Дом Харитон-бабая — татарского шрифтовика и печатника

Популярный татарский букварь был напечатан в типографии на Миславского

В первые учебные дни рассказываем про здание типографии Ивана Харитонова, которое стоит на Казанской-Поперечной (ныне Миславского, 4). Здесь была напечатана значительная часть татарских журналов и газет начала века. А одному изданию Тукай посвятил стихотворение. В татарской журналистике Ивана Николаевича называли «Харитон бабай».

Трудолюбие

О жизни Харитонова подробно писал историк Азат Ахунов. К примеру, он цитирует статью 1908 года из журнала «Шура» («Совет»): «Могут ли оценить наши ученые и передовые литераторы Харитонова в достаточной степени? Его старания и энергия в улучшении наших арабских букв необыкновенны. Он резал и лил наши национальные буквы в весьма красивой форме, некрасивые формы заменял лучшими. Облегчил труд типографщиков и наборщиков. Мало найдется людей из мусульман, которые могли бы оказать такую же услугу в деле печати для последователей ислама в России, как Харитонов». А газета «Йолдыз» («Звезда») назвала его «наследником Гуттенберга».

Харитонов родился в Казани в 1859 году. В 10 лет стал учеником наборщика в типографии Тилле, а потом — в типографии Казанского университета. Брат Харитонова уже работал по этой профессии, а в доме не было отца — он скончался. С детства Иван Николаевич привык работатать круглые сутки. В университете он выучил татарский и мог набирать тексты на многих языках. В 1888-м он уже старший наборщик в типографии Казанского губернского правления, откуда переходит в типографию Г. Вечеслава управляющим, На новом месте он обновил технологии, купил скоропечатные машины, занялся рекламой, объемы заказов закономерно выросли. Когда Вечеслав из-за цензуры решил продать компанию Домбровскому, Харитонов получает татарских книг на 4 тысячи рублей. На деньги, вырученные от их продажи, он смог открыть свою типографию.

Шрифты

Запустил он производство в Александровском пассаже в 1898 году. Пассаж построили в 1883 году, это был третий «торговый центр» в России. Размещались здесь магазины и меблированные комнаты. А на третьем этаже грохотал Харитонов: он запустил литографию, переплетную, словолитню и, что самое важное увеличил количество татарских шрифтов с двух до 18. Помогал ему в этом друг Галиасгар Камал: драматург был еще и отличным каллиграфом. С ними вместе работал художник-гравер Ибрагим Юзеев. В 1907 году Харитонов решил съехать из пассажа. К тому времени у него работали более 100 человек. Он купил дом на Малой Казанской улице, вблизи Гостиного двора (ныне ул. Миславского, 4).

Здесь стоял дом первой половины XIX века, который перестраивали в 1874-м и 1896-м.

Иван Николаевич заново перестроил его и оборудовал по последнему слову техники. В августе 1908 года он перевел сюда производство. Здесь печаталось значительное количество газет и журналов на татарском языке: «Юлдыз», «Кояш», «Азат», «Азат хатын», «Ялт-Йолт», «Аң». Общий тираж напечатанных книг (568 названий) — более 2,8 млн.

Ошибка

В 1913 году он опубликовал Коран, в котором в ноябре того же года писатель Фатих Амирхан нашел серьезные ошибки, напечатав об этом статью в газете «Кояш» («Солнце»). К примеру, там была такая ошибка. Вместо «Әлләзиинә әәтәйнәәһүмүл-китәәбә йәтлүүнәһү хәкка тиләәүәтиһи үләәʼикә йүʼминүүнә биһии үә мәй йәкфүръ биһии фәʼүләәʼикә һүмүл-ха-асируун» было напечатано «Әлләзиинә әәтәйнәәһүмүл-китәәбә фәʼ ү икә һүмүл-хаасируун». Это сура «Бәкара», 121 аят: «Те, кому Мы даровали Писание и кто читает его надлежащим образом, действительно веруют в него. А те, которые не уверуют в него, непременно окажутся в убытке».

Харитонову показалось, что всего лишь ошибка, но для части татарской общественности это выглядело так, что он намеренно исказил смысл Священной Книги. Не помогло и то, что текст якобы был проверен представителем Духовного собрания Сафиуллой Абдуллиным. Однако он это делал с предыдущими макетами, а сюда попал по инерции. Так что наборщики, вероятно, ошиблись. До суда дело не дошло. Но типографию Харитонов продал в 1916-м издательству «Умид». После революции он пытался вернуться в бизнес, но разрешения власти ему не дали. Он умер в крайней нищете в сентябре 1927 года.

Букварь

За год до скандала у Харитонова вышла книга «Первый букварь для детей. Дедушка Харитон». Ее называли просто «Буләк» («Подарок»). Габдулла Тукай написал об этом стихотворении «Сабитның укырга өйрәнүе» («Как Сабит учится читать»). Мальчик упрашивает отца купить ему азбуку.

Укуы өзек аның, — балачарак баланың:
«Бу ә-лиф-ба — бүләге Харитонов бабаның.

«По-да-рок, — чуть прерывисто, раздельно, по слогам —
От дя-ди Харитонова», — читает мальчуган.

Стихотворение печаталось в приложении к «Подарку».

Радиф Кашапов
ОбществоИсторияКультураОбразование Татарстан
комментарии 1

комментарии

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров