Реваз Чомахидзе: «В нашей сборной России собралось последнее поколение воспитанников СССР»

Новый наставник «Синтеза» рассказал о своей мотивации в работе

Реваз Чомахидзе: «В нашей сборной России собралось последнее поколение воспитанников СССР»
Фото: sintez-kazan.ru

Известный в прошлом игрок сборной России, московского «Динамо» и чеховского «Штурма-2002» Реваз Чомахидзе дал эксклюзивное интервью «Реальному времени». Новый наставник рассказал о своей карьере, мотивации в работе и переходе в ватерпольный клуб, который поддерживают ПАО «Казаньоргсинтез», АО «ТАИФ» и «Сибур-Холдинг».

«За занятия водным поло я должен благодарить маму»

Реваз Баадурович, вы родились в Москве, а как ваших родителей занесло в столицу Советского Союза?

— Моя мама Наталья Николаевна Елецкая выросла в Севастополе, а затем училась в консерватории в Москве. В это время мой отец окончил Государственный политехнический институт по специальности инженер-строитель и служил в Москве. Там они поженились, я родился, и мы жили еще некоторое время, пока у отца не закончился срок службы. Затем он вернулся в Грузию, и его командировали в город Цхалтубо, это около Кутаиси. В итоге отец вырос до директора объединения, в структуру которого входило 42 строящихся, либо эксплуатируемых объекта. В Кутаиси я занялся спортом.

Город, славный футбольным «Торпедо», плюс во времена вашего детства в Кутаиси был серьезный баскетбол, оттуда родом олимпийский чемпион Михаил Коркия. Получается, что водное поло, которым вы начали заниматься, совершенно не очевидный выбор?

— За это я должен поблагодарить свою маму, которая, повторюсь, выросла в Севастополе, и там жила с родителями около того участка моря, в котором был обустроен бассейн и тренировалась местная команда СК КЧФ (туда потом уехали служить срочную Олег Владимиров, бывший начальник Чомахидзе по «Штурму-2002» и Ирек Зиннуров, нынешний начальник по «Синтезу»).

Я сам научился плавать в Севастополе, когда приезжал на лето к бабушке, в том самом бассейне, а мама сделала для себя вывод, что водное поло — здоровый вид спорта.

То есть ваш случай отличается от привычного прихода в водное поло, куда зачастую уходили пловцы, которым надоедало заниматься циклическим видом спорта?

— Знаете, в Кутаиси была принята другая система подготовки детей, в моей детской команде, куда я попал в 6 лет, параллельно занимались обоими видами спорта и соревновались в них. Это большая редкость, но я считаю, что это было правильное решение для гармоничного развития детей. К несчастью, это сложно реализуемо, поскольку требует очень хороших условий для детской школы, что бывает редко.

В моей детской команде, куда я попал в 6 лет, параллельно занимались обоими видами спорта и соревновались в них. Это большая редкость, но я считаю, что это было правильное решение для гармоничного развития детей

«Выступления в чемпионате СССР были огромным опытом для меня»

Ваш тренер Владимир Кутателадзе имеет отношение к Иракли Кутателадзе, директору московского ЦОП?

Нет, если не ошибаюсь, они даже не родственники.

Насчет братьев Мшвениерадзе понятно, что они воспитанники московского водного поло. А Бурчуладзе и Сулакадзе?

— Тоже. Время от времени поднимались вопросы: что вы, грузины, играете за Москву, против команды вашей исторической родины, но это не было проблемой и никаких недоразумений не вызывало.

Вы успели сыграть в чемпионате СССР?

— Да, я попал в тбилисское «Динамо» и в 16 лет сыграл за команду, которая еще оставалась в чемпионате СССР, одном из лучших в мире на тот момент. Это был огромный опыт для меня.

Советская еще Грузия вышла из чемпионата СССР по футболу уже в 1989 году, а с 1990-го играла собственный чемпионат. До развала Советского Союза свой чемпионат покинули и баскетболисты «Динамо», а как обстояло дело с водным поло?

— Если я не ошибаюсь, мы еще зимой 1991-го сыграли в одном из туров чемпионата СССР и участвовали в туре Кубка страны. Затем руководство республики, которую на тот момент возглавлял Звиад Гамсахурдия, приняло решение о полном выходе Грузии из состава СССР, включая спортивные команды.

Я попал в тбилисское «Динамо» и в 16 лет сыграл за команду, которая еще оставалась в чемпионате СССР, одном из лучших в мире на тот момент. Это был огромный опыт для меня

«Мне повезло попасть в Италию»

«Динамо» Тбилиси — это понятно, а какие были еще команды, чтобы организовать свой чемпионат?

— Был еще университет...

«Лигамус»?

— Нет, эта команда образовалась гораздо позже. А с нами рядом была команда государственного университета, выступавшая на тот момент на уровне второй лиги чемпионата СССР. К нам прибавились Кутаиси и Рустави, и был создан чемпионат Грузии.

— Конец 80-х — начало 90-х — это время, когда советские спортсмены стремительно разъезжались по иностранным командам самых разных стран. С ведущими игроками «Динамо» Тбилиси было то же самое.

— Не совсем. Некоторые поначалу уехали, помнится, играли в чемпионате Германии, но достаточно быстро вернулись, затем приняв решение уйти из спорта.

Как вы в 20 лет смогли в 1993 году переехать в Италию, куда стремились попасть игроки уровня сборной СССР.

— Да, тогда итальянский чемпионат стал лучшим в мире, команда из Флоренции, куда я перешел, шла на 6-м месте, а в мой дебютный сезон финишировала третьей. Мне повезло там оказаться по счастливому стечению обстоятельств.

Летом 1993 года сборная Грузии единственный раз за свою историю успешно прошла квалификацию и вышла в финальную часть молодежного чемпионата мира. Мне было даже не 20, а 19 лет, я там стал лучшим бомбардиром и получил предложение из Флоренции. С командой тоже повезло, поскольку она, испытывая финансовые трудности, омолаживалась, и я попал в новый формирующийся коллектив.

Водное поло, как вид спорта, хорошо тем, что не отнимает сто процентов всего имеющегося времени. Нет, занятия водным поло позволяют иметь время на то, чтобы получить хорошее образование, жить жизнью обычного человека

«Наш менталитет серьезно отличался от западного»

Мне кажется, что ваши одноклубники достаточно быстро вернулись из Германии, в том числе из-за бытовых проблем: незнания языка и совершенно другого, еще советского, менталитета.

— Я тоже уезжал в Италию без знания иностранного языка, поскольку учил в нашей школе английский, а он в тогдашней Италии не очень сильно помогал. И вы совершенно правильно заметили, что наш менталитет серьезно отличался от западного. Но водное поло, как вид спорта, хорошо тем, что не отнимает сто процентов всего имеющегося времени. Нет, занятия водным поло позволяют иметь время на то, чтобы получить хорошее образование, жить жизнью обычного человека. Касаемо моей жизни в Италии, то я по приезде поступил в колледж культуры и итальянского языка и достаточно быстро его освоил. Я провел там 1996 год, а годом ранее была Олимпиада в Атланте, за которой я достаточно внимательно наблюдал, тем более что в ней участвовали сразу две сборные из бывшего чемпионата СССР: Россия и Украина. Причем сборная России была укомплектована теми игроками, с кем я успел поиграть еще за молодежную сборную Советского Союза.

У меня проснулось желание сыграть на международном уровне, и я связался с еще одним грузином из Москвы, моим тренером по «Динамо» Тбилиси Гиви Петровичем Чикваная. И он оказал содействие в моем переходе в состав сборной России, мне даже не пришлось отбывать карантин, поскольку не играл в сборной Грузии — она не участвовала в международных соревнованиях.

У нас собралось последнее поколение воспитанников советского водного поло, когда практически одновременно заиграли Ирек Зиннуров, Стратан с Украины, Панфили из Молдавии. Как только мы собрались, сразу же стали третьими на чемпионате Европы, обыграв в матче за бронзу сборную Хорватии, победили на последнем турнире Игр доброй воли. И начался золотой период в моей международной карьере, который включал две Олимпиады — в Сиднее и Афинах.

В Сиднее сломался Андрей Рекечинский, и вы практически в одиночку отыграли на позиции центрального нападающего.

— К несчастью, Андрей повредил плечо буквально накануне первых игр Олимпиады, когда уже невозможна была замена, еще замечу, что наша команда в общей российской делегации рассматривалась как аутсайдер в плане конкуренции за медали, нас определили туда вместе с конным спортом. Но мы были голодные до побед, нам было интересно играть в компании друг с другом, мы чувствовали внутреннюю силу, и все это мотивировало нас. К несчастью, не удалось полноценно сыграть в финале, поскольку в полуфинале мы бились до последнего, и решающий период длился 11 минут до золотого мяча. А уже на следующий день были матчи за золото и бронзу, в которых ни мы, ни наши соперники испанцы не сумели ничего показать, попросту не восстановившись.

Мы были голодные до побед, нам было интересно играть в компании друг с другом, мы чувствовали внутреннюю силу, и все это мотивировало нас

«Перед Афинами-2004 Бен Ладен обещал проведение целого ряда терактов»

Чем запомнилась первая Олимпиада?

— Насколько я знаю, это была первая Олимпиада, оправдавшая себя в экономическом смысле, затем и Лондон 2012 года. На ней, кстати, впервые были применены новые требования безопасности, опередив в этом плане печально известные события в Америке 2001 года. Тогда это было в новинку, на наш взгляд неоправданную. Впервые была введена в эксплуатацию система кейтеринга с большими пунктами для питания, В целом это была успешная Олимпиада.

Афины запомнились в менее положительном плане, но, если вспомнить, что перед этой Олимпиадой Бен Ладен официально пообещал проведение целого ряда терактов, а ничего этого не было, то можно сказать что и в Афинах все прошло более-менее нормально.

В 1997 году я перешел из чемпионата Италии в московское «Динамо», в котором, благодаря инициативе тогдашнего тренера Майта Августовича Рийсмана, был собран очень интересный коллектив. Это игроки уровня сборной России: Максимов, Балашов, Гарбузов, Ерышев, Ивлев, Константинов, Яцев — молодой, амбициозный коллектив. Который, помимо выигрыша двух чемпионатов России, победил также в Кубке кубков и принимал участие в «Финале четырех» Кубка европейских чемпионов. В один из тех сезонов Рийсмана признали лучшим тренером Европы. В 2000 году я снова отправился за границу, отыграв сезон в итальянском «Про Рекко» и 3 года в загребской «Младости».

Для меня до сих пор непонятен феномен «Про Рекко», суперклуба в мире водного поло, представляющего населенный пункт, в котором, как пишут, всего две тысячи жителей.

— Это небольшой городок, в котором существует традиционно сильный ватерпольный клуб. Для понимания: та местность, которая носит название Лигурия, это целый ряд близко расположенных заливов, в каждом из которых есть бассейн, со своей группой занимающихся водным поло.

В этом и заключается величие этого клуба, поскольку собрать со всего побережья хорошую команду там не составляло труда, усиливая его легионерами. Ранее там играл Георгий Мшвениерадзе, а с вводом в действие «Закона Босмана», туда поехало большое количество мастеровитых легионеров. Когда я в первый раз играл в Италии, там еще был лимит на легионеров, затем практически не действовавший.

Чем привлек ваше внимание «Штурм-2002», новый клуб в новом для водного поло месте?

— На момент, когда я туда перешел, он уже был не совсем новым, существуя 2 года, и там заиграли многие из моих хороших знакомых, процентов на 70 бывших игроками сборной России. Можно перечислить практически всех, с кем я поиграл еще в «Динамо», играли теперь за «Штурм-2002» плюс Смирнов, тренер Александр Кабанов, с кем я работал в сборной, плюс легионеры, в их числе один из лучших на тот момент игроков мира — Александар Шапич, который сейчас известен в мире водного поло со своим проектом «Нови Београд». В 2009 году я завершил свою ватерпольную карьеру и вернулся в Грузию.

Фото: instagram.com/sintez_kazan
Я перебывал на разных руководящих должностях в области спорта, в частности я был координатором летнего европейского юношеского олимпийского фестиваля, который состоялся в Тбилиси в 2015 году. В связи с этим я очень пристально наблюдал за подготовкой Казани к Универсиаде-2013, чтобы ориентироваться в том, что Грузии необходимо сделать, чтобы провести наш спортивный праздник на должном уровне

«Я следил за Казанью, когда мы готовились к олимпийскому фестивалю»

Вы там работали в водном поло?

— Не только, я перебывал на разных руководящих должностях в области спорта, в частности был координатором летнего европейского юношеского олимпийского фестиваля, который состоялся в Тбилиси в 2015 году. В связи с этим я очень пристально наблюдал за подготовкой Казани к Универсиаде-2013, чтобы ориентироваться в том, что Грузии необходимо сделать, чтобы провести наш спортивный праздник на должном уровне. Более того, у нас были одни и те же представители Международного Олимпийского комитета, инспектировавшие и Казань-2013 и Тбилиси-2015. Но в основном работа была связана с водным поло. Хотя начинать пришлось с нуля.

На момент моего возвращения в Грузии не было ни одной стандартной площадки, приспособленной для игры в водное поло, максимум — 25 на 17 метров, при необходимости —20 на 30. Но зато это был бурный период развития, когда люди, переполненные энтузиазмом, работали буквально на износ. Лично я начал работу по взаимодействию с регионами, затем стал тренировать молодежную команду и даже сам вернулся в активный спорт.

Лидером грузинского водного поло на тот момент стала команда местного университета «Лигамус», которая даже пробилась в число участников Лиги чемпионов, воспользовавшись тем, что в ней отказались играть сразу несколько потенциальных участников. Мы сыграли в групповом турнире, что вызвало серьезные траты для федерации водного поло республики, поскольку они не были запланированы. Касаемо развития водного поло в стране, там существовало несколько сборных — юниорская, молодежная, национальная, которые были задействованы в международных спаррингах.

Но, позвольте, уровень грузинских сборных был не таким, что легко можно было найти соперников для спарринга.

— Совершенно верно, поначалу в Европе никто с нами особо играть не хотел, но мы находили команды из нижней части турнирной таблицы, которые соглашались выступать в качестве спарринг-партнеров. Так росли и выросли до того состояния, что тбилисскому «Динамо» уже несколько лет предоставляют уайлд-кард для участия в Лиге чемпионов.

Грузинская сборная на момент, когда начали заниматься ее формированием, это была еще большая группа легионеров, как Елез, Елака, Франичевич, Чрепулья.

— Да, это воспитанники бывшей югославской школы водного поло, в основном хорваты. Люди, которые достаточно легко шли на контакт в плане смены спортивного гражданства. Почему мы приглашали такое количество легионеров в сборную? Нам нужен был немедленный результат, иначе сам проект развития грузинского водного поло мог быстро свернуться. И достойное финансирование мы могли получить только на фоне положительного результата. Повторюсь, мне пришлось вернуться в сборную, чтобы помочь ей отобраться в финальную часть чемпионата Европы 2012 года.

Надо признать, что это оправдалось, поскольку мы начали выходить в финальную часть чемпионатов Европы практически всеми сборными, включая национальную. На фоне этих результатов нам удалось открыть школы водного поло в Батуми, Кутаиси, Рустави, Сачхере. В Тбилиси создали команды при мэрии города. Это было на тот момент, когда «Лигамус» не смог содержать основную команду, которая потом была на содержании Министерства железных дорог, нося название «Локомотив».

«Команды в Грузии финансируются из различных государственных структур»

И сейчас чемпионат Грузииэто шесть команд, две из них «Динамо», плюс «Арена», «Лагуна вере», «Локомотив», «Спортменеджмент». Понятно, что уровень команд разный, но удивляет их общее количество, сравнимое с Россией, где на нынешний момент осталось всего семь команд.

— Они все представляют Тбилиси и создаются на базе различных сборных, юношеских, молодежных. Они финансируются большей частью из различных государственных структур, и, по крайне мере, количественно в Грузии существует достойный чемпионат.

После легионеров новой волны, в сборной появились иностранцы совсем другого уровня — итальянец Баралди и звездный серб Васич.

— С комплектованием было то же самое, мы приглашали тех, кто легко шел на контракт, просто уровень их вырос в связи с тем, что вырос уровень нашей сборной, авторитет нашего водного поло. С тем же Баралди мы говорили и раньше, он уже к тому времени получил паспорт Грузии, играя за тбилисское «Динамо», и только потом принял предложение играть за сборную страны.

Но в этом плане и связано то, что я потерял интерес к работе со сборной, поскольку считаю, что направление на комплектование сборной легионерами пора сворачивать.

У вас же был период, когда грузинские ватерполисты в большом количестве играли за рубежом.

— Да, играли Битадзе, Руруа, которые снова в составе «Динамо», сейчас остались только Джахая и Шушиашвили. Это не такая практика, какой придерживался Казахстан, спонсируя пребывание своих сборников в иностранных командах, наши уезжали самостоятельно.

Почему я ушел из сборной? Одну причину я уже высказал, помимо того, я потерял мотивацию расти с командой, поскольку максимум, на который мы могли бы еще подняться, это 9-е место в Европе. Выше уже представляется невозможным. А ради этого пришлось бы снова и снова проходить с игроками уже пройденное, не имея возможности каким-то образом вывести их на уровень выше.

Для того, чтобы выбрать иностранца перед своим игроком, их уровень должен кардинально разниться

«Грузия вышла на уровень середняков европейского водного поло»

То есть вы вышли на уровень Германии, Румынии...

— Мы из трех игр обыграли Германию дважды, обыгрывали Румынию, Францию, сборной России проиграли всего лишь мяч в игре за выход в четвертьфинал чемпионата Европы. И мне в данных условиях представляется очень сложным сделать шаг вперед, туда, где находятся Венгрия и Греция, Испания и Италия, Сербия, Хорватия и Черногория. Это и привело к тому, что я потерял мотивацию в работе, тем более что продолжал бы работать с иностранцами в составе нашей сборной.

Но этим в водном поло активно занимаются и топ-сборные, те же Испания, Италия, Хорватия, которая сейчас подписала Константина Харькова. Чего уж говорить о сборных вашего уровня.

— Да, я слышал подобные аргументы, но, на мой взгляд, привлекая игроков, мы должны брать только ватерполистов экстра-класса, которые могли бы придать конкретный импульс для шага вверх.

Но, на мой взгляд, мы принципиально не продвинулись вперед, в то же время возможности играть за сборную были лишены часть игроков, с которыми я ранее работал в той же молодежке. Для того, чтобы выбрать иностранца перед своим игроком, их уровень должен кардинально разниться.

Беседовал Джаудат Абдуллин, фото: Максим Платонов
СпортВодные виды спорта Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров