Влияние Золотой Орды и Османской империи в истории Крыма

Из истории крымских татар, династии Гераев, потомков Джучидов, и становления нации

Влияние Золотой Орды и Османской империи в истории Крыма
Фото: хан Менгли Герай и крымскотатарская свита во дворце Топкапы в 1484 г. Миниатюра «Хюнер-наме» Сейида Локмана/использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги "История крымских татар"

Одним из крупнейших государств — наследников Золотой Орды было Крымское ханство — часть большого этнокультурного пространства на обширном участке Евразии. Ханы из крымской династии Гераев являлись потомками Джучидов, поэтому их представители правили в Казанском и Астраханском ханствах. Институт истории им. Марджани выпустил новое издание пятитомника «История крымских татар». Третий том посвящен одному из ключевых исторических этапов развития этого народа — периоду Крымского ханства (XV—XVIII вв.). Полных и завершенных исследований по крымским татарам до сих пор не было, новая книга татарстанских авторов заполняет некоторые пробелы в истории этого тюркского народа.

1.5 Арабографичные документальные источники по истории Крымского ханства. И.А. Мустакимов

До наших дней дошло много арабографичных документов, связанных с историей Крымского ханства. Подавляющее их большинство составлено на тюркских языках. Дошедшие до нас арабографичные документальные источники представлены:

  • указами и жалованными актами (ярлыками) правителей Крымского ханства;
  • документами мусульманского суда и права: судебными постановлениями, публично-правовыми и частно-правовыми актами, записанными в крымские судебные реестры; решениями (фетвами) османских муфтиев по вопросам мусульманского права, связанным с крымскими реалиями;
  • документами дипломатической переписки между Крымом и Османской империей, Россией, Польско-Литовским государством, Швецией, Трансильванией, Пруссией, а также договорными (шертными) грамотами крымских ханов московским и польско-литовским государям;
  • после впадения Крымского ханства в зависимость от Османской империи — письмами крымских правителей и представителей знати османским султанам и чиновникам Высокой Порты, посланиями султанов крымским ханам и султанскими указами османским чиновникам и отдельным представителям крымской знати;
  • документами частного происхождения.

Крымское ханство унаследовало золотоордынские канцелярские традиции. Указы издавались верховными правителями — ханами, жалованные акты могли также издаваться принцами и принцессами крови (султанами). После установления вассальной зависимости ханства от Османской империи (1475 г.) постепенно начинает усиливаться влияние османского делопроизводства [Усманов, 1979, с. 108—111, 134—135]. Дошедшие до нашего времени крымские ярлыки представлены в основном пожалованиями. Они отложились в различных древлехранилищах [Усманов, 1979, с. 20—28; Григорьев, 2006, с. 135], часть из них опубликована.

Фрагмент ярлыка-шертнаме хана Мурада Герая Иоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичу, Бахчисарай, 1682 г. использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги «История крымских татар»

В Крымском ханстве функционировал шариатский суд. Решения суда вносились в так называемые кадиаскерские книги (сакки). В этих книгах также регистрировались ханские указы и частноправовые акты. До наших дней дошла часть реестров XVII—XVIII вв. Они хранятся в Отделе рукописей Российской национальной (ранее — Императорской Публичной библиотеки), куда они были переданы в 1905 г. из Симферопольского губернского архива по распоряжению Министерства внутренних дел [Васильева, 2005, с. 220]. В документальном фонде Института восточных рукописей РАН под шифром Т500 хранится сборник 19 разрозненных крымских кадиаскерских книг за период 1049—1195 гг. х., выделенных из фонда ориенталиста В.Д. Смирнова. Изучение и публикация реестров крымского шариатского суда началась еще в дореволюционный период [Биярсланов, 1889; Биярсланов, 1890; Биярсланов, 1890а; Лашков, 1897а]. После долгого перерыва с 1990-х гг. к этим источникам вновь пробудился интерес исследователей.

Крымское ханство проводило довольно активную внешнюю политику, поддерживая контакты не только со своими ближайшими соседями, но и странами Центральной, Северной и Западной Европы.

Больше всего крымской дипломатической документации связано с крымско-русскими и крымско-польскими сношениями. Документы по этой теме, хранившиеся в Московском главном архиве МИД России, были собраны татарским ученым и просветителем Х. Фаизхановым и изданы В. В. Вельяминовым-Зерновым [Материалы, 1864]. Ныне основная часть из них, относящаяся к крымско-русским отношениям, хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) в Москве, основная часть, связанная с крымско-польскими отношениями, — в Главном архиве древних актов (Archiwum Glówne Akt Dawnych, AGAD) в Варшаве. Договорные грамоты крымских ханов, выданные правителям Польши и Литвы, исследованы и изданы Д. Колодзейчиком [Kolodziejсzyk, 2012а].

Документы крымско-османских сношений имеют следующую особенность. До 1475 г. крымские ханы являлись независимыми правителями, что демонстрировали, в частности, в своих посланиях османским падишахам. Об этом свидетельствует дошедшее до нас послание хана (Менгли Герая I), датированное 25 октября 1469 г. [Kurat, 1940, s. 81—86; Le khanat, 1978, р. 129—131; Усманов, 1979, с. 108]. Это единственный дошедший до нас памятник дипломатической переписки между Крымом и Стамбулом до 1475 г. После впадения ханства в зависимость от Порты крымско-османская переписка теряет характер международной, ханство все более интегрируется в общеимперскую структуру. Ханские грамоты султанам по форме и по содержанию становятся «рапортами-отчетами вассала сюзерену» [Усманов, 1979, с. 108]. Адресатами ханов становятся не только султаны, но и везиры, санджакбеи, шейх-уль-исламы и другие османские чиновники. Равным образом Порта, порой минуя хана, обращается напрямую к главам влиятельных крымских родов. Султанские указы, касающиеся вопросов, общих для османских и татарских владений в Крыму и адресованные османским наместникам и чиновникам Кафинского санджака/эялета, признаются шариатским судом ханства одним из источников права и регистрируются в крымских кадийских книгах наряду с ханскими указами [Turan, 2003, s. 8].

использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги «История крымских татар»

Самые ранние послания султанов, связанные с Крымом, вошли в письмовник «Мюнше-ат ас-салатин» («Переписка султанов») Феридун Ахмед-бея. Этот источник представляет собой сборник посланий в основном османских государей начиная с Османа I до восшествия на престол султана Мурада III, а также адресованных османским правителям писем. Труд был закончен в 1574 г. и в том же году поднесен султану Мураду III. В последующем работа Феридун Ахмеда была дополнена документами более позднего времени [Ozсan, 2000, s. 20—22; Kastritsis, 2013, р. 92].

«Мюншеат ас-салатин» дважды издавалась в Турции [Meсmua, 1264; Meсmua, 1265; Meсmua, 1274; Meсmua, 1275]. Достоверность многих документов, представленных в труде Феридун-бея, особенно раннего периода, ввиду многочисленных искажений в текстах и отсутствия обнаруженных оригиналов, считается дискуссионной [Babinger, 1992, s. 118—120; Kastritsis, 2013, 92]. Вместе с тем, например, сравнение содержания и особенностей оформления вошедших в сборник перевода грамоты Ивана IV Селиму II и ответного послания османского падишаха Ивану IV от 1570 г. позволяет высказать обоснованное предположение о близости представленных текстов к оригинальным [Мустакимов, Мустафинa, 2018].

Основной массив арабографичных документов по истории Крымского ханства отложился в Османском архиве в Стамбуле. Они в разном количестве распределены по многим реестрам (дефтер) и коллекциям. Первое место по количеству и информативной ценности имеют копии (иногда — проекты) султанских указов и посланий, записанные в серию реестров, известных как «Реестры важных дел» (Mюхимме дефтерлери). В них регистрировались тексты султанских посланий иноземным и вассальным правителям и указов, изданных от имени султана высшим органом управления Османской империи классического периода — Имперским Диваном (Диван-и Хумаюн). Реестры помимо прочего содержат копии высочайших посланий ханам, польским королям, а также указов санджакбеям, кадиям, интендантам (эминам) и прочим османским чиновникам. В этих документах затрагиваются вопросы взаимодействия Крымского ханства и Блистательной Порты в военной, внешнеполитической и экономической сфере [Лемерсье-Кель-кеже, 2009а, с. 44—46].

Самые ранние дошедшие до наших дней «Реестры важных дел» относятся к 951—952/1544—45 гг. [Topkapi, 2002] и 959/1552 г. [TSM, Kogular 888]. Первый реестр хранится в архиве Музея дворца «Топкапы», второй — в библиотеке Музея дворца «Топкапы». В Османском архиве отложилась основная часть «Мюхимме дефтерлери» — 266 томов за 961—1323/1553—1905 гг., с лакунами за некоторые годы. В частности, недостает записей за 1556—1558, 1561—1564, 1566 и некоторые другие годы. Ряд документов из серии «Мюхимме дефтерлери» опубликованы в различных сборниках [Osmanli, 1992; Belgelerle, 2004; Osmanli, 2005; Osmanli, 2013; Документы, 2008; Восточная, 2009]. Очевидно, в конце XVII — начале XVIII в. из серии «Мюхимме дефтерлери» выделилась подсерия «Кырым мюхиммеси» («Реестры важных дел, относящиеся к Крыму»). Один из реестров этой подсерии сохранился в Османском архиве [Babakanlik, 2000, s. 43—44].

Фрагмент ярлыка-ахднаме хана Джанибека Герая Михаилу Федоровичу использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги «История крымских татар»

Некоторые реестры в Османском архиве, причисленные к «Мюхимме дефтерлери» (№№ 1 (961—962/1553—1554 гг.), 2 (963—964/1555—1556 гг.), 4 (967—968/1559—1560 гг.), 15 (979/1571 г.), 25 (981—982/1573—1574 гг.), представляют собой «Буюрулду дефтерлери» («Реестры буюрулду»), т. е. распоряжений великого везира, почти исключительно посвященных пожалованиям и административным назначениям. В «Буюрулду дефтерлери» содержатся сведения о пожалованиях родственников и приближенных крымских ханов и о том, за кого из османских подданных и должностных лиц ходатайствовал хан. Описания причин ходатайств (хорошая служба, доблесть, проявленная в сражениях и т. п.) позволяют составить более полное представление о событиях, происходивших в Северном Причерноморье [Мустакимов, 2008, с. 29].

«Реестры важных дел» и «Реестры буюрулду», содержащие копии султанских указов и распоряжений великих везиров, связанные в том числе с Крымским ханством, отложились также в коллекции «Дополнения к «Реестрам важных дел» (Mюхимме 3ейли Дефтерлери). Сведения «Мюхимме дефтерлери» и «Буюрулду дефтерлери» дополняются данными реестров, содержащих указы, подготовленные в финансовом ведомстве Порты.

Среди таковых — «Реестр указов Имперского Дивана по финансовым вопросам описи Камиля Кепеджи» (Kamil Kepeci Divan-1 Hümayun Ahkam Defteri) № 63 [BOA, KK. d. 63] и «Реестр, поступивший из финансового ведомства» (Maliyeden Müdevver Defter) № 233 [BOA, MAD. d. 233]. Второй реестр по сути является продолжением первого. Два этих реестра содержат копии указов и тезкире (проектов указов) по финансовой части за 960/1553 г. Среди них — 11 документов, связанных с Крымским ханством. Они адресованы санджакбеям, кадиям, назирам и эминам Кафы, Аккермана и Джанкермана (Очакова). Копии указов и тезкире касаются вопросов территориального разграничения Крымского ханства и Порты, выплаты жалования ханским слугам из доходов Кафы, выплаты жалования янычарам, приданным Девлет Гераю, выделения средств крымскому хану и кафинскому санджакбею для финансирования похода на закавказские владения Сефевидов, освобождения от таможенных пошлин судна с товарами хана и др.

В другом реестре описи Камиля Кепеджи записана копия султанского указа от 26 мухаррама 985 г. х./15 апреля 1577 г. н. э. уполномоченному дворцового интендантства в Кафе об установлении порядка выплаты средств из доходов Кафы на содержание благотворительного учреждения (‘имарет), основанного ханом Менгли Гераем I. Указ составлен в ответ на обращение хана Девлет Герая I [BOA, KK. d. 87, s. 77].

Печать на ярлыке-мухаббетнаме хана Селима Герая Алексею Михаловичу, Бахчисарай, 1672 г. использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги «История крымских татар»

С конца XVII в. переписка султанов и великих везиров с иностранными и вассальными правителями начинает фиксироваться в «Реестрах августейших посланий» (наме-и хумаюн дефтерлери) — копий посланий османских государей и великих везиров иностранным правителям, а также переводов грамот иностранных правителей османским падишахам и великим везирам [Desaive, 1972]. Тексты посланий падишахов крымским ханам, содержащиеся в одном из таких реестров, опубликованы [Kirim, 2013].

Некоторое значение для изучения истории крымско-османских отношений третьей четверти XVI в. имеют расходные книги султанских дворцов, частью опубликованные О.Л. Барканом. В них содержатся сведения о времени пребывания и расходах на содержание ханских гонцов, прибывавших к султанскому двору [Barkan, 1979, s. 107, 138, 146].

Ценные сведения по истории Крымского ханства содержат документы османско-польской переписки и договорных грамот османских правителей польско-литовским государям, отложившиеся в польских и иных древлехранилищах, опубликованные и проанализированные в фундаментальной работе Д. Колодзейчика [Kolodziejсzyk, 2000].

Некоторое количество документов, связанных с крымско-османскими отношениями, сосредоточено в фондах Канцелярии Имперского Совета (раздел «Крымская канцелярия») (документы за 1751—1791 гг.) [Babakanlik, 2000, s. 285] и Канцелярии канцлера (реис-уль-кюттаба) (документы за 1771—1790 гг.) [Babakanlik, 2000, s. 288].

Письма крымских чиновников и представителей знати, переписывавшихся с пограничными российскими властями, отложились в некоторых региональных архивах Российской Федерации.

использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги «История крымских татар»

Сохранились и некоторые сведения о крымско-османских контактах в области мусульманского правоприменения. В библиотеке «Сулеймания» хранится копия фетвы шейх-уль-ислама Абу-с-Сууда эфенди (жил в 1490—1574 гг.), адресованной Девлет Гераю I. Хан испрашивал вердикта главного законоведа Османской империи по вопросу о необходимости уплаты закята с доходов, поступающих в ханскую казну [SYEK, Esad Ef. 3835, vrk. 138b-139a]. Фетва не датирована, ее список содержится в рукописи письмовника, содержащего образцы финансовых и административных документов, писем и фетв. Манускрипт ориентировочно датируется первой половиной XVIII в.

Другой рукописный сборник, отложившийся в «Сулеймании», содержит списки писем, которыми обменивались крымский хан Гази Герай II и шейх-уль-ислам Ходжа Саадеддин, наставник султана Мурада III и автор хроники «Тадж ат-таварих», образцы переписки других османских вельмож с ханами, а также списки султанских рескриптов (хатт-и хумаюн) ханам Ислям Гераю и Джанибек Гераю [SYEK, Nuruosmaniye 4292]13. Самым интересным документом этого сборника, однако, следует считать список письма крымского хана Менгли Герая I неназванному казанскому хану [SYEK, Nuruosmaniye 4292, vrk. 15—18]. З.В. Тоган адресатом письма называет хана Мухаммед-Амина и датирует документ 1513 годом [Togan, 1981, s. 362]. Первую публикацию этого источника осуществила Бедрие Сабит [Sabit, 1934, s. 25-27]. Документ, по справедливому замечанию З.В. Тогана, заслуживает подробного исследования и критического издания [Togan, 1981, s. 494, not 206].

Сведения о крымско-османских отношениях содержатся также в Архиве ведомства шейх-уль-ислама при Стамбульском муфтияте. В реестре назначений (Ruznamçe), составленном в канцелярии кадиаскера Румелии за 952—959/1545—1552 гг. имеется запись о включении 5 сафара 956 г.х./5 марта 1549 г. н. э. некоего Закарии по ходатайству хана [Сахиб Герая] в число стажеров-кандидатов (mülazim) на замещение должности мударриса или кадия [iMMA, Rumeli Kazaskerligi Ruznams;eleri, № 178, s. 18].

Отдельного упоминания заслуживают документы частного происхождения (прежде всего прошения и челобитные). К настоящему времени их известно меньше, чем документов официальных. Некоторые из них введены в научный оборот [Le khanat, 1978, p. 129—13114; Мустафина, 200615].

    Авторский коллектив Института истории им. Ш. Марджани
    ОбществоИсторияКультура Татарстан Институт истории им. Ш.Марджани АН Татарстана
    комментарии 4

    комментарии

    • Анонимно 12 янв
      Интересно.
      Спасибо.

      "После установления вассальной зависимости ханства от Османской империи (1475 г.)...".

      Один из "осколков" Чингизидской Золотой Орды стал вассалом османов...
      Его надо было спасать.
      Золотая Орда своих не бросает.

      Ответить
      Анонимно 12 янв
      Османы были братским народом повторяю
      Ответить
    • Анонимно 12 янв
      как можно вообще что-то понять этих закорючках
      Ответить
      Анонимно 12 янв
      Всегда восхищался в каллиграфических знаках, в них есть какая-то магия, что арабских, что японских, что индийских
      Ответить
    Войти через соцсети
    Свернуть комментарии

    Новости партнеров