Династия Сайдашевых: как было основано первое в татарском мире акционерное общество

Из истории татарского предпринимательства

Династия Сайдашевых: как было основано первое в татарском мире акционерное общество
Фото: foto-progulki.ru (Продукция товарищества «Наследник Желтухина и Ахметзян Сайдашев в Казани». 1890 г.)

В начале XX века в Казанской губернии работало более 320 предприятий и более трети из них принадлежало татарским промышленникам. С подписанием Россией и Германией нового торгового соглашения купцы Сайдашевы одними из первых в стране начали поставлять товары в г. Лейпциг. Подробнее об этом в своей книге «Страницы истории татарского предпринимательства: купеческая династия Сайдашевых (вторая половина ХIХ — начала ХХ века)» рассказывает старший научный сотрудник Центра изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков Института истории им. Марджани Лилия Мухамадеева. В предыдущей части издания, которую опубликовало «Реальное время, сообщалось о первых торговых домах, издательской и благотворительной работе татарских купцов. В этой части автор повествует о создании первого и самого крупного в татарском мире акционерного общества «Ахметзян Сайдашев с сыновьями и Бакий Субаев», которое сосредоточило в своих руках стекольное, чайное и меховое дело и вело торговлю на обширной территории: Сибирь, Астрахань, Ростов-на-Дону, Москва, Лейпциг (Германия).

Подъем промышленности в России осуществлялся преимущественно с 60-х и 70-х годов ХIХ века, после отмены крепостного права, когда реализовывались разноплановые государственные реформы, способствовавшие развитию капиталистических отношений. Однако вплоть до конца столетия Российская империя лишь вступала в число стран промышленного уклада жизни. Профессор Санкт-Петербургского университета Д.И. Менделеев отмечал, что по общей сумме своей горной и заводско-фабричной производительности восточная область России, в числе которой находится Казанская губерния, была причислена к важнейшим для России, «здесь должно видеть окно, дающее промышленный свет на азиатский Восток».

Причины связи внутренних преобразований с необходимостью развития заводов и фабрик многочисленны, но важнейшей является то, что земли стали обрабатываться вольным трудом, и от этого работа стала более производительной, чем прежде, в связи с этим появилось много лиц, искавших трудовой заработок вне земледелия. Почти такое же значение имеют:

  • возрастание потребности у населения в продуктах заводского производства (особенно мануфактурных изделий, кож, стекла, железа, керосина и т.п.);
  • увеличение свободных капиталов (вызванное развитием банкирских операций, основанных на выпуске выкупных свидетельств, на залоге земель и домов и на обращении разных акций и облигаций);
  • распространение городских обычаев и привычек по всей стране вследствие обширной сети железных дорог, а также само возникновение этих путей, усилившее быстроту всякого рода обмена.
Само возникновение железнодорожных путей усилило быстроту всякого рода обмена. Фото: rzd-expo.ru

Возраставший спрос на продукты заводской и фабричной промышленности оживил их возникновение, но этот процесс происходил недостаточно быстрыми темпами вследствие устаревших таможенных тарифов России, которые охраняли только то, что получило начальное развитие ранее этого периода (например, мануфактуры), или покровительствовал лишь переработке сырья, впуская беспошлинно сырые и полуобработанные товары. Возникавшие заводы и фабрики этого периода очень часто имели характер «переделочных», то есть получавших все главные сырые и полуобработанные материалы из-за границы и доканчивавших их в России для того, чтобы воспользоваться выгодами таможенной охраны, существовавшей для готовых товаров.

До начала 1890 года Россия в своей международной таможенной политике неизменно держалась системы единого автономного тарифа по европейской торговле, облагая однородные иностранные товары одинаковой пошлиной, независимо от страны их происхождения. Затем положение дел существенно изменилось, в связи со стремлением защищать национальную промышленность путем высоких таможенных пошлин все сильнее и сильнее стало проявляться на Западе, особенно в Германии. Невыгодный оборот германской таможенной политики побудил российское правительство заключить новые торговые соглашения с европейскими государствами, на основе не только взаимного наибольшего благоприятствования, но и взаимных уступок в таможенном тарифе. В результате не удалось найти соглашения с некоторыми государствами, такими как: Германия, Австро-Венгрия, Румыния, Италия, Португалия. Вновь, начатые переговоры о торговом соглашении, в частности, с Германией, как страной, по своему географическому положению находящейся с Россией в наиболее тесной коммерческой связи, ни к чему не привели и затянулись на несколько лет. Лишь зимой 1894 года договор сторонам удалось подписать, и восьмого (20) марта он вступил в силу. Таким образом, были восстановлены нормальные торговые сношения России с Германией, которая всегда была одной из важнейших покупательниц и продавцов сырья и изделий фабрично-заводской промышленности. Воспользовавшись этим, купцы Сайдашевы одними из первых начали осуществлять поставку своих изделий в Лейпциг (Германия).

Для повышения стабильности своего положения купцы вкладывали свои капиталы в промышленные предприятия, что позволяло увеличить прибыль от торговли, которая была невысокой из-за медлительности торговых оборотов.

В приведенной таблице представлено количество фабрик и заводов в Российской империи, производством продукции и торговлей которых занимались Сайдашевы.

Количество промышленных предприятий Российской империи, их годовая производительность и число рабочих на них в 1890—1892 гг.

Фабрики и заводы

по свойству получаемых товаров

Количество фабрик и заводов

1890 г.

Число годовых рабочих, в тыс.

1890 г.

Приблизительная производительность,

в млн. руб.

1890 г.

Приблизительная производительность,

в млн. руб.

1892 г.

Кожи и кожаные изделия

2700

24

40

40

Обработка камней, фарфора, фаянса, гипса, стекла и зеркал

2400

73

40

35

Производство сахара (25 м.п.), спирта, водки, пива и табака

7250

189

270

310

Получение муки, крупы, крахмала, патоки, макарон, солода и кондитерских изделий

7100

38

175

180

В 1896 году на территории Казанской губернии действовало 176 заводов и фабрик. Через восемь лет здесь уже насчитывалось более 320 предприятий, более 1/3 которых принадлежало непосредственно татарским промышленникам.

В Казани, по сведениям историка советского периода Х.Х. Хасанова, число промышленных предприятий в 1879 году равнялось 66, а к 1903 году выросло до 81 114. Хотя, по сведениям современников тех лет, их число уже в 1848 году составляло 166 115. Столь значительная разница в цифрах, по-видимому, происходила от того, что некоторые промышленники, очевидно, из-за недостаточного надзора со стороны властей со второй половины ХIХ века официально не регистрировали свои предприятия. В подтверждение приведем первый же параграф Постановления «Об устройстве и исправном содержании фабрик, заводов, мастерских и вообще помещений для рабочих», утвержденного Думой 28 марта 1880 года, в котором делался акцент именно на этом факте: «Фабрики и заводы дозволяется открывать в городе лишь на законном основании».

Следует отметить, что во второй половине ХIХ века число рабочих, занятых в промышленности, не превышало 1½ миллиона человек и составляло 1½% жителей России.

Главными причинами дешевой рабочей силы в России в ХIХ веке являлись:

  • многочисленность предложений из-за большого числа наемной рабочей силы;
  • рабочие Российской империи, будучи в некоторой степени обеспеченными земельными наделами и сравнительной дешевизной хлеба и других основных условий жизни, смотрели на всякий заработок вне земледелия, а особенно на зимний и фабричный, как на дополнительный заработок, и если было хотя бы какое-то соревнование в предложении услуг, брали его за незначительное вознаграждение, тем более что иначе приходилось оставаться без дела;
  • попечение правительства о положении рабочих, находящихся на заводах и фабриках, давало рабочим уверенность в том, что они здесь более обеспечены, чем оставаясь при сельскохозяйственных своих занятиях, так как горная и фабричная инспекции неусыпно следили за тем, чтобы хозяева ни в чем не притесняли рабочих и те получали должное помещение, больницы и т.п., чего не было при обычной деревенской обстановке и при найме на сельские работы.

Крупным промышленным предприятием Сайдашевых, где было первоначально задействовано более 2 000 тысячи человек, являлось стеклоделие. Данная отрасль промышленности даже к концу ХIХ века оставалась в Казанской губернии одной из малочисленных отраслей производства.

Главное здание Императорского фарфорового и стеклянного заводов, 1890—1892. Фото pastvu.com

В 1899 году профессор В.В. Ивановский отмечал, что в последнее время более значительные размеры получила торговля кожевенными, химическими, металлическими и растительными продуктами. Керамическое производство не имело большого развития в Казанской губернии, хотя встречались заводы гончарные, стекольные и кирпичные. В 1897 году было выработано продуктов керамического производства 512975 пудов ценностью в 85473 рубля.

Первый стеклянный завод в России был основан во второй половине XVII века при покровительстве первого государя из дома Романовых — царя Михаила Федоровича. Следующим был Императорский стеклянный завод, построенный в начале ХVIII столетия при Петре Первом. Со второй половины ХVIII века приглашенные мастера из Венеции и Чехии немало послужили в пользу развития художественного элемента в этой отрасли промышленности. При Екатерине II наступает активное движение в стеклянном производстве России. «Это движение исходило из национальных интеллигентных сфер — культурные задатки к нему даны были Петром; и теперь к наличности подготовленных средств присоединялось влияние ученых сил Московского университета... и Академии наук... которое служило при этом движении направляющим моментом и давало ему в некоторых случаях прямые импульсы. В тогдашнем замечательном оживлении промышленной деятельности в России сказывался общий характер времени: это была последняя половина прошедшего столетия (ХVIII века, — Л.М.), — времена Уаттов, Франклинов, Лавуазье», — писал в ХIХ веке профессор Санкт-Петербургского технологического института А.К. Крупский.

Главным основателем важнейших и старейших групп российских стеклянных заводов был Иван Акимович Мальцов. Вскоре, вслед за мальцовскими заводами, появившимися в 60-е годы ХVIII века, число стеклянных заводов в России стало сильно возрастать. Это были по большей части заводы посудного стекла. Затем, с расширением сети аптек и лабораторий, встала острая необходимость в аптечной посуде. Появляются заводы, которые вырабатывали химическую посуду. Все они были основаны лицами высшего общества. По официальным данным, в 1890-е гг. экспорт русского стеклянного товара по азиатской границе составлял ежегодно 100—200 тысяч рублей, а вывоз в Европу (преимущественно в Германию) — 200—250 тысяч рублей. Рассмотрим число стекольных производств, которыми, в частности, занимались Сайдашевы, и стоимость изделий, произведенных на них за 1892 год по стране в целом.

Число заводов, наименование и стоимость изделий, произведенных на них за 1892 год по Российской империи

Предметы производства

Число заводов

Стоимость изделий

Посудное стекло

69

2198700 руб.

Листовое (оконное) стекло

102

2619460 руб.

Лампы и ламповые стекла

38

769400 руб.

Бутылки

95

1708440 руб.

Зеркальные стекла и зеркала

11

1872500 руб.

Прочие стеклянные изделия

65

2052500 руб.

Как видно из таблицы, на 1892 год в России уже существовало 390 стеклянных заводов с общим производством 7539000 рублей. На них работало более 30 тысяч рабочих, причем детей, задействованных в данной отрасли промышленности, было в 2,5 раза больше, чем женщин.

Из 15 губерний европейской части России Казанская губерния по производству стекла стояла на одном из последних мест, опережая только Нижегородскую губернию. В крае производство стеклянной продукции составляло всего на 83000 рублей в год, тогда как во Владимирской губернии — на 1504000 рублей. Это являлось следствием того, что в ХIХ веке в крупном производстве Российской империи господствующее положение занимали русские предприниматели. Нарождающаяся татарская буржуазия хотя формально и была уравнена в правах с русскими купцами, на деле встречала препятствия, когда пыталась вкладывать деньги в фабрично-заводское производство или брать ссуды в банках для расширения или модернизации предприятия. Поэтому многие крупные предприниматели хотя и имели миллионные капиталы, относились к торгово-промышленным кругам. Они торговали не только изделиями своих производств, но и занимались традиционными формами торговли.

Во второй половине ХIХ века Царевококшайский уезд Казанской губернии становится центром производства стекольной посуды, там работали: Кужерская фабрика купца Хохрякова, а в селе Петровском — стекольная фабрика казанского купца А.Я. Сайдашева.

С ХVIII века в имении помещика Алексея Желтухина были две действующие стекольные фабрики в селах Петровском и Воскресенском Моркинской волости Царевококшайского уезда Казанской губернии, первая из которых была открыта в 1795 году. Согласно церковным ведомостям, в 1890 году в обоих населенных пунктах числилось 315 душ мужского и 317 душ женского пола с малолетними детьми. После смерти отца его сын — отставной подпоручик Сергей Желтухин не смог должным образом вести стекольное производство, при этом одна из фабрик в селе Петровском была и вовсе приостановлена. Вследствие этого, наследник в 1889 году, разделив на две части имение, вынужден был продать его. Одну часть в количестве 3000 десятин земли, вместе с действующей фабрикой в селе Воскресенском и строениями при ней Желтухин продал крестьянину деревни Служилой Уры, временному царевококшайскому купцу Садыку Губайдулловичу Хузясеитову, при этом Желтухин оставил себе право пользования арендой действующей фабрики в течение пяти лет (первые два года — бесплатно, остальные три — с платой в 500 рублей). Вторая же часть земли в количестве 3616 десятин, в том числе стекольную фабрику в селе Петровском и также строения при ней, Желтухин продал казанскому купцу Ахметзяну Яхьичу Сайдашеву, оставив за собой право участия в деле стекольной фабрики. Вследствие этого было учреждено товарищество «Наследник Желтухин и Ахметзян Сайдашев в Казани», продукция которого выставлялась на Казанской научно-промышленной выставке 1890 года. Однако уже в начале лета 1890 года С. Желтухин решает продать свое право, и А.Я. Сайдашев с 16 июня становится полноправным хозяином данного предприятия. Сам С. Желтухин впоследствии поступает на службу к Сайдашеву на должность управляющего. 5 ноября того же года судебным приставом казанского окружного суда Егоровым А.Я. Сайдашев был введен в полное владение всеми угодьями и строениями, означенными на данной земле. На то время фабрика в селе Петровском была недействующей, и А.Я. Сайдашев первым делом, арендовав фабрику в селе Воскресенском, принадлежащую С.Г. Хузясеитову, переносит производство обеих фабрик в село Петровское. Последний при этом устроился служить поставщиком дров и лесных материалов к Сайдашеву. Затем Сайдашевы выкупают фабрику Хузясеитова и оформляют ее на имя жены старшего сына А.Я. Сайдашева Мустафы — Биби-Кариму Абдулловну Сайдашеву и впоследствии переименовывают из Воскресенской в Алексеевскую.

Продукция торгового дома «Б.Субаев, И.Бурнаев и М.Сайдашев» на Казанской научно-промышленной выставке 1890 года. Фото humus.livejournal.com

Незадолго до этого С.А. Желтухин, будучи не в состоянии содержать, закрывает церковь в этом селе (она действовала на протяжении более 70 лет), о чем сообщает настоятелю данного храма. В свою очередь, новый владелец также не планирует ее содержание и финансирование, так как православные работники фабрики, а также священник Царевский не желают принимать от мусульманина никаких пожертвований. Начинается длительная акция по сбору средств, на что рабочие предлагают производить вычет из заработной платы по 5 копеек с рубля. Но Сайдашев выступил против этой затеи, причиной тому послужило два факта: во-первых, на сбор денег потребуется дополнительная должность, а во-вторых, не все рабочие смогут продолжительное время выделять средства на содержание храма. Тогда среди рабочих началась подписка на сбор денег, в результате которой удалось набрать всего 200—300 рублей, а священнику требовалось не менее 600 рублей в год на содержание храма. После долгих переговоров местного священника и церковного старосты Лазаря Даниловича Дрягалина с вышестоящими духовными сановниками, не принесших должных результатов, А.Я. Сайдашев решает все же открыть церковь. Часть средств на содержание притча он берет на себя, а часть выделяют с заработной платы рабочие стекольной фабрики. При церкви открывается церковно-приходское училище, помещение для которой предоставляет все тот же новый хозяин.

Наряду с этим Сайдашев предоставляет еще два «удовлетворительных» помещения «с отоплением и освещением» для земской и мусульманской школ, а также оплачивает услуги лечащего рабочих земского врача. Особняк, принадлежавший помещикам Желтухиным, Сайдашев обустраивает для летнего отдыха своей многочисленной семьи.

Наладив производство двух фабрик вначале на двух, а впоследствии и на пяти дополнительных печах, рабочие в числе более двух тысяч человек начинают вырабатывать до 20000000 в год стекольной продукции, которая поставлялась в казну, для казенной винной операции, для кавказских минеральных вод и проч. Наряду с этим Сайдашевы с 1890 года занимаются торговлей смоляного товара.

Следует отметить, что «рабочие вышеназванных стекольных заводов, большей частью безземельные крестьяне, бывшие крепостные землевладельца Желтухина, занимались с возникновения заводов исключительно заводским трудом», они вместе со своими семьями проживали в домах, принадлежащих фабрикам.

По словам М.А. Сайдашева, при приобретении данного производства его отцом С. Желтухин, как уже упоминалось выше, практически развалил производство своего отца, поэтому рабочие, получая мизерную зарплату или вовсе не получая ничего, чтобы хоть как-то прокормить свою семью, брали продукты из фабричной лавки. Таким образом, имея большие долги перед хозяином, были в зависимости от фабрики.

Ахметзян Яхьич Сайдашев

В первые годы, налаживая практически заново производство, Сайдашев также не мог сразу же предоставить высокие заработки рабочим, отчего последние продолжали отовариваться в той же лавке, тем самым все больше и больше повисая в долгу у фабрики. Они, по словам Ахметзяна Яхьича, задолжали ему еще два года тому назад, когда он только приобрел этот завод, и с тех пор не могли отработать долга. Тем не менее новые хозяева, отчасти, видимо, воспользовавшись трудным положением рабочих, необоснованно повышали цены на привозимую на фабрику продукцию. В основном это были чай, сахар, мука и другие товары первой необходимости, которыми параллельно продолжали торговать Сайдашевы. Рабочих, соответственно, подобное положение дел не устраивало, и они неоднократно жаловались в местную администрацию и фабричную инспекцию. По этому поводу А.Я. Сайдашев дважды привлекался к ответственности и был приговорен к штрафу. Вот как описывал положение рабочих данных фабрик исполняющий обязанности старшего фабричного инспектора Казанской губернии инженер-технолог Акупцевич: «Рабочие стекольных заводов, состоя должниками Товарищества, поставлены в настоящее время в тяжелое материальное положение благодаря практиковавшейся принудительной системе расплаты Товарищества с рабочими припасами и товаром вместо денег, в ущерб материальным интересам рабочих, с явной для них обидой». К сожалению, такое положение дел существовало на фабриках практически на протяжении всей их деятельности. Впоследствии новые владельцы фабрик также привлекались к ответственности за подобное ведение дел. Помимо этого, рабочие жаловались еще и на задержание администрацией фабрик паспортов у лиц, желавших уволиться с работы, а также на несвоевременный их расчет при этом.

В то время промышленниками активно практиковался детский труд. Согласно сведениям царевококшайского уездного исправника А. Спиридонова, поданным фабричному инспектору Казанской губернии, в 1894 году при стекольных фабриках Сайдашевых работало 38 детей, из них 19 человек были четырнадцатилетнего, 12 человек — тринадцатилетнего и семь человек — двенадцатилетнего возраста.

А.Я. Сайдашев для продолжения и развития стекольных фабрик, а также оптовой торговли чаем, сахаром и прочей продукцией учреждает торгово-промышленное товарищество на паях, которое было утверждено 17 июня 1894 году государем-императором Александром III в Петергофе. Вскоре после этого было включено в операции товарищества и меховое производство торгового дома «Бакий Субаев и Мухаметзян Сайдашев», упомянутое нами в первом параграфе. Вновь получив соответствующее разрешение от государя-императора, теперь уже Николая Александровича, а также с разрешения министра финансов от 9 декабря 1895 года прежнему товариществу присваивается наименование «Ахметзян Сайдашев с сыновьями и Бакий Субаев». Это было первое и самое крупное в татарском мире акционерное общество, учредителями которого являлись: казанский первой гильдии купец Ахметзян Яхьич Сайдашев, купеческие сыновья Мустафа и Мухаметзян Сайдашевы и казанский купец Бакий Галимович Субаев. Составившись из лиц и фирм, ведших более чем полувековую торговлю и промышленность в Казанском крае, которая распространялась на обширной территории: Сибирь, Астрахань, Ростов-на-Дону, Москва, Лейпциг (Германия), товарищество, сосредоточив в своих руках стекольное, чайное и меховое дело, «стремилось к наилучшей постановке всех этих отраслей торговли и промышленности, а особенно стекольного дела».

Основной капитал товарищества определялся в 500000 рублей, разделенных на пятьсот паев по одной тысяче рублей каждый. Паи эти распределялись между учредителями, частными лицами и торговыми фирмами так: 275 тысяч рублей в количестве 275 паевых листов поступило члену-учредителю товарищества А.Я. Сайдашеву — за приобретенное у него имущество, а 225 тысяч рублей внесено было чистыми деньгами.

Недвижимое имущество товарищества составили, кроме прочего, каменная лавка на Нижегородской ярмарке в «Чайном» ряду и 8 каменных лавок в «Меховом» ряду той же ярмарки. Фото pastvu.com

Действия товарищества открылись с 23 апреля 1895 года, в тот же день состоялось и первое общее собрание его пайщиков, на котором были избраны: председателем правления — А.Я. Сайдашев, заступающим на его место — Б.Г. Субаев, директором-распорядителем — Мухаметзян Сайдашев, кандидатом к членам правления — Мустафа Сайдашев. Секретарем правления был приглашен коллежский советник Николай Фирсович Юшков, бухгалтером — В.И. Блохин. Общий расход по управлению товарищества составлял 83437 рублей 41 копейка в год.

Недвижимое имущество товарищества составило: 1) 4011 десятин земли, с лесным насаждением в Царевококшайском уезде Казанской губернии на сумму 207830 рублей; 2) каменная лавка на Нижегородской ярмарке в «Чайном» ряду на сумму 5500 рублей; 3) восемь каменных лавок в «Меховом» ряду той же ярмарки на сумму 25000 рублей. Всего же недвижимое имущество у товарищества составило на сумму 238330 рублей. Движимое имущество заключалось в «магазинных обстановках», инвентаре меховой фабрики и чайно-рассыпочного помещения с машинами и прочее на сумму 5700 рублей. Запасы товарищества составили 433231 рублей 70 копеек.

С этого времени стекольные фабрики, принадлежащие А.Я. Сайдашеву, перешли в собственность данного товарищества, на территории которых был вновь устроен поташный завод, лесопилка, а также перестроена заново и расширена мельница. Помимо вышеперечисленного, заказы отправлялись в Самарскую и Уфимскую губернии, в города: Бердянск, Мариуполь, Николаев, Феодосию и Херсон. В Казани стеклянная посуда поставлялась на заводы: братьев Крестовниковых, Ушкова, Жигулевскому и др.; в Ростове-на-Дону заводам: Вайнера, Токарева, Соколова и др.

В 1895 году товарищество ходатайствовало о разрешении открыть собственное «чайно-рассыпное помещение», где предполагалось обандероливать от 48 до 50 тысяч фунтов чая в год. 1 января 1896 года ходатайство было удовлетворено, и товарищество, закупив в Лондоне машину «Саваль», вмещающую в себя одновременно 600 фунтов чая, тут же преступило к его реализации. Контролером «помещения» от Акцизного ведомства состоял А.Л. Урванцев.

Меховое дело также приносило прибыль. Только за первый год существования товарищества скорняками-кустарями принадлежавшей ему фабрики было выделано пушнины на сумму 185186 рублей 62 копейки.

Лилия Мухамадеева
ОбществоИсторияБизнес Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 06 май
    Титанический труд.
    Ответить
    Анонимно 06 май
    Особенно детский
    Ответить
  • Анонимно 06 май
    Они были такие богатые. Были ли счастливы
    Ответить
    Анонимно 06 май
    История это умалчивает
    Ответить
    Анонимно 06 май
    Главное вошли в историю
    Ответить
  • Анонимно 06 май
    Если было бы у них правильное окружение, было бы у них больше возможностей
    Ответить
  • Анонимно 06 май
    И куда все пропало? Ничего ведь не сохранили
    Ответить
    Анонимно 06 май
    Ой и не говорите! Такие предприятия погубили
    Ответить
  • Анонимно 06 май
    Детский труд - не есть хорошо
    Ответить
  • Анонимно 06 май
    Композитор имел к ним отношение?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров