократии свободы». В обращении содержится призыв к бдительности демократов, вовлекаемых в этнические конфликты*.

«На большой дороге»

В 1991 году на территории Кавказа тоже было неспокойно, разрастались конфликты между Южной Осетией и Грузией, Северной Осетией и Ингушетией, позже вспыхнули беспорядки в Нагорном Карабахе. В ноябре в районе села Эльхотово ингуши застрелили двух милиционеров МВД Северной Осетии, через неделю еще двое сотрудников осетинской милиции были убиты в селе Тарском. Обстановка на территории республики накалялась.

На дорогах Северной Осетии участились случаи ограбления автолюбителей, сообщил начальник штаба самообороны республики Борис Гогичаев. По его словам, кроме «заезжих гастролеров», подобным промыслом занимаются и вооруженные банды местных жителей. Гогичаев заявил, что к современным абрекам будут применены самые жестокие меры*.

«Китайские предприниматели осваивают Тюмень»

В 1990-х годах после развала СССР и ухода Китая из-под влияния США началось постепенное сближение экономик России и КНР. В 1992 году во время визита Бориса Ельцина в Пекин оба государства заявили о стремлении к «конструктивному партнерству», в 1996 году уже началось «стратегическое партнерство», а в 2001 году Россия и Китай подписали договор о «дружбе и сотрудничестве». Однако уже под конец 1991 года предприимчивые китайские бизнесмены начали сотрудничество с российскими коллегами — открывались совместные предприятия, магазины. Наиболее выражено это было в Сибири и на Дальнем Востоке.

Китайские предприниматели все активнее проникают в Тюменскую область. В Нижневартовске, например, они собираются открыть ряд совместных предприятий — деревообрабатывающий завод, швейную фабрику, для которой Китай поставит оборудование и материалы. Китайцы собираются также построить оздоровительный центр, гостиницу, магазин, ресторан, несколько пекарен*.

«Удача года — августовский путч: новогодняя анкета «ИМА-Пресс»

Попытка неудавшегося государственного переворота и смещения с поста президента Михаила Горбачева, предпринятая 8 членами ГКЧП, поставила, по сути, жирную точку в дальнейшем существовании СССР. Население страны восстало против путчистов, но поддержало вышедшего на политическую арену страны Бориса Ельцина, события тех трех августовских дней 1991 года стали для него звездным часом и определяющими в дальнейшем взлете на политической ниве. Для самого СССР путч обернулся скорым падением коммунистического режима, отменой КПСС, уходом Горбачева с президентского поста и созданием СНГ. Еще одним из знаковых событий, запомнившимся жителям страны, стала знаменитая «павловская» реформа, «благодаря» которой население Союза оказалось у черты бедности. В стране вводили талоны на продукты и «семейные книжки». Тогда же россиянам, наконец, разрешили свободно выезжать за рубеж. В конце 1991 года агентство «ИМА-пресс» провело опрос среди политиков, деятелей культуры, депутатов, попросив их дать оценку уходящему году.

1) Что для вас было самым радостным и самым неудачным в уходящем году?

2) С оптимизмом ли вы смотрите в год 1992-й?

Елена Боннэр

1) Путч. Это удача и неудача. Если отвлечься от личностей членов ГКЧП, то его смысл — вернуть Союз к исходному состоянию. Но у меня есть глубокое убеждение, что большие государства почти всегда становятся — если пользоваться нашей терминологией — государствами ВПК. Наверное, лишь очень длительный, многовековый опыт демократии может уберечь от этого. А то, что мы победили как-то неокончательно, — это самая большая неудача.

2) Оптимистический выход нам светит только в том случае, если мы перестанем давить друг на друга, если новые государства, формируя свою демократию, научатся уважать право всех народов на собственную государственность. Только на этой основе — прав человека — может строиться будущее и только на этом может держаться наш общий оптимизм. Что бы там не было — крупа у меня пока есть, запрусь дома и буду топить буржуйку собраниями сочинений Маркса и Ленина. И книжки интересные читать.

Никита Михалков, кинорежиссер

1)
Важнейшее событие для страны — Россия доказала: с ней нельзя говорить с позиции силы. Для меня — моя картина «Урга» получила «Золотого льва» на Венецианском фестивале. А печальнее всего — результаты референдума на Украине. Остается надеяться, что договор о создании СНГ выровняет ситуацию. В противном случае, боюсь, моим украинским друзьям и коллегам придется спешно учить немецкий язык. Если не польский.

2) Я человек православный, а в Евангелии сказано, что среди самых больших грехов — уныние и отчаяние. Поэтому нельзя ни унывать, ни отчаиваться, надо просто дело делать. Однако пока ничего хорошего в наступающем году не жду. Просто надеюсь, что время образумит людей. Экономика в России, как бы грамотно она ни была построена, никогда не будет действовать сама по себе. Мы вам нитки, а вы нам смычки — такие отношения могут быть в любой европейской стране, но не у нас. России необходима еще и духовная, объединяющая нацию идея.

Сергей Бабурин, народный депутат РСФСР, лидер парламентской фракции «Россия»

1) Ничего хорошего год стране не принес. Самое страшное — разрушение нашего союзного государства. И то, что я как парламентарий не сумел предотвратить этого, может быть, моя величайшая неудача не только 1991 года, но и всей жизни. А личная радость — старший сын пошел в школу.

2) Увы, особого оптимизма нет. Сейчас в российском парламенте закладываются основы дальнейших разрушительных процессов. А там посмотрим — все будет зависеть от нас. Ведь, к счастью, то, что пишется в законах, очень часто не соответствует реальной жизни.

Евгений Леонов, народный артист СССР, актер театра «Ленком»

1) Ничего не было — ни радостного, ни печального. Болел. В кино интересных работ не предлагали (С удовольствием снялся бы в роли Робинзона Крузо, но наши режиссеры не ставят этот фильм). Правда, на экраны выходит полнометражный мультфильм про Винни-Пуха и говорить медвежонок в нем будет моим голосом — только разве это можно назвать достижением? В театре тоже похвастаться нечем: кому-то нравится моя игра в «Поминальной молитве», но многим — нет. Может, не стоит со мной делать предновогоднее интервью?

2) Всех поздравляю с Новым годом!

Виктор Тихонов, главный тренер ЦСКА и сборной СССР по хоккею

1-2) 1991 год был крайне тяжелым как для армейского клуба, так и для сборной. Все уже привыкли, что обе эти команды всегда и везде первые, но на инерции прошлых побед далеко не уедешь: составы–то совершенно новые. Вообще, мы не ожидали такого резкого оттока игроков на Запад. Сейчас в ЦСКА и сборной СССР закладываются команды будущего. И я думаю, что 1992 год будет годом их становления и мужания.

Олег Калугин, генерал КГБ в отставке, народный депутат СССР

1) Замечательно, что путч был сорван очень быстро, обеспечив открытую дорогу к демократическим преобразованиям. Однако мы не воспользовались плодами победы, когда страна сдвинулась с мертвой точки и могла быстро пойти вперед, и это печально.

2) Сдержанным оптимизмом. Главное — дожить до весны. И только тогда, в марте — апреле, смогу точнее сказать — оптимист я или нет*.

«Командировка с автоматом»

В декабре 1991 года исполнилось 12 лет с того момента, как на территорию Афганистана по решению генсека КПСС Леонида Брежнева были отправлены советские войска. Военные события в Афганистане, длившиеся без малого 10 лет, унесли жизни более 15 тысяч советских солдат и офицеров. Из Татарской АССР на ту войну было отправлено 9 358 человек, более 2 200 из них вернулись домой с орденами и медалями, трое стали Героями России. Почти 300 уроженцев и жителей республики погибли, исполняя интернациональный долг, еще 231 человек — после окончания войны — от ран или в результате психологической травмы. Вместе с так называемым ограниченным контингентом войск в горную страну пришли советские работники мирных профессий: врачи, дорожники, строители, энергетики и другие. Но даже они ни на минуту не расставались с оружием — опасность подстерегала повсюду. И война ни для кого не проходит бесследно — для многих советских воинов, вернувшихся из Афгана домой, те события стали нелегким испытанием, отложившим отпечаток на всю жизнь.

Среди тех, кто прошел «Афган», немало и наших земляков. Основная часть несла срочную службу, но было немало и гражданских специалистов, отправившихся в «горячую точку» кто добровольно, кто полупринудительно. Воспоминания одного из них — энергетика Мэльса Галлямовича Мустафина — мы публикуем сегодня, в двенадцатую годовищину ввода войск а Афганистан.

Это было десять лет назад. Это было как будто вчера…

Военно-транспортный Ан-12, оторвавшись от взлетной полосы Кабульского аэропорта, круто пошел вверх, уходя от заснеженных вершин. В чернильной темноте ранней декабрьской ночи в иллюминаторах сверкнула немногочисленная россыпь столичных огней, и салон погрузился во мрак. Самолеты взлетали и садились с полностью погашенными огнями — труднее сбить.

Сидя на жесткой боковой лавке, я устроил автомат удобнее на коленях и попытался задремать, но в голову лезли тревожные мысли. И черт меня дернул согласиться на эту поездку…

А началось с того, что из одной из северных провинций в Кабул прилетел Костя — наш главный инженер с небольшой гидростанции и попросил меня съездить к нему, восстановить оборудование и каналы связи. Обстановка в стране была такова, что любая поездка могла оказаться последней: самолеты запросто сбивались ракетами с тепловым наведением ( в том числе и советского производства), на дорогах ждали засады*.

*«Вечерняя Казань» 2 января 1991 года

Ангелина Панченко, Диана Фатыхова
Справка

«Реальное время» выражает благодарность за содействие в подготовке проекта редакциям газет «Вечерняя Казань» и «Республика Татарстан», а также руководству и коллективу Национальной библиотеки Республики Татарстан.

ОбществоИсторияКультура Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров