Строителя ледяной пещеры в Москве судят за таунхаус в Казани

Уголовное дело о халатности «проморгавших» незаконную стройку чиновников закрыто за сроком давности

Строителя ледяной пещеры в Москве судят за таунхаус в Казани
Фото: Ирина Плотникова

В 2012 году справили новоселье, в 2016-м снесли дом за собственный счет и годами добивались статуса потерпевших. Так, если вкратце, развивались события вокруг незаконного трехэтажного строения в Казани на улице Гривской. Уголовное дело об афере отказывались возбуждать 13 раз! Но в итоге возбудили и довели до суда. В хищении 9,7 млн рублей обманутых новоселов обвиняют застройщика таунхауса Айрата Багабиева, в прошлом главу дирекции «Мосинжпроекта». А вот за преступную халатность, как выяснило «Реальное время», никого судить не будут.

Фемида нашла крайних, чиновники «ушли»

Таунхаус на Гривской, 52аА был построен Айратом Багабиевым в 2011 году. В 2012-м все 12 квартир в нем были проданы 11 семьям. Причем большую часть реализовал бывший сослуживец Багабиева — экс-директор по развитию казанской строительной компании Ильгизар Сибгатуллин. По данным защиты, он получил квартиры от Багабиева в счет оплаты долга.

До 2014-го года люди жили спокойно. А потом исполком Казани объявил трехэтажку близ отеля «Сафар» в Кировском районе незаконной и потребовал через суд аннулировать зарегистрированные права собственности, признать дом самовольной постройкой и обязать живущих в нем снести объект за свой счет.

Люди были в шоке, но суды двух инстанций встали на сторону местной власти. 27 мая 2014 года Кировский райсуд Казани под председательством судьи Андрея Андреева удовлетворил все основные требования исполкома. Но отказался возлагать обязанности по сносу дома на застройщика Багабиева, которого ранее привлек в качестве соответчика. Как утверждали покупатели в суде, Багабиев прятался и от них, и от Фемиды.

Таунхаус на Гривской, 52а был построен Айратом Багабиевым в 2011 году. В 2012-м все 12 квартир в нем были проданы 11 семьям

Вслед за Кировским райсудом на сторону исполкома встал и Верховный суд Татарстана. А в мае 2016-го приставы заставили новоселов-ответчиков снести объект, якобы угрожающий жизни и здоровью граждан. Под ковш экскаватора попали и стены с дорогим ремонтом, и надежды людей. Причем покупавшим это жилье у Сибгатуллина повезло — он с ними рассчитался. Но пять других семей, поверивших Багавиеву, вернуть свои вложения не могут до сих пор.

— Он сейчас говорит — у меня трое детей, я поседел из-за вас. А я в 2015 году поседела! — делится потерпевшая Татьяна Баширова. — Мы ведь ту квартиру купили, потому что мужу сделали тяжелейшую операцию на сердце, а дочь с годовалым ребенком была вынуждена уйти от своего мужа. И представьте: пожилой человек после тяжелейшей операции и грудной ребенок в одном помещении — несовместимы. Пришлось брать кредит и покупать.

При изучении материалов уголовного дела потерпевшие обнаружили: незаконность постройки не была секретом для чиновников еще в 2011 году! Силовикам удалось изъять подтверждающую этот факт переписку с одним из казанцев и даже соответствующее сообщение исполкома в инспекцию Госстройнадзора по РТ. Сведения почему-то не получили ни должной оценки в надзорном ведомстве, ни должного контроля в самом муниципалитете.

В мае 2016-го приставы заставили новоселов-ответчиков снести объект, якобы угрожающий жизни и здоровью граждан. Скриншот видео

«Как шакалы, сидели и ждали, пока дом построят, пока мы туда заедем, а через несколько лет обратились с иском!» — пояснила «Реальному времени» подруга одной из тех, кого действия застройщиков и бездействие чиновников лишили крова. Впрочем, пострадавшие не сидели сложа руки — обращались в Генпрокуратуру, центральный аппарат Следкома по РТ, Европейский суд по правам человека.

В июне 2020-го следственный отдел по Вахитовскому району Казани Следкома по РТ возбудил уголовное дело о халатности в отношении неустановленных должностных лиц инспекции ГСН и исполкома Казани. В результате статус подозреваемого получил конкретный инспектор, однако на данный момент его дело уже закрыто за истечением сроков давности. Это не реабилитирующее основание, напомнили в Следкоме по РТ.

После сноса таунхауса строил «Ледяную пещеру» в Москве

По заявлениям обманутых покупателей силовики успели вынести 13 отказов в возбуждении уголовного дела. В октябре 2017-го его наконец возбудили — в отношении неустановленных лиц, совершивших мошенничество в особо крупном размере. Заметим, за месяц до столь «решительных» действий полицейских следователей Айрат Багабиев дал интервью федеральным каналам и агентствам. В качестве руководителя дирекции гражданских объектов АО «Мосинжпроект» он презентовал проект будущей «Ледяной пещеры» — уникального арктического лабиринта-инсталляции с арками, колонами из светодиодов и искусственного льда. Реализация проекта заняла почти два года.

В феврале 2019-го казанская полиция объявила Багабиева в федеральный розыск и в марте 2020-го задержала по приезду в Казань, когда он навещал семью. Со слов потерпевших, за год малоэффективного розыска без ареста счетов подозреваемый успел вывести и средства, и имущество. С супругой своих детей он развелся еще раньше, причем младший ребенок в семье появился уже после развода.

Реализация проекта заняла почти два года. Фото zaryadyepark.ru

Первое заседание суда над застройщиком состоялось в конце октября в Приволжском райсуде Казани. В этом же районе находится Регпалата, где, по версии следствия, в 2012-м происходила передача большей части денежных средств потерпевших. Из пяти покупателей жилья у Багабиева на старт процесса пришли лишь трое. Причем одна в сопровождении адвоката Лаврентия Сичинавы.

Защитник обвиняемого Эдгар Матевосян заявил ходатайство о возврате дела в прокуратуру, полагая, что в деле есть серьезные процессуальные нарушения. В том числе — неоднократные ошибки в фамилии Багабиева, недопрошенные свидетели и признание гражданскими истцами Кузнецова и Кузьмина. Их семьи, по версии защиты, ранее уже взыскали деньги через суд, а теперь желают повторного взыскания. Потерпевшие возражали: с их слов, полного расчета от Багабиева никто так и не получил, ошибки в фамилии легко устранимы, а сами претензии — лишь попытка затянуть дело.

Гособвинитель Гузель Ишмуратова поддержала потерпевших, полагая, что оснований для возврата дела нет. «Решения гражданских судов никоим образом не могут предрешать судьбу уголовного дела», — добавила она. В итоге председательствующий судья Тимур Зарипов в ходатайстве отказал и вернул слово гособвинителю.

Гособвинитель Гузель Ишмуратова поддержала потерпевших, полагая, что оснований для возврата дела нет

Версия обвинения: ради наживы нарушил закон

Из выступления Ишмуратовой следовало — Айрата Багабиева обвиняют в пяти эпизодах мошенничества с общим ущербом чуть менее 10 млн рублей. Причем гражданские иски по этим эпизодам заявлены в большем объеме, поскольку потерпевшие включили в них траты на ремонт и снос, а кое-кто посчитал и стоимость встроенной мебели.

По версии обвинения, Багабиев ради наживы приобрел участок 537 кв. м на Гривской, возвел на нем с апреля по сентябрь 2011 года многоквартирный дом — без разрешения на строительство и заключения госэкспертизы по проекту. То есть полностью проигнорировал установленный законом порядок таких работ. Первоначально участок был предназначен для ведения личного подсобного хозяйства, застройщику удалось изменить целевое назначение на земли под индивидуальное жилищное строительство. Вот только дом на 12 квартир в три этажа с общим подъездом, домофоном и индивидуальными котлами отопления в эту категорию не попадал.

Уже в 2012-м Багабиев начал размещать объявления о продаже помещений в этом доме, скрывая незаконность своих действий и самовольный статус постройки, считают следователи и Ишмуратова. С июня по ноябрь 2012-го квартиры у Багабиева купили пятеро — Кузнецов, Кузьмин, Каримова, Баширова и Гиниятуллин. Их ущерб по отдельности составляет от 1,5 до 2,68 млн рублей.

Айрат Багабиев предположил, что детальный разбор обстоятельств позволит суду разобраться в том, что в его деле «были существенные нарушения»

Багабиев: «Я не продавал воздух»

На вопрос судьи, согласен ли с обвинением, подсудимый категорично заявил — не согласен.

— Начиная с первого же слова можно сказать, что обвинение абсолютно не обосновано, начиная с того момента, как они говорят, что я давал объявление — следствием это не доказано, — заявляет ВИП-строитель. — Дальше утверждают — использовал минимальные вложения... Как можно без значительных сумм построить капитальное строение из кирпича и железобетона? Я не коробку строил и не продавал воздух!

Айрат Багабиев предположил, что детальный разбор обстоятельств позволит суду разобраться в том, что в его деле «были существенные нарушения». Вкратце позицию защиты уже после процесса пояснил адвокат Эдгар Матевосян. Он настаивает — умысла на обман не было: «Сам Багабиев узнал только в 2014-м году наравне с другими о претензиях исполкома. До этого их не было. Он не виноват, и действовал рамках законодательства того периода. Доверял документам госорганов, ведь все оформление сделок проходило через БТИ и Росреестр».

Неучастие своего клиента в гражданском деле по сносу его адвокат объясняет просто: «Повестку не получал». По версии защиты, всем потерпевшим предлагались разные варианты урегулирования конфликта, однако договориться не удалось. «По-человечески я их понимаю, но уголовного состава здесь нет», — считает Матевосян.

Адвокат настаивает, что Багабиев ни от кого не скрывался. Когда работал в Москве, имел официальную регистрацию, платил алименты, виделся с детьми в Казани. Более того, кое-кто из потерпевших и в Москву к нему приезжал.

Неучастие своего клиента в гражданском деле по сносу его адвокат объясняет просто: «Повестку не получал»

Потерпевшие не купились на предложение фиктивного выкупа

На заседании были допрошены и двое потерпевших. Роман Кузьмин рассказал, что помещение в доме на Гривской ему демонстрировал сам Багабиев и он же рассказывал, что изначально тут якобы собирались открыть гостиницу, но позже разошлись с партнером во взглядах на этот бизнес. По словам потерпевшего, он выбрал квартиру в 38 «квадратов» на третьем этаже после того, как Багабиев скинул цену на 100 тысяч рублей, предложив оформить сделку без риелтора.

Кузьмин отдал 1,9 млн рублей, однако в 2013-м продал квартиру молодой матери, взявшей кредит в Сбербанке. После суда по сносу дома женщина потребовала деньги назад. «Моим адвокатом было заявлено о привлечении Багабиева в соответчики, но ни на одном заседании он не появился. По адресам его не могли найти. Дело было проиграно», — вспоминает потерпевший. Его судебный иск к самому застройщику закончился победой лишь на бумаге. «Приставы больше полугода ничего не могли. В 2018 году от должника начали поступать средства — всего 125 тысяч. В 2019-м все прекратилось», — продолжает он.

На вопрос защиты о предлагаемых вариантах Кузьмин ответил: «Со мной никто на связь не выходил до апреля 2020-го. Тогда Матевосян передал мне в здании УВД Казани записку от Багабиева, тот предлагал отказаться от всех обвинений и ждать выплат в порядке очереди — через три года». Также потерпевший припомнил, что второй продавец помещений Сибгатуллин уговорил его подписать отказ от доли в земельном участке.

За время своей речи потерпевшая пару раз назвала фигуранта дела мошенником, за что получила замечание суда — приговора пока не было

— Мы до сих пор не можем понять: как это, в правовом государстве, заплатив деньги за жилье, можно по решению суда оказаться на улице! — возмущалась на заседании потерпевшая Фидания Каримова.

С ее слов, помещение на Гривской Каримовы покупали, чтобы перевезти старенькую больную мать из деревни в человеческие условия. Отдали 1,7 млн рублей. «Стали делать ремонт. Багабиев очень быстро перестал там проживать, хотя в первые месяцы я даже коммунальные платежи по счетчикам ему оплачивала — он сказал, что создал ТСЖ, где является председателем и бухгалтером», — вспоминает Каримова. Рассказывает, что узнала — с домом имеются проблемы, но Багабиев успокаивал: «Не волнуйтесь, Сибгатуллин все урегулирует, никуда не обращайтесь. Сибгатуллин — это бывший финдиректор стройкомпании «Унистрой», а Багабиев тогда был главным инженером этой компании».

За время своей речи потерпевшая пару раз назвала фигуранта дела мошенником, за что получила замечание суда — приговора пока не было. А еще Каримова рассказала, почему отказалась от предложенной соратником Багабиева сделки: «От Сибгатуллина было предложение фиктивно подписать договор, что мы ему продаем эту квартиру назад, без передачи нам денег. А сам дом на тот момент уже признан незаконной постройкой, значит, квартира мне не принадлежит... Если бы Багабиев хотел с нами решить вопрос — мог бы приехать и урегулировать».

Заседание завершилось решением по ходатайству гособвинителя — продлить домашний арест подсудимому еще на полгода.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыБюджетНедвижимость Татарстан Исполнительный комитет города КазаниСледственное управление следственного комитета РФ по РТ
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 09 ноя
    Самое странное во всем этом так это то, что дом построили, сдали, люди заселились и потом вдруг его снесли.... ужас, а на людей и их судьбы всем все равно
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Все просто! Исполкому Казани для реализации своих планов понадобилась земля. Строить по головам дороги для Казани в порядке вещей.
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    Ради наживы нарушил закон...
    Вот тебе и версия...
    А разве те кто дал разрешение на строительство, те кто годами не замечал строительство будеквально под носом - делали это не ради выгоды. Почему тогда только 1 человек сейчас отвечает за это?
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Да не было разрешения, Господи, написано же...
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    После проведения соответствующей экспертизы дом можно было оставить, взыскав с застройщика штраф в размере, делающем подобные тройки экономически невыгодными. А с его уголовным преследованием так...на тоненького, конечно.
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    да, это было бы по-человечески
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров