Пандемийный год был ужасным для врачей, начало 2021-го — еще хуже

Пандемийный год был ужасным для врачей, начало 2021-го — еще хуже
Фото: Paul Brown/Alamy Live News / theconversation.com

«Ужасный» минувший год для врачей Великобритании сменился еще более худшими первыми месяцами 2021-го. В январе и феврале NHS (Национальная служба здравоохранения Великобритании, — прим. пер.) была перегружена. По мере того как накатывала третья волна коронавируса, измученные медики по всей стране продолжали работать. И только когда темпы заболеваемости упали, у двух ливерпульских врачей местной инфекционки появилась возможность рассказать, как они пережили те страшные дни. Медикам очевидно, что как на национальном, так и на глобальном уровнях система здравоохранения оказалась не готова к пандемии. Об этом в авторской колонке для международного издания The Сonversation пишут врач-инфекционист, старший клинический преподаватель Ливерпульской школы тропической медицины, почетный научный сотрудник Ливерпульского университета Том Вингфилд и профессор глобального здравоохранения Ливерпульской школы тропической медицины Мириам Тэгтмейер. «Реальное время» предлагает ознакомиться с переводом статьи.

«2020-й был ужасным, первые месяцы 2021-го — еще хуже»

Мы — два врача инфекционной больницы, работающие в городе Ливерпуле. За прошедший год мы убедились в разрушительном воздействии COVID-19 на нас, наши семьи, наших коллег и людей, находящихся под нашей опекой.

Во время первой волны мы писали о риске психических заболеваний и моральных травм среди медицинских работников. Во время второй волны мы сообщили о том, что наши страхи перед усталостью и выгоранием медицинских работников становятся правдой.

В начале самой последней волны в Великобритании, самой тяжелой и трудной, мы даже не нашли времени на написание материала.

В то время как 2020 год был ужасным годом для работников здравоохранения, первые несколько месяцев 2021 года были еще хуже. Очевидно, что как на национальном, так и на глобальном уровнях здравоохранению не удалось четко отреагировать на пандемию. Эти неудачи требуют как расплаты, так и возмещения ущерба.

В январе и феврале 2021 года NHS (Национальная служба здравоохранения Великобритании, — прим. переводчика) была перегружена. По мере того как накатывала третья волна коронавируса, измученные врачи и медсестры по всей стране продолжали работать. Мы изо всех сил старались обеспечить наилучший уход за тяжелыми больными.

Как мы уже писали, количество госпитализаций и показатели смертности в Великобритании продолжают снижаться. Разрушительная, но необходимая всеобщая изоляция в сочетании с быстрым внедрением вакцин преуспели в том, чтобы переломить ситуацию, но это только на сегодня.

Больница Эрроу-Парк. Фото: liverpoolecho.co.uk

Сцены на передовой

Во время уже привычных вызовов дежурных в выходные дни в январе на пике заболеваемости в нашем регионе мы столкнулись с ошеломляющим количеством медицинских, социальных и этических проблем.

Ниже приводится выдержка из журнала, описывающая сцены:

«Это был самый напряженный уик-энд пандемии для меня. Как и следовало ожидать, это произошло через несколько недель после рождественских семейных гуляний. В нашей больнице было более 500 человек с COVID-19. За предыдущие 24 часа было госпитализировано более 40 человек. Двадцать два были в критическом состоянии и нуждались в осмотре бригады интенсивной терапии.

Я дежурил в двух инфекционных отделениях, которые были преобразованы в отделения интенсивной терапии с аппаратами искусственной вентиляции легких. Эти отделения укомплектованы врачами-инфекционистами и предлагают повышенный уровень медицинской помощи со специализированным оборудованием ИВЛ, но их штат намного меньше, чем в отделении интенсивной терапии, а смены длиннее.

Утро началось с того, что 44-летний мужчина рухнул на пол, потеряв сознание. Двое мужчин с психическими расстройствами начали бессознательно снимать свои маски ИВЛ, в результате чего их уровень кислорода упал до опасно низкой отметки. Это задало тон на оставшуюся часть уик-энда.

В течение дня, проходя через две палаты, я постоянно переходил от пациента к пациенту, поскольку людям становилось все хуже. Двух молодых людей в возрасте 30 лет нужно было интубировать и отправить в реанимацию, а после уборки их кровати и комнаты были немедленно заняты другими больными людьми, которые нуждались в осмотре.

В тот день штат отделения неустанно работал над тем, чтобы все в палате были в безопасности. Не говоря уже о множестве звонков родным и близким пациентов, невозможно было сделать все, что мы хотели бы, для всех и для их родственников, ожидающих дома и не имеющих возможности посетить больницу из-за COVID-19.

В двух наших палатах примерно у трети пациентов члены семьи были госпитализированы в другие отделения больницы с COVID-19. Это были мужья, жены, сестры, тяжело беременная молодая девушка. Предоставление инвалидных колясок, переносного кислорода и организация рабочего времени для членов семьи, чтобы они могли безопасно видеть друг друга, поиск переводчиков, общение с близкими и сбор людей были мелочами, которые имели значение.

Это было похоже на жонглирование. Постоянное жонглирование. И это было трудно, очень трудно.

И все же, несмотря на трудности, это были выходные, полные сострадания. Полные сострадательных людей и действий. Медсестры, фельдшеры, уборщицы, носильщики, рентгенологи — все мы каким-то образом находили время, чтобы уделить каждому пациенту внимание и заботу».

Подобные сцены разыгрывались по всей Великобритании в начале 2021 года. Воздействие этого опыта на людей с COVID-19, их семьи и медицинских работников было травматичным, и последствия будут ощущаться еще в течение некоторого времени.

Это также вызывает отдельные вопросы, связанные с профилактикой, лечением и уходом, которые мы предлагаем людям с COVID-19. Возможен ли сострадательный подход к COVID-19 — и к любой другой болезни, если на то пошло, — даже в нашей недоукомплектованной, ограниченной в ресурсах системе здравоохранения? И будет ли эта система проявлять сострадание не только к тем, о ком она заботится, но и к специалистам, работающим в ней?

Смертельное предательство

Во время этой пандемии отсутствие средств индивидуальной защиты для работников здравоохранения во всем мире было описано как «смертельное предательство».

Поступали сообщения об ограничении доступа к средствам индивидуальной защиты. Между тем меры контроля передачи инфекции воздушно-капельным путем были недостаточными.

Эти промахи системы оказали реальное влияние на наше здоровье. В 2020 году количество оформленных больничных было намного выше, чем когда-либо ранее, и особенно пострадали врачи.

Национальная служба здравоохранения находится в состоянии сильного стресса, а работники — на грани срыва. Фото: Mark Thomas/Alamy Live News / theconversation.com

Среди тех врачей, кто находился в группе риска смерти из-за COVID-19, многие были выходцами из этнических меньшинств.

В ходе опроса, проведенного Британской медицинской ассоциацией, менее трети чернокожих, азиатских и прочих этнических меньшинств сообщили, что чувствуют себя полностью защищенными от риска заражения коронавирусом по сравнению с почти двумя третями белых врачей. Еще более показательно, что одна треть заявила, что они либо вообще не подвергались оценке риска заражения вирусом, либо что предыдущая оценка нуждается в обновлении.

Это не может так продолжаться, и стратегии вакцинации против COVID-19 должны обеспечить более широкий доступ для чернокожих, азиатских и прочих этнических меньшинств медицинских работников. Нам нужно объективное исследование по профилактике инфекций и борьбе с ними.

Равнодушие к благополучию медицинских работников приводит к этическому конфликту между нашим чувством долга по отношению к нашим пациентам и нашим пониманием собственного риска заболеть опасной для жизни болезнью.

Наряду с юридическим обязательством обеспечивать безопасность работников здравоохранения на работе, разве не было бы верным, если бы правительства также чувствовали моральное обязательство делать это?

Фото: bma.org.uk

Если этого недостаточно, улучшение условий труда людей, оказывающих медицинскую помощь, может также улучшить результаты работы самой системы здравоохранения.

По мере того как третья волна спадает, страна выходит из изоляции, а медицинские работники, такие как мы, выходят на улицу, мы можем начать размышлять о том, как может выглядеть оказание помощи людям с COVID-19 и их опекунам после 2021 года. Это должно быть лучше, чем было до сих пор.

Это первая часть цикла из двух статей о лечении COVID-19 в 2021 году и в последующий период.

Том Вингфилд, Мириам Тэгтмейер, перевела Анна Николаева
ОбществоМедицина
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 11 май
    Не хочу снова пережить такой ужас
    Ответить
  • Анонимно 11 май
    Какой-то кошмар творится в мире
    Ответить
  • Анонимно 11 май
    Думаю еще более ужасным его делает непрерывный не всегда объективно-правдивый информационный поток
    Ответить
  • Анонимно 11 май
    Плохие стрессовые новости уже как наркотик для населения
    Ответить
  • Анонимно 11 май
    Всегда считал европейскую медицину лучшей, а оказалось наша лучшая
    Ответить
  • Анонимно 11 май
    спецоперация международного масштаба в которую активно включены медики
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров