Дом Валтреста: единоверцы, стахановцы и градозащитники

Памятник сталинского ампира, превращающийся в особо опасный для прохожих объект

«Реальное время» запустило рубрику, в которой рассказывает о примечательных исторических объектах Казани и Татарстана, их знаменитых владельцах и культурном наследии. Наши первые рассказы посвящены Дому Шамиля, Александровскому пассажу и Спасской башне. Сегодня мы расскажем об одной из доминант Старо-Татарской слободы — доме Валтреста, на месте которого до 1930-х годов стояла церковь Четырех Евангелистов. Положение у памятника архитектуры незавидное — на днях в интернете опубликовали видео, как от него отваливаются куски фасада.

Лучшие виды на Старо-Татарскую слободу!

Церковь была единоверческая. Единоверие — это направление в старообрядчестве, когда его последователи признают власть Московского патриархата. Власть запустила сближение двух церквей в 1780-е годы, а в начале XX века оно было уже вполне общероссийским явлением.

Один из приделов церкви носил имя Святой великомученицы Екатерины. Связано это с приездом императрицы, которая посетила Казань весной 1767 года во время путешествия по Волге в компании еще двух тысяч человек (своеобразная «презентация» царского двора). Екатерина прибыла в город на галере «Тверь», которая до 1950-х годов стояла в Адмиралтейской слободе, а потом сгорела в пожаре. Мусульмане города попросили у нее тогда разрешение строить каменные мечети. Одна из них появилась на месте построенной во времена Петра, а потом разрушенной — теперь она стала Первой Соборной, ныне — мечеть Марджани.

Неподалеку в это же время, в 1769 году, на средства купца Ивана Шемякина возводится в камень церковь — в память об этой поездке. Стоит она на границе русских и татарских слобод. Первую церковь на этом месте, Захария и Елизаветы, в 1749-м ставил архиепископ Лука Канашевич, выселивший татар в село Поповка (так появилась Ново-Татарская слобода). Вскоре его за излишнее усердие отправили в Белгород, но имя он ей в честь Матфея, Марка, Луки и Иоанна, которые также несли православие в массы, как и казанская епархия — на иноверческое население, дать успел.

При этом единоверческим храм стал в 1877 году. Тогда же произошли изменения в жизни единоверцев в целом — они направили прошения к Святейшему Синоду, указывая на необходимость «предоставления Единоверческой церкви больших прав». В результате с 1881 года стали разрешать браки с православными в любом из храмов.

В начале XX века прихожанами церкви было более 300 человек. С ее колокольни, кстати, несколько раз делались одни из самых известных фотографий Старо-Татарской слободы — те, где видны номера «Болгар», Сенная мечеть и даже Сенной базар.

Одним из настоятелей церкви был Симон (Шлеёв), родом из Алатырского уезда Симбирской губернии, служивший в храме с 1900 года. Убит, будучи уже единоверческим правящим епископом Уфимским, в 1921 году.

Как «Союзстройпушнина» хотела разобрать церковь на дворец культуры

В 1929 году Центральный исполнительный комитет республики напечатал циркуляр о закрытии четырех церквей, в том числе и Четырех Евангелистов. Дело приняло по традиции публичный оборот, когда 9 марта 1932 года рабочие меховых фабрик попросили передать здание стройконторе «Союзстройпушнина». Чтобы объект разобрать, а из материалов построить Дворец культуры. За храм вступилась комиссия по делам музеев и памятников старины, но в итоге в апреле 1939-го сначала закрылась местная община, а потом начали разбирать и церковь. Есть легенды, что под домом можно найти человеческие кости, ведь при церкви был свой погост.

Первым проектировщиком дома Валтреста на месте церкви — для стахановцев и специалистов крупнейшей в СССР валяльно-фетровой фабрики имени М.О. Разумова, секретаря Татарского обкома ВКП(б), — стал Семен Копец, главный архитектор Казани с 1940 по 1957 годы (а в 1944—1946 годы — еще и председатель правления Союза Советских Архитекторов ТАССР). Родился в Беларуси, вырос в детском доме, в ТАССР учился в Казанском политехническом институте (позже — Казанский институт коммунального строительства). В частности, занимался надстройкой существующих зданий в проектной конторе «Казнадстрой». Среди его проектов — Колхозный рынок, дома на Большой Красной, 14 и 17.

Вторым автором в 1935 году стал Виктор Дубровин, автор 3-го дома специалистов на Чернышевского, на углу Московской и Чернышевского. По традиции тех лет мыслили архитекторы масштабами города, когда объекты не вписывали в ландшафт, а проектировали сразу весь центр. По их идее ансамбль из зданий должен был окружить Нижний Кабан. От того замысла остались две доминанты — дом СК-4 (в народе — «Серая лошадь») на Эсперанто-Назарбаева и Дом Валтреста. Напротив «Татваленка», как потом назвали его казанцы, планировалось построить упомянутый ранее Дом культуры, который в итоге был построен на Тукая (рядом со снесенной церковью Бориса и Глеба). Из-за этой неясности с планированием дом Валтреста появился на несколько лет позже.

Калитку на крышу и опасная штукатурка

В советское время рядом с ним, по улице Татарстана, проходил бульвар, мимо которого ездил трамвай. То есть тогда это была гораздо более спокойная часть города, чем сейчас.

Квартиры были оборудованы паровым отоплением и ванными комнатами, в подвале размещалась своя кочегарка. Газ провели в 1960-е. При 63-квартирном жилкомбинате работал детский сад и ателье мод. В лихие 90-е дом также называли в народе «Красным Востоком» — рекламу пива со здания сняли в 2015 году. Кстати, местные до сих пор могут подняться наверх — у них есть ключи от калитки, закрывающей доступ на крышу.

К Универсиаде «Татваленку» фасад покрасили и крышу заменили, при этом жители и просто сочувствующие регулярно жалуются на то, что штукатурка от балконов может отвалиться в любой момент и упасть на тротуар (или на голову). Внешний вид необратимо претерпевает изменения — и дело не только во времени. Те же балконы превращаются новыми владельцами в пластиковые лоджии, что, конечно, недопустимо. Как сообщала в начале 2021 года префектура «Старый город», капитальный ремонт выявленного объекта культурного наследия планируется, однако спустя год этот процесс так и не был начат. Как пояснили в префектуре, сейчас выстраивается порядок оформления и согласования этих работ с комитетом РТ по охране объектов культурного наследия.

Радиф Кашапов
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 06 апр
    Интересная история.
    Но типичная для марксистских времён диктатуры - церковь разрушить и попытаться вытравить Память об Истории, создавая "нового человека", не-думающего, послушного робота-исполнителя приказов.
    Ответить
  • Анонимно 06 апр
    интересно, есть ли у нас еще такие строения?
    Ответить
  • Анонимно 06 апр
    историю все же надо знать, особенно такую интересную
    Ответить
    Анонимно 06 апр
    истории местов музее а не на улице здание уродливое опасное надо снести!
    Ответить
    Анонимно 06 апр
    чего это уродливое? Думаете, вместо него красивее построят?
    Ответить
    Анонимно 06 апр
    того! уродливое старое гнилое. Лучше любое новое. ваша старина это гниль и уродство
    Ответить
    Анонимно 06 апр
    Церковь строили на многие века.
    А марксисты снесли и построили "однодневку".

    И таких "однодневок" на месте церквей в Казани и по всей РФ превеликое множество.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров