Почти миллион долларов на юристов: миноритарный кредитор НАСКО подал в суд на АСВ

Госкорпорацию подозревают в необоснованных тратах в пользу «прикормленной» компании и «отдельных личностей»

Почти миллион долларов на юристов: миноритарный кредитор НАСКО подал в суд на АСВ
Фото: zampolit.com (глава АСВ Юрий Исаев)

Как стало известно «Реальному времени», кредитор некогда одной из крупнейших страховых компаний Татарстана — НАСКО — Дмитрий Анисимов подал в Арбитражный суд республики жалобу на конкурсного управляющего страховщика — госкорпорацию «Агентство по страхованию вкладов». Согласно договору с московской коллегией адвокатов «Кворум», на оплату ее услуг уходило 3—4 млн рублей в месяц. Заявитель считает, что это слишком дорого для банкротной организации: привлечение местных, казанских, юристов обошлось бы дешевле в разы. В АСВ в ответ заявляют, что эти расходы согласованы с комитетом кредиторов. МКА «Кворум» с 2012 года — один из крупнейших юридических консультантов АСВ по ведению дел ликвидируемых финансовых организаций. В самой коллегии подчеркивают, что специализируются на особо сложных делах. Так, например, они представляли интересы агентства в деле казахстанского БТА банка по привлечению к ответственности его бывшего владельца Мухтара Аблязова и возврату утраченных активов.

Самая большая статья расходов на юристов

Один из конкурсных кредиторов НАСКО Дмитрий Анисимов обжаловал в Арбитражном суде Татарстана действия конкурсного управляющего страховщика — госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов». Заявитель усомнился в обоснованности затрат на юристов. Как рассказала «Реальному времени» представитель Анисимова Наталья Кемпе, юридические услуги в банкротном деле НАСКО оказывала московская коллегия адвокатов «Кворум». Собеседник нашего издания уточнила, что с начала этого года договор с этой коллегией был расторгнут — по крайней мере, так пояснял представитель АСВ в суде. Почти целый год, с 10 июня 2019 года по 1 июля 2020 года, АСВ ежемесячно платило ей по 4,25 млн рублей. Затем эта сумма несколько снизилась (до 3,8 млн рублей), но выплаты оставались стабильными: как по расписанию — один раз в месяц в числе первоочередных расходов.

При этом, говорит Кемпе, согласно смете расходов с 10 июня 2019 года по 1 января нынешнего, это самая большая статья расходов в деле о банкротстве НАСКО.

— Дмитрий Анисимов как кредитор не понимает, по какой причине привлекли к выполнению работ московскую компанию, в то время как банкротное дело ведется в Казани. Зачем оплачивать командировочные расходы представителей из российской столицы за счет средств кредиторов? — комментирует она.

Как подчеркивает представитель истца, из анализа рынка очевидно, что стоимость услуг юристов Казани и Москвы отличается. Ее доверитель придерживается мнения, что местные специалисты в области права обошлись бы как минимум вдвое дешевле. Однако пока что итоговая сумма расходов на юристов составила 69,4 млн рублей, «а сами кредиторы при этом возмещения не получили».

— К примеру, сумма долга НАСКО перед Анисимовым (страховка по ОСАГО при ДТП, которая составляет 2,25 млн рублей) в два раза меньше суммы ежемесячного платежа МКА «Кворум», — обратилась юрист к конкретике.

Представитель Анисимова замечает, что бухгалтерам в банкротном деле НАСКО тоже платят немало: по 3 млн рублей каждый месяц. «В итоге все средства уходят на содержание московских компаний. Казанские кредиторы при этом остаются ни с чем», — высказала юрист свою озабоченность. «Нас удивляет отсутствие внимания к этому вопросу со стороны других кредиторов», — добавила она.

К слову, согласно опубликованным АСВ данным о ходе конкурсного производства АО «НАСКО», по состоянию на 1 апреля этого года у него 22 тыс 910 кредиторов, размер их требований составляет 1 млрд 322 млн 381 тыс. рублей.

«Дыра» в 4,2 миллиарда, предполагаемый владелец в бегах

Как ранее рассказывало «Реальное время», «Национальная страховая компания «Татарстан» (НАСКО) была третьим по величине страховщиком в Татарстане и одним из лидеров ОСАГО в РФ. Кроме того, она имела самый большой уставный капитал среди региональных страховщиков — 900 млн рублей. У компании было 125 филиалов в Татарстане и других регионах. Доля «НАСКО» на российском рынке составляла 0,33 процента.

«Национальная страховая компания «Татарстан» (НАСКО) была третьим по величине страховщиком в Татарстане и одним из лидеров ОСАГО в РФ. Фото: Инна Серова

Но в последние годы финансовая устойчивость страховщика серьезно пошатнулась. В 2016 году компания получила более 143 млн рублей чистого убытка по МСФО. По мнению участников рынка, одной из причин этого стали связи с рухнувшими банками. НАСКО была аффилирована с кредитными организациями из группы Роберта Мусина: владела, к примеру, крупнейшим пакетом «ИнтехБанка» и долей в «Радиотехбанке».

Кроме того, компания оказалась серьезно закредитована. На начало апреля у НАСКО было 300 млн рублей заемных средств, без которых компания вряд ли смогла бы выполнять требования ЦБ по страховым резервам. В августе 2017 года НАСКО покинул один из крупнейших акционеров — «Ак Барс» Банк, которому принадлежало 25 процентов ее уставного капитала. Осенью того же года более трех четвертей доли активов «Национальной страховой компании «Татарстан» приобрела столичная «Опора», которая вскоре сама лишилась лицензии. СМИ называли ее конечным бенефициаром (как и страховых компаний «Респект», «Ангара» и ряда других) Александра Кондратенкова.

А 15 мая 2019 года Центробанк отозвал часть лицензий «за систематическое нарушение прав и законных интересов потребителей страховых услуг» и у НАСКО. В страховщике была введена временная администрация, которая инициировала его банкротство. Руководитель временной администрации Денис Корякин говорил в татарстанском арбитраже, что в НАСКО в преддверии отзыва лицензии выводились активы.

В результате проведенный временной администрацией финансовый анализ страховщика показал, что стоимости его имущества недостаточно для исполнения денежных обязательств: активы СК на момент анализа составляли 4,3 млрд, обязательства — 8,5 млрд рублей. По словам Корякина, они столкнулись с противодействием. В частности, не смогли попасть в здание филиала в Москве, где находились серверы с базами данных, бухгалтерская отчетность и другая документация. «Операционная деятельность временной администрации была, можно сказать, парализована», — рассказывал он.

Позже инвентаризация показала, что не достает более 48 тыс. бланков ОСАГО и имущества на более чем 30 млн рублей. На тот момент в отношении самой НАСКО, как сообщил Корякин, было подано 2466 исков на общую сумму более 1,8 млрд рублей. В результате 27 августа 2019 года НАСКО признали банкротом и открыли конкурсное производство.

За день до решающего для страховщика заседания в Арбитражном суде Татарстана стало известно, что против Кондратенкова возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 160 УК РФ («Присвоение или растрата в особо крупном размере»). Фото: insur-info.ru

За день до решающего для страховщика заседания в Арбитражном суде Татарстана стало известно, что против Кондратенкова возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 160 УК РФ («Присвоение или растрата в особо крупном размере»). Речь шла о крымской страховой компании «Вектор», откуда, по данным следствия, было выведено в подконтрольные компании 63 млн рублей. Другой эпизод дела, как сообщали СМИ, был связан с перечислением собранных страховых премий под видом перестрахования в Португалию на счет перестраховочной компании Prorisk Reinsurance.

В октябре 2019 года ЦБ заявил о том, что временные администрации пяти страховщиков, приписываемых Кондратенкову — «НАСКО», «Опоры», «Респекта», «Ангары» и «Трудстраха», — выявили признаки вывода активов в «согласованных действиях» их собственников и должностных лиц. Все эти компании лишились лицензий и были признаны банкротами. СМИ сообщали, что их общий долг превысил 11 млрд рублей. За Кондратенковым закрепилось амплуа «могильщика» страховщиков.

Впрочем, согласно другой точке зрения, он, напротив, сам стал жертвой борьбы с нечестными страховщиками и автоюристами, которым пытался активно противостоять, пользуясь своим положением в объединении предпринимателей «Опора России» (был там председателем комиссии по страхованию). Якобы таким образом ему аукнулась критика руководства Российского союза автостраховщиков, близкого к Центробанку.

В июне прошлого года Тверской суд Москвы с третьей попытки заочно арестовал Кондратенкова на два месяца с момента его задержания на территории России или выдачи из-за границы. Дело в том, что он успел скрыться. В сентябре прошлого года сообщалось, что бывший бенефициар нескольких рухнувших страховых компаний оказался в Чили под именем Александра Гарсии. Его хотели объявить в международный розыск, в федеральном он находится с октября 2019 года.

Сообщалось, что Кондратенкова также проверяли по делу бывшего руководителя 2-го отдела управления «К» (банковский отдел) ФСБ Кирилла Черкалина. Последнему было предъявлено обвинение в получении взяток на $850 тыс. за действие или бездействие и общее покровительство в отношении некой коммерческой структуры в 2013–2015 годах.

В сентябре прошлого года сообщалось, что бывший бенефициар нескольких рухнувших страховых компаний оказался в Чили под именем Александра Гарсии. Фото: kommersant.ru

А в августе прошлого года следственный департамент МВД РФ возбудил еще одно уголовное дело по ч. 4 ст. 160 УК РФ («Присвоение или растрата в особо крупном размере»), потенциальным фигурантом которого также называли Кондратенкова. Речь шла о сумме, близкой к 5 млрд руб., выведенным из крупнейшего страховщика ответственности застройщиков «Респект».

Действовать разумно и сохранять конкурсную массу

На одном из недавних заседаний в татарстанском арбитраже коллега Натальи Кемпе, Ольга Ничепуренко, также представляющая интересы Анисимова, заявила конкретно: «Не согласны с расходами». Она напомнила азы: «Конкурсный управляющий должен действовать разумно и не уменьшать конкурсную массу, а, наоборот, ее, так сказать, сохранять. И за счет поиска имущества увеличивать».

Однако в банкротном деле НАСКО, по мнению Ничепуренко и ее доверителя, это, судя по всему, происходит не совсем так: «Страховая компания наша местная. Управляющий решил, что московская юридическая фирма будет оказывать помощь более качественно и квалифицированно. А это очень большая разница в ценовой политике: три-четыре миллиона рублей ежемесячно из конкурсной массы….».

На вопрос судьи, сколько пришлось бы платить в этом случае казанским юристам, Ничепуренко ответила, что, «скорее всего, на порядок меньше». В Агентстве по страхованию вкладов с предложенной экономией, судя по всему, не согласны. Представитель АСВ Сергей Арюков сообщил, что в своем отзыве они привели расчет среднерыночной цены юристов, которые «работают именно здесь, в Казани». Эти расценки он не озвучил, но пояснил, что есть специальный сайт: «Экспертная группа как раз проводит всякие статистические расчеты в области юридических услуг».

Тем не менее судья Ильдар Салимзянов тоже заметил:

— В конце 2019 — начале 2020 годов, когда заявления и к нам, и к вам шли тысячами, юристы работали. А сейчас от вас приходят [представители] только на сделки. Юристов нет.

Представитель АСВ в ответ сообщил, что изменилась сама политика Агентства по страхованию вкладов…

Ничепуренко также обратила внимание суда на то, что конкурсный управляющий НАСКО заключил соглашение об оказании юридических услуг с адвокатом Анастасией Жидченко, оплата же за них была сделана в адрес МКА «Кворум», хотя у коллегии соглашения с этой дамой нет. Нет и сведений о количестве сотрудников с четко обозначенными обязанностями. Но представитель госкорпорации пояснил, что упомянутая Жидченко — председатель коллегии адвокатов «Кворум» и имеет право заключать сделки от лица организации. Все акты об оказанных услугах он, по его словам, суду представил.

Ближайшее судебное заседание по делу назначено на 1 июля. Наталья Кемпе сообщила «Реальному времени», что к этой дате будет проведен полный анализ услуг, оказываемых коллегией адвокатов «Кворум» на соотношение цена — качество. И, действительно, судья ранее просил представителя АСВ представить не просто расчеты, а анализ «конкретно по количеству работающих, по результативности и так далее».

Ближайшее судебное заседание по делу назначено на 1 июля. Фото: Максим Платонов

Все расходы согласованы с комитетом кредиторов

«Реальное время» попросило Агентство по страхованию вкладов прокомментировать спор с кредитором. В пресс-службе АСВ нашему изданию напомнили, что функции конкурсного управляющего АО «Национальная страховая компания «Татарстан» возложены на агентство с 27 августа 2019 года.

«Согласно закону «О несостоятельности (банкротстве)», все расходы в деле о банкротстве страховой организации осуществляются в соответствии со сметой текущих расходов, представляемой на рассмотрение комитету кредиторов», — говорится в ответе нашему изданию.

В пресс-службе госкорпорации утверждают, что этот порядок был соблюден и в данном случае: «Все расходы на оказание юридических услуг были включены конкурсным управляющим в смету текущих расходов АО «НАСКО», направлены на рассмотрение комитету кредиторов и впоследствии утверждены решением Арбитражного суда РТ в рамках дела о банкротстве, что подтверждает их целесообразность и обоснованность».

Мы поинтересовались также, что на этот счет думает сама Анастасия Жидченко из МКА «Кворум», но к моменту публикации материала ответ от нее не поступил. Редакция готова опубликовать его по получении.

Защищали интересы клиентов и в Англии, и на Кипре

Учредители МКА «Кворум» — Анастасия Жидченко (она же председатель коллегии), Олег Кириленко и Андрей Павлов (ранее возглавлял «Кворум Дебт менеджмент групп»). На сайте МКА «Кворум» есть пара низкокачественных фотографий этих персон. При этом говорится, что фирма была учреждена в 2009 году для «предоставления востребованных после кризиса услуг». К их числу относятся управление долгами, консультирование и управление процедурами банкротства, взыскание безнадежной задолженности и многое другое. Коллегия адвокатов сообщает, что успешно защищала своих клиентов (как кредиторов, так и должников) в судах Британских Виргинских островов, Республики Кипр, Англии и Уэльса.

Кроме того, она уполномоченный консультант Агентства по страхованию вкладов (по крайней мере, была таковым). Интересы госкорпорации представляла с 2012 года (до 2014 года как ООО «Кворум Дебт Менеджмент груп», до 2017 года — адвокатское бюро Москвы «Кворум»). МКА «Кворум» благодаря деловым связям с саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих, оценщиков, аудиторов и организаторов торгов предпочитает оказывать услуги в комплексе.

Кстати, «Кворум» — это не только название компании, но и зарегистрированный товарный знак. Согласно сайту, у столичной коллегии есть офисы в пяти российских городах, включая Казань, и в кипрском Лимассоле. К слову, в команду московского «Кворума» входит и наша землячка Мухаматязнова Ильвира, которая в 2015 году окончила Казанский (Приволжский) федеральный университет.

Сама коллегия адвокатов к числу своих знаковых дел относит защиту интересов правительства Московской области в делах о банкротстве «Мособлтрастинвеста», «Ипотечной корпорации Московской области» и госкорпорации «Ростех» в деле «Ижмаша» (ныне концерна «Калашникова»). Также она занималась делом казахстанского АО «БТА Банк», который стремился привлечь к ответственности его бывшего владельца Мухтара Аблязова и возвратить утраченные активы. По результатам отбора ГК «АСВ» именно «Кворум» был признан победителем в номинации «юридические консультанты» для оказания услуг по банкротству московского АКБ «Пробизнесбанк» (лишился лицензии в 2015 году).

В случае с московским «Пробизнесбанком» у кредиторов тоже возник вопрос, насколько обоснованы расходы АСВ на услуги юристов. Фото: volga.news

Один миллиард рублей из «Пробизнесбанка» «вынесли» консультанты

К слову, в случае с московским «Пробизнесбанком» у кредиторов тоже возник вопрос, насколько обоснованы расходы АСВ на услуги юристов. В частности, компания «Автоцентр» была убеждена, что оплата сильно завышена: специалистам щедро покрывались разовые либо однотипные поручения. Порой им и вовсе начисляли гонорар, так сказать, автоматом. В подтверждение кредитор приводил пример с компанией «Фабрика птицы». Свою задолженность по кредиту перед банком она погасила добровольно, тем не менее адвокаты получили 6,5 млн рублей за ее «возврат».

По некоторым данным, объективность которых проверить не удалось, по договору «Кворум» получал по 8,5 млн руб. в месяц плюс 15 процентов от фактически поступивших в конкурсную массу средств. В общей сложности юристы этой коллегии адвокатов получили от АСВ 549 млн рублей, в том числе 312 млн рублей переменного вознаграждения. «Автоцентр» полагал, что переменная часть вознаграждения консультантов представляет собой так называемый «гонорар успеха» (вознаграждение юристам, которое выплачивается в случае достижения положительного результата в судебном разбирательстве). По его мнению, такие «премиальные» в банкротном деле недопустимы.

За все время банкротства «Пробизнесбанка» АСВ, по его собственным данным, потратило на услуги привлеченных юристов 1,1 млрд рублей. Агентство отмечало, что в рамках банкротства кредитной организации было больше 200 тыс. дел по просроченным кредитам. Стоял вопрос о взыскании просроченной задолженности с более чем 350 тыс. заемщиков. МКА «Кворум», отмечали в госкорпорации, сопровождала 150 тыс. судебных дел. Эксперты признавали, что деньги юристам выплачиваются из конкурсной массы, т. е. фактически из кармана кредиторов. С другой стороны, без их помощи о них в некоторых случаях можно было бы вообще забыть. Также они сомневались в том, что для дел разной степени сложности, которые встречаются в банкротных процедурах, оправдан единый размер вознаграждения.

Три судебные инстанции отказали кредитору, ООО «Автоцентр» в октябре 2019 года дошло до Верховного суда РФ. Последний рекомендовал судам проверять расходы Агентства по страхованию вкладов на консультантов при процедурах банкротства банков, но не стал запрещать выплаты процентов от поступлений в конкурсную массу. Дело было возвращено на новое рассмотрение.

В итоге дело «Автоцентр» проиграл, но флаг подхватили другие. В июне прошлого года в московском арбитраже ООО «ВЭЙ М» и 200 кредиторов «Пробизнесбанка» потребовали от АСВ отменить для юристов 15 процентный «гонорар успеха». Пока что и они потерпели неудачу в двух инстанциях. Последней 22 апреля был Девятый арбитражный апелляционный суд. Но, судя по материалам дела, подана кассационная жалоба.

Последней инстанцией 22 апреля был Девятый арбитражный апелляционный суд. Но, судя по материалам дела, подана кассационная жалоба. Фото: save.icr.su

«Получали гонорар за то, к чему, в принципе, не имеют отношения»

Представитель инициативной группы кредиторов московского «Пробизнесбанка» Нерсес Григорян полагает, что кредитор казанской страховой компании НАСКО приводит весомый довод.

«В нашем случае работа компании «Кворум» оплачивалась по такой шкале: абонентская плата плюс «гонорар успеха» в 15 процентов от приходящих в конкурсную массу денег, — вспоминает он. — При этом не оговаривалось, усилиями «Кворума» это произошло или без них. Обязательства же могут гасить и добровольно».

В результате, подчеркивает Григорян, госкорпорация только на юристов израсходовала больше 1 млрд рублей.

Собеседник «Реального времени» скептически относится к заявлениям о неординарности выполняемой юристами в банкротном деле работы, предполагая, что, скорее всего, это просто «прикормленная» при агентстве организация.

«Взыскание кредитов и иных финансовых активов — это, в принципе, шаблонная работа. По большому счету, можно посадить группу студентов, которые будут штамповать исковые заявления. Для этого не нужно иметь ни особых навыков, ни семи пядей во лбу, — привел он свою точку зрения. — Поэтому, когда выставляют почасовую сумму оплаты, это не оправданно. Никто не спорит с тем, что это объемная работа, но никакой сложности она не представляет».

По мнению Григоряна, кредиторам казанского страховщика нужно еще уточнить, нет ли в составе выплачиваемой юристам суммы «гонорара успеха». Он рассказал, что в случае с «Пробизнесбанком» оспаривалась не абонентская плата юркомпании в размере 8,5 млн рублей: речь шла только о том, что необоснованно выплачен «гонорар успеха». Потому что не во всех случаях компания «Кворум» прилагала усилия для пополнения конкурсной массы, но вознаграждение тем не менее получала. «То есть они получали гонорар за то, к чему они, в принципе, не имеют отношения, — отмечает он. — АСВ заявляло, что такая схема удобна: они тем самым компенсируют одно, второе, третье и т.д. Мы были не очень согласны».

Представитель инициативной группы кредиторов «Пробизнесбанка» признает, что судебная практика по поводу размера вознаграждения консультантам и самим «конкурсникам» по каким-то причинам складывается далеко не в пользу кредиторов, несмотря на очевидность и законность их требований и самого закона о банкротстве, где прописаны лимиты. «Это же не какая-то свадьба, где гуляют и раскидывают деньги. Но в иных случаях именно так, судя по всему, и происходит. И кто сколько поймал, столько и положил себе в карман. По-видимому, из-за государственного статуса Агентства по страхованию вкладов. Хотя государство вообще ни при чем: под этим соусом зарабатывают отдельные личности», — говорит он.

Тем не менее Григорян считает, что у кредиторов казанской НАСКО есть шансы добиться снижения расходов на юридическую помощь.

«Нужно смотреть на масштабы страховой компании, чтобы понять, насколько сумма расходов на юридическую помощь адекватна. По практике я знаю, что цены завышены раза в два», — заметил он «Реальному времени».

На юристов ушла половина конкурсной массы

В практике АСВ были случаи, когда на выплаты юристам уходила половина конкурсной массы. Например, так было в случае с «Межпромбанком» Сергея Пугачева. К 1 июля 2019 года конкурсная масса кредитной организации составила 5,7 млрд рублей, тогда как оплата работы юристов потянула на 3 млрд рублей.

В практике АСВ были случаи, когда на выплаты юристам уходила половина конкурсной массы. Например, так было в случае с «Межпромбанком» Сергея Пугачева. Фото: abnews.ru

Чтобы снизить издержки, АСВ намеревалось по прошествии времени вообще отказаться от услуг юрфирм и перейти на собственное юридическое сопровождение. Об этой идее СМИ рассказывал глава агентства Юрий Исаев (на фото на постере — прим. ред.). По его оценкам, это потребовало бы 1,5 тысяч штатных юристов. Но даже при таком внушительном рекрутинге расходы по прогнозам должны были снизиться. По предварительным данным, в конкурсной массе оставались бы дополнительно 10-15 процентов средств.

Судя по всему, это намерение было исполнено. Как уточнила «Реальному времени» Наталья Кемпе, представители Агентства по страхованию вкладов говорили в суде, что юридическое сопровождение банкротного дела НАСКО с 2021 года оставили за собой. Так что кредитор Анисимов хочет скорректировать расходы на юристов, так сказать, постфактум.

Обоснованность затрат нельзя рассматривать только с позиции абсолютных цифр

Заместитель директора юрфирмы «Татюринформ» Павел Тубальцев отмечает, что коллегия адвокатов «Кворум» уже не первый раз становится ньюсмейкером по вопросам о расходах на оплату услуг судебных представителей.

Спор в рамках дела АКБ «Пробизнесбанк» о возможности оплаты услуг юристов в деле о банкротстве путем установления дополнительного вознаграждения в процентах от фактически поступивших в конкурсную массу денежных средств идет до сих пор. Последнее судебное решение подтверждает правомерность таких выплат.

Тубальцев считает, что «вопрос об обоснованности затрат на ведение дела нельзя рассматривать только с позиции абсолютных цифр, характеризующих размер вознаграждения, уплачиваемого за ведение дела». По его мнению, крайне важно в этом случае учитывать также качество работы юристов, их эффективность, соответствующие компетенции и опыт.

Он отмечает, что работа по юридическому обслуживанию подобного проекта требует не только непосредственно юридической квалификации от исполнителей, но и определенной модели и опыта управления всем этим многозадачным процессом. Нужно также принимать во внимание соотношение стоимости оказываемых услуг непосредственно с количеством эпизодов конкретных видов выполненной работы, поданных процессуальных документов, проведенных заседаний, подготовленных внесудебных документов, проведенных встреч и, конечно же, результативность всей этой деятельности.

Замдиректора юрфирмы «Татюринформ» считает, что привлечение узкоспециальных юристов оправданно. «Ведение банкротных дел требует особенных знаний и определенной наработки (опыта) по определенным вопросам, включая постановку стратегических задач, технику их выполнения, организацию контроля за выполнением и т. п. В особенности это касается тех дел, которые характеризуются большим количеством задач, которые должны выполняться одновременно», — пояснил он свою точку зрения.

Несмотря на то, что АСВ заключает договор с московской компанией, большую часть работы выполняют местные юристы?

Руководитель гражданской практики юрагентства «Юнэкс» Руслан Халиуллин замечает, что, как правило, стоимость юридических услуг складывается из таких факторов, как сложность и объемность работы, которую необходимо выполнить, ее эксклюзивность, а также квалификация и известность исполнителя. Халиуллин признает, что «при прочих равных стоимость услуг московских юристов значительно выше, нежели их региональных коллег».

Однако все не так просто. Собеседник «Реального времени» подчеркивает, что, когда АСВ привлекает сторонние компании для оказания услуг при ликвидации финансовой организации, оно вынуждено руководствоваться собственным положением, которое регламентирует эту процедуру. Привлекать к этой работе агентство как конкурсный управляющий финансовой организации может лишь лиц, во-первых, аккредитованных им, а, во-вторых, прошедших отбор для участия в процедуре конкретного банка.

— Таким образом, говорить о том, оправданно или неоправданно привлекать московских юристов для ведения дел, не совсем корректно, так как АСВ заключает договор с компанией, победившей в конкурсе и зачастую предложившей лучшую для агентства стоимость за свои услуги, — констатирует он.

Когда АСВ привлекает сторонние компании для оказания услуг при ликвидации финансовой организации, оно вынуждено руководствоваться собственным положением, которое регламентирует эту процедуру

Руководитель гражданской практики юрагентства «Юнэкс» говорит, что, помимо этого, необходимо понимать: несмотря на то что АСВ заключает договор с московской компанией, большую часть работы выполняют местные юристы. Так, например, у той же МКА «Кворум» есть отделение в Казани.

Халиуллин напоминает, что Дмитрий Анисимов не первый, кто попытался доказать чрезмерное завышение АСВ расходов на юристов, в частности, МКА «Кворум». В деле о несостоятельности АО «Пробизнесбанк» один из кредиторов попытался возвратить в конкурсную массу более 300 млн рублей «гонораров успеха», перечисленных в пользу «Кворум Дебт Менеджмент Групп» и МКА «Кворум».

Любовь Шебалова
ЭкономикаФинансы Татарстан АК БАРС БАНКНациональная страховая компания Татарстан НАСКОАрбитражный суд Республики Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 21 май
    Для этих людей 2,5 миллиона вовсе и не деньги
    Ответить
  • Анонимно 21 май
    Если мне память не изменяет НАСКО же ещк года 2 назад закрылась...
    Ответить
  • Анонимно 21 май
    И по Татфондбанку надо подать иск, там работают все местные юристы, квалификация которых вызывает много вопросов и много исков ими подано, заранее зная, что это не приведет к пополнению конкурсной массы
    Ответить
  • Анонимно 21 май
    Обычный способ вывода оставшихся денег. Все конкурсники так работают. Бабки выводятся на текущие расходы. Интересы кредиторов интересуют конкурсного управляющего в последнюю очередь.
    Ответить
  • Анонимно 21 май
    Есть же места хлебные); где юристов оценили. А то сейчас з.п.юриста в организациях приравняли к сотрудникам,которые без образования работают и так же получают. Поэтому сейчас молодежь не хочет тратить время на учебу,какой смысл,они и без образования столько же получают. Особенно в Казани низкие зарплаты.
    Ответить
  • Анонимно 21 май
    Все потому что мкА кворум принадлежит одному из руководителей АСВ, вот и отмывают деньги всевозможными способами, да ладно это, если их юристы ещё работали, кворуму чихать кто с каким образованием или опытом, главное посадить тупо единицу и грести балл лопатой, а работа в 90 процентах некачественная и все дела проигранные
    Ответить
  • Анонимно 21 май
    Потому что мкА кворум принадлежит одному из руководителей АСВ, вот и гребут деньги лопатой со всех щелей
    Ответить
  • Анонимно 21 май
    АСВ - цепной пёс ВЭБ.
    Отнимают республиканскую собственность в интересах московских олигархов.
    Ответить
    Анонимно 21 май
    Ах, вот оно что! Ну все, теперь все ясно
    Ответить
  • Анонимно 21 май
    В адвокаты что ли подастся
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров