Рафаэль Юсупов, «АЮ media»: «Публикации, которые президент Татарстана делает в соцсетях, просто «взрывают»

Как веселые и казалось бы бессмысленные инстамаски помогли пережить коронакризис индор-рекламщикам из Казани

Рафаэль Юсупов, «АЮ media»: «Публикации, которые президент Татарстана делает в соцсетях, просто «взрывают»

Компания «АЮ media» до коронакризиса специализировалась на размещении рекламы в общественном транспорте — на стендах, экранах в метро и поручнях рейсовых автобусов. Но незадолго до локдауна запустила новое, во всех смыслах, направление в сфере digital — инстамаски. Веселые анимационные картинки, работающие на основе поддерживаемых платформой нейросетей, пришлись по вкусу многочисленной аудитории «Инстаграма». Благодаря неуемной энергии и продвинутому личному аккаунту сын депутата и владелец компании Рафаэль Юсупов развернул довольно большой и успешный бизнес, став главным «инстамасочником» Татарстана. Накануне он обратился к президенту Татарстана с казанских медиафасадов с просьбой использовать в «Инстаграме» Минниханова маску, разработанную им к 100-летию ТАССР. Почему инстамаски и AR-разработчики находятся сейчас на пике популярности, как дополненная реальность меняет рекламу, что происходит с рынком в условиях пандемии и многое другое основатель агентства «АЮ Медиа» и проекта Instamaski.com Рафаэль Юсупов рассказал в интервью «Реальному времени».

«У бизнеса нет денег на размещение рекламы»

— Рафаэль, как ваша компания встретила коронакризис?

— Мы поняли, что начинается неладная история, еще до официального объявления карантина. Примерно в двадцатых числах марта мы получили сообщение от коллег из Москвы: «У вас все нормально? Вы работаете?» Несмотря на отсутствие предпосылок для каких-либо проблем, они попросили нас «немного притормозить», и мы поняли, что назревает очень сложная ситуация.

В целом мы перенесли карантин нормально — выжили за счет другого направления. Что касается трафика по всем нашим площадкам (кроме торговых центров и кинотеатров), то он оставался неизменным. Количество пассажиров в общественном транспорте практически не изменилось.

— То есть даже то, что власти ввели ограничения на передвижение, а работодатели либо посокращали людей, либо отправили их работать из дома, не повлияло на трафик?

— Был двухнедельный спад, а потом все практически моментально восстановилось. Мы испытываем другую проблему: у бизнеса просто нет денег на размещение рекламы. Но сейчас идет медленное восстановление. Возможно, к сентябрю мы вернемся к прежним бюджетам. А может, и нет.

— Вы упомянули новое направление, которое помогло вам выжить в кризис. О чем речь?

— Как только поступил первый тревожный звоночек, мы быстро переобучили всех действующих сотрудников под новое направление, включающее в себя инстаграм-маски, дополненную реальность и игры. А нашим клиентам мы предложили попробовать использовать те бюджеты, которые мы размещали через наши оффлайн-площадки, в онлайне.

Новым направлением - instamaski.com — мы занимаемся почти год и за это время у нас собралась потрясающая команда, в которой в том числе работает чемпион WorldSkills по разработке мобильных приложений Тимерлан Рахматуллин.

Также под конец 2019-го мы запустили образовательную программу по созданию инстаграм-масок, которая помогает нам расти сетевым образом: чем больше мы готовим разработчиков, тем больше заказов мы можем брать. Сейчас в нашей команде 143 человека: они работают с нами на аутстаффе либо мы ставим их на какой-то бренд, или же они работают без нас. Так или иначе, они готовы каждый день принимать от нас заказы.

Наши студенты — это вообще отдельная история. Есть девочка, которой всего 13 лет, есть пенсионеры, есть люди, живущие в других странах. Также есть несколько кейсов на благотворительной основе — с людьми, которые не могут выходить из дома.

— По вашей оценке, каковы перспективы инстаграм-масок, а также технологии дополненной реальности в рекламе?

— Что касается масок, то этот инструмент сейчас необходим всем. Выходит новый клип — 100% нужна будет инстаграм-маска, появляется любой инфоповод — нужна инстаграм-маска.

Вообще AR — это далеко не новая история, однако долгое время все просто говорили о том, что за этой технологией будущее, но ничего с этим не делали. Постепенно на рынке появилась масса приложений с дополненной реальностью, но все они были локальными: Казань в AR, Москва в AR, альбомы, детские раскраски и многое другое. И тут приходит Instagram, который есть буквально в каждом телефоне, делает крутой инструмент на основе AR, помещая тем самым дополненную реальность в каждое мобильное устройство. Те же приложения музеев с AR очень крутые, но никто не будет их скачивать, а Instagram, повторюсь, уже есть у каждого.

В части развития в рамках Instagram я вижу огромное поле возможностей. Уже есть маски с хенд-трекером, то есть они реагируют на руки. Логично было бы предположить, что скоро появится и фут-трекер, который, к примеру, позволит той же Lamoda или какому-нибудь магазину кроссовок делать 3D-модели своего товара, чтобы люди могли его примерять виртуально.

Интеграция в рекламу становится совсем другой. Кстати, у нас есть кейс с одной крупной компанией, выпускающей мультики, игры для телефонов, а также какао. На коробке с напитком их производства размещен QR-код, после сканирования которого вас выбрасывает в Instagram, где открывается маска с лицом главного героя их мультфильма. Все это сделано в рамках конкурса, проводимого этой компанией. По сути, мы уже наблюдаем симбиоз двух форматов, когда реклама будет размещаться в оффлайне, а публикации — в онлайне.

И если раньше был пик спроса на моушн-дизайнеров (замечу, что они по-прежнему нужны), то сейчас крайне востребованы AR-дизайнеры и разработчики. При этом порог входа в эту индустрию очень низкий и, возможно, самый безболезненный.

«Публикации, которые делает Рустам Минниханов, просто «взрывают»

— Вы уже четвертый год на рынке казанской рекламы. Помимо появления нового направления и запуска онлайн-обучения, в каком направлении развивается ваш бизнес? Что изменилось?

— За 2019 год мы очень сильно выросли, в том числе за счет того, что зашли в Ульяновск и Магас. Мы видим органичный рост количества наших рекламных поручней. Но это горизонтальное развитие, вертикального мы пока не нащупали. Мы выбрали для себя эффективный формат работы: поручни, реклама в транспорте, закупка медиафасадов, индор-реклама, и нам этого достаточно.

— Ваш отец как-то участвует в бизнесе? Возможно, помогает вам мудрым советом?

— В рамках AR-разработок и обучающей платформы — это, конечно, полярная от него деятельность. Помогает советом по управлению. Вообще, мои родители оба бизнесмены, мама руководит рестораном «Катык». Так что в рамках семейных ужинов мы обсуждаем какие-то бизнес-дела, перспективы, делимся наработками и хорошими субподрядчиками.

С чем связана ваша активность в бизнесе? В частности, в той же истории с рекламными баннерами, обращенными к президенту? Читателям напомним, что вы выпустили маску «Насколько хорошо ты знаешь Татарстан» и попросили Рустама Минниханова записать ролик с ней.

— Это просто способ привлечь внимание к разработке. Мы нашли локальные точки, которые «шумят», и надавили на них, чтобы выстрелить федерально. Очень круто, что в тусовке рекламщиков теперь могут сказать: «Это ребята, которые продвигают инстаграм-маски через медиафасады». А это неочевидная история.

Плюс, на мой взгляд, наш президент — самый продвинутый из руководителей регионов в соцсетях. Он есть в «Твиттере», «Инстаграме», «ВКонтакте». У него все отлично с чувством юмора, с инфоповодами. Публикации, которые он делает в соцсетях, просто «взрывают». Поэтому я посчитал, что для Рустама Нургалиевича это будет очень органично.

— Последовала ли реакция на ваше обращение к президенту?

— Отклика не было, надеюсь, еще не вечер.

Глава пресс-службы президента Татарстана Лилия Галимова сообщила «Реальному времени», что до недавнего времени Рустам Минниханов находился в командировке, сейчас сосредоточен на важной работе по восстановлению экономики. В ходе командировок президента информируют о самых важных вопросах, добавила Галимова, обращение по поводу инстаграм-маски в перечень самых важных вопросов в данном случае не вошло.

«Наша компания не получила поддержку, но мы не сильно в ней нуждались»

— Что в целом происходит с рекламным рынком на фоне пандемии? На ваш взгляд, это можно назвать коллапсом?

— Люди точно стали избирательнее размещать рекламу. Некоторые крупные игроки вообще ушли с размещения. В основном запрос сейчас исходит от тех, кто смог немного заработать на кризисе — банкротства, юридические услуги, займы и так далее.

Помимо этого, многие начали делать бесплатные размещения. Это было видно и по казанской, и по московской «наружке». Таким образом они устроили себе PR-историю и смогли выжить. Некоторые игроки перепрофилировались или вообще ушли с рынка и не вернулись. Также я вижу, что огромное количество крутых байеров сейчас меняют места работы.

Хотелось бы также попросить вас прокомментировать печальную статистику по наружной рекламе, озвученную мэрией Казани в этот понедельник. Как бы вы оценили эти цифры и чем они грозят рынку?

— Мы с вами уже обсуждали тенденцию, согласно которой все рекламные коллаборации давно вышли из привычного понимания оффлайна и онлайна. «Наружка» собирает базы, на которые потом таргетирует рекламу, а, допустим, мы делаем маску, которая вообще рекламируется на полках в ретейле. Мне кажется, делать однозначную статистику в этом разрезе достаточно сложно.

Что касается цифр по «наружке», то это довольно очевидно. Рынок сжался из-за кризиса. Если исходить из общей статистики, то он вообще просел после чемпионата мира. Плюс турпоток в Казань на это лето закрыт, так что большие медиабаинговые агентства явно не запланировали те бюджеты, которые планировались бы сейчас на наш город, как на туртрафик.

Эти данные говорят о том, что рынок наружной рекламы будет переживать очень долгое восстановление. Схожая ситуация складывается на рынке рекламы в кинотеатрах — люди вряд ли хлынут туда огромным потоком, когда все откроется.

— Вы сказали, что многие начали делать бесплатные размещения. Не нанесло ли это еще более серьезный удар по доходам рекламных компаний?

— Как правило, бесплатные размещения делали организации, которые работают в цифровом формате. Это делалось для того, чтобы собрать хоть какую-то базу, залететь в СМИ и обеспечить работу людей, которую они оплачивают.

Мы, со своей стороны, бесплатных размещений не делали и свои конструкции безвозмездно не давали, посчитав, что это, возможно, немного обесценит наш продукт. Только обещали помочь своим давним клиентам, а текущим рекламодателям, уже закупившим рекламу, сделали пролонгацию.

Возможно, наши местные ребята поступили очень дальновидно, а я просто этого не понимаю. Возможно, они показали брендам (даже мелким, которые испытывают сейчас серьезные сложности), каково это — размещаться в «наружке», смотивировав их использовать такой инструмент и после восстановления рынка.

— Также многие сейчас снизили цены на свои рекламные услуги. Сложно ли будет потом вернуться к прежним ценникам?

— Рынок услуг всегда был подвергнут демпингу, но, думаю, в Казани этого не будет, поскольку у нас очевидные и понятные правила игры. Самих игроков не много и они достаточно сильные — наверняка они смогут между собой договориться.

В целом рынок наружной рекламы в Казани не самый дорогой: размещение и до кризиса было доступным даже для маленьких, локальных брендов. Наружная реклама — это уже давно не про каких-то больших китов.

Мне бы очень не хотелось, чтобы этот большой, серьезный, сложный и красивый бизнес испытывал какие-либо проблемы. Я хочу, чтобы он вернулся к прежним, хорошим, рыночным ценам.

— Какие меры поддержки могли бы спасти ситуацию?

— Я точно знаю, что некоторые рекламные организации попали в список наиболее пострадавших от пандемии. На мой взгляд, можно снизить арендную плату для тех, кто закупает площадки у муниципалитета. С частниками, я думаю, и так удалось договориться.

Наша компания не получила поддержку, но мы не настолько сильно в ней нуждались, поскольку у нас была возможность переключиться на другое направление. Вообще, мы перекупаем большинство наших площадок и продаем подороже. Собственных у нас практически нет. То есть мы оказались в защищенной зоне.

Лина Саримова
ТехнологииITМедиаБизнес Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 11 июн
    Инста маски прикольная штука, но сам этим средством пользовался всего пару раз
    Ответить
  • Анонимно 11 июн
    В инстаграме очень много денег крутится
    Ответить
  • Анонимно 11 июн
    По мне так маски - это ребячество и ничего более, не думал что это настолько прибыльно и востребовано
    Ответить
  • Анонимно 11 июн
    Мне очень нравится публикации у нашего президента. У него аккаунт стильный
    Ответить
  • Анонимно 11 июн
    Хорошо когда родители тоже владельцы бизнеса, как минимум могут помочь советом
    Ответить
  • Анонимно 11 июн
    другой мир..
    Ответить
  • Анонимно 11 июн
    Другая реальность вообще
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров