Александр Блинов: «В государственных структурах чувашский язык чаще всего выполняет символическую функцию»

Обзор координатора чувашской инициативной группы «Хавал»

Александр Блинов: «В государственных структурах чувашский язык чаще всего выполняет символическую функцию»
Фото: работа Праски Витти / vk.com/chuvashbiennale

«Реальное время» совместно с общественной платформой «За языки РФ» представляет серию материалов об актуальном положении языков Волго-Уральского макрорегиона. Как преподается чувашский язык, какие новые культурные продукты на нем создаются, как он присутствует в общественно-политической жизни и о чем говорит чувашский голос — в материале чувашского активиста Александра Блинова.

Булгарская ветвь тюрских языков

Чувашский — пятый по числу носителей язык России, государственный язык Чувашской Республики. Как и другие языки России, чувашский находится в поиске способа своего существования: с одной стороны, институциональный дизайн работает против чувашского языка и даже в селе активно идет языковой сдвиг в пользу русского языка, с другой стороны, десятки активистов, учителей, деятелей национальной интеллигенции предпринимают упорные попытки вписать чувашский язык в современное общество, дать ему новые ресурсы для развития. Эта борьба противоборствующих тенденций красноречиво характеризует положение чувашского языка сегодня.

Чувашский язык принадлежит к тюркской семье языков, являясь единственным живым представителем ее булгарской ветви.

Чувашский язык — национальный язык чувашей и, наряду с русским, один из двух государственных языков Чувашской Республики. Кроме Чувашии, носители чувашского языка проживают также в Башкортостане, Татарстане, Самарской, Ульяновской, Саратовской, Пензенской областях, а также в некоторых других регионах Урала и Сибири. Чувашский язык является одним из крупнейших языков в Российской Федерации по числу носителей и занимает пятое место среди языков коренных народов с общим количеством говорящих более миллиона человек.

Динамика численности чувашского народа в XX веке, согласно статистическим данным, такова: пик зафиксирован переписью 1989 года: 1 842 346 человек в СССР, из них в РСФСР — 1 773 645, на Чувашскую АССР приходилось 906 922 человека, это 49,2% всех чувашей, охваченных переписью. После 1989 года тренд развернулся в обратную сторону, и с каждой новой переписью мы фиксируем новый спад численности чувашей и лиц, владеющих чувашским языком.

Так, по переписи 2002 года, чувашей в России насчитывалось уже 1 637 094 человека, что на 7,7% меньше численности прошлой переписи, в 2010-м число чувашей уменьшилось на 12,3%, составив 1 435 872 человека.

По последней советской переписи, лиц, владеющих чувашским языком, в РСФСР насчитывалось 1 375 215 человек, после этого пошел спад, в 2002 году их было 1 325 382 человека (-3,6%), а в 2010-м стало меньше уже на 21,6%, составив 1 042 989 человек. Снижается также доля чувашей, указавших чувашский язык своим родным языком: если в 1989-м таких было 85%, то в 2010 году их стало уже чуть менее 70%, соответственно, растет доля чувашей, указавших русский язык в качестве своего родного языка.

По данным переписи 2010 года, в Чувашской Республике чуваши составляют 65,09% населения республики, русские — 25,83%, татары — 2,73%, мордва — 1,04%, другие и не указавшие национальность — 5,3%.

Дизайнер Полина Осипова. Фото из аккаунта Полины Осиповой

Чувашский язык в системе образования

Чувашский язык преподается как школьная дисциплина в школах Чувашской Республики, а также в некоторых районах Башкортостана и Татарстана. По данным Министерства просвещения России, в 2021/2022 учебном году в школах Чувашии обучалось 148 тысяч учащихся, при этом образование на русском языке получали 94% детей, на чувашском — 6%. В качестве самостоятельного предмета чувашский язык изучают около 55 тысяч школьников, или 37% всех учащихся республики. В сельских школах с чувашским языком обучения чувашский язык в среднем изучается около 3 часов в неделю, в городских — 1 час. Школ с обучением на чувашском языке в городах почти нет.

В сельских школах, зачастую вопреки заявленной чувашскоязычной программе обучения, образовательный процесс фактически ведется на русском языке: требования ФГОС и, прежде всего, необходимость сдавать всероссийские проверочные работы на русском языке вынуждают родителей просить, а иногда и требовать у администрации школы смены языка образования с чувашского на русский.

В детских садах ситуация, к сожалению, еще более плачевная, поскольку в городах детских садов с чувашским и даже билингвальным обучением нет, а изучение чувашского языка в лучшем случае сводится к разучиванию двух-трех песен. Вместе с тем в каждом детском саду в рамках национально-культурного компонента должны проводиться занятия и по чувашскому языку и культуре. В сельской местности наблюдается характерная для настоящего времени чувашско-русская диглоссия, когда дети дома еще говорят по-чувашски, но в садиках часто стараются говорить на «языке, который пригодится в жизни». Появились первые попытки создания детских студий для изучения чувашского языка в городе.

Лакуны в системе образования пытаются своими усилиями заполнить активисты. Так, чувашская инициативная группа «Хавал» с 2010 года организует комплексные программы преподавания чувашского языка для всех желающих: проводит летние языковые лагеря, бесплатные онлайн-курсы, участвует в разработке новых учебных пособий для изучения чувашского языка. Также по инициативе группы при Национальной библиотеке в Чебоксарах работает детский клуб по изучению чувашского языка.

Лагерь «Хавал» 2013 года. Фото vk.com/haval

Чувашский язык в работе органов государственной власти и государственных учреждениях

Несмотря на то, что чувашский имеет статус государственного языка в Чувашской Республике, делопроизводство ведется исключительно на русском языке. Русский язык превалирует на совещаниях органов власти, в работе Государственного совета республики, в публичных выступлениях политиков и чиновников. Исключения составляют некоторые поздравительные речи главы республики Олега Николаева по случаю праздничных мероприятий, единичные выступления отдельных депутатов на сессиях Госсовета, а также рабочие обсуждения в администрациях районов, в частности в Яльчикском районе.

Использование письменного языка среди чиновников также в большей степени является формальностью. Все официальные документы публикуются только на русском языке. Изредка осуществляется перевод тех или иных документов, например избирательных бюллетеней. Справедливости ради стоит отметить, что портал органов власти Чувашской Республики имеет версию и на чувашском языке.

Фактически в государственных структурах чувашский язык чаще всего выполняет символическую функцию.

Чувашский язык в средствах массовой информации и новых медиа

Средства массовой информации — один из последних важных бастионов, где присутствие чувашского языка все еще заметно. Издательский дом «Хыпар» объединяет ряд газет и журналов, издающихся на чувашском языке. Все эти издания получают государственную поддержку. К независимым изданиям можно отнести новостной интернет-портал «Чӑваш халӑх сайчӗ» («Чувашский народный сайт»), который делает активист Николай Плотников.

В районах республики продолжают выходить местные районные газеты на чувашском языке, но во многих местах они начинают все чаще становиться двуязычными, постепенно включая и русскоязычные материалы. Тиражи газет и журналов год от года неуклонно сокращаются.

В декабре 2010 года появилась Национальная телерадиокомпания Чувашии, в управлении которой находятся один телеканал и две радиостанции — «Национальное радио» и «Тӑван радио» («Родное радио»). В сетке передач обеих радиостанций присутствуют программы на русском и чувашском языках. На «Национальном радио» превалирует чувашское вещание — его основную аудиторию составляют сельские жители.

В последние несколько лет сформировалась своя блогосфера, представленная несколькими авторами, среди которых самые заметные Ксения Романова (Чӑваш пики), Константин Доброхотов, Ксения Кошелева (Чувишенка).

В «Телеграме» появилось несколько каналов на чувашском языке, например быстро набирающий аудиторию новостной канал «Пуринчен малтан, ҫывӑрса юлмасан» («Раньше всех, чтоб не проспать»).

Новые культурные инициативы

В сфере культуры происходя хотя и не большие, но заметные изменения позитивного характера — расширяется жанровый и стилевой ассортимент в национальной музыке, появляются инициативы в области кино и искусства.

На смену поп-музыке 90—2000-х с ее копированием русскоязычной эстрады пришли новые лица, привнесшие свежую струю в развитие чувашской музыкальной культуры: Яндуш, Ҫиларман, Кайсас, Валерия Краснова (Ирек Килтеша). Среди них также и артисты, живущие вне Чувашии: рок-группа «Хусан чӑвашӗсем» («Казанские чуваши») из Казани, Алексей Николаев из Хабаровска (Сывлӑм Алешӗ).

Появляются новые жанры и стили — инди-фолк Taraj из Эстонии, джаз с этническими мотивами Веры Кожемановой из Казани, рэпкор Evil Sun (Усал Хĕвел) Руслана Михайлова из Москвы.

Кинематограф в последние годы предпринял серьезные усилия в поисках своего национального стиля. Стоит отметить Олега Цыпленкова, который организует фестиваль чувашского кино «Асам». В документальном кино появилось несколько интересных работ, в частности фильмы Виктора Чугарова.

Этой весной появилась инициатива по переводу серий мультипликационного сериала «Ми-ми-мишки» на чувашский язык, после получения разрешения правообладателя было переведено и озвучено несколько серий.

Чувашского дизайна как отдельного направления пока не сформировалось, но поиски современного чувашского художественного стиля активно ведутся. Больших успехов добился бренд ювелирных изделий «Кӗмӗл Чӑваш Ен» («Серебряная Чувашия») Светланы Константиновой.

Знамя чувашского национального искусства несут современные художники — Владимир Агеев, Праски Витти, Георгий Фомиряков, Станислав Юхтар. Трое последних — представители этнофутуризма. Совершенно с другого угла на сцену чувашского искусства вышла 23-летняя художница Полина Осипова, уже успевшая получить признание на международном уровне и попасть в лонг-лист ежегодного рейтинга «30 до 30» российской версии Forbes. Осипова создает инсталляции и аппликации с использованием народных украшений, элементов костюма, реликвий собственной семьи, вписывая эти артефакты в творимую ею вселенную магического реализма.

Георгий Фомиряков. Фото nazaccent.ru

В октябре в Чувашии приезжие, не связанные с республикой, кураторы проведут Чувашскую биеннале современного искусства, главный фокус которой, по словам организаторов, «будет заключаться в том числе в новом прочтении и осмыслении традиционного декоративно-прикладного искусства (вышивки, резьбы и росписи) в контексте современной культуры».

Чувашский язык находится в состоянии фазового перехода — он теряет свои прежние позиции вместе с завершающейся миграцией чувашскоязычного населения в столицу республики и крупные мегаполисы страны, перестав быть языком большинства населения республики, и село больше не является колыбелью языка, где его сохранность гарантирована. При всем этом чувашский язык обустраивает свою языковую среду в городе, где в дополнение к сознательным носителям языка к их делу присоединяются «новые говорящие» (new speakers), приносящие в сообщество новый импульс движения.

Александр Блинов
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ОбществоИнфраструктураВластьОбразованиеКультура Татарстан
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 10 июн
    непривычный на слух
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров