Детям-сиротам из Менделеевска предлагают жилье в умирающей деревне

Квартиры в доме, построенном вдали от дорог и цивилизации, выдают за жилье в благоустроенном райцентре

Детям-сиротам из Менделеевска предлагают жилье в умирающей деревне
Фото: onf.ru

В Менделеевском районе Татарстана выпускникам детдомов предлагают жилье в умирающей деревне, от которой до ближайшей трассы надо прошагать больше 4 километров, а до остановки общественного транспорта — все 9 км. Не говоря уже о том, что применить себя в селе им попросту негде — никакой работы здесь нет, как и любых зачатков социальной инфраструктуры. Ситуацию взяли на контроль в реготделении ОНФ, на днях активисты обратились в Счетную палату, Прокуратуру РТ, Минземимущества и администрацию Менделеевского района с вопросом, почему на 1,3 млн рублей (за такую стоимость квартиры были построены) не приобретается жилье в райцентре. Так нашумевшая история предоставления сиротам жилья, в котором невозможно жить, получила продолжение. Корреспондент «Реального времени» разбирался в бедах менделеевских детдомовцев, а заодно — и в механизме обеспечения в Татарстане всех сирот жильем.

Вот твоя деревня, вот твой дом родной

Сиротам в Менделеевском районе предлагают жилье в четырехквартирном доме в деревне Кураково. На официальном сайте Госжилфонда указана цена этих квартир — 1,3 млн рублей. Но если посмотреть жилье на сайтах объявлений, выяснится, что по такой же цене можно купить квартиру в самом Менделеевске.

— Возникает вопрос: зачем покупать для несоциализированных молодых людей квартиры в деревне, где на 40 домов имеется всего 46 жителей, нет даже продуктового магазина, ни работы для них, ни транспорта, на котором можно куда-то добраться. Нужно 4 километра пройти до Янабердино, которое стоит на трассе. И общественного транспорта в Янабердино тоже нет. И априори жилье в Кураково не может стоить столько же, сколько в Менделеевске, — рассказала «Реальному времени» эксперт регионального отделения ОНФ в Татарстане Юлия Балобанова.

Это не единственная загадка в истории с обеспечением жильем сирот в Татарстане. К примеру, тайной за семью печатями остается реестр нуждающихся в обеспечении сирот жильем:

— Он постоянно меняется, какие-то фамилии в него добавляются, потом исчезают. Сироты говорят, что им этот документ не показывают, поэтому ни в чем нельзя быть уверенным, — говорит собеседница издания.

Из социальных объектов в селе лишь полуразрушенная церковь. Фото: onf.ru

Большой-большой секрет

До 2013 года жилье детям-сиротам, нуждающимся в жилых помещениях, предоставляли местные органы власти. Детей ставили на учет на местах, их курировали органы опеки, а сейчас все эти вопросы сосредоточены в Министерстве образования и науки РТ. Бывает так, что ребенку в детдоме говорят, что его поставили на учет как нуждающегося, а потом из-за того, что какой-то документ отсутствует, его из реестра исключают, а он и не знает — ждет и верит, что получит квартиру, рассказали специалисты фонда. По их словам, чтобы узнать информацию — надо звонить в министерство по телефону (а дозвониться невозможно, потому что сирот более тысячи, а телефон — один), либо записываться на личный прием. Либо вступать с министерством в переписку, а это значит — терять время, ведь срок ответа — 30 дней.

— Все непрозрачно, мы испытываем невероятные муки, когда надо получить какую-то информацию о каждом ребенке, — рассказала Балобанова. — Я как член рабочей группы Общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка в Российской Федерации, предложила, чтобы на сайте «Госуслуги РФ» по аналогии с очередностью ребенка в детский сад был организован прозрачный и удобный документооборот. А сейчас ребенок ко мне приходит, ему уже 23 года. Но он все равно ребенок, понимаете, он не социализирован толком! И он рассказывает: «Жду-жду квартиру, а ее все не дают». Начинаем узнавать, а ему, оказывается, давно отказано, так как какой-то справки не хватает. А документы подавал детдом, и ребенку сказали, что он поставлен на учет на получение жилья, но никакой бумажки об этом ему не дали. И справку, из-за которой ему отказали, Минобразования могло получить без его участия, путем межведомственного взаимодействия, но не получило. И надо теперь все начинать сначала, но так как получается, что ребенок до 23 лет не встал на учет, теперь все отвоевывать будет во сто крат сложнее, и надо уже судиться… Мы погрязли в судах!

Но хорошо уже то, говорит Балобанова, что теперь судиться стало намного легче: к делу подключилась Прокуратура РТ, с прошлого года по указанию генпрокурора России она встала на защиту жилищных прав сирот и составляет иски. Только через Балобанову за последние 1,5 года прошло 30 исков, и все суды удалось выиграть. А еще были иски прокуратуры — дело тоже решилось в пользу детей.

— Все суды — и Вахитовский, и Верховный, приходят к выводу, что Минобразования допустило нарушения (исключая сирот из списков на получения жилья, — прим. ред.), но практика продолжается, — возмущается активистка. — И продолжают предлагать детям жилье в селах, где ни работы, ни жизни. Да, жилье там есть. Но дети туда не хотят ехать! Зачем такое жилье приобретать? Кто и как формирует списки населенных пунктов, где планируется покупать жилье? Мы обращались с запросами в Минобразования, предлагали провести круглый стол, поискать пути решения, разобраться кто и почему решает строить дорогое жилье в отдаленных глухих населенных пунктах — безрезультатно.

Детям продолжают предлагать жилье в селах, где ни работы, ни жизни. Фото: onf.ru

«Очередность отсутствует»

По данным Минобрнауки РТ, на 1 января 2021 года право на обеспечение жильем наступило у 1 266 детей-сирот, но в текущем году планируется обеспечить жильем лишь половину из них — 636 человек.

— Жилье лицам из числа детей, оставшихся без попечения родителей, предоставляется из специализированного жилищного фонда Республики Татарстан, — пояснили «Реальному времени» в Минобрнауки РТ. — Вопросы приобретения жилья в составе специализированного жилищного фонда не относятся к компетенции Министерства образования и науки Республики Татарстан, это компетенция Министерства земельных и имущественных отношений Республики Татарстан. Министерство выявляет потребность в обеспечении жильем сирот в Республике Татарстан в разрезе муниципальных образований, формирует заявку. Решение вопроса строительства жилых помещений исходит из наличия имеющегося земельного фонда и находится в ведении глав муниципальных образований Республики Татарстан.

На вопрос, почему списки сирот, стоящих в очереди на жилье, недоступны самим сиротам, а самих их не уведомляют, что их не включили в список по причине нехватки каких-то документов и не запрашивают недостающие документы в рамках межведомственного взаимодействия, в Минобрнауки ответили:

— При подаче заявления о включении в список детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жильем, через ГБУ «Многофункциональный центр оказания государственных услуг в Республике Татарстан» результат рассмотрения заявления каждый гражданин отслеживает самостоятельно на портале «Государственные услуги». Доступ иных лиц к персональным данным граждан ограничен, персональные данные охраняются законом. Услуга приостанавливается в том случае, если гражданин не предоставил документы, которые ему надлежит предоставить согласно Административному регламенту оказания государственной услуги (ознакомиться с Административным регламентом можно на сайте Министерства образования и науки Республики Татарстан).

То есть по сути получается, что человека, который вышел из детдома с минимальным набором представлений о самостоятельной жизни и ни разу не принимал ответственных решений, государство оставляет один на один с его проблемами.

По данным Минобрнауки РТ, на 1 января 2021 года право на обеспечение жильем наступило у 1 266 детей-сирот, но в текущем году планируется обеспечить жильем лишь половину из них — 636 человек. Фото: sakhalin.info

В министерстве также рассказали, кого, в каком порядке и с какого возраста обеспечивают жильем:

— Очередность на получение жилья в Республике Татарстан отсутствует. В текущем году обеспечиваются жилыми помещениями специализированного жилищного фонда граждане, вставшие на жилищный учет до середины октября 2015 года. Принимая во внимание, что постановка на жилищный учет начинается с 14 лет нижняя возрастная граница получателей жилья начинается от 20 лет и старше. Обеспечиваются жильем граждане после окончания их пребывания в образовательных, медицинских, социальных организациях, окончания службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации. Граждане, имеющие на руках решения о включении их в 2015 году в список детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жильем, информированы о порядке их обеспечения через органы местного самоуправления. Из списка детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, исключаются граждане: улучшившие свои жилищные условия, получившие жилье, в том числе по другим жилищным программам, убывшие в другие регионы Российской Федерации.

То есть получается, что покинувший детдом в 18 лет молодой человек без профессии и опыта должен сам обеспечить себя жильем на ближайшие 2 года. Собственный источник в министерстве пояснил «Реальному времени», что предполагается, что сирота либо будет обеспечен общежитием, пока завершает профессиональное среднее образование, либо — если не учится — имеет возможность жить «в социальной гостинице, где всегда есть свободные места».

Минобрнауки заказывает, Минземимущества покупает

«Реальное время» обратилось в исполком Менделеевского района с запросом, целью которого было узнать, зачем под дома для детей-сирот выделили землю в умирающем селе без инфраструктуры. Ответ пока не получен, мы готовы опубликовать его по поступлении.

А в Минземимуществе Татарстана нашему изданию подтвердили:

— В текущем году в рамках заключенного государственного контракта Минземимуществу Республики Татарстан надлежит приобрести четыре жилых помещения в селе Кураково Менделеевского муниципального района.

То есть, получается, что несмотря на отсутствие желающих поселиться там сирот, квартиры для них на средства федерального бюджета приобретены будут. Причем по цене квартир в райцентре.

— В соответствии с постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 04.05.2013 №312 Минземимущество Республики Татарстан является уполномоченным органом по формированию и управлению специализированным жилищным фондом для детей-сирот, — разъяснили в ведомстве порядок формирования «госзаказа» на жилье для сирот. — Министерство образования и науки Республики Татарстан (далее — Минобрнауки РТ) является уполномоченным органом исполнительной власти Республики Татарстан по работе с детьми-сиротами, по их обеспечению жилыми помещениями. Ежегодное количество приобретаемых жилых помещений установлено подпрограммой «Обеспечение жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Республике Татарстан на 2020—2025 годы», утвержденной постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 03.10.2019 № 888. Территориальная принадлежность в разрезе муниципальных образований Республики Татарстан с учетом судебных решений формируется Минобрнауки РТ, по итогам направляется в Минземимущество Республики Татарстан для проведения мероприятий по приобретению жилых помещений. Приобретение жилых помещений для последующего предоставления лицам из числа детей-сирот осуществляется в соответствии с нормами Федерального закона от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» путем проведения электронного аукциона.

Безадресное техзадание и «адресный» контракт

Из пояснений Минобрнауки и Минземимущества не очень понятно, кто и когда формирует список адресов домов, в которых в итоге покупаются квартиры для сирот. Не ясно это и из условий тендеров, которые проводит Минземимущества РТ.

К примеру, в 2021 году, министерство выступало заказчиком в шести электронных аукционах на право заключения госконтрактов на приобретение жилых помещений для предоставления детям-сиротам на общую сумму свыше 895 млн рублей. Итоги двух аукционов не подведены, по остальным определение поставщика завершено — контракты заключены с Госжилфондом при президенте РТ.

Что примечательно: в технических заданиях на приобретение жилья не фигурируют населенные пункты, в которых поставщик должен приобрести квартиры для сирот — только количество жилых помещений и сроки постройки домов (они должны быть новыми). А вот в контрактах, заключенных с поставщиком по итогам завершившихся конкурсов, адреса уже присутствуют. Кто и на каком этапе, каким образом определил, что квартиры должны быть куплены именно в этих домах — загадка.

В технических заданиях на приобретение жилья не фигурируют населенные пункты, в которых поставщик должен приобрести квартиры для сирот — только количество жилых помещений и сроки постройки домов (они должны быть новыми). Фото: tatarnews.ru

В результате такой «загадочной» жилищной политики в отношении сирот — в другой глухой деревне в Бавлинском районе Татарстана образовалась «нехорошая квартира», которую Минобрнауки не может «пристроить» уже несколько лет. В 2019 году сироте Николаю Бикмурзину предоставили жилье — дом на улице Новой в селе Васькино-Туралы Бавлинского района — с прохудившейся крышей, отсутствующим отоплением и трещинами в стенах. Обещали устранить недоделки, а в итоге ничего не сделали, и Бикмурзин отказался от такого жилья. Дом был хотя и новый, но не вполне — первой это жилье (со всеми строительными недоделками) получила сирота, которая в нем и скончалась по причине, как выразились в ОНФ, «пагубных привычек». Возможно, девушка заимела их, когда пыталась согреться в неотапливаемом доме…

«Я получила жилье только по суду»

— Я получила жилье в этом году — по суду, — рассказала «Реальному времени» выпускница Елабужского детского дома 20-летняя Арина. — Так не давали, прокуратура помогла — подала иск в защиту моих прав. Выбивала я квартиру несколько лет, мне в Минобразования говорили: «Ждите». По съемным квартирам перебивалась, по знакомым… А сейчас я жду ребенка — куда я его принесла бы в декабре из роддома? Помогли в ОНФ и в прокуратуре, а когда суд вынес решение, мне предложили несколько населенных пунктов на выбор. Я выбрала Казань — я по прописке казанская, и у меня тут мама, но с ней жить я не смогу, в квартире прописано много людей, там нам с ребенком ни места нет, ни условий… Так вот, когда я стала в следующий раз смотреть список, из которого могу выбирать, оказалось, что Казань мне не дают и уже не предлагают — предлагают Елабугу, Азнакаево, Мамадыш, Чистополь, Менделеевский район. А у меня вся родня в Казани.

У Арины, благодаря ее собственной настойчивости и поддержке прокуратуры и ОНФ все в итоге сложилось, квартиру ей дали в Казани. А ее история, говорит Юлия Балобанова, абсолютно типична для казанских сирот.

Хуже — только сертификат?

И хуже этого порядка, считает экбсперт ОНФ, может быть только возврат от выкупа квартир к жилищным сертификатам, который уже вновь практикуется в ряде регионов России:

— Этого допустить нельзя, мы уже видели, как сиротам в обмен на жилищные сертификаты мошенники продавали жилье в развалюхах. Нельзя и допустить, чтобы установили порядок, при котором сироты могли бы использовать жилищные сертификаты для вступления в соципотеку в качестве первоначального взноса. Мало ли что может случиться — потеряет человек работу, не оплатит вовремя ипотеку и потеряет квартиру. Никто ему этот сертификат не вернет. А вот когда у него будет своя квартира, которой он первые 5 лет не сможет распорядиться, продать — он привыкнет и квартплату платить, и ответственно ко всему относиться. Вот тогда можно и о соципотеке подумать.

Инна Серова
ОбществоВластьИнфраструктураПроисшествия Татарстан Менделеевский муниципальный район РТМинистерство земельных и имущественных отношений Республики ТатарстанМинистерство образования и науки Республики ТатарстанПрокуратура Республики Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 28 сен
    Кто то хорошо греет руки на строительстве домов в глухих деревнях
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    у гжф был вариант с соц наймом, зачем человеку влезать в кабалу со своим жильем пусть даже за 7% годовых в начале пути без профессии и образования
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    Очень интересно про "сироту" Арину, у которой есть мама. И родня.
    Ответить
    Анонимно 28 сен
    Такое к сожалению бывает. В случае Арины- Мама лишена родительских прав много лет назад, а родня- это сестры и братья которые также выросли без родительской опеки и так же добиваются через суд положенного по закону жилья.
    Ответить
    Анонимно 28 сен
    Да, очень. Таких сирот, к сожалению много. В квартире, откуда их забирают органы опеки в детдом, обычно народа прописано, как сельдей в бочке. И натуральный шалман. И возвращаться к маме этим детям равно погибели. А отдельное жилье - это единственный шанс сиротам при живых родителях построить нормальную жизнь.
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    А давно уже надо пустить автобусы в кураково и в тойму. Тойма большая деревня, нет медпункта и магазина. Дорога в деревне ужасная, зимой плохо чистят дороги, летом воды нету. А плату берут. Мусорка 2 раза в месяц это нормально? Живут много пожилых. Примите меры.
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    Это ужасно.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров