Строить на костях предков: непростая судьба некрополей в Татарстане

Фрагменты человеческих скелетов посетители глэмпинга в Камском Устье будут находить на пляже еще долго

Строить на костях предков: непростая судьба некрополей в Татарстане
Фото: Прокуратура РТ

Шокирующая находка — человеческие кости на пляже рядом с татарстанским гостиничным комплексом «Камский трофей», как выяснилось, не такая уж и необычная. Как выяснило «Реальное время», на территории республики и ее столицы достаточно старых некрополей, которые никак не защищены ни от разграбления, ни от естественного разрушения, ни от застройки. В нашем материале — о бизнесе, которому близость кладбища не помеха, забытых исторических захоронениях и своеобразном подходе ответственных лиц к охране культурного наследия некрополей.

Кладбище, которого «нет»

— Останки, которые были изъяты на берегу, переданы в Следственный комитет, направлены на экспертизу, — рассказал «Реальному времени» заместитель прокурора Камско-Устьинского района республики Ильнар Каюмов. — Все, что можно было собрать, — собрали. Это один человеческий череп и еще 10—17 фрагментов скелета. Часть из них была обнаружена на муниципальной территории, часть — на месте строительства. На пляже они оказались в результате обрушения склона.

Зампрокурора подчеркнул, что «никаких официальных данных о существовании на этой территории кладбища не имеется», как нет и внешних кладбищенских атрибутов — надгробий или чего-то подобного. В архивных документах упоминаний о кладбище нет. Однако по внешнему виду осыпающегося холма «видно, что там имеются захоронения», и это подтверждает бытующие среди местного населения легенды о существовании в этом месте старинного некрополя.

Отсутствие официальных данных ставит сотрудников надзорного органа в непростое положение: надо решать, как теперь поступить с этой территорией.

— Если кладбище существует, пусть даже давно не эксплуатируется, то в его границах нельзя осуществлять никакое строительство, — пояснил Ильнар Каюмов. — Там можно только сажать деревья. А в данном случае проблема в том, что никто не может ничего сказать о границах захоронений.

Туристы пойдут в обход

Между тем собственница гостиничного комплекса «Камский трофей» Людмила Закамская решительно отрицает, что разрушающееся кладбище имеет отношение к территории комплекса. Она заявила «Реальному времени, что человеческие останки были обнаружены на муниципальной земле, а не там, где сейчас строится глэмпинг «Камского трофея», — гламурный кемпинг для отдыха в новомодном формате.

Закамская сообщила «Реальному времени», что приобрела земельный участок под глэмпинг в 2018 году на торгах, и реализовало его Минземимущества уже с готовым назначением — «для размещения гостиниц».

— Если бы здесь раньше существовало кладбище, землю не выставили бы на торги, — убеждена она и не сомневается, что близость некрополя и разбросанные по соседству кости не оттолкнут туристов, — Для них мы предлагаем другие маршруты.

«Инновация», родственница «Триумфа»

Судя по тому, что комментарий такого содержания Людмила Закамская дает всем журналистам, которые к ней обращаются, хозяйка «Камского трофея» твердо намерена продолжать развитие бизнеса, невзирая ни на что. Бизнес этот, как следует из информации, имеющейся в «СПАРК-Интерфакс», весьма успешен.

ООО «Инновация», зарегистрированное по тому же адресу, что и гостиничный комплекс «Камский трофей» — на улице Большая Волга, 4, было зарегистрировано Людмилой Закамской в 2020 году и завершило этот год с выручкой от продажи почти в 81 млн рублей и чистой прибылью в 8,2 млн.

Кроме того, Людмила Закамская является руководителем и бенефициаром другой успешной фирмы — казанского ООО «Триумф», действующего с 2015 года и специализирующегося на ресторанной деятельности. Выручка этой компании по итогам 2020 года чуть-чуть не дотянула до 32 млн рублей, чистая прибыль составила почти 1,2 млн.

Людмила Закамская решительно отрицает, что разрушающееся кладбище имеет отношение к территории комплекса. Фото: Прокуратура РТ

Любопытная подробность — по госконтракту с исполкомом Камско-Устьинского района ООО «Триумф» в июне 2018 года оказали исполкому «комплекс услуг по организации и проведению мероприятия» в помещении ресторана «Трофей», расположенного в Казани на улице 2-я Юго-Западная. Услуги обошлись бюджету района в 143 тыс. рублей — сведения о контракте имеются на сайте госзакупок.

А «мероприятие» проходило в здании, по поводу которого Казгорисполком давно судится с Людмилой Закамской и Андреем Закамским. Они, по версии исполкома, вместо реконструкции этого здания в соответствии с разрешительными документами, осуществили самовольную постройку — превратили трехэтажное здание выставочного зала с помещениями народного университета искусств с эксплуатируемой кровлей в четырехэтажное. Арбитражный суд РТ признал реконструированное здание незаконной постройкой и обязал Закамских привести его в первоначальный вид, однако кассационная инстанция — Арбитражный суд Поволжского округа — недавно это решение отменила, и дело было направлено на новое рассмотрение.

Надежда — на берегоукрепление и местное ТОС

— Да, берег осыпается и обнажает кости, но у нас давно готов проект берегоукрепления, — сообщил «Реальному времени» глава Камско-Устьинского муниципального района Наиль Вазыхов. — Первый его этап мы уже реализовали — вниз по Волге, начиная от пристани, и там сейчас обустраиваем набережную, мы вошли в программу, которую курирует помощник президента Наталья Фишман-Бекмамбетова. А второй этап берегоукрепления как раз и должен остановить обрушение захоронений. Надеемся войти в федеральную программу уже в этом году.

Укрепление берега с захоронениями, по прикидкам районных властей, с учетом роста стоимости металла сейчас может обойтись в 250 млн рублей (изначально по проекту ориентировочная стоимость составляла 200 млн.). А до того, как планы по укреплению обрыва осуществятся, руководство района приняло решение собирать выпадающие из обрыва останки и захоронить их на территории парка, который здесь создается по инициативе местного ТОС (Территориального общественного управления) «Южная околица». Именно так старожилы именуют эту часть Камского Устья.

— Сейчас ТОС оформляет перевод земельного участка в соответствующую категорию, — ответил Наиль Вазыхов на вопрос «Реального времени», не случится ли так, что в перспективе береговой участок с захоронениями, как и соседний, перейдет в частные руки. — Так что его застройка и продажа исключены. А назвать парк решено именем скончавшегося недавно создателя ТОС «Южная околица» Юрия Ильина. Что же касается негатива, который появился в СМИ… Ну про то, что там, где кости находят, жарят шашлыки и веселятся, то несправедливо это. На самом деле ТОС хорошее дело сделало — обустроило место для организованного отдыха. Шашлыки-то и так жарят. И оставляют кучи мусора. И здесь бы жарили и все захламляли, а теперь все прибрано и цивилизованно.

Укрепление берега с захоронениями, по прикидкам районных властей, с учетом роста стоимости металла, сейчас может обойтись в 250 млн рублей. Фото: Прокуратура РТ

А еще глава района заметил, что собирать кости предков, чтобы достойно их перезахоронить — дело трудное и даже опасное:

— Это же все на высоте! Видишь, что кости торчат, а как их собрать, пока не упали? Снизу манипулятор не подъедет, сверху спускаться — человек рискует разбиться. Но мы делаем, что можем. Хотя полностью порядок навести можно будет только после укрепления берега.

История с «осыпающимся» старым кладбищем в Камском Устье — вовсе не единичный случай равнодушного отношения к «отеческим гробам». Фото: Прокуратура РТ

Штраф за спасение памятника

История с «осыпающимся» старым кладбищем в Камском Устье — вовсе не единичный случай равнодушного отношения к «отеческим гробам» со стороны как потомков, так и властей, в том числе чиновников, которые по должности должны содействовать сохранению культурного наследия, частью которого и являются, собственно, старые кладбища. Это, скорее, типичная история.

В том же Камско-Устьинском районе в январе 2019 года по инициативе местных краеведов и чиновников был спасен от разрушения уникальный артефакт — надгробный памятник «армянской принцессы», датированный XIV веком. Его перевезли с кладбища, расположенного также на осыпающемся склоне берега в районе села Кирельское, в Затон, на Ремонтную базу флота имени Куйбышева, а затем в Сюкеево — в мемориал, построенный в память о погибших при крушении «Булгарии». Причем в числе инициаторов спасения исторического надгробия, которое изначально было установлено на горе Соколка (в Киреево оно стало по сути кенотафом, так как умершая в 1318 году по дороге в Москву дочь армянского посла Турган-Мелик была похоронена именно на горе), были не только краеведы, но и тогдашние глава района Павел Лоханов и председатель районной Палаты земельных и имущественных отношений Сергей Головин, и нынешний глава Наиль Вазыхов.

— Сейчас берег сильно осыпался по сравнению с 2019 годом, и если бы памятник там оставался, он уже наверняка упал бы в Волгу, — говорит Сергей Головин. — Но мы не смогли добиться, чтобы этот камень установили на простой бетонный фундамент, поставили рядом пюпитр, разместили на нем информацию об этом экспонате — на это у района нет денег.

В том же Камско-Устьинском районе был спасен от разрушения уникальный артефакт — надгробный памятник «армянской принцессы», датированный XIV веком. Фото: tatar-inform.ru

— А вы обращались в Комитет РТ по охране объектов культурного наследия? — поинтересовалась корреспондент «Реального времени»

— Да, и они попытались нас привлечь к ответственности за то, что мы незаконно переместили камень…

По словам Головина, на кладбище в Кирельском остались и другие надгробия, а значит, и могилы, судьбой которых никто не занимается. Между тем тревогу о том, что могилы предков зарастают бурьяном, а их останки скоро окажутся разбросанными по берегу Куйбышевского водохранилища, журналисты били еще в 2012 году — об этом даже телерепортаж на центральном телеканале вышел. Тогдашний замглавы района Рустам Гильмутдинов так тогда описал заботу об умерших:

— Раз в год мы собираем кости и перезахораниваем их.

Футбол на Кизическом и вандализм на мазарках

Не лучше обстоят дела и в Казани. Например, в парке у ДК химиков («Сосновая роща»), который был разбит в прошлом веке в прямом смысле на костях, — на некрополе Кизического монастыря (остатки кладбища сравняли с землей к визиту Хрущева в 1964-м), разбили спортивные площадки. Футбольное поле, по данным казанского краеведа Георгия Мюллера, находится аккурат на месте часовни, построенной в честь защитившей Казань от чумы чудотворной иконы Смоленской Божией Матери. А вот могилы похороненных здесь знаменитых казанцев так и не восстановили — а ведь на этом кладбище нашли последний приют люди, «делавшие» российскую историю и литературу: участник Первой русской антарктической экспедиции, ректор Казанского университета астроном Иван Симонов, дед Льва Толстого, один из основоположников русского романтизма поэт Гавриил Каменев… Как сообщил автору этого материала в декабре 2014 года, когда проходила реконструкция парка, настоятель Кизического монастыря отец Пимен, обнаруженные на территории парка останки были переданы монастырю строителями по акту — скопом — для последующего захоронения.

Разрушается и древнее кладбище Бишбалта в Адмиралтейской слободе. Фото: Лина Саримова

Разрушается и древнее кладбище Бишбалта в Адмиралтейской слободе — знаменитые мазарки. «Это страшно — то, что я там сейчас увидела, страшно и мертвым, и живым... Разбитые и поруганные надгробия, на которых делают шашлыки, надгробия, выломанные и приготовленные кому-то под коттедж...», — писала жительница Казани на одном из интернет-форумов в 2013 году. Это одно из самых древних сохранившихся в Казани мусульманских кладбищ, на нем, как рассказывал автору этого материала имам Апанаевской мечети Наиль-хазрат Гарипов, сохранилось датированное 1915 годом надгробие одного из татарских шейхов (а могила шейха утрачена — камень перетащили вандалы).

— Кладбище не имело статуса объекта археологического наследия, — ответили на запрос «Реального времени» в республиканском Комитете РТ по охране объектов культурного наследия. — В целях сохранения объекта, имеющего культово-религиозную и археологическую ценность он был поставлен на охрану как отдельный объект с режимами, не допускающими строительство непосредственно на территории кладбища.

А по поводу двух нашумевших в столице Татарстана скандалов с обвинениями в «строительстве на костях» — на имевшихся, по слухам, захоронениях в саду Казанского военного госпиталя, где должен быть построен элитный жилкомплекс, и на территории зоопарка «Река Замбези» — в Ямках, где в 1918 году проходили массовые расстрелы, в Комитете РТ по охране ОКН успокоили:

— Сведений, подтверждающих наличие на данных участках древних захоронений, нет. У госпиталя вне зависимости предусмотрено проведение археологических исследований, так как данный участок является территорией культурного слоя города Казани.

На территории зоопарка «Река Замбези» — в Ямках в 1918 году проходили массовые расстрелы. Фото: Илья Репин

«После исследований возможно жилищное строительство»

В Казгорисполкоме на запрос «Реального времени» о строительстве на территории и вблизи городских некрополей и захоронений ответили:

— Строительство вблизи кладбищ регулируется СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» и постановлением Правительства Российской Федерации от 03.03.2018 №222 «Об утверждении правил установления санитарно-защитных зон и использования земельных участков, расположенных в границах санитарно-защитных зон», в том числе лабораторными исследованиями. У каждого кладбища своя расчетная санитарно-защитная зона в зависимости от размера территории. Для кладбищ площадью до 10 га эта зона составляет 100 метров, от 10 га до 20 га — 300 метров, от 20 га — 500. В санитарно-защитных зонах запрещено жилищное строительство. Разрешается строительство культовых сооружений и объектов, связанных с деятельностью кладбищ.

Однако в исполкоме уточнили, что расчетная санитарно-защитная зона кладбища может быть сокращена или прекращена, в соответствии со статьей 11 Правил установления санитарно-защитных зон и использования земельных участков, расположенных в границах санитарно-защитных зон, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации 03.03.2018 №222:

— После проведения лабораторных исследований при получении положительного решения по сокращению санитарно-защитной зоны возможно жилищное строительство.

На вопрос, происходило ли в столице Татарстана нечто подобное истории в Камском Устье, в исполкоме ответили:

— За время деятельности МКУ «Управление по организации ритуальных услуг г. Казани» случаев обнаружения захоронений не возникало. В случае возникновения такой ситуации захоронения будут осуществлены в соответствии с Федеральным законом «О погребении и похоронном деле» от 12.01.1996 №8-ФЗ.

Планируется восстановить забор по всей территории кладбища. Фото: Лина Саримова

А про древние мазарки — кладбище Бишбалта — сообщили:

— Кладбище по улице Брюсова находится в введении МКУ «Управление по организации ритуальных услуг г. Казани». Установка ограждения была проведена в 2016 году. Планируется восстановить забор по всей территории кладбища, после ограждения других первоочередных кладбищ силами подрядной организации МУП «Ритуал» г. Казани, — то есть, по сути, подтвердили, что разграблению древних могил забор не сильно препятствует.

Инна Серова
ОбществоВластьИсторияКультураПроисшествия Татарстан Вазыхов Наиль АльбертовичГород КазаньКамско-Устьинский муниципальный район РТЛоханов Павел НиколаевичКомитет РТ по охране объектов культурного наследияПрокуратура Республики Татарстан
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 27 авг
    Мы - варвары: если справляем нужду прямо в море или в Каме; жарим шашлыки на могилах, строим на них коттеджи...
    в Европе такое тоже было - 800 лет назад.
    Ответить
    Анонимно 27 авг
    Так они там раньше всех деградировали, получается?
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    Не ведаем, что творим.
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    Между пирамидой и гостиницей было кладбище военного госпиталя во время ВОВ
    Ответить
    Анонимно 27 авг
    Возле каждой церкви, каждой мечети было в 14-19 вв. кладбище.
    Каждый город, в том числе и Париж, и Берлин стоит на кладбищах.
    Надо перезохоронять по человечески.
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    Когда деньги затмили мораль, стерли память предков, задвинули совесть и здравый рассудок на задворки. Ужасная ситуация. Кто то так и живет в этом, как сейчас модно говорить в моменте, в потоке, вышли из зоны комфорта и плевать на все, на прошлое, на мораль. Делай деньги и живи сейчас. Безобразное нравственное разложение общества.
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    О каком разграблении древних могил идет речь? По объективным данным нынешнее кладбище Бишбалта возникло не ранее 1840-х гг. На нем хоронили мусульман Адмиралтейской слободы: ремесленников, мещан, мелких торговцев, солдат, рабочих местных предприятий и мастерских. Захоронения в подавляющей массе были очень скромные, что видно по сохранившимся памятникам. Там и грабить было нечего. Татары не клали в могилы ценные вещи. Так что не надо сгущать краски.
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    Кто разрешает такие дела творить...
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    Вряд ли кто-то сейчас захочет там отдыхать
    Ответить
    Анонимно 28 авг
    Как отдыхали, так отдыхают. Никого ничего не смущает.
    Ответить
    Анонимно 04 сен
    А потом дело закончится большими проблемами для тех кто жарит шашлыки на могилах и отдыхает на них. Трупный яд самый опасный яд, запаботают себе рак от такого отдыха. Не зря говорят, что мёртвые мстят за нарушение их покоя. Должна пройти не одна сотня лет, чтобы захоронения стали безопасны в отношении ядов и микробов с вирусами, которые существуют на кладбищах. Не зря такие традиции существуют у всех народов - оберегать покой мёртвых.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров