Диляра Вагапова: «В разгар пандемии «Мураками» были близки к распаду»

Лидер одного из популярнейших рок-коллективов Татарстана — о жизни в пандемию, свадьбе в Африке, новом альбоме и концерте в Казани

«Когда я на гастролях за границей, то периодически пою на акустических концертах песни на татарском языке. Когда на концерт приходят татары, которые скучают по звучанию родного языка, просят что-нибудь исполнить на татарском. Пою, что вспомнится и на что будет настроение, — «Солдат» группы 5'nizza в переводе, «Туган як», — говорит в интервью «Реальному времени» лидер казанского рок-коллектива «Мураками», заслуженная артистка Татарстана Диляра Вагапова. Певица рассказала об опыте организации масштабной свадьбы в Африке, о новых альбомах, о том, как едва не распалась группа, и о том, что ищет классного редактора.

«Мы сделали что-то невероятное — сами в шоке!»

— Насколько я знаю, ты только что вернулась из Африки. Как тебя туда занесло?

— Да, я только что сошла с трапа самолета в Москве и заехала на лейбл (интервью прошло 30 сентября, — прим. ред.). Уже 1 октября у «Мураками» концерт в Пензе. Потом — Воронеж (2 октября) и Тамбов (3 октября).

В Замбии была грандиозная свадьба Марии Солодар (предпринимательница и известная блогерша-миллионница, автор популярных книг «Воронка продаж в интернете» и «Маленькая девочка в большом бизнесе», — прим. ред.) и французского бизнесмена. Моя подруга Дария Бикбаева, которая была организатором этого огромного мероприятия, предложила мне поучаствовать в нем в качестве режиссера, помощника, правой руки и хорошего настроения. Да, я иногда бываю и режиссером тоже. Мы создали там четыре различных ролика. Получился реально нашумевший, огромнейший проект.

— Ты там даже не выступала в качестве певицы?

— Я спела там одну песню — «Солдат». Просто чтобы удивить гостей, показать, что, оказывается, режиссер еще и поет. Они, конечно, были в шоке, потому что воспринимали меня только как режиссера, который говорит, как и что делать.

— А «Солдата» ты исполняла как на проекте «Голос»?

— Да — на русском и татарском. Я решила спеть, чтобы удивить гостей и порадовать свою уставшую на проекте подругу. А в ночи мы нашли гитару и стали петь на звезды.

— Ты осталась довольна своей режиссерской работой?

— Да, у нас все получилось. Но в Африке было очень непросто. Вишенкой на торте стало то, что, когда все закончилось, у нас потерялось 22 багажа. Это была целая история — огромный проект. Мы сделали что-то невероятное — сами в шоке!

Много было счастья и удивления, что мы жили в отеле, по которому ходят дикие животные. Нам стабильно встречались то жирафы, то обезьяны или зебра.

— Сколько ты в итоге пробыла в Африке?

— С дорогой — около недели.

«Мы решили, что «Мураками» надо распадаться, расходиться»

— Судя по графику «Мураками» — пандемия пандемией, а концертная жизнь продолжается.

— Конечно. Но мы долго думали, как лучше реализовать наши выступления в нынешних условиях. И создали акустический проект. Я, Антон (Кудряшов) и Раиль (Латыпов) втроем ездим по городам с нашей акустической программой, презентацией нового альбома «Среди акул».

— Почему такое название? По твоим собственным словам, это очень светлый альбом, в котором много любви…

— У нас есть песня «Среди акул». Это первая песня, с которой мы поняли, что можем попытаться создать альбом в этом году. Время слишком скоротечно, сейчас все быстро меняется. Как нам кажется, именно в пандемию было важно собраться и выпускать песни, не останавливаться, творить.

В прошлом году мы выпустили акустический альбом «В четырех стенах» и альбом «Под сердцем». Это было для нас знаковым моментом, что в пандемию мы не остановились, а выпустили даже два альбома. А в этом году еще один — «Среди акул». Мы обычно делаем передышку между альбомами, а тут мы поняли, что пусть это будет так.

От редакции: 24 апреля 2020 года «Мураками» выпустили первый в истории группы акустический альбом «В четырех стенах». 4 сентября прошлого года группа выпустила свой десятый сольный альбом «Под сердцем», презентация которого состоялась в «ГлавClub» (Москва). А в сентябре 2021 года вышел альбом «Среди акул».

— Такой продуктивности многие артисты могут только позавидовать. Что побудило тебя в пандемию выпустить третий альбом за два года? Это сделано вопреки всеобщей изоляции, из позиции, что даже в таких условиях «Мураками» будут писать еще активнее?

— Ты говоришь все правильно. Когда все плохо, то есть два варианта: ты бежишь с корабля или остаешься на нем, как капитан, до последнего. Мы выбрали второе — для нас важно то дело, которым мы занимаемся и которое приносит нам удовольствие. Нам важно вкладываться в него до последнего, потому что мы верим в наше творчество. Нам важно и повышать уровень мастерства с учетом того, что с каждым годом поиск звучания все сложнее. Мы ставим себе все новые и новые цели. Когда в пандемию появилось чуть больше времени для творчества, мы решили этим воспользоваться, раз есть некий провал в плане концертов. Как истинные музыканты, мы не могли не говорить о проблемах, которые волновали многих, и делились этим, поддерживали наших слушателей, были с ними на одной волне.

— Какой самый тяжелый момент был в пандемию?

От редакции: после введения коронавирусных ограничений и отмены концертов в связи с пандемией, музыканты остались без работы. С весны 2020 года были отменены более 60 концертов «Мураками».

— Самое сложное время было перед тем, когда мы начали записывать альбом «В четырех стенах». До этого буквально за неделю мы организовали собрание и пришли к выводу, что надо распадаться, расходиться, потому что группу надо было содержать, и никто не знал, что будет дальше. Мы решили, что каждый будет заниматься своим делом, попытается найти работу, чтобы выжить. Но проходит буквально три дня, я звоню нашему гитаристу Раилю и говорю: «Давай альбом напишем». А он тут же, не думая, говорит: «Давай».

— То есть вы были готовы распасться как группа?

— Да, конечно. Никто не понимал, насколько долго продлится самоизоляция, ограничения. А группу нужно содержать, расходов много.

— Почему ты решила, что распад группы — не тот путь, и позвонила с идеей нового альбома?

— Когда приходит сложное время, ты либо можешь спрятаться ото всех и ото всего, либо ты идешь вперед с высоко поднятой головой. И мы выбрали второй вариант.

«Затраты на выпуск альбомов выросли в разы»

— Наверняка и выпуск альбомов — дело очень затратное?

— Материально было действительно непросто. Но в июле 2020 года на сайте planeta.ru мы запустили краудфандинговый проект для записи нового альбома. Нас поддержало очень много людей. В том числе люди, которые ждали этого альбома и пришли на прошедшие концерты в Москве и Питере. Сейчас нам предстоит акустический концерт 7 ноября в Москве. А 14 ноября мы готовим большой концерт в Казани в творческом пространстве «Маяковский».

— Насколько краудфандинговая кампания оправдала себя?

— Поддержка была существенная. Но не окупила и половины затрат на альбом. Мы понимаем, что все нас поддерживали как могли. Но сейчас у всех непросто с деньгами. Мы сами можем наблюдать, что цены растут на все. И наша задача — максимально поддерживать нашу публику, нашу аудиторию, чтобы они знали: «Ты не бойся, мы с тобой. На корабле среди акул», как поется в одной из наших песен.

— А если сравнить порядок цен на выпуск альбома 10 лет назад и сейчас?

— Стоимость выпуска альбома выросла в разы. В 2-3 раза точно. Но мы уже знаем, на чем можем сэкономить. Раньше мы на каких-то вещах не могли сэкономить, а сейчас — можем. Но все равно если ты хочешь правильное и качественное звучание музыки, если она живьем записана, то, конечно, это нужно все делать на правильной студии. Мы писались на такой правильной студии в Москве.

— Это видно, что вы ищете новое звучание — у вас новый аранжировщик и саунд-продюсер Лев Трофимов.

— Да, мы не останавливаемся. Нам хочется найти всегда что-то свое, что-то интересное. Мы стараемся, чтобы новые песни были все более понятными и интересными. Мы не хотим останавливаться на достигнутом. Конечно, можно выпускать одно и то же по звучанию и содержанию, но мы всегда стремимся что-то улучшать.

«Я вообще люблю побеждать»

— Смотрела видео с твоей реакцией на первое место композиции «Ночь» в «Чартовой дюжине» на «Нашем радио». Для тебя победа была так важна?

— Просто для меня было радостно, находясь в Африке, получить весточку из России в тот момент. Внутренне я не ждала, что мы дойдем до первого места с этой песней. «Мураками» даже с песней «Бред» не дошли до первого места. Мы были в «Дюжине» и на втором, и на третьем месте. Первое место у нас держал там только «Нулевой километр». И наконец — мы вновь стали первыми с песней «Ночь», спустя практически 10 лет. Конечно, это приятно. Я вообще люблю побеждать.

— Почему ты не ожидала, что эта песня возглавит дюжину?

— Ты не можешь никак этого заранее предугадать, можно лишь предполагать. Все зависит от песни. Близка ли она народу.

— Зачем в современных реалиях вы выпустили винилы The Best и «Среди акул»?

— Да, два винила у нас уже есть. На самом деле винил очень хорошо расходится — даже больше, чем диски. Люди любят винил. У нас аудитория, которая ценит его и слушает музыку на нем.

— Насколько «Мураками» следит за новыми трендами, исполнителями? Кто вам откликается?

— Мы стараемся следить за «Чартовой дюжиной», теми новыми исполнителями, которые появляются в рок-направлении. Но и не только в рок-направлении. Sirotkin — один из тех, кто мне реально близок. Мне нравится Меджикул, новый альбом Земфиры «Бордерлайн» тоже недавно слушали, обсуждали.

«Могу неожиданно дать татарских песен на концерте»

— Читала про твое решение стать вегетарианкой. До сих пор не ешь мясо?

— Я на курице уже года два. Я не ем красное мясо. Я просто прислушалась к своему организму и поняла, что сейчас мне красное мясо не нужно. И не оттого что я жалею коров или баранов — просто я так почувствовала. Может быть, когда-нибудь я вообще откажусь от мяса. Но сейчас чувствую, что мне периодически необходимо белое мясо. Если вдруг мне опять захочется пожарить красное мясо — я его съем. Кому-то обязательно нужно есть печенку или пить молоко. Вот мне не хочется. Из молочного люблю сыр, могу выпить что-то кисломолочное.

— В Татарстане продолжается Год родного языка. Ты родилась в Питере, но всю сознательную жизнь и карьеру проводишь в Казани. Родным городом ты считаешь Казань?

— Да, Казань.

— Идентифицируешь себя как татарка?

— Конечно, я — татарка.

— А с татарским языком у тебя как обстоит? Все помнят твое выступление на «Голосе» с «Солдатом», один из куплетов которого был спет на татарском языке…

— Я не разговариваю на татарском языке. Я могу его понять, если со мной говорят на татарском, но очень медленно. Когда заезжаю в деревню к бабушкам, могу с ними более-менее пообщаться. Я знаю несколько песен на татарском языке — «Туган тел», «Туган як». Когда я нахожусь с гастролями за границей, я периодически пою там на татарском языке. Просто когда нахожусь вдали от дома в продолжительном туре, могу неожиданно дать татарских песен на концерте. Акустические концерты приятны тем, что на них мы общаемся с аудиторией, нам пишут записки, поднимают руки и задают вопросы.

— И что, просят спеть на татарском?

— Да, иногда могут. Когда на концерт приходят татары, которые скучают по звучанию родного языка, просят что-нибудь исполнить на татарском. Обычно я пою «Солдата», «Туган як». Что вспомнится, какое настроение будет — то и пою.

— Около года назад ты получила звание заслуженной артистки Татарстана — это то, о чем ты мечтала, или восприняла как данность?

— Безусловно, мне было очень приятно. Потому что я была первым рокером, которому дали это звание. В этом году звание еще дали Антону Салакаеву из группы «Волга-Волга», что тоже очень радостно. С этого момента я почувствовала, что Республике Татарстан важно мое слово. Конечно, меня никто не называет на мероприятиях заслуженной артисткой Татарстана. Но иногда, когда я сижу на каком-нибудь конкурсе в жюри и меня объявляют заслуженной артисткой Татарстана… И в этот момент я думаю — ой, надо дреды снять, одежду поприличнее надеть...

«Я ничего не успеваю»

— Во время одного из наших предыдущих интервью ты делилась планами по выпуску собственной детской книги. Как идет дело?

— Она у меня уже написана — это «Фелиция, или Сстрана потерянных вещей». Но нужно время, чтобы отстраниться от всех текущих дел, сесть и доделать ее. А в данный период жизни пока нет сил, чтобы и этим еще заниматься. Нужно искать редактора, иллюстратора. У меня нет человека, классного редактора, который взял бы это под свою опеку и от меня только просил дописать что-то. А тащить еще и этот проект сама я пока не могу. Так что если есть кто-то: «Ау, классные редакторы».

— Книга автобиографична, учитывая, что твою дочь зовут Фелиция?

— Нет, это просто сказка про девочку Фелицию, которая попала в страну потерянных вещей.

— А у главной героини нет общих черт с твоей дочкой?

— Есть, конечно. Когда я писала эту книгу, Фелиции было два года. А сейчас я смотрю — она все время как в стране потерянных вещей ходит и что-то постоянно ищет.

— Как ты с двумя детьми столько всего успеваешь делать и работать с такой продуктивностью?

— Я не успеваю ничего. Конечно, что-то я успеваю благодаря той команде, которая у меня есть, благодаря пониманию моих пацанов, моих близких, которые меня поддерживают. У нас есть замечательная няня, которая все время выручает. Директор группы «Мураками» все время идет навстречу. Благодаря этой поддержке я более-менее иногда выплываю.

— Что ожидает публику на концерте в Казани?

— Хорошее настроение, драйв, эмоции. В Казани мы выступаем достаточно редко. Мои мама и папа собирают целую толпу родственников, которые хотят пойти на концерт. Давайте не будем пропускать это событие. Будем вместе отрываться.

— Сейчас понятно, что жизнь возвращается. «Мураками» строит дальнейшие планы или все дуют на воду, чтобы не спугнуть отсутствие жестких ограничений?

— Мы просто планируем. Другое дело — получается это или нет. Пока мы надеемся и верим. Будем следить за ситуацией. Конечно, грустно, когда все отменяется и летит в тартарары. Но мы понимаем, что такое время. По-другому пока никак...

Кристина Иванова
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 3

комментарии

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров