Игроки ИТ-рынка Татарстана готовятся к большому переделу отрасли

Представители IT-сферы просят государство обеспечить отрасль работой, упростить процедуру госзаказа и либерализовать процесс инвестиций в стартапы

Игроки ИТ-рынка Татарстана готовятся к большому переделу отрасли
Фото: Максим Платонов

Представители крупных IT-бизнесов Татарстана, собравшиеся на бизнес-бранче «Реального времени» в ИТ-Парке, констатируют: скачки курсов валют, массовый исход зарубежных компаний с российского рынка и другие события заставили всех искать новые решения. Они говорят: землетрясение уже произошло, но волна цунами накроет рынок только через пару-тройку месяцев, когда окончательно станет понятно, к каким последствиям приведут рынок ИТ происходящие сегодня события. О чем просят у властей представители отрасли, какие основные факторы изменений для себя выделяют и какие главные вызовы перед ними стоят, — в репортаже со встречи.

Четыре главных фактора, с которыми сталкиваются все

Директор ИТ-Парка Александр Борисов, задав тон беседе, предложил остановиться отдельно не только на том, как все «плохо и сложно», но и на том, сколько возможностей можно найти в сложившейся ситуации. Однако начали все равно со сложностей, ведь изначальной целью встречи было оценить, с какими изменениями столкнулась отечественная ИТ-сфера за последний месяц.

Директор ИТ-Парка Александр Борисов предложил остановиться отдельно не только на том, как все «плохо и сложно»

Михаил Попов, заместитель генерального директора ГК Innostage, обозначил четыре общих фактора, которые, пожалуй, влияют сегодня на работу большинства российских компаний, работающих в сфере информационных технологий.

Во-первых, это уход западных компаний с российского рынка. Для Innostage, которая занимается кибербезопасностью, это означает, прежде всего, что надо перестраивать ландшафт продуктов, с которыми можно работать, у себя и у заказчиков. Переделывать уже готовые и работающие решения всегда непросто. Но условия требуют быстрого приспособления под новые реалии. Ведь для отрасли кибербезопасности максимально критично, чтобы в каждый момент времени объект заказчика был защищен. При этом у отрасли кибербезопасности появился шанс обеспечить себе рост на годы вперед. Это возможность доказать, что отечественные решения не уступают зарубежным по качеству, надежности и функционалу.

Второй аспект — сильная волатильность курсов валют. Длительные проекты начинались с одних условий, сейчас находятся в других, а завтра окажутся в третьих, и главное, что нервирует игроков отрасли — абсолютная непредсказуемость курса. Пока еще никто не знает, на чем остановится ситуация, а значит, горизонт планирования радикально сужается.

Сейчас и наши специалисты, и специалисты заказчика работают в таком режиме, что спят по два часа в сутки.

Усложнение планирования усугубляет третий важный фактор влияния на современный рынок ИТ в России и Татарстане: изменение стоимости финансовых инструментов вследствие роста ключевой ставки ЦБ РФ. Как говорит Михаил Попов, деньги — кровь любой компании, а сейчас этот инструмент либо стал гораздо дороже, либо вовсе недоступен.

И, наконец, четвертый аспект — кадры, причем их нужно рассматривать в комплексном разрезе.

— Мы столкнулись с тем, что количество атак на компании, которые мы защищаем, выросло кратно — по оценкам экспертов нашего Центра предотвращения киберугроз CyberART, до 4,5 раза по сравнению с февралем 2021 года, — объясняет Попов. — Значит, сейчас и наши специалисты, и специалисты заказчика работают в таком режиме, что спят по два часа в сутки. Так невозможно долго работать: быстро наступит выгорание. Но это ситуация в моменте. А если смотреть шире, то ситуация будет противоречивая и разнонаправленная. С одной стороны, можно предположить, что на рынок труда попадет большое количество кадров из тех компаний, которые уходят из России. С другой стороны, продолжится дефицит огромного количества специальностей — например, в нашей отрасли. За экспертов будет жесткая конкуренция между компаниями.

С этими четырьмя ключевыми аспектами влияния согласились практически все присутствующие — впрочем, каждому было что добавить.

«Вендоры начинают отключать рубильники»

Обсуждая уход зарубежных компаний с российского рынка, представители крупных сетевых интеграторов — «Ростелеком» и Step Logic — прежде всего обращают внимание на поставщиков «железа». Например, Павел Гонцов, директор компании «Ростелеком» в Республике Татарстан, рассказывает:

— Мы видим, что некоторые вендоры начинают отключать рубильники. Все это приводит к тому, что в текущей ситуации у всех в России нет привычной цепочки поставок оборудования — ни у интеграторов, ни у клиентов. На этом фоне отмечается повышенный спрос на сервисные модели оказания услуг информационной безопасности и обработки данных.

Марат Халиков, исполнительный директор татарстанского филиала Step Logic, подтверждает, что «притихли» не только западные, но и азиатские вендоры:

— Цены на оборудование растут. На сегодняшний день большая часть вендоров прекратила поставки, на это влияют как санкции западных регуляторов, так и логистические проблемы. Восточные вендоры заняли выжидательную позицию. Сейчас рынок занят тем, что опустошает склады дистрибьюторов и производителей, которые продолжают работать. Но есть направления, по которым работы не останавливаются — например, ИБ, серверное оборудование, системы унифицированных коммуникаций.

Марат Халиков, исполнительный директор татарстанского филиала Step Logic, подтверждает, что «притихли» не только западные, но и азиатские вендоры

Компании больше не могут закупать собственное оборудование (оно, во-первых, подорожало, во-вторых, не поставляется, а в-третьих, если даже и поставляется, то логистические цепочки нарушены). В сложившейся ситуации, как говорит Гонцов, крупные сетевые интеграторы замечают повышенный спрос клиентов на услуги виртуальных центров обработки данных.

«Импортозамещение ПО сейчас действительно начнется»

Но в связи с уходом западных игроков, в дефиците остается не только оборудование, но и программное обеспечение. Как говорят представители ИТ-сферы в Татарстане, до сих пор все разговоры об импортозамещении ПО были, что называется, факультативными. Да, некие решения разрабатывались, однако не было строгой установки на их внедрение.

Павел Гонцов, директор компании «Ростелеком» в Республике Татарстан

Так, например, Павел Гонцов объясняет: в «Ростелекоме» еще 5 лет назад разработали устойчивую стратегию по разработке внутренних ИТ-решений — таким образом рос и портфель предлагаемых продуктов, и ИТ-экспертиза в компании.

— Поэтому текущая ситуация для нашей компании не является чем-то новым, мы привыкли работать в условиях ограничений, — говорит Гонцов. — Сейчас компания просто дополнительно усилила все эти компетенции, запаковала в готовые продукты, и мы делимся этой экспертизой с бизнесом и государством.

Елена Непочатова, коммерческий директор компании «МойОфис» (выпускает полномасштабные офисные решения — от текстовых редакторов до почтового клиента), отмечает резкий спрос на отечественные программные продукты:

— Компания «МойОфис» разрабатывает офисное ПО с 2013 года, и за это время мы создали решения, которые могут заменить иностранный офисный софт как в государственных организациях и частных компаниях, так и на домашних компьютерах пользователей. За последние 2,5 недели спрос на наши решения вырос в шесть раз. При этом 70% запросов на тестирование и приобретение наших продуктов приходятся на крупные коммерческие компании. Сейчас чаще всего к нам приходят с запросом на покупку решения «МойОфис Частное Облако» и помощь в миграции с облаков зарубежных вендоров.

Валентина Кулагина, руководитель продуктового офиса ГК ICL, рассказывает, что в их компании импортозамещение происходит в двух направлениях — в разработке ПО и в обеспечении информационной безопасности. Она акцентирует внимание на разработке критичных приложений, ориентированных на промышленность, и на том, что до сих пор здесь использовалось преимущественно импортное ПО:

— Даже начиная с кризиса 2014 года государство не закручивало гайки относительно обязательной смены ПО. Было импортозамещение в оборудовании, в сырье, но ИТ-сфера не подвергалась изменениям. И сейчас приостановка деятельности в нашей стране тех же SAP или, к примеру, Siemens несет определенный риск для системообразующих промышленных предприятий, на которых будет строиться новый виток экономики. И сейчас Минцифры задумалось: а как сделать так, чтобы быстрее поменять критичное ПО? Речь идет не о системах документооборота. Я говорю о системах управления производством, заменить которые на работающем предприятии критически сложно. Ведь если они встают, встает производство. Причем разработчики, которые пишут код, — это только одна часть системы. Большая часть просадки будет в предметной экспертизе: как сделать так, чтобы быстро заменить одно решение на другое? Это титанически сложно — поменять автоматизированную систему управления технологическим процессом (АСУ ТП). Но сейчас Минцифры декларирует, что с 1 мая в госкорпорациях вводится персональная ответственность в части импортозамещения. А значит, по сути, начинается некоторое госрегулирование. Поэтому импортозамещение критического ПО для промышленных предприятий сейчас действительно начнется.

Валентина Кулагина, руководитель продуктового офиса ГК ICL, акцентирует внимание на разработке критичных приложений, ориентированных на промышленность

Как рассказывает Валентина Кулагина, сейчас на рынке очень не хватает экспертизы в том, чтобы безболезненно, без остановки всего предприятия, изменять бизнес-процессы, формировать план миграции критичного ПО. В ICL, по ее словам, сотрудники, которые это умеют, есть, и эта экспертиза сохраняется и развивается.

Хорошо ли быть айтишником: психолог, работа 24/7 и эмиграция

Собравшиеся констатируют: сейчас в большинстве ИТ-компаний есть сотрудники, которые вынуждены работать круглосуточно и без выходных. Особенно это затрагивает тех, кто работает с кибербезопасностью клиентов. «Ростелеком» приводит данные о том, что последние дни февраля дали четырехкратный рост кибератак на банковский сектор, ГК Innostage приводит близкие цифры по своим клиентам. Поэтому в Innostage в очень жестком режиме сейчас работают примерно треть сотрудников (более 250 экспертов), в ICL — примерно половина всего штата «безопасников» (около 200 человек), в татарстанских отделениях «Ростелекома» и Step Logic — больше половины сотрудников.

Собравшиеся констатируют: сейчас в большинстве ИТ-компаний есть сотрудники, которые вынуждены работать круглосуточно и без выходных

Валентина Кулагина из ICL отмечает резко взлетевший спрос на консалтинг, в том числе в направлении все той же информационной безопасности:

— Сегодня заказчик не приходит к нам с прямым вопросом о том, какой продукт мы можем ему предложить. Его запрос — на то, чтобы мы решали его проблемы. И поэтому у нас сейчас формируется группа быстрого реагирования, которую компания выдвигает к клиенту. Это не какой-то стандартный сервис, который был раньше, а постоянное включение мозга, работа по запросу, поиск нестандартных решений. Такой консалтинг от клиента к клиенту совершенно разный. Сейчас, в условиях неопределенности, очень ценны сотрудники, которые могут хорошо работать с рисками, предложить какие-то действенные решения. Но и выгорают такие люди сейчас очень быстро — за счет того, что постоянно что-то генерят.

Все справляются с гипернагрузками по-разному. К примеру, Павел Гонцов рассказывает о том, что в «Ростелекоме» усилена работа психологов. И он, и руководители сразу нескольких других компаний говорят о постоянных встречах руководства с сотрудниками — у людей очень быстро формируется и распространяется паника, надо развеивать информационный вакуум и честно рассказывать, что происходит. «Технократия», как рассказывает ее сооснователь Булат Ганиев, приглашает на встречи с сотрудниками не психологов (это, по его мнению, будет выглядеть несколько фальшиво), а сторонних экспертов — например, финансистов, которые объясняют, что делать с личными финансами и как их можно сберечь.

Есть и еще один тренд. Как констатируют участники рынка, ИТ-сфера довольно гибкая, и поэтому многие из тех сотрудников, кто может себе позволить работать удаленно, покидают страну. Так, Константин Могилевкин, руководитель проекта «Мобильная платформа» ГК FIX, рассказывает:

— Не сказал бы, что угнетенное моральное состояние наших сотрудников связано с переработками. Скорее, это психологическое давление. Люди постоянно задают вопросы: а что будет дальше? Айтишники — люди достаточно мобильные, могут работать удаленно, поэтому процентов 10 сотрудников моей команды уехали за границу. Многие попросили поднять им зарплату из-за резкого падения курса рубля. Кстати, по этому параметру сложно конкурировать с западными ИТ-компаниями, многие из которых оставляют здесь команды и продолжают платить им. Думаю, современные меры поддержки, которые предпринимает государство, направлены в основном на то, чтобы люди не уезжали из страны. Чтобы компетенции оставались здесь.

Константин Могилевкин, ГК FIX: «Процентов 10 сотрудников моей команды уехали за границу»

Тот факт, что сотрудники просят повышения зарплаты, подтверждают и другие участники беседы. Но есть и обратный тренд: не все западные компании, закрывающие российские представительства, могут забрать с собой всех специалистов, которые на них работали. А значит, часть их высвобождается, и вполне возможно, что рынок IT, который долгое время принадлежал соискателям, постепенно может стать рынком работодателя.

«Уже произошло землетрясение, но волна цунами до нас еще не дошла»

Булат Ганиев обращает внимание на то, что, кроме компаний, занимающихся инфобезопасностью и решениями для промышленности, есть еще масса других компаний в отечественном ИТ, которые работают на сегмент B2C. Они сегодня стоят перед лицом серьезных проблем. Например, в портфеле ГК «Технократия» сегодня — проекты для крупных банков, для нефтехимического производства и для госкомпаний.

— В числе прочего мы делаем приложения под iOS и Android (20% нашего бизнеса — разработка мобильных приложений). И для нас критично то, что Apple и Google вводят ограничения в своих магазинах приложений. Если не обновлять приложения, то они становятся более уязвимыми к взломам. И если это, к примеру, банковское ПО, то нас ждут очень опасные последствия. Конечно, мы сейчас исследуем возможность миграции приложений на Huawei Store и другие ресурсы, изучаем опыт других стран. Но уход Apple и Google будет для нас (и не только для нас) тяжелым ударом, и мы думаем, что это еще вполне может произойти, — предупреждает Булат Ганиев. — Думаю, что землетрясение уже произошло, но волна цунами нас еще не накрыла. Последствия пока не настигли нас в полной мере, пока все замерло в полупозиции.

Булат Ганиев («Технократия»): «К чему мы идем — будет понятно через несколько месяцев»

Кроме того, основатель «Технократии» обращает внимание на то, что 57% критического софта, используемого в нашей стране, — импортное ПО. Он напоминает: мировое лидерство таких гигантов, как SAP и CISCO, складывалось не просто так.

— Они круче всех делают то, что делают. Нельзя взять и за несколько лет пробежать тот же путь истории, который эти компании прошли за полвека, даже если у нас в этой сфере появятся десятки гениев с потенциалом Королева. Поэтому перед нами сейчас стоит интересный выбор: например, в стране уже почти готовы разрешить пиратство (потому что полное импортозамещение пока невозможно). Но в таком случае, когда эта ситуация закончится, то как мы будем восстанавливать с ними отношения, если сейчас официально получим разрешение воровать их решения?

«Скорее всего, будет большой передел отрасли»

Участники бранча не могут констатировать, что увеличивающаяся нагрузка выливается в увеличение выручки. Валентина Кулагина из ICL, например, говорит, что в складывающейся ситуации клиенты не готовы платить дополнительные деньги. У всех сейчас непонятная ситуация с экономикой и продажами, поэтому усиливающуюся активность по обслуживанию клиентов в ICL расценивают как своеобразную инвестицию в клиентов.

Михаил Попов обращает внимание на то, что опасно делать сейчас преждевременные выводы, в том числе и о том, снизилась или выросла выручка. И тем более делать прогнозы по этому поводу. Ведь с начала шторма прошел еще только месяц, а совершать какие-либо действия на основании панических мыслей, приходящих в голову, — точно не самое конструктивное решение. Михаил предполагает, каким может быть ближайшее будущее отрасли:

— Скорее всего, будет большой передел отрасли. Будут ли компании по-прежнему покупать продукты — отечественные или западные? Или они будут стремиться писать их сами? Будет ли всплеск интереса к отечественным продуктам? Если AppStore, например, будет недоступен, то начнет ли у нас складываться собственная экосистема?

Михаил Попов: «И какой бы ни была ситуация — главное, чтобы она была стабильна»

Действия властей по поддержке компаний из сферы ИТ участники этого рынка оценили — особенно тепло все говорят про обсуждающиеся сейчас налоговые льготы.

Дмитрий Комиссаров, основатель, член совета директоров, директор по разработке и развитию продуктов «МойОфис», отдельно отмечает льготное кредитование для сотрудников отечественных ИТ-компаний:

— Предложенные меры — действенные инструменты поддержки российского ИТ. Положительный эффект от них почувствуют и ИТ-компании, и специалисты отрасли. Изменения по условиям льготного кредитования могут стать привлекательными для большого числа работников индустрии. В среднем по стране почти каждая третья семья за последние 13 лет взяла ипотеку. И в сложившихся условиях возможность взять льготную ипотеку может повлиять на выбор отрасли, в которой человеку предстоит работать.

Но, конечно, есть со стороны представителей IT-сферы к властям и другие запросы. Например, Михаил Попов говорит: главное, что нужно сейчас игрокам рынка, — это стабильность.

— Потому что к любой ситуации можно приспособиться: и к курсу доллара за 200, и к отсутствию зарубежных вендоров. Но главное — понимать, на чем все остановится. И какой бы ни была ситуация — главное, чтобы она была стабильна. Сейчас хотелось бы, чтобы государство выступало заказчиком, чтобы оно заказывало услуги, и это будет самая большая поддержка для всех компаний, которые работают на рынке, — уверен заместитель генерального директора Innostage.

Сфере ИТ нужен государственный интегратор

Игроки рынка, продающие системные решения по кибербезопасности, по внедрению критического ПО, говорят о том, что сейчас очень нужна государственная структура, которая смогла бы выполнить консолидирующую роль и собрала бы под своим крылом (и под госзаказом) ИТ-компании из разных областей. Валентина Кулагина приводит пример с «большой четверкой» консалтинговых компаний, которые уходят с рынка России:

— Мелкие сервисы типа того же Zoom — не то, на чем сейчас будет акцентироваться государство. Оно пойдет разрабатывать критичную инфраструктуру. А для критичной инфраструктуры нужен консалтинг. И вот что стало известно: команду консалтеров, которые раньше работали на Accenture, забирает сейчас ВЭБ, большая государственная структура. Думаю, это было сделано специально, потому что это люди, которые понимают, как организовать процессы и выстроить их заново. И если ВЭБ будет выступать архитектором критичного ПО, то они смогут подтягивать к себе ИТ-компании по ресурсной модели. Сверху поставят консалтинг, и будут оттуда распределять задачи. В свое время мы по такой же схеме участвовали в информатизации Универсиады: руководила Минцифра, она интегрировала под себя ресурсы и компетенции разных компаний, и за короткое время — 2 года — были созданы приложения разной функциональности. И если по такой же схеме какая-либо структура сейчас начнет организовывать работу ИТ-компаний, то быстро появятся результаты. На мой взгляд, это будет очень действенная схема.

Валентина Кулагина: «Если ВЭБ будет выступать архитектором критичного ПО, то они смогут подтягивать к себе ИТ-компании по ресурсной модели»

Кроме того, участники рынка говорили о том, что было бы полезным упростить систему госзаказа. По их словам, нужна некая правовая конструкция, в которой деньги двигаются быстрее. Александр Борисов говорит:

— На мой взгляд, систему нужно не модернизировать, а реформировать. Создать новую, консолидирующую конструкцию и внутри нее отменить некий набор бюрократических процедур, которые затрудняют и замедляют процесс. Например — и об этом уже говорили крупные татарстанские компании — можно было бы уменьшить циклы оплат, чтобы платежи можно было бы проводить хотя бы ежемесячно, и тем самым упростить движение денег внутри системы.

А что делать стартапам?

Однако рынок ИТ — это не только критическая инфраструктура. Кто-то должен подумать и про B2C сегмент и стартапы. И здесь, как говорит Булат Ганиев, нужно разделить две сферы. Если под критическую инфраструктуру действительно нужен консолидатор в виде государственной организации, то вот малый бизнес было бы неплохо, наоборот, пустить в свободное плавание и разрешить ему все по максимуму — вплоть до свободного хождения криптовалюты на этом рынке.

— Экономист Кейнс говорил, что во время кризиса главное — не замораживать потребительскую активность. Мне кажется, что в ИТ, с точки зрения стартапов, инвестиций надо вводить максимально либеральную систему. Разрешить оплату криптовалютами, легализовать все возможные механизмы работы с цифровыми активами. Таким образом в нашу страну можно будет приземлить часть капиталов криптосообщества. Так что, думаю, все, что связано с замещением критической инфраструктуры, действительно должно работать в формате централизованного проектного офиса. Но для малого и среднего бизнеса нужно разрешить максимально много. Думаю, это единственный способ не убить предпринимательскую активность в сложившейся ситуации, — говорит Ганиев.

Булат Ганиев: «Если в этой сфере не отпустить поводья, то рынок частных инвестиций в ИТ в России умрет»

Он приводит пример: сегодня, чтобы организовать технологический стартап, надо открыть ООО. Чтобы передать инвестору долю в ООО, надо лично посещать нотариуса и проходить другие тяжеловесные процедуры. Бизнесмен предлагает максимально либерализовать и упростить процесс инвестирования в отечественные ИТ-стартапы, взять за основу американскую систему SAFE. В России, по его словам, нет удобной юридической инфраструктуры для инвестирования в ИТ-сферу.

— Если в этой сфере не отпустить поводья, то рынок частных инвестиций в ИТ в России умрет, — предупреждает эксперт из «Технократии». — Людям будет легче вывести деньги за границу, и останется только государственный рынок и плановая экономика. Но без компаний среднего класса, обеспечивающих мобильность отрасли и потенциально способных вырасти в «единорогов», страна далеко не уедет.

Людмила Губаева
МероприятияБизнес-бранчиТехнологии Татарстан
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 25 мар
    Самое главное, чтоб нас от глобальной сети не отрубили
    Ответить
    Анонимно 25 мар
    не дай Бог!
    Ответить
  • Анонимно 25 мар
    "Мне кажется, что в ИТ, с точки зрения стартапов, инвестиций надо вводить максимально либеральную систему."
    1. Нужно уволнять к херам мамкиных смузихлебов, что делают подобные выбросы.
    2. Искать и нанимать способных не кидаться мнениями, а делать утверждения и что не маловажно отвечать за них.
    Ответить
  • Анонимно 25 мар
    эти товарищи обречены. все их бизнесы закроются а они уйдут
    Ответить
  • Анонимно 25 мар
    все что-то просят просят просят, уж айтишников вообще озолотили
    Ответить
    Анонимно 25 мар
    единственное что работало в России это сфера ИТ. и деньги вложенные в ИТ всегда возвращались.Да эти товарищи которые представлены в материале ну не убедительны видим что это явные лишние люди.Но они появились благодаря высокой рентабельности ИТ сферы..
    ИТ в нашей стране исчезнет. полностью. сокро. Так уж устроено несколько сотен топ специалистов уедут и всё.
    Ответить
    Анонимно 26 мар
    Лично знаю и работал и с Валентиной, и с Михаилом. Очень толковые и грамотные люди!
    Ответить
    Анонимно 26 мар
    ФИО то хоть напиши, а тут у нас каждый фторой герой с медалью за дублесть проявленную на диване
    Ответить
    Анонимно 05 апр
    зачем? О чем ты?? Зачем ФИО?! ты кто опер?
    Ответить
  • Анонимно 25 мар
    "аботают в таком режиме, что спят по два часа в сутки" - где там РосТруд, тут административное нарушение как минимум
    Ответить
    Анонимно 25 мар
    а кто работать будет? роструд?
    Ответить
  • Анонимно 25 мар
    на 30 день войны, собрал генерал военначальников - "ну расказывайте как ситуация, какие соображения"
    1-й: - 10 солдат устали, отправл их на усиление вражеской армии
    2-й: - а у меня 10 не успевали в срок, распорядился им фары в лоб пришить и рацион урезать
    ...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров