«Казалось, что Свечников живет на льду. Как ни придешь, а он тренируется»

Чемпион Беларуси по хоккею — о Свечникове, Ротенберге и других партнерах

«Казалось, что Свечников живет на льду. Как ни придешь, а он тренируется»
Фото: irbis.ak-bars.ru

Если смотреть на итоги хоккейного сезона, то немногие воспитанники татарстанского хоккея могут записать его в актив. Есть олимпийское серебро, и это, пожалуй, все, поскольку даже на перенесенном МЧМ впервые за долгое время не было воспитанников «Ак Барса». Зато наш собеседник Павел Купчихин прошедший сезон точно будет вспоминать в числе удачных, поскольку стал чемпионом Беларуси, да еще и в составе команды-андердога. Подробности — в эксклюзивном интервью «Реальному времени».

«Было время, когда я чуть ли не молился на первый состав»

Павел, на этой неделе состоялись торжества по поводу 50-летия казанской школы хоккея «Ак Барса», ранее «Бэркет», еще ранее и до основания СК им. Урицкого. Ты был на чествовании?

Нет, я даже не слышал об этом празднике, лично никто не звал. Уже потом видел во «ВКонтакте», что состоялось мероприятие, из известных воспитанников присутствовали Александр Бурмистров и Даниил Журавлев (пока еще действующие игроки «Ак Барса»). Потом смотрел трансляцию и видел, что ведущие спрашивают у действующих учеников школы — назовите воспитанников, где-то 2010 года рождения. Пара человек не могла ответить, наконец кто-то выпалил: «Дмитрий Юдин» — который воспитанник Нижнего Тагила, играл за питерские команды, а перешел в «Ак Барс» из «Спартака».

Кстати, говоря о «Спартаке», вспомнил, как мне в интервью Борис Майоров, легенда «красно-белых», рассказывал, что был свидетелем разговора другой легенды, Владимира Шадрина, с тогдашним голкипером «Спартака» Андреем Медведевым. Там на стене Дворца спорта висят большие фотографии хоккеистов «Спартака» из прошлого, и Шадрин спросил про одного: «Кто это?» Медведев: «Откуда я знаю». Шадрин: «Чудак, да это ж я». Медведев: «А... Ну и ладно». Но в целом грустно подобное слышать.

Я тоже удивился такому незнанию. Хорошо, там затем на видеокубе начали показывать Владимира Ткачева, Эмиля Гарипова. А про названных вами — так-то я слышал и о Майорове, и о Медведеве. Лично я пришел в школу «Ак Барса», еще будучи в детском садике. По тем временам это было уже поздновато, поскольку мои сверстники начинали тренироваться с пяти-шести лет, в результате, когда мы пришли на первые тренировки, наши ровесники уже вовсю катались на коньках, а мы только рядом с бортиком могли ходить. Но в итоге из всех нас сформировали аж три состава, больше, наверное, шестидесяти человек на один возраст, и уже затем начали сокращать, чтобы сделать из нас две команды. Туда перешли только я и еще один голкипер —Темирхан Шабанов. У меня, помню, было время, когда я чуть ли не молился на первый состав, думал: как же это круто. Если сейчас у воспитанников хоккейной Академии им. Юрия Моисеева достаточно часто проходят тесты или сдача нормативов, мы даже не проходили через подобное, и там тренеры по каким-то принципам решали, кого они оставят для дальнейшей работы. Я еще хочу выразить благодарность в этом плане Михаилу Литвинову, который работал в связке с Мирхановым.

На этой неделе состоялись торжества по поводу 50-летия казанской школы хоккея «Ак Барса». Фото vk.com/hcakbars

«Литвинов перезапустил мою карьеру»

Да, причем, в отличие от Мирханова, у Литвинова была большая игровая карьера в СК им. Урицкого, когда он был на вторых ролях у звезд того времени Маслова, Столбуна, Шалахина, но тем не менее незаменимым игроком на протяжении более десятка лет.

А мне Михаил Васильевич просто помог в карьере своей вовлеченностью в процесс развития детей, я бы так сказал. На тот момент кем я был, ну во второй команде выходил в пятом (!) звене. То есть практически не играл. А детские тренеры зачастую зациклены на развитии лидеров, первого-второго звена, а остальные у них «для поддержки штанов». И вот, я помню, предстояла какая-то календарная игра с новочебоксарским «Соколом», и я даже не пришел, предполагая, что меня даже в состав не поставят. А он у меня спросил: «Ты почему не пришел?» Высказал заинтересованность во мне, задействовал всех, кто был у него в наличии, когда я стал попадать в состав, он дал мне какую-то свободу в игре, позволил раскрыться, и это помогло раскрыться, а затем и перейти в первый состав. У них была очень хорошая связка с Мирхановым.

На хоккейных сайтах есть даже статистика одного из турниров. Где ты в составе «Ак Барса — 2» по своему возрасту, а рядом, между прочим, Ахтямов, Галиаскаров, Дегтярев, нынешние игроки «Барса» и «Ирбиса», и младший сын Чупина — Егор.

Там еще Данил Гизатуллин был, наверное, который вышел затем на ведущие роли в команде, а оканчивал хоккейную школу в Ярославле. Это сын известного тренера, ранее хоккеиста Ильнура Гизатуллина, играл у нас на первых ролях. А собирал нас всех Айрат Мирханов, причем в отношении меня, повторюсь, было так, что он пришел прямо в детский садик. Мы и тогда жили, и сейчас живем на проспекте Победы, то есть Айрат Талгатович делал набор едва ли не по всему городу. Начинали мы еще со старого Дворца спорта, правда. Достаточно быстро перебрались в «Татнефть Арену», и тут я должен выразить благодарность своему папе, которому пришлось возить меня с раннего возраста с окраины Казани вначале в центр города, потом на «Квартала», хотя он сам даже не думал, что я стану профессиональным спортсменом. По его словам, ему хотелось, чтобы сын не болтался по улицам, поскольку сам он рос в 70—80-е годы, когда в городе в полный рост стояла проблема «казанского феномена». Поэтому удивителен сам факт, что я остался в спорте. Кстати, отмечу, что по соседству со мной жил Всеволод Скотников, вратарь «Ак Барса — 2001», сейчас ХК ЦСКА, поскольку решили, что переход в московскую школу будет лучше для их развития.

Михаил Литвинов. Фото: пресс-служба Академии хоккея

«Был сезон, когда «Ак Барс» потерял только одно очко»

Отец Кирилла Дегтярева — Роман Дегтярев — известный в Казани мини-футболист, мы с ним играли за команду Айрата Сахиева МФК «Волга», а его сын считался талисманом этой команды. Но вопрос в том, что он рассказывал, как тяжело само по себе переходить из второго состава в первый.

Это произошло, наверное, годам к десяти, а уже в момент к созданию спортивного класса нас и вовсе осталось чуть более одного состава.

Причем к этому моменту начали подъезжать будущие звезды.

Да, Андрей Свечников из Барнаула, они приехали всей семьей, с отцом, старшим братом Евгением. Уже названный Журавлев из Нижнего Новгорода, Саша Хованов из Саратова, они были нашими соперниками еще по Зоне Поволжья, Миша Шестопалов приехал на просмотр из Новосибирска и подошел Мирханову, который по итогам составил из форвардов Свечникова, Хованова, Шестопалова стартовое звено.

А уже в молодежном возрасте с командой работал Анатолий Доника, который рассказывал мне, что паре Свечников — Хованов, по сути, никто и не нужен был, они вдвоем разрывали всех соперников.

По сути, так и было. Мы там с Ильясом Ситдиковым в защите подчищали, а они впереди творили. Но Шестопалов их дополнял, конечно, там не было такого, что один чистый «чекер», бросает шайбу вперед, а вы разбирайтесь, у них были четкие командные взаимодействия, но Хованов и Свечников, конечно, «феерили». Со стороны иногда казалось, что соперники перед ними просто разъезжаются. И сейчас, конечно, не совсем понятно, почему у Хованова пока не получается заиграть на взрослом уровне, скорее всего, просто пока не попал к «своему» тренеру.

Андрей Свечников еще только когда приехал, а ему было 10—11 лет, выделялся физическими данными, но чтобы так «разрывать» соперника, это уже с годами пришло, поскольку, помимо «физики», он был трудолюбив, мне даже казалось, что он живет во Дворце спорта: как ни приедешь туда, а Андрюха тренируется. На одном таланте далеко не уедешь.

Фото ak-bars.ru

Соперников по Поволжью у нас особо и не было. Помню, один сезон мы всех обыграли, и только раз с Нижнекамском сыграли вничью, победив по буллитам. И так обидно это воспринималось. «Торпедо» (Нижний Новгород), «Лада» и особенно альметьевский «Нефтяник» оказывали конкуренцию, конечно, но только локально. В итоге мы все равно всех побеждали. В Альметьевске выделялись Андрей Шолгин, Амаль Галимзянов, с которым мы сейчас учимся в Поволжском университете, но он уже решил переходить на судейскую деятельность, Артем Онишко, который в итоге перешел в «Ак Барс», а сейчас играл за Самару. В «Ладе» выделялся Семен Кизимов, он сейчас играет в «Автомобилисте», тот же Хованов, ставший «барсом». Но в целом немногие остались в хоккее, в отличие от игроков из других регионов. Тот же Челябинск, например, воспитал и Егора Соколова, который сейчас в НХЛ, и Никиту Охотюка.

Или же Павел Ротенберг из Питера, с которым ты играл вместе в сборной России на Зимней юношеской Олимпиаде в Норвегии. Помнишь такого?

Конечно. Трудолюбивый парень, для меня удивительно, что он играет в хоккей — при финансовых возможностях их семьи, это же очень тяжелый вид спорта. И сам по себе, вне льда, он не выпендрежник какой-нибудь, а обычный в общении человек. Мы играли тогда юношескую Олимпиаду, завоевав по ее итогам бронзу, обыграли финнов в матче за третье место. В финале США обыграли Канаду.

«Главное — это любить хоккей»

Американцы запомнились тем, что в их составе были сыновья бывших хоккеистов Пивоньки из Чехословакии, шведов Адама и Маттиаса Самуэльссонов, Вольстрема.

Вот Свечников непреднамеренно ударил Вольстрема в матче группового этапа и получил потом дисквалификацию, что подкосило нашу сборную в решающих играх. При этом они оба игровики, там не было преднамеренной грубости, чтобы так сильно наказывать Андрея. Еще запомнилось, что буквально треть состава сборной — вратарь Мифтахов, защитник Журавлев, мой партнер по защите Ситдиков, в нападении Хованов и Свечников были из системы «Ак Барса».

Сейчас мы (одного года рождения) каждое лето стараемся собраться и играть, причем не только в хоккей, но и в футбол. У нас же не только у Дегтярева, но и у Галиаскарова отец мини-футболист (Шамиль Галиаскаров), я сам очень люблю футбол, готов в него играть круглые сутки. Даже как-то, будучи еще детьми, заявлялись на турнир по мини-футболу и играли в финале с командой ДЮСШ Савиново 1998 года. Так вот они, скажем так, профильные футболисты, да еще и старше на два года, смогли обыграть нас только в серии пенальти.

Фото vk.com/akbars.academy
Главное — это любить хоккей, а то сейчас зачастую видишь, как родители привели мальчишку на хоккей, а он ему не нужен

Это говорит не только о вашей силе, но и о слабости нашего футбола в целом. Поэтому успешные мини-футболисты Галиаскаров, Дегтярев, а еще ранее и Альберт Насыбуллин и отдавали своих сыновей в школу «Ак Барса».

В целом отмечу, что у нас получился очень дружный выпуск, едва ли не половина команды на связи друг с другом в течение сезона, я уж не говорю, что летом пересекаемся в Казани, играем в футбол, хоккей обязательно, чтобы иметь возможность поддерживать форму.

А у вас же в составе был еще и будущий игрок сборной Израиля Дан Гофман.

Нет, он постарше, 1999 года рождения, хотя мы его знали хорошо, его бабушка работала в нашей первой школе завучем. Он с нами поиграл немного, так как мы всегда в связке с ближайшим годом рождения, с 1999-м, с нами — 2001-й, чтобы ребята могли по возможности поиграть за тех, кто старше на один год. Гофман, кстати, уходил в «Волну», как и наш одногодок Галиаскаров, который сейчас играет за «Барс», и это пример, чтобы не опускали руки, если вдруг чего-то не получается в основной команде. Можно уйти ненадолго в тень, а затем перезапустить карьеру. Главное — это любить хоккей, а то сейчас зачастую видишь, как родители привели мальчишку на хоккей, а он ему не нужен. Он сидит там, в телефон уткнувшись, и все равно родители видят в нем будущего Овечкина или Малкина. А должно быть собственное желание, вот я, помню, сам папу будил, чтобы поехать на хоккейную тренировку, самая ранняя из которых начиналась в шесть утра.

(Окончание следует)

Джаудат Абдуллин
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

СпортХоккей Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров