«Работы предстоит много: нас ждет вал банкротств»

Поддержка правительства не стала панацеей от краха для бизнеса, пострадавшего от пандемии

«Работы предстоит много: нас ждет вал банкротств»
Фото: stolica-s.su

В России истек срок моратория на права кредиторов подавать заявления на возбуждение дел о банкротстве отдельных должников — из наиболее пострадавших от пандемии отраслей. Опрошенные «Реальным временем» эксперты прогнозируют, что это уже к февралю спровоцирует вал банкротств в судах. И в этом числе окажутся не только организации из «подмораторного» списка: запас прочности иссяк у многих других. Количество заявлений о несостоятельности физлиц уже выросло почти в 2 раза. Причем чаще всего как «физики» банкротятся сами владельцы бизнеса.

Мораторий на банкротство, взыскание задолженности и выплату дивидендов

Как известно, в России истек объявленный в апреле прошлого года мораторий на банкротство по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников из наиболее пострадавших в условиях пандемии отраслей.

Час икс должен был наступить еще осенью. Но, согласно постановлению российского правительства, 7 октября мораторий был продлен еще на три месяца. Под временную защиту были взяты организации и индивидуальные предприниматели, чья деятельность попадает в перечень отраслей, наиболее пострадавших из-за пандемии.

Вопрос касался как самого банкротства, так и взыскания задолженности, напоминает арбитражный управляющий Анвар Айнутдинов. «Вероятно, сейчас и тот, и другой процессы будут происходить активно, так как под действие моратория подпадало очень большое количество компаний из разных отраслей», — предполагает он.

Руководитель юрагентства «АргументЪ» Елена Аношкина добавляет, что закончено как действие моратория, так и тех ограничений, которые устанавливал законодатель. Одно из ограничений, которое накладывалось на должников, находящихся под мораторием, — это запрет на выплату дивидендов на время его действия. Учитывая то, что мораторий был введен в апреле и действовал до января 2021 года, в большинстве крупных компаний в этот период должны были приниматься решения о распределении дивидендов.

Собеседница «Реального времени» приводит одно примечательное, на ее взгляд, арбитражное дело: иск ООО «Русинжиниринг» к ФСК ЕЭС о признании недействительным решения общего собрания акционеров компании о выплате дивидендов по итогам 2019 года: «А это 23,3 миллиарда рублей, из них 12,1 миллиарда были утверждены как раз в мае». Одним словом, оценив все плюсы и минусы, многие из попавших под мораторий компаний отказались от него.

Плавного выхода из «банкротного» моратория не будет

Что же касается самих заявлений о банкротстве, Аношкина приводит такие данные. За мораторный период прошлого года Арбитражный суд Татарстана возвратил семь заявлений о признании должника банкротом: казанского ООО «Фирма «Галерея вин» к местному же ООО «Ресторан «Тимерхан» (№ А65-6826/2020), ИП Николая Поповича из Москвы к бугульминскому ООО «Посейдон-Трэвэл» (А65-7871/2020), индивидуального предпринимателя из столицы Татарстана Юрия Дорофеева к казанскому ООО «Ложка Вилка» (А65-8155/2020), ООО «Строительно-отделочная компания» из Набережных Челнов к елабужскому ООО «Авиценна» (А6513259/2020), ИП Ильшата Халимова к ООО «АвтоПартнер», оба из Казани (А65-14765/2020), белгородского ООО «Стройсервис» к казанскому ООО «ГК «ГСП «Поволжье» (А65-17608/2020) и ООО КБЭР «Банк Казани» к ИП Наталье Протащук (А65-8300/2020). Во всех этих случаях основание для возврата мораторий на банкротство.

При этом было принято к производству 480 заявлений от кредиторов в отношении юридических лиц и 106 — в отношении граждан. «В целом статистика низкая, но она в ближайшее время будет меняться», — убеждена руководитель юрагентства «АргументЪ». «Очевидно, что плавного выхода из моратория не будет и в феврале нынешнего года, после соблюдения законодательного условия о публикации на Федресурсе, нас ждет волна банкротств. Работы предстоит много», — резюмирует спикер.

Айнутдинов замечает, что по части юрлиц обычно самым большим заявителем по банкротству является именно налоговая. «У столкнувшихся с трудностями компаний, вероятно, есть задолженность по налогам. Поэтому, наверное, нужно ожидать роста числа заявлений о несостоятельности именно со стороны налоговой службы», говорит он. — Пока этой динамики нет. Нужно подождать два-три месяца».

Такой финал неизбежен для многих

Кто же в первую очередь находится в зоне риска? «Думаю, для многих было очевидно, что большая часть предприятий из отраслей, которые пострадали от пандемии, несмотря на введение моратория, все равно придет к банкротству как к неизбежному финалу», — констатирует главный редактор журнала «Арбитражная практика для юристов» Андрей Набережный.

Он признает, что ситуация немного изменилась в лучшую сторону, потому что мораторий был продлен, а некоторые компании, несмотря ни на что, продолжили действовать: «В частности, те же самые рестораны, кафе, бары в ограниченном режиме, но все же работали». Но есть и другие примеры. «Конечно же, одна из самых пострадавших отраслей, которая сейчас начинает восстанавливаться, это туристическая: постепенно возвращаются перелеты, туры. Но многие компании из этой сферы уже оказались не в состоянии пережить пандемию», — замечает Набережный.

По словам главного редактора журнала «Арбитражная практика для юристов», государство попыталось сгладить негативные последствия от этого моратория. В частности, принятием изменений в закон «О банкротстве»: в январе появился Пленум Верховного суда РФ по мораторию. «В то же время все сходятся во мнении, что эта поддержка не избавила от основной проблемы. За тот период, что длился мораторий, испытывавшие трудности компании не нашли деньги», — говорит он.

Поэтому в целом, если говорить об окончании моратория, прогнозы, признает Набережный, «не очень радужные»: ожидается огромный поток заявлений о признании должников банкротами. По его мнению, ключевые сферы в этом плане — это общепит, а также компании среднего и малого бизнеса из разных областей.

— С истечением моратория на банкротство организаций и индивидуальных предпринимателей из наиболее пострадавших сфер экономики ожидается если не значительное увеличение числа заявлений о банкротстве должников, то все же его определенный рост, — делает более осторожный вывод генеральный директор юридического центра «Правосудие» Айрат Гатин.

Если говорить об отраслях, в которых будет наблюдаться рост количества заявлений о банкротстве, в том числе и по Татарстану, то, полагает он, это строительство и торговля. Согласно данным картотеки арбитражных дел, за первую рабочую неделю 2020 года было подано вдвое больше заявлений о банкротстве организаций, чем за тот же период 2021 года. Среди должников преимущественно строительные и производственные организации, подкрепляет Гатин свои слова конкретикой.

А заместитель директора фирмы «Татюринформ» Павел Тубальцев напоминает, что банкротство — процедура, требующая финансирования. По его мнению, по этой причине в сферах, пострадавших от кризиса, «достаточно много мелких субъектов прекратят свою деятельность без банкротства». И в Татарстане никакой особенной специфики в этом плане, на его взгляд, не будет.

«Да, объявили: «Мы запрещаем их банкротить». Но никто и не стоял в очереди»

Но далеко не все считают, что суды ждет банкротный бум именно по причине отмены моратория. Руководитель юридической фирмы «Татюринформ» Марат Камалов напоминает, что мораторий был объявлен в отношении только тех отраслей экономики, которые перечислены в Постановлении РФ №434 от 3 апреля 2020 года. Это предприятия воздушного, водного и даже космического транспорта, наземного междугороднего сообщения, организации досуга и развлечений (кинотеатры, музеи, зоопарки, народное творчество), деятельность в области отдыха и спорта, санаторно-курортные организации (туризм, гостиничный бизнес, общественное питание). А также организации, оказывающие услуги по дополнительному образованию детей, услуги по дневному уходу за ними, деятельность выставок, конференций, ремонт компьютеров, стирка-химчистка, услуги парикмахерских, салонов красоты, в медицине это стоматология, также розничная торговля некоторыми видами товаров. В упомянутом постановлении поименована и деятельность в области телевидения, радиовещания, печатание газет, книг, журналов и т.д.

— Транспорт — это артерии экономики. В том числе перевозкой грузов занимаются огромные федеральные государственные либо окологосударственные структуры: РЖД, «Аэрофлот» и т.д. Кто их обанкротит? — задает риторический вопрос Камалов.

С ним соглашается и Андрей Набережный. «Если иметь в виду крупных игроков, очевидно, что есть огромные проблемы у тех же авиакомпаний», — констатирует он. Но ждать их банкротства, полагает эксперт, не стоит, потому что им оказана довольно значительная поддержка государства.

«Если взять сферу досуга и развлечений, я знаю очень мало частных музеев и зоопарков, над которыми могла бы висеть угроза банкротства», — продолжает руководитель фирмы «Татюринформ». Из предприятий по производству изделий народных художественных промыслов, физкультурно-оздоровительных, санаторно-курортных, по его мнению, «жив тот, кто выжил и до пандемии». Розничная торговля, по убеждению Марата Камалова, банкротится редко: «Всегда, если долг мелкий, есть товарные остатки и наличка, то есть какая-то ликвидная масса. А если это громадные сети, у них значительный запас прочности».

— Если же обратиться к здравоохранению, стоматологи еще с советских времен были одними из самых состоятельных в области медицины. Теле- и радиовещание, издание газет-журналов — это все капиталоемкие процессы. Их не начинают новички, это уже устоявшиеся бизнесы. Да, объявили: «Мы запрещаем их банкротить». Но, наверное, никто и не стоял в очереди. Поэтому резкого всплеска процедур несостоятельности в этих сферах я лично после отмены моратория не вижу. К общей массе «неживых предприятий» они не сильно прибавят, — резюмирует он.

Количество заявлений о банкротстве физлиц выросло почти в 2 раза

Айрат Гатин говорит, что, согласно данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве, наличие моратория снизило число соответствующих заявлений о банкротстве должников, в то же время количество заявлений о банкротстве физических лиц выросло почти в два раза, что «говорит о тяжелой экономической ситуации в стране».

По словам Анвара Айнутдинова, было действительно много обращений от бывших сотрудников сферы общепита: «Те, кто работали поварами, администраторами, активно подавали заявления о своей несостоятельности». А Гатин замечает, что, кроме того, как «физики» чаще всего банкротятся сами владельцы бизнеса.

«Пандемия стала спусковым крючком»

В то же время, по словам Андрея Набережного, есть огромное количество компаний, которые под мораторий в принципе не попали, но смогли какое-то время продержаться. «Сейчас эти организации также войдут в число тех, кто свалится в финансовое пике и будет проходить процедуру несостоятельности», — убежден он.

Эту точку зрения разделяет и Марат Камалов, говоря о том, что растет общее количество банкротных дел: и юрлиц, и «физиков», и ИП. Он отмечает, что «пандемия стала триггером или неким спусковым крючком: у многих проблемы все копились-копились, и благодаря пандемии они обострились настолько, что иного выхода, как банкротство, данные субъекты уже не видят».

— Сам фактор введения моратория означает, что в момент его отмены следует ожидать волны отложенных банкротств. Если рассуждать логически, то в первую очередь, наверное, в тех областях, которые наиболее сильно пострадали от запретительных мер: в сфере обслуживания, общепите, розничной торговле и др. Но, честно говоря, я не вижу никакой возможности для какого-то прогнозирования возможных банкротств по отраслевому признаку, — соглашается с коллегой заместитель директора фирмы «Татюринформ» Павел Тубальцев.

По его мнению, это «очень упрощенная логика», так как отрицательные последствия почувствовали и многие другие: снижение деловой активности наблюдается практически во всех отраслях. При этом, обращает внимание эксперт, причиной банкротства может стать не только падение выручки и других финансовых показателей: «Очень серьезным фактором может оказаться и усиление мер налогового контроля, доначисление налогоплательщикам значительных сумм налогов, не адекватных их текущему финансовому состоянию».

Марат Камалов вообще считает, что «на самом деле мораторий — это псевдоподдержка». «Если ты реально не отвечаешь признакам платежеспособности, знаешь, что у тебя не хватает средств для того, чтобы вести деятельность, гораздо выгоднее самостоятельно обратиться с заявлением о признании тебя банкротом, чем дожидаться иска кредиторов, — рассуждает он. — В этом случае резко снижается риск привлечения собственника и команды управленцев к субсидиарной ответственности».

А Елена Аношкина в этой связи добавляет, что практикующие юристы очень ждут развития законопроекта о масштабной реформе института банкротства юрлиц. «Предполагается отмена трех процедур (наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление) и создание новой реабилитационной процедуры — реструктуризации долгов. План реструктуризации должен быть гибкий, предусматривать различные варианты управления и действовать четыре года с возможным продлением. Кредиторы до суда могут договориться о дисконте по своим долгам», — напоминает она о предполагаемых нововведениях.

Любовь Шебалова
ЭкономикаБизнес Татарстан КБЭР Банк КазаниФирма Галерея вин
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 18 янв
    А кто тотговлоил, что экономика пойдёт вверх. Ну да, ну да
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    Поддержка бизнеса была мягко говоря плохой. Чтобы получить ее необходимо было выполнить довольные сложные условия
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    Интересная статья
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    мои родители тоже скоро закроют свой маленький магазинчик в деревне. очень много поборов
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    надо максимально сделать,банкротства выгодными.
    Ответить
    Анонимно 18 янв
    тогда их будет еще больше
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    Да, впереди много банкротств, это очевидно
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    какая прелесть
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров