Как «Зенит» спровоцировал антисоветские волнения

Вспоминаем позорные страницы советского спорта

Как «Зенит» спровоцировал антисоветские волнения
Фото: fc-zenit.ru

В этом году будет отмечаться 30-летие кончины Советского Союза. Воспользовавшись этим печальным поводом, журналист «Реального времени» Джаудат Абдуллин вспомнил темные пятна из прошлого великой спортивной державы.

Криминальный матч

14 мая 1957 года в Ленинграде состоялся матч между «Зенитом» и «Торпедо» — 1:5. Кстати, счет в нем открыл сам Эдуард Стрельцов. Матч случился как раз после того, как на предприятиях рабочих вынуждали подписываться на новые государственные займы, а выплаты по всем предыдущим отсрочили на 20 лет. Это было предусмотрено постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 19 апреля 1957 года «О государственных займах, распространяемых по подписке среди трудящихся Советского Союза». И даже в этом обманули, лично моя мама получала крохи по этим займам в середине 80-х, то есть спустя 30 лет после того, как ее фактически ограбило государство.

Неудивительно, что народ на трибунах был взвинчен, а тут еще голкипер любимого «Зенита» Владимир Фарыкин пропустил две «бабочки». В итоге пьяный шофер Василий Каюков выскочил с трибуны на поле, стал выгонять Фарыкина из ворот, чтобы защищать их самому. Хулигана скрутили, чт, вкупе с итоговым счетом и эмоциями от грабежа, инициированного Никитой Хрущевым, взбесило болельщиков. Они скандировали «Бей футболистов!», «Бей гадов!», вплоть до призывов к терроризму «Бей милицию!» и политических воззваний «Делай вторую Венгрию!» — по примеру Будапешта 1956 года.

Так выглядел стадион имени Кирова в 50-е. Фото: fc-zenit.ru

Были избиты несколько милиционеров, ущерб стадиону им. Кирова оценили в 13 с лишним тысяч рублей, что немало по тем временам. Под раздачу едва не попали футболисты обеих команд, но они спрятались, а милиционеры открыли огонь в воздух, напугав толпу. Как итог, зачинщики беспорядков получили разные сроки: Юрий Гаранин — 8 лет, 20-летний блокадник Виталий Клау — 7 лет, Василий Александров — 6, Алексей Матюшкин — 5, всего осудили 16 человек.

Кстати, Хрущев и в самом футболе наворотил дел. Почему-то любят вспоминать о том, как Иосиф Сталин расформировал ЦДСА после обидного проигрыша сборной СССР на Олимпиаде 1952 года, когда мы уступили принципиальным соперникам из Югославии. Так вот, по приказу Хрущева в 1953 году разогнали ленинградское «Динамо». В 1952 году оно финишировало на пятом месте, обогнав «Зенит», ставший седьмым. А год спустя умер Сталин и был расстрелян Лаврентий Берия, покровитель динамовских команд. В итоге в 1954 году питерское «Динамо» заменили на «Трудовые резервы». Ворота обеих команд, к слову, и защищал Фарыкин, перешедший затем в «Зенит». Злополучный матч и сезон 1957 года в целом привели к тому, что Фарыкин ушел из «Зенита», затем играл в командах гораздо слабее уровнем и скончался в возрасте 33 лет.

Фрагмент программки матча. Из коллекции Павла Башмакова. Фото: fc-zenit.ru

Питерские «бомжи»

В начале 80-х в городе на Неве произошел странный обмен командами. Дело в том, что в Ленинграде существовал коллектив «Красная заря», игравший в хоккей с мячом (первая лига) и хоккей на траве (высшая лига), а также «Волна», выступавшая в первой лиге. «Красная заря» вылетела из высшей лиги по хоккею на траве, а «Волна» — из первой, и тогда было принято решение, что «КЗ» сосредоточится на хоккее с мячом, а свое место в первой лиге передаст «Волне». Чем-то это напоминало «кручу, верчу, обмануть хочу», но, поскольку данный обмен происходил при полном непротивлении сторон, то он состоялся.

Как и в 1982 году с командой ВИФК, игравшей в хоккей с шайбой. Тут любопытна сама ее история. Для Ленинграда тема «один город — одна команда» была актуальна не только для футбола, где «Зенит» «пожирает» всех конкурентов времен российской действительности — «Локомотив», «Смену-Сатурн» и постоянно пребывающее в состоянии смерти и последующей реанимации «Динамо». Такая же ситуация была в хоккее, где под тенью СКА не мог ужиться никто. Хотя в 1970 году была создана команда «Шторм», в 1976 году превратившаяся в «Судостроитель», а в 1979-м — в тот самый ВИФК.

ВИФК — это военный институт физической культуры, по сути, студенческая команда, игроков которой в 1982 году из Северной столицы перебросили в Заполярье, город Оленегорск, сделав студенческую команду военной. Расстояние между Ленинградом и Оленегорском 928 километров по прямой, между ними нет разницы по времени, но есть серьезная разница в температуре. Вот туда-то и сослали ленинградских хоккеистов, поскольку местная команда «Горняк» была ликвидирована в 1981 году.

Оленегорская «Звезда» даже поиграла в первой лиге, дав возможность отслужить в армии нынешнему наставнику «Ирбиса» Андрею Макарову, но вскоре вылетела во вторую и снова вернулась в Ленинград. Вначале под названием «Звезда», а затем лучшие игроки пополнили состав «Ижорца» из Колпино.

1985/86. «Кристалл» (Электросталь) — «Звезда» (Оленегорск). Фото: sports.ru

Команду из Чечни включили во вторую лигу, когда в Грозном начинались военные действия

Человечеству свойственно считать текущие проблемы самыми неразрешимыми. Ушедший год запомнится большим количеством отмен и переносов чемпионатов, неявок команд на игру по причине коронавируса. Но это не самое страшное из того, что было за всю историю спорта. Самое страшное было 30 лет назад в отдельно взятой стране, а именно развал этой самой страны с ковырянием своего прошлого, откуда вытаскивалась на свет вековая ненависть и разжигалась забытая вражда. В последнем чемпионате СССР по футболу всего этого было с избытком, и даже потеря таких союзных республик, как Грузия и Литва, не спасла от неявок.

Первая из них случилась в стартовом туре чемпионата, когда бакинский «Нефтчи» не приехал в армянский Абовян в гости к местному «Котайку» в рамках чемпионата СССР среди команд первой лиги. Такое случилось впервые, еще год до этого команды встречались в нейтральном для них Новороссийске. Руководству еще советского футбола тогда бы ударить кулаком по столу, дисквалифицировав обе команды, но с середины 80-х у нас в стране не было ни политической воли, ни волевых политиков. Хвост национализма, вдруг отросший в союзных республиках, вовсю крутил федеральной собакой, которая год за годом сдавала позиции. Вначале она разрешила азербайджанским и армянским командам не играть друг с другом, разведя их по разным зонам, затем позволила играть на «нейтралке», наконец смирилась с тем, что о некогда великий могучий Советский Союз вытирали ноги все кому не лень.

Наибольшее количество неявок было во второй лиге, в так называемой Буферной зоне, куда ранее решили собрать сильнейшие команды лиги. В третьей зоне их было три, и вся связаны с узбекистанской командой «Сурхан» из Термеза, которая не захотела играть на «краю географии» — в Благовещенске, Находке и Южно-Сахалинске. В первой зоне практически все неявки были связаны с двумя армянскими командами «Арарат-2» и «Лори» из Гюмри, бывший Кировакан. «Арарат-2» не сыграл девять матчей, «Лори» — восемь. «Лори», по сути, и начал эту практику неприезда, проигнорировав выезд в Брянск к местному «Динамо» на матч 27 июня. Любопытно, что в концовке чемпионата «Арарат-2» и «Лори» съездили в Москву на деньги Аль-Халиди, чтобы лечь там под его «Асмарал», — 1:5 и 0:14 соответственно.

«Советский спорт» от 8 мая 1990 г. Источник: fc-dynamo.ru

Чемпионат СССР в последние годы бил рекорды по неявкам

Помимо этого, набирало силу националистическое движение, что привело к кровопролитным конфликтам азербайджанцев и армян (Сумгаит-1988), узбеков и турок-месхетинцев (Фергана-1989), абхазов и грузин (Сухуми-1989), казахов и кавказцев (Новый Узен-1989), грузин и южных осетин (Цхинвал-1989), киргизов и узбеков (Ош-1990), русских и молдаван (Дубоссары, Приднестровье-1990).

Начинались волнения в Чечне, и в ее столицу Грозный не приехали на матчи «Торпедо» из Волжского и «Нарт» из Черкесска. Все логично, в сентябре 1991 года отряд национальной гвардии захватил здание КГБ, убив одного из сотрудников и разобрав хранящееся там оружие, а на следующий день разогнав Верховный совет Чечено-Ингушетии. В итоге погиб мэр Грозного Виталий Куценко. Само собой, туда не решилось приехать «Торпедо». В конце октября прошли выборы президента и парламента Чечни, которые футболисты «Нарта» предпочитают лицезреть со стороны. От греха…

В то же время в чеченский город Шали не хотят ехать «Торпедо» из Армавира и «Эталон» из Баксана. Образование в Шали команды мастеров в 1991 году — это тоже какой-то неадекватный ответ федерального центра на дерзость с окраин, поскольку федерация футбола СССР включила местную команду в число участников второй лиги, идя навстречу пожеланию федерации футбола Чечено-Ингушской АССР. В ту же зону включили еще «Динамо» из Гагры, Абхазия, несмотря на то, что Грузия официально покинула чемпионат СССР и объявила о своей независимости.

На две недели позже, чем армяне, начали манкировать свои матчи азербайджанские команды, выступающие в другой зоне. В итоге у «Кяпаза» из Ганджи 10 неявок, у «Карабаха» из Агдама — 12 и у «Гоязана» из Казаха — девять. «Гоязан» и «Карабах» даже не сыграли матч между собой по причине неприбытия в Казах футболистов «Карабаха».

На средства федерального бюджета (Россия — добрая душа) для Армении и Азербайджана были организованы, по сути, чемпионаты республик, но команды и там умудрялись коллекционировать «баранки». В чемпионате Армении их 27, причем любопытно выглядят неявки на матчи в столице Армении ереванских команд: «Касаха» и «Наири», «Кошкагорца» и «Алмаза», а также «Еразанка» и «Арцаха» из Ханкенди.

У Азербайджана неявок еще больше: 29 от разных команд, плюс 23 от «Бадамлы», представлявшей город Нахичевань.

Источник: eurulib.blogspot.com

Матч, который не был сыгран

Регби во времена СССР нечасто попадало в зону внимания центральных СМИ, тем более в таком жанре, как фельетон. Но в 1980 году ситуацию нельзя было обойти. В «Советском спорте» была опубликована заметка юмористического содержания по поводу неприезда киевского «Политехника» на матч с ленинградским «Приморцем». Ну ладно бы не приехали, технические поражения еще никто не отменял, подобные бывали в футболе, хоккее, чем регби лучше или хуже? Но руководители команд зачем-то договорились о том, чтобы матч не играть, а записать победу со счетом 6:0 в пользу хозяев, ленинградцев, чему и был посвящен фельетон.

Игрок «Приморца» Александр Бернард в своем интервью пояснял: «Вспоминаю разговор на тренировке в четверг с Чистяковым (бомбардир ленинградцев Сергей Чистяков, на которого и были записаны очки в несостоявшемся матче, — прим. авт.) о том, что прилетевшие на игру киевляне хотели бы сыграть не в воскресенье, как было запланировано, а на день раньше. Он был категорически против, я с ним был солидарен. С чего это мы должны им какие-то поблажки делать, когда они, в свою очередь, образцовым гостеприимством не отличаются?

Приезжаем на игру в воскресенье и вдруг узнаем, что соперник наш еще вчера улетел домой, и поскольку придут болельщики, да еще на последний матч сезона, сыграем двумя составами. Абалуев (37-летний Владимир Абалуев занимал две должности в команде, будучи и нападающим, и начальником команды, — прим. авт.) при этом был необычайно активен и возбужден. На вопросы, а как же Киев, нервно отмахивался. Через пару дней читаем в прессе, что мы, оказывается победили КПИ со счетом 6:0 и «все хорошо, прекрасная маркиза». Как-то все это неприятно царапнуло: «Какие еще 6:0? Откуда?»

Такой же инцидент произошел в противостоянии тбилисского «Локомотива» и львовского «Сокола». Грузинская газета «Лело» указала счет — 18:0 и 16:0, украинская «Спортивна газета» написала о двух неявках и была права. Львовяне приехали в Тбилиси вдесятером (в регби необходимо 15 человек на площадке, — прим. авт.), по словам очевидцев, «кутить и фарцевать», а затем вместе с представителями «Локомотива» заполнили ложные протоколы.

В итоге обе украинские команды серьезно пострадали. На следующий сезон, в 1981 году, высшую лигу расширили до 12 команд, поэтому туда должны были попасть «Политехник» и «Сокол», но их исключили, а места в вышке отдали московскому «Автомобилисту» и тбилисскому «Шевардени».

Источник: mysitelife.ru

Отличились в негативном смысле и грузины. В 1987 году команда «Локомотив» из Тбилиси возвращалась с матча в Красноярске с пересадкой в Москве, и по посадке на борт игроки стали ухаживать за стюардессами так горячо, что в аэропорту Домодедово их встречал наряд милиции. А по прилету в Тбилиси их встретила бессрочная дисквалификация, причем касавшаяся всей команды. Понятно, что наказание было несоразмерно проступку, времена наступали либеральные, перестроечные, а команду били наотмашь, «как при Сталине». При этом о расформировании ЦДСА в перестроечных изданиях писали много и часто, а о разгоне тбилисского «Локомотива» при Михаиле Горбачеве ни разу.

Тем более что гостренер по регби Давид Киласониа начал хлопотать за земляков, и со следующего сезона «Локомотив» стал играть под новым названием «Элмавали» («электровоз», — прим. авт.), бессрочную дисквалификацию переделали на условную. Это, конечно, бред: можно представить, что оскорбленным стюардессам сказали, что все в порядке, «Локомотива» больше нет, наказав за хулиганство регбистов название команды, но… Мало ли еще бреда творилось в те перестроечные годы, одним больше, другим меньше.

«Обменяли хулигана на Луиса Корвалана»

Это первая часть четверостишия, которое родилось в 1976 году после обмена советского диссидента Владимира Буковского на лидера чилийских коммунистов Луиса Корвалана, томившегося в застенках после прихода к власти в Чили генерала Аугусто Пиночета. Написал это четверостишие Вадим Делоне, годом ранее эмигрировавший из СССР в Париж, а потому не стеснявшийся в выражениях: «Где б найти такую б…, чтоб на Брежнева сменять?» Больше всего обменов в советском спорте произошло, к слову, во времена брежневского застоя.

В 1974 году случились сразу два массовых исхода, и оба связаны с регби. Вначале игроки «изошли» из студенческой команды МАИ, которая выбыла в первую лигу. Им сократили финансирование, после чего регбисты-студенты пустили в ход блат и кумовство. Поскольку один из них, Юрий Сигаев, к тому времени успел жениться, и весьма успешно — на дочери директора часового завода «Слава» Дмитрия Парамонова, то к нему и направилась делегация игроков команды. В итоге завод взял на содержание новый коллектив, в который входили Валерий Баранов, Владимир Вирцер, Евгений Кожин, Валерий Токаревский, Юрий Сигаев и Валерий Хроменков. Вскоре к ним присоединились Алексей Барбариуш, Александр Бойко, Дмитрий Горкуша, Александр Игнатьев, Вячеслав Лысов, Владислав Пащинский. Собрав состав из маевцев, часовщики «отшлифовали» его игроками «Автомобилиста», и чемпионат СССР 1975 года получил сразу два дерби: «Слава» — МАИ, «Слава» — «Автомобилист», а закончился победой четвертой команды из Москвы — «Фили», где вторым тренером работал Сергей Чеченков. В российские времена Чеченков два десятка лет будет возглавлять федерацию… хоккея на траве.

Источник: mysitelife.ru

Но для Москвы это был достаточно редкий случай обмена. А вот для колыбели революции — вполне привычный. В том же 1974 году регбисты еще одной студенческой команды ЛГУ в полном составе перешли в «Приморец», поскольку получили от руководства университета отказ в финансировании команды.

Джаудат Абдуллин
Спорт
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 13 янв
    Этот день должен быть траурный днем.
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    У нас, что ни спортивное событие - то позор, особенно футбол
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров