«Жалею ли я о своем выборе? Конечно же, нет, «до» и «после» — это два разных человека»

Где в России и за рубежом ценят татарстанских специалистов? «Реальное время» пообщалось с земляками, решившимися однажды на переезд

«Жалею ли я о своем выборе? Конечно же, нет, «до» и «после» — это два разных человека»
Фото: Александр Ильин/ realnoevremya.ru

Прямые авиарейсы сближают города. С августа такие запущены между Нижнекамском и Тобольском. Время в пути — 1 час 55 минут. Открытие субсидируемых рейсов стало возможным благодаря участию и всесторонней поддержке Минтранса РТ. Новый маршрут открывает горизонты и расширяет перспективы развития для жителей нефтехимической столицы республики. А много ли тех, кто оставляет родной дом и уезжает на работу в другой город или даже страну? «Реальное время» поинтересовалось, где работают высококвалифицированные татарстанцы, с какими трудностями сталкиваются и как часто ездят домой?

«Моя профессия позволяет работать из любой точки мира»

Сегодня, пожалуй, нет ни одного региона страны, где не трудились бы специалисты из Татарстана. География обширная: Москва, Санкт-Петербург, Сочи, Тобольск, Томск, Крым и другие. Наргиза Шарипова — бизнес аналитик в ИТ, пошла еще дальше — переехала жить в Турцию.

— Я родилась в Бавлах. Когда мне исполнилось 4 года, мы с семьей переехали в Набережные Челны. Училась я в КФУ на факультете вычислительной математики и кибернетики по специальности «системный математик, программист». До переезда работала в Казани в аутсорсинговой компании. До сих пор работаю там — удаленно. В своей профессии уже больше 11 лет, — говорит Наргиза.

По словам девушки, карьеру аналитика она начала в небезызвестной компании «Барс Групп», потом был «Ай-новус», где успела вырасти до руководителя ИТ-проектов на федеральном уровне и стать востребованным профессионалом.

Интересный факт: в Турцию Наргиза поехала на мотоцикле, преодолев 2,5 тысячи километров от Элисты до Аланьи. Фото: Наргиза Шарипова/ realnoevremya.ru

— В Турцию я переехала полгода назад. Решение не было тяжелым: я сама по себе достаточно легкий на подъем человек, последние 2 года, с начала пандемии, вела кочевой образ жизни, успела много где пожить и попутешествовать. Моя профессия позволяет мне работать из любой точки мира, лишь бы был стабильный интернет. Так что, возможно, Турция — это не конечная точка, — уверяет она.

Интересный факт: в Турцию смелая девушка поехала на мотоцикле, преодолев 2,5 тысячи километров от Элисты до Аланьи.

— Вообще, конечно, я сначала улетела на самолете, обустроилась тут, решила вопрос с квартирой, с документами, банковскими картами и только потом полетела в Казань за мотоциклом. Вернее, сам мотоцикл на тот момент находился в Элисте. Он там остался с прошлого года, с моей поездки в Приэльбрусье, а в Казани у родителей была моя экипировка и багажная система на мотоцикл. Вот за ними я и вернулась, — вспоминает Наргиза.

По ее словам, переезд на мотоцикле занял пять дней по маршруту Элиста — Владикавказ — Тбилиси — Батуми — Трабзон — Кырыккале — Конья — Аланья. В день выходило примерно по 500 км.

«Выехал, а у самого ком в горле и слезы на глазах наворачиваются»

Специалисты нефтегазовой отрасли не менее востребованы за пределами Татарстана, чем айтишники. Артем Абрамов — руководитель направления по научно-технической деятельности неядерных производств ТВЭЛ (Топливный дивизион «Росатома»). Живет и работает в Москве. До переезда в столицу некоторое время трудился в Томске, куда его пригласили как молодого, подающего надежды специалиста.

— Школу я окончил в Заинске, поступил в Казанский национальный исследовательский технологический университет на факультет нефти и нефтехимии. Трудовую деятельность начал в родном КНИТУ-КХТИ, работал младшим научным сотрудником — выполнял расчетные и экспериментальные работы, направленные на повышение эффективности совместного производства оксида пропилена и стирола «Нижнекамскнефтехима», формировал материал для будущей диссертации. После успешной защиты, в 2011 году, поступило предложение от научно-исследовательского центра СИБУРа переехать на работу в Томск, — вспоминает Артем.

Артем Абрамов — руководитель направления по научно-технической деятельности неядерных производств ТВЭЛ (Топливный дивизион «Росатома»). Фото: Артем Абрамов/ realnoevremya.ru

Решение о переезде из родного Татарстана далось нелегко:

— В такие моменты перебираешь все за и против, рисуешь схемы с вариантами сценариев. Не можешь ни о чем думать, кроме этого. Жалею ли я о своем выборе? Конечно же, нет, «до» и «после» — это два разных человека и два разных специалиста, и человек «после» мне нравится гораздо больше.

В Томске Артем смог применить свои знания на реальных производственных объектах, а не только в лаборатории. К тому же сразу предлагались хорошие финансовые условия и достаточно высокая карьерная позиция.

— В R&D-центре СИБУРа работало большое количество татарстанцев, в том числе в руководстве, и я подумал, мне точно не будет одиноко. На тот момент мне было 26 лет, хотелось приключений и чего-то нового. Собрал необходимые вещи, сложил их в машину и поехал своим ходом из Казани в Заинск, оттуда в Томск. Один. Помню отчетливо этот момент: «Мама, папа, до свидания, не переживайте». Выехал, а у самого ком в горле и слезы наворачиваются, — вспоминает он.

В Томске появились друзья, с которыми Артем общается по сей день. Среди плюсов оказалась, как ни странно, сибирская погода.

— Пришлось очень многому учиться после прихода в компанию, по сути, все 7 лет работы там — это перманентное состояние получения знаний и опыта без отрыва от работы, а потом передача этих компетенций новым сотрудникам, — отмечает он.

В 2018 году Артему поступило предложение от ТВЭЛа (Управляющая компания Топливного дивизиона «Росатома»). В Москву уже переезжал не один — с будущей супругой. В настоящее время занимается созданием, сопровождением и координацией работы R&D-подразделений дочерних обществ по нескольким неядерным направлениям: продукты и услуги для нефтегазовой отрасли, спецхимия, накопители энергии на основе химических источников тока. Также руководит проектами НИОКР и управляет командами единомышленников при выполнении проектов, направленных на организационные изменения в R&D.

— Домой к родителям езжу не так часто, как хотелось бы, несмотря на гораздо большую географическую доступность Москвы по сравнению с Томском. Если самолетом, то это всегда прямой рейс хоть в Казань, хоть в Нижнекамск, никаких тебе пересадок в Новосибирске. Иногда езжу на автомобиле домой к родителям в летний период. Очень жду окончания строительства скоростной трассы Москва — Казань, поскольку добираться 14 часов, особенно если среди попутчиков маленький ребенок, весьма сомнительное удовольствие, — говорит Артем.

«По дому не приходилось грустить, так как были всегда WhatsApp и Skype»

Ценятся в России татарстанские нефтяники. Уроженец Альметьевска Рамис Гильфанов с 10 класса мечтал поступить в нефтегазовый вуз — пойти по стопам родных.

— Я рос в нефтяной столице Татарстана. Вся моя семья связана с нефтяной промышленностью. Я полагал, что в этом мое будущее. Еще в школе я интересовался бурением скважин на нефть и газ, часто видел большие буровые станки у города. Меня это захватывало. Всегда хотелось приблизиться, попасть на буровую площадку, посмотреть оборудование и узнать, как бурят скважины и понимают, где находится нефть и газ, — говорит он.

Уроженец Альметьевска Рамис Гильфанов с 10 класса мечтал поступить в нефтегазовый вуз — пойти по стопам родных. Фото: Рамис Гильфанов/ realnoevremya.ru

После школы Рамис поступил в базовый университет по подготовке инженеров нефтяников, ныне НИУ РГУНиГ им. Губкина в Москве. Потом начались частые командировки на север.

— Окончив университет, я вернулся в родной город и начал свою карьеру в «Татнефти». У меня был план поработать во всех сферах нефтяной промышленности и иметь широкий кругозор, понимать, кто, чем и как занимается. После чего я устроился на вахту и летал в Западную и Восточную Сибирь. По дому особо не приходилось грустить, так как были всегда WhatsApp и Skype, — отмечает Рамис.

Сегодня Рамис трудится в Москве начальником отдела технологического развития АО «РусВэллГруп», признается, что готов к любому повороту событий. И если придется, то снова соберет чемодан и полетит в нужном направлении.

— Что касается востребованности моей текущей профессии, считаю, что она со временем станет не так популярна, так как тренд будет развиваться в сторону экологически чистых энергоресурсов. Для меня начнется новый челлендж по смене рода деятельности, от которого я не скрываюсь, а только рад, что условия меняются, — уверенно говорит Рамис.

«Для меня лично переезды — нормальное состояние»

Последние пять лет вдали от дома живет Евгений Юркевич, начальник управления по закупкам «Нижнекамскнефтехима». До этого работал на одном из предприятий Казани, затем устроился в нефтехимический гигант. Жена и двое детей остались в столице Татарстана.

— Для меня лично переезды — это не стресс, нормальное состояние. Я сам родом из Новосибирской области, учился в Кемерово, работал в Башкирии. В Татарстане живу 18 лет, последние пять лет — в Нижнекамске. С семьей вижусь в выходные, — говорит он.

Недавно Евгению пришлось вновь сменить место жительства — переехать в Тобольск.

Последние пять лет вдали от дома живет Евгений Юркевич, начальник управления по закупкам «Нижнекамскнефтехима». Фото: Евгений Юркевич/ realnoevremya.ru

— Здесь я нахожусь с мая на стажировке. Впервые поехал в Тобольск на машине, проехал более 1 500 километров. В это же примерно время из Казани был запущен первый прямой авиарейс в Тобольск, недавно такой же открыли из Нижнекамска. Это очень хорошо. Прямые авиарейсы упрощают все коммуникации. На выходные либо я летаю домой к семье, либо жена приезжает ко мне, — рассказывает он.

Евгений Юркевич признается, что до открытия аэропорта в Тобольске пассажирам необходимо было сначала проехать 250 километров до Тюмени, оттуда авиарейсом до Москвы и только потом в любую точку России.

— Сейчас прямо из Тобольска можно улететь в Нижнекамск, Казань, Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск. Тобольск — великолепный город. Очень удобный для жизни. Мне здесь очень нравится. Строительство ведется микрорайонами. Подъезд открыл — сразу садик и школа. Еще один важный момент: в какое бы ты время ни приехал домой после работы, во дворе всегда есть место на стоянке, чего нельзя сказать о Казани и Нижнекамске, — говорит он.

После окончания стажировки Евгения Юркевича вновь ждет переезд. На этот раз в Казань, где он продолжит работу на одном из предприятий СИБУРа, но уже рядом с семьей.

«Переезд в другой город — это вызов»

Открытия прямого авиарейса между Нижнекамском и Тобольском с нетерпением ждал Сергей Губанов, директор завода ДБиУВС «Нижнекамскнефтехима» (входит в СИБУР). На своей родине, в Тобольске, Сергей проработал 28 лет. Карьеру начинал в 1994 году оператором технологических установок третьего разряда «ТобольскНефтехима». Уезжал в Нижнекамск в должности начальника производства «ЗабСибНефтехима».

— Я нахожусь в кадровом резерве СИБУРа. Это когда компания видит потенциал и уделяет внимание твоему развитию, повышению компетенций. Перед отправкой в Татарстан проходил тестирование, собеседование. В Нижнекамске нахожусь полтора месяца, — говорит Сергей Губанов.

Открытия прямого авиарейса между Нижнекамском и Тобольском с нетерпением ждал Сергей Губанов, директор завода ДБиУВС «Нижнекамскнефтехима». Фото: Сергей Губанов/ realnoevremya.ru

Из Тобольска добирался на автомобиле, преодолев более 1 500 км.

— Не скажу, что полностью адаптировался. Привыкаю потихоньку. Нижнекамск — зеленый, ухоженный город, люди здесь приветливые. Впечатляют размеры, объемы самого «Нижнекамскнефтехима». Хочется показать свои возможности, умения, — отмечает он.

В Тобольске у Сергея остались родители, с которыми он созванивается по видеосвязи. С запуском нового авиарейса Нижнекамск — Тобольск, говорит он, возможности увидеться с родными и друзьями будет больше.

— Запуск авиарейса — это очень хорошо. Я еще им не воспользовался, но обязательно воспользуюсь. Домой не планирую ближайшие три-четыре месяца точно — много задач и поручений, — говорит Губанов.

По словам Сергея, переезд в другой город — это вызов, который он с интересом принял.

«Главное, прислушаться к себе и выбрать «свое» место»

Привлекают специалистов из Татарстана не только в Центральную Россию и Сибирь, но и южные регионы. Уроженка Заинска Елена Мазур работает в Севастополе инженером-метрологом. Профессия хоть и не популярная среди молодежи, говорит она, но очень важная.

Уроженка Заинска Елена Мазур работает в Севастополе инженером-метрологом. Фото: Елена Мазур/ realnoevremya.ru

— В 2014 произошло важное событие — возвращение Крыма и Севастополя. Это определило дальнейшую мою жизнь. Море для меня играет огромную роль. Перспектива жизни и работы в городе-герое Севастополе была очень заманчивой. Так я и решилась. И совершенно не зря, — говорит девушка.

По ее словам, в первое время были неудобства, но к ним она легко приспособилась. В Севастополе Елена познакомилась со своим будущим мужем, сейчас в браке уже двое детей.

— В первое время домой я ездила по несколько раз в год. Сейчас реже — дети маленькие. Когда они подрастут, мы снова сможем навещать наших родных и близких. Удобнее это делать, конечно, авиасообщениями, но и на машине тоже преодолимо, хоть и занимает дорога пару дней, — отмечает Елена, добавляя, что жизнь вдали от дома не тяжела, главное, прислушаться к себе и выбрать правильное «свое» место, которое откликается в душе.

«Вдали от дома жить можно. И неважно, что вокруг тебя»

За своим мужем в Санкт-Петербург, которого пригласили в нефтегазовую компанию, отправилась врач-эндокринолог Наталья Гурьянова. На переезд в Северную столицу России семья решилась около года назад.

— Я подчинилась семейным обстоятельствам, последовала за своим мужем. Решение было долгим, обдуманным. В течение трех месяцев выбирала место работы, где мне было бы комфортно. Остановилась на престижной частной медицинской клинике. Работа нравится. Поначалу было непросто привыкнуть к другому ритму, условиям. Когда знаешь свое дело, остальные технические моменты уходят на второй план, — отмечает Наталья.

За своим мужем в Санкт-Петербург, которого пригласили в нефтегазовую компанию, отправилась врач-эндокринолог Наталья Гурьянова. Фото: Наталья Гурьянова/ realnoevremya.ru

Трудности были лишь первое время, признается она.

— Здесь я поняла, почему в государственные больницы не приходят молодые доктора — они все в частных клиниках. Молодежь сейчас умная, грамотная, смелая, знающая и очень толковая. Я, 47 летний доктор, с уважением смотрю на молодых коллег и даже чему-то учусь у них, — отмечает Наталья.

По ее словам, в Санкт-Петербурге медицинскому работнику без труда можно найти работу. Вариантов много — было бы желание.

— Раз в два-три месяца езжу домой, в Татарстан. Чаще не получается. Сейчас трудно сказать, где мой дом. Адаптируешься на новом месте, строишь свой мир. Свой быт. Родители остались в Татарстане, приезжая к ним, погружаюсь в атмосферу любви и удовольствия, — с чувством говорит она.

Домой Гурьяновы летают на прямом авиарейсе Санкт-Петербург — Нижнекамск. Несколько раз добирались до Татарстана на автомобиле.

— Вдали от дома жить можно. И неважно, что вокруг тебя, где ты находишься. Твой мир — это твоя семья. Тебе хорошо с родными, любимыми, друзьями. Нет страха перед другим городом. Спустя год я могу смело об этом говорить, — подчеркивает Наталья.

Лилия Егорова
Общество Татарстан Нижнекамскнефтехим
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров