Шпионский скандал в «Покровских пекарнях»: процесс о прослушке начался с «диверсии»

За разглашение тайны телефонных переговоров в Татарстане строго не наказывают?

Шпионский скандал в «Покровских пекарнях»: процесс о прослушке начался с «диверсии»
Фото: Ирина Плотникова

Телефонная «диверсия» накануне сорвала старт судебного процесса над бывшим начальником службы безопасности сети «Покровские пекарни» в Казани. Вовремя на заседание явились подсудимый с адвокатом и журналисты. Шесть потерпевших в это время пытались попасть в совершенно другой суд Казани! И утверждали — туда их вызвали по звонку то ли следователя, то ли оперативника. В СК такие звонки не подтверждают. Между тем именно мобильная связь и ее незаконная прослушка стали предметом «шпионского дела пекарей». «Реальное время» изучило приговоры по таким делам.

Куда послали потерпевших

Без подсудимого и потерпевших прошло накануне заседание Советского райсуда Казани по делу о нарушении тайны телефонных переговоров граждан и незаконном сборе и распространении сведений, составляющих личную и семейную тайну (ч. 2 ст. 138 и ч. 2 ст. 137 УК РФ). Оно началось почти в 11, вместо намеченных в расписании 10.00.

Ранее экс-безопасник сети «Покровских пекарен» Дмитрий Аксенов полностью признал вину и заявил ходатайство о рассмотрении его дела судом в особом порядке. Если бы потерпевшие пришли на суд, вопрос о наказании для подсудимого мог решиться в тот же день. Однако ни один из шести бывших сотрудников сети «Покровские пекарни» в срок у зала Советского суда не появился. Когда до них дозвонились — оказалось, все эти коллеги ждут заседания совершенно в другом месте — на Мавлютова, 50, — в здании Приволжского райсуда Казани.

Помощник судьи объяснила им ошибку и попросила срочно прибыть в Советский райсуд. Пока ждали потерпевших, из зала удалились Аксенов и его защитник, в итоге у председательствующего судьи терпение лопнуло — он открыл заседание и тут же отложил его на пару недель. Не успел удалиться из зала, как в нем объявились первые из опоздавших — бывшие управляющие нескольких точек «Покровских пекарен».

Потерпевшие Павел Мулинов и Оксана Хабибуллина

«Нам позвонил следователь и сказал приехать на Мавлютова, 50», — сообщил помощнику судьи потерпевший Павел Мулинов. «А повесток из Советского суда не было, — добавила потерпевшая Оксана Хабибуллина. — А мы с утра бегаем».

Чуть позже в суд подтянулись еще несколько потерпевших, повторившие те же слова. Помощник судьи заверила — повестки были направлены по почте, более того, напомнила Мулинову о звонке с напоминанием о процессе. Секретарь судебного заседания созвонилась со следователем, и тот по громкой связи сказал о какой-то ошибке. После чего потерпевшие предположили, что получали звонок не от него, а от оперативника. В общем, личность «диверсанта» осталась неясной, как и цель, которую он преследовал. Возможно, таковой была попытка отложить старт процесса — по данным источников «Реального времени», часть потерпевших убеждали по телефону соглашаться на особый порядок. Но получили согласие лишь от одного.

Старт процесса отложен до 4 мая.

Тариф корпоративный: критика начальства наказуема

В разговоре с журналистом «Реального времени» Мулинов признался — прошелся в телефонном разговоре по принципам работы начальства и получил предложение уволиться:

— Когда меня вызывали на тет-а-тет, Масагутов (региональный директор, — прим. ред.) мне говорил — ему известно, что я критикую его действия, что хочу уйти... Сказал: «Даем тебе две недели, и пишешь заявление по собственному».

Потерпевший так и сделал, потому что к тому моменту просто устал работать почти без выходных: «Мне не нравилось, как они обращались с персоналом — ужесточили правила, увеличили штрафы. В итоге началась текучка, а мне как управляющему приходилось заменять, к примеру, продавцов — на той же кассе, если нет никого на замену».

Экс-работники сети пекарен возмущались тем, что их разговоры слушали на протяжении аж четырех лет

В ожидании судебных повесток на новое заседание экс-работники сети пекарен возмущались тем, что их разговоры слушали на протяжении аж четырех лет — в 2016—2018 годах. При обыске в офисе ООО «Покровские пекарни» на Сибгата Хакима сотрудники ФСБ изъяли около 5 тысяч записей таких разговоров на жестком диске. Заявления о нарушении своих прав решились написать лишь шесть бывших работников организации. Записи были сделаны с использованием оборудования и программного обеспечения облачной АТС, доступ к которой ныне подсудимый имел на основании договоров с ПАО «Вымпелком».

Напомним, в ПАО отрицают техническую возможность такой фиксации разговоров корпоративных абонентов без их уведомления об этом. Изъятые вещдоки и эксперимент, проведенный сотрудниками следственного отдела по Советскому району Казани Следкома по РТ, говорят об обратном.

Штраф, условка, обязательные работы — почем нарушение тайны телефонных переговоров?

До 4 лет колонии грозит по каждой из двух статей обвинение бывшему безопаснику «Покровских пекарен», кстати, родному брату соучредителя сети. Но это согласно Уголовному кодексу РФ. Судебная практика в Татарстане мягче. Журналисту «Реального времени» не удалось найти ни одной реальной посадки за попытки контролировать чужую частную жизнь через его мобильник.

  • Так, в феврале 2020-го Вахитовский суд Казани прекратил дело Эмиля Семенова, который признался в подстрекательстве своего знакомого из сотовой компании к разглашению охраняемой законом тайны. По просьбе Семенова, желавшего знать обо всех телефонных контактах своей дамы, менеджер с доступом к информационной биллинговой системе скачал данные обо всех телефонных соединениях этой абонентки и переслал знакомому в Telegram. Чем нарушил тайну чужих телефонных переговоров и переписки. Причем сделал это за вознаграждение. Семенов отделался судебным штрафом 10 тысяч рублей.
  • Штраф для торговца секретными материалами оказался чуть выше — 15 тысяч рублей. Дело Максима Соколова тот же Вахитовский суд прекратил по ходатайству следствия в декабре 2019-го. Любопытно, что сумма вознаграждения в обоих судебных решениях не указывается.
Журналисту «Реального времени» не удалось найти ни одной реальной посадки за попытки контролировать чужую частную жизнь через его мобильник. Фото: realnoevremya.ru
  • В марте 2020-го к 80 часам обязательных работ приговорили еще одну бывшую сотрудницу казанского филиала сотовой компании. Подчиненный просил ее поделиться детализацией соединений сим-карты, которой пользовалась жена друга. Сказал, что тот поссорился со второй половинкой, но очень хочет помириться. Однако после изучения полученной информации конфликт между супругами лишь обострился — та узнала о методах мужа и заявила в ФСБ.
  • В 2015-м Приволжский райсуд Казани наказал условным сроком бывшую сотрудницу отдела продаж ООО «Русская телефонная компания» Румию Гаффарову. Согласно приговору, она в 2015-м помогла знакомому Рамилю Шигапову получить доступ к данным и личному кабинету другого абонента. Для этого Шигапов по предварительной договоренности с Гаффаровой пришел в офис компании и попросил ее о замене сим-карты, назвавшись чужим именем. В подтверждение личности передал собственные водительские права, оператор сделала вид, что сверяет данные, после чего осуществила замену сим-карты отсутствующего в офисе абонента и отдала ее Шигапову. С ее помощью тот получил доступ к личному кабинету своего знакомого, скачал детализацию его звонков. Таким образом, тайну телефонных переговоров нарушили и Шигапов, и Гаффарова. Дело первого суд прекратил по амнистии без вынесения приговора, вторую приговорил к 1,5 года лишения свободы условно и также освободил от наказания по амнистии в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.
  • По схожей истории в 2013 году Чистопольский горсуд наказал бывшую сотрудницу эксклюзивного салона «МТС» Маргариту Вольнову условным сроком в 2,5 года, однако Верховный суд РТ заменил это наказание уголовным штрафом. Судами двух инстанций установлено, что Вольнова пошла на поводу у женщины, которая пришла с паспортом мужа и уговорила ее произвести замену его сим-карты — якобы карта неисправна, а мужа нет в городе. Но на этом история не закончилась — оператор получила доступ к детализации звонков этого мужчины и поделилась распечаткой с его женой. Потерпевшим по этому делу стал муж. Сначала он обнаружил, что его номер заблокирован, и уже сам заменил сим-карту, а потом жена продемонстрировала ему распечатки его звонков за полгода. После ссоры дома мужчина обратился на горячую линию МТС, и дальше работала служба безопасности компании и силовики.
До 4 лет колонии грозит по каждой из двух статей обвинения бывшему безопаснику «Покровских пекарен»

Приговоров по незаконной прослушке, в которой признался Дмитрий Аксенов, в Татарстане пока не было.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыТехнологииТелекоммуникации Татарстан
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 23 апр
    Если бы не ревнивые жены! Было бы намного легче жить в этом мире
    Ответить
  • Анонимно 23 апр
    Кому выгодно было, чтоб не пришла сторона потерпевшей, тот и сделал диверсию
    Ответить
  • Анонимно 23 апр
    Тут кто то кому то точно мстит
    Ответить
  • Анонимно 23 апр
    Какое право они имели подслушивать наши разговоры!?
    Ответить
  • Анонимно 23 апр
    Здание суда новое, а проблемы старые
    Ответить
  • Анонимно 23 апр
    Плотникова Ирина, пора- давно пора продолжения , так удачно, взятой Вами адвокатской темы!
    Ответить
  • Анонимно 23 апр
    Посадить однозначно!
    Ответить
  • Анонимно 23 апр
    А если каждый из потерпевших, чья тайна личной жизни была нарушена, в рамках настоящего уголовного дела подаст гражданский иск за моральный ущерб тысяч на 150-200? У них есть такое право.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров