Сможет ли правительство Татарстана учить на татарском языке и сформировать среду для его использования?

Итоги пресс-конференции Ирады Аюповой и всероссийского съезда учителей татарского языка

Сможет ли правительство Татарстана учить на татарском языке и сформировать среду для его использования?
Фото: tatarstan.ru

На этой неделе в Казани прошел VIII Всероссийский съезд учителей татарского языка, а летняя пресс-конференция министра культуры Татарстана Ирады Аюповой была организована в Казанском художественном училище. Тема образования стала для корреспондента «Реального времени» на обоих мероприятиях основной: незаметно события Минкульта и Минобра зарифмовались и указали пути развития, по которым им нужно идти сообща.

«Будущее нашей культуры так или иначе связано с просвещением и образованием»

Ирада Аюпова проводила пресс-конференцию в двух форматах. Сначала она устроила экскурсию для журналистов по обновляемому художественному училищу имени Фешина, которое пока что удалось отстоять в деле его присоединения к КФУ. Войдя через исторические двери, Аюпова взяла портативный мегафон и начала рассказ с историй некоторых первых учебных заведений Казани, выбрав темой своего выступления наставничество.

— В своей экскурсии я хотела взять вектор на просвещение. Я просто уверена, что будущее элиты — это просвещенная элита. Будущее нашей культуры (а культура, по сути своей, — это цивилизация) так или иначе связано с просвещением и образованием, — сказала министр.

Этот лейтмотив подхватывала иногда и директор КХУ Ольга Гильмутдинова, к примеру, показывая ученические работы Николая Фешина и отмечая, что ученик сначала копирует работу своего мастера, а потом стремится найти свой путь.

Ирада Аюпова сначала устроила экскурсию для журналистов по обновляемому художественному училищу имени Фешина. Фото: mincult.tatarstan.ru

Значительная часть училища еще ждет реставрации, но в бальном зале уже укрепили полы. В прошлом году в южной части училища реконструкционные работы завершились, в нем и прошла сама пресс-конференция. Здесь усилили фундамент, сохранили входную группу, балки под крышей, плитку на полу, отремонтировали кровлю и частично восстановили деревянный потолок, половину его пришлось воссоздавать заново. Особенно впечатляюще выглядит третий этаж, где сквозь наклонные окна в мастерские светит солнце.

Сейчас на очереди — север и центр. Следующий этап обойдется в 600 миллионов, деньги на него ищут.

В южной части скоро планируется открытие школы креативных индустрий для подростков от 12 до 17 лет, где их будут учить на бюджетной основе (училище выиграло грант Президентского фонда культурных инициатив в 58 млн рублей). При этом, как объяснила Гильмутдинова, принцип отбора, который ее поначалу не устроил, будет таков: «кто первый подал заявление, тот и попадет». Так что, видимо, надо следить за социальными сетями, поскольку мест всего 80, на четыре группы: виртуальной реальности, дизайна, анимации и мультипликации, фото- и видеопродукции. В планах — студия фэшн-дизайна и декоративно-прикладного искусства.

Художественное училище. Фото: Радиф Кашапов

«Я честно скажу — я не люблю ЕГЭ»

Фэшн активно обсуждался на пресс-конференции, к тому же у министерства есть несколько проектов в этой сфере — конкурс «Алтын Хэситэ», фестиваль «Культурный код — стиль жизни».

— Уже несколько лет мы занимаемся изучением нашего татарского костюма, и не только татарского, а и народов, проживающих на территории Татарстана, — отметила Аюпова, указав, что традиция — это самая инновационная и быстро адаптирующаяся к изменениям среды обитания культурная особенность.

— Важно формировать интересную компетенцию, когда ты создаешь новую, но опираешься на традицию, — указала министр, также посетовав, что в республике своей национальной идентичности люди стесняются. Также это касается и общения на родном языке, позже добавила Аюпова:

— Страх надевать татарский костюм, страх, почему мы не говорим на языке, — боимся, что нам скажут, что мы делаем что-то не так.

Вопрос от нашего издания был такой: испытывает ли Министерство культуры вину в связи с тем, что в этом году только один ученик выбрал на ЕГЭ экзамен по татарскому языку?

Реконструированная часть КХУ. Фото: Радиф Кашапов

— Я честно скажу — я не люблю ЕГЭ. Это мое мнение. Я просто считаю, что ЕГЭ — вообще не показатель. Люди разные, не секрет, что люди, которые достаточно эмоциональны, хуже сдают ЕГЭ, и ЕГЭ не является мерилом знаний. ЕГЭ сдают для того, чтобы выбрать путь свой последующей профориентации. Об этом нужно думать, а не о том, сколько человек сдавали ЕГЭ. Я не обладаю информацией, для какого направления нужна сдача ЕГЭ на татарском.

— Вот смотрите, вы говорили о дизайне татарского костюма. Можно ли предположить, что человек сделает хороший дизайн, не зная татарского языка? — спросил корреспондент «Реального времени».

— Я думаю, что сохранение языка не сильно лежит в плоскости ЕГЭ. Оно больше лежит в плоскости среды. Если будет среда, где язык будет востребован, то будет и развитие, — резюмировала министр. После этого Аюпова согласилась, что мотивация сдавать ЕГЭ по родному языку должна быть, и предложила посмотреть, что можно сделать в этом направлении.

Аюпова согласилась, что мотивация сдавать ЕГЭ по родному языку должна быть, и предложила посмотреть, что можно сделать в этом направлении. Фото: mincult.tatarstan.ru

«Будущие педагоги татарского языка и литературы будут получать дополнительную специализацию «русский язык»

Между тем Адиля Шайхутдинова, которая живет в деревне Норма Балтасинского района, выбравшая ЕГЭ на татарском языке, хочет стать учителем. Если в 2008-м ЕГЭ на татарском в республике сдавали 385 человек, то в 2016-м — 67, в 2020-м — 9. В 2022-м — один.

Съезд ее будущих коллег начался с заезда участников 27 июня и показа фильма «Авторучка», чтобы продолжиться работой в секциях с мастер-классами, презентациями, тренингами во множестве учебных заведений — от лицея №187 на улице Назиба Жиганова до детсада №405 на улице Четаева. Были и весьма известные за пределами Казани школы, вроде полилингвального комплекса «Адымнар — путь к знаниям и согласию» и гимназии №12 с татарским языком обучения имени Фатихи Аитовой.

Как и полагается, учителям предлагали немало полезных учебных материалов, которые можно было скачать по qr-кодам, как и выступления на пленарном заседании и проект резолюции. Благодаря этому выступления спикеров можно цитировать, не боясь ошибиться. Поступим так и мы.

Отметим, что некоторые выступления были выданы делегатам на русском, к примеру, Радифа Замалетдинова, директора Института филологии и межкультурной коммуникации Казанского (Приволжского) федерального университета.

— В последнее время ощутимо уменьшилось количество студентов, приехавших из других субъектов РФ, — отметил директор в своем докладе. — В настоящее время обучаются студенты и магистранты, приехавшие из республик Башкортостан, Чувашия, Мари Эл, а также Пензенской, Кировской, Оренбургской, Тюменской, Астраханской областей, из зарубежных стран — Турция, Корея, Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Китай. Их количество можно увидеть на экране.

Кроме того, Замалетдинов сообщил, что в этом году объявлен набор студентов на две программы в области татарского языка и литературы.

— Учитывая потребность в республике и в Казани в учителях русского языка, будущие педагоги татарского языка и литературы будут получать дополнительную специализацию «русский язык», — указал директор.

Съезд учителей начался с заезда участников 27 июня и показа фильма «Авторучка», чтобы продолжиться работой в секциях. Фото: kzn.ru

«Безусловно, это не те цифры, которыми можно гордиться»

Как отметил Рамис Сафин, председатель исполкома общественной организации «Ульяновская областная татарская национально-культурная автономия», в переписи 20-летней давности татар в их крае было 170 тысяч, а сейчас он представляет 150 тысяч человек.

— В текущем году в школах Ульяновской области получали знания 12 074 татарских ребенка. Из них татарский язык на уроках, в кружках, на внеклассной работе изучают 4 800 детей. Как вы видите, около 7 тысяч детей до сих пор лишены обучения родному языку, — пояснил Сафин, добавив, что, несмотря на сопротивление местного министерства, но благодаря давлению татарстанского, в соглашении между двумя организациями появился пункт следующего содержания: «Министерство просвещения и воспитания Ульяновской области создает условия для изучения татарского языка в образовательных учреждениях Ульяновской области».

Также Сафин рассказал, что в прошлом году он, как член Общественной палаты города, вошел в состав комиссии по приемке школ к новому учебному году и там увидел в директорском кабинете папку с заявлениями от родителей.

— Смотрю, на многих школах в графе о родном языке уже вписано «русский». А это является грубым нарушением федерального закона, — указал Сафин.

Также Сафин рассказал, что вдвойне тяжело переживается закрытие татарских школ в деревнях, поскольку после этого детей начинают возить на автобусе в соседнюю чувашскую или русскую деревню.

— А это уже другая среда, другое воспитание. Об обучении татарскому остается только мечтать.

Заместитель руководителя исполнительного комитета Казани Гузель Сагитова рассказала, что в 169 школах Казани обучается 148 651 ребенок. На уроках родного языка 82 438 учащихся изучают татарский язык.

— Безусловно, это не те цифры, которыми можно гордиться, нет места для особой радости. Хотим мы того или нет, события 2017 года внесли свои коррективы в национальное образование, — отметила замруководителя исполкома.

Гузель Сагитова рассказала, что на уроках родного языка 82 438 учащихся изучают татарский язык. Фото: kzn.ru

— Наша задача не давление, а мотивация, не принуждение, а создание новых возможностей. В связи с этим в прошлом году мы запустили цикл семинаров в формате TED для педагогов татарского языка, — говорится в выступлении Сагитовой. — Основная цель этих встреч — сделать уроки татарского языка более интересными и эффективными. Спикеры познакомили с ведущими методиками и практиками мира в обучении английскому и японскому языкам. Здесь хочется сделать объявление: эти семинары можно посмотреть на сайте «Ачык университет».

Сагитова также указала, что семинары поддержала Комиссия при президенте РТ по вопросам сохранения, развития татарского языка и родных языков представителей народов, проживающих в Республике Татарстан (такое длинное название оно носит с лета этого года). В планах у Сагитовой — сделать такой же проект для руководителей детских садов.

— Многое зависит от руководителя, возможно, все начинается именно с него. Если у руководителя есть стремление для работы, он сможет зажечь и в других желание работать, соберет вокруг себя самых умелых или будет готовить достойные национальные кадры, — отметила Сагитова.

Татарскому — в онлайн-школе

Благодаря гранту от комитета удалось начать воплощать в жизнь самый амбициозный проект, идею которого предложил директор татарской гимназии №2 имени Шигабутдина Марджани при Казанском федеральном университете Рамиль Гайнуллин (по сути, единственная образцовая татарская школа в столице республики).

Проект «Татарской онлайн-школы» будет состоять из пяти модулей: модуль дошкольного образования, модуль общего образования, модуль дополнительного образования, модуль современного руководителя, модуль науки и культуры. Уже есть уроки для учеников начальной школы по предметам окружающий мир и математика, а также для учеников, обучающихся в 5-х — 8-х классах по таким предметам, как математика, геометрия, алгебра, информатика, биология, химия, история и физика. В планах — обществознание, география, татарский язык, физкультура, робототехника, программирование и 3D-моделирование.

Как пояснил «Реальному времени» Гайнуллин, сначала сайт начали делать на энтузиазме, потом появился грант на 3 миллиона. Проект направлен не только на детей, которые не могут получить образование на татарском, но и как дополнительный материал для школьников с уроками родного языка, чтобы они могли спокойно все повторить дома. Планируется, что у школы будет и мобильное приложение, поскольку телефоны есть у всех, а вот ноутбук могут позволить не все.

— Сейчас я общался с представителем новой российской образовательной платформы, надеюсь, мы сможем внедрить наш проект и туда, если нам разрешат разместить там контент на татарском языке, — поделился планами Гайнуллин.

Радиф Кашапов
ОбществоОбразованиеКультура Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 01 июл
    Для начала сделайте доступные детские сады где воспитатели будут говорить только по татарски. Тогда и дети заговорят. Нельзя изучать родной язык только в школе, как иностранный.
    Кстати, об обучении иностранными языками. Многолетний опыт обучения языков в советской и далее в российской школе показал низкую эффективность методик. 90% россиян за рубежом даже меню в ресторане прочитать не могут, не то что говорить о чем то за пределами магазина.
    Ответить
    Анонимно 01 июл
    Про детские сады - в точку!
    Ответить
    Анонимно 01 июл
    В деревне может
    Ответить
    Анонимно 02 июл
    такие детские сады есть. на бумаге они татарские. но воспитатели там переходят на русский.
    Ответить
  • Анонимно 01 июл
    Реконструированная часть КХУ.-обалденная красота
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров