Талгат Абдуллин: «Досрочное расторжение сделки было вызвано потребностью ГЖФ, Мусин не возражал»

Суд заслушал показания свидетелей о сделке Госжилфонда с банком Роберта Мусина

Талгат Абдуллин: «Досрочное расторжение сделки было вызвано потребностью ГЖФ, Мусин не возражал»
Фото: realnoevremya.ru/Олег Тихонов

В Вахитовском суде Казани в рамках уголовного дела «Татфондбанка» заслушали показания свидетелей, допрошенных ранее в ходе следствия. Экс-глава Госжилфонда при президенте РТ Талгат Абдуллин и член попечительского совета ГЖФ, глава Торгово-промышленной палаты РТ Шамиль Агеев привели обстоятельства сделки, по которой ГЖФ передал «Татфондбанку» 20,4% акций «Ак Барс» Банка стоимостью около 10 млрд рублей в качестве залога по кредитам мусинских компаний. Подробнее — в материале «Реального времени».

Госжилфонд рассчитывал на премию

Среди свидетелей по делу о хищениях в «Татфондбанке» оказался бывший исполнительный директор Госжилфонда при президенте РТ Талгат Абдуллин. Сам он лично в суд не пришел, и следователь зачитал его показания в рамках допроса:

— Весной 2016 года позвонил председатель правления «Татфондбанка» Мусин, попросил встретиться и обсудить заключение договора залога, чтобы освободить резервы активов банка и направить их в оборот банка. Так как в прошлом я был председателем правления «Ак Барс» Банка и в настоящее время вхожу в его совет директоров, хорошо понимаю необходимость освобождения резервов банка, — зачитывал представитель гособвинения ответ Абдуллина на допросе в сентябре 2017 года.

По показанию экс-руководителя ГЖФ, Мусин и его первый зам Насыров сообщили о выдаче крупных кредитов и попросили в качестве обеспечения кредитных договоров заключить между банком и ГЖФ договор залога: «Также объяснили, что ГЖФ будет получать вознаграждение от заемщиков в размере 1% от стоимости залогового имущества, о чем будет составлен договор с организациями — заемщиками». Через некоторое время для оформления договора залога Абдуллин поручил главному специалисту финотдела Гумерову подобрать имущество, свободное от прав третьих лиц. У ГЖФ имелись не обремененные никакими обязательствами акции «Ак барс» Банка (20,4% акций ценой 9,8 млрд рублей, — прим. ред.) и земельные участки в Приволжском районе. Спустя несколько дней «Татфондбанк» передал Госжилфонду для подписания договор залога между фондом и банком, а также соглашение о предоставлении залога между ГЖФ и организациями-заемщиками. По замечанию Абдуллина, указанные документы были подписаны уже другими сторонами сделки.

Далее Абдуллин рассказал, что 21 октября 2016 года банк направил в Госжилфонд письмо, указав, что кредитная история всех девяти заемщиков положительная. Договор залога на земельные участки был зарегистрирован в Управлении Росреестра по РТ, на земельные участки наложено обременение. Из СМИ Талгату Абдуллину стало известно, что ТФБ намеревается осуществить дополнительную эмиссию акций на сумму более 2 млрд рублей, и Центробанк ее одобрил.

Абдуллин рассказал, что 21 октября 2016 года банк направил в Госжилфонд письмо, указав, что кредитная история всех девяти заемщиков положительная. Фото realnoevremya.ru/Романа Хасаева

— Заемщики выполняли обязательства «Татфондбанка», получили от своих акционеров более 2 млрд рублей. Досрочное расторжение было вызвано потребностью Госжилфонда привлечения денежных средств на финансирование программ, на что Мусин не возражал. Подписали соглашение в ноябре. Исполнили обоюдно. 13 декабря 2010 года обратились в Россреестр за снятием обременения с земельных участков, зачитывали пояснения главы ГЖФ.

После погашения кредитов заемщики должны были выплатить госструктуре вознаграждение в объеме 120 млн рублей. Однако при досрочном расторжении сумма уменьшилась до 50 млн рублей за период действия залога. И только одна из организаций частично перевела премию ГЖФ в размере около 1 млн рублей. В связи с этим Госжилфонд обратился в арбитражный суд РТ с заявлением о требованиях к заемщикам.

«Действовали в обход закона с противоправной целью»

Следом зачитали показания еще одного не явившегося свидетеля — председателя правления Торгово-промышленной палаты РТ, члена Попечительского совета ГЖФ при президенте РТ Шамиля Агеева, данные им в ходе допроса в 2018 году. Глава ТПП разъяснил следствию, как выводилось залоговое обеспечение Госжилфонда в декабре 2016 года. Он перечислил договоры о залоге акций по соглашению с ТФБ в апреле — мае 2016 года.

— О том, что Абдуллин предоставил в 2016 году в обеспечение имущество Госжилфонда при президенте РТ, я не знал. Считаю данные сделки недействительными на основании статьи 168 Гражданского Кодекса РФ, согласно части 1 статьи 7 федерального закона о некоммерческой организации, — заявил Агеев.

По утверждению Агеева, Госжилфонд «вступил в гражданский оборот как участник предпринимательской деятельности, ограничение на ведение которой для ГЖФ установлено законодательно». Фото realnoevremya.ru/Максима Платонова

Глава ТПП пояснял, что, согласно закону, некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, медицинских, научных целей, удовлетворения духовных и иных потребностей граждан. В соответствии с Уставом Госжилфонда предмет его деятельности — обеспечение развития жилищного строительства в Татарстане, в том числе реализация жилья по принципу социальной ипотеки. ГЖФ может инвестировать в строительство, финансировать приобретение, реализацию, реконструкцию жилья. Член попечительского Совета напомнил, что в соответствии с постановлением Кабмина РТ Госжилфонд создает благоприятные условия для реализации конституционного права россиян на жилье, формирует эффективный рынок жилья в республике, определяет порядок его резерва, принимает в систему соципотеки от муниципальных органов перечень граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Эта специализированная организация вправе заниматься любой разрешенной ей предпринимательской деятельностью. По утверждению Агеева, Госжилфонд «вступил в гражданский оборот как участник предпринимательской деятельности, ограничение на ведение которой для ГЖФ установлено законодательно. Согласно пункту 2 статьи 168 Гражданского кодекса РФ, сделка, нарушающая требования закона, ничтожна как посягающая на публичные интересы. Принятие обязательств по договорам залога ГЖФ противоречит ее целевым способностям и учредительными документам».

Агеев считает, что «в соответствии со ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная представителем от имени юрлица без доверенности юрлица в ущерб определенным интересам, может быть признана судом недействительной». Он подчеркивает, что «оспариваемая сделка совершена безвозмездно в интересах третьих лиц заемщиков, обеспечивая их обязательства за счет имущества ГЖФ, что нарушает интересы неопределенного круга лиц». Член попечительского совета не исключает, что в данном случае имело место «действие в обход закона с противоправной целью». Он предполагает также, что «Татфондбанк» должен был знать, что предоставление некоммерческой организацией своего имущества является заведомо невыгодной для ГЖФ сделкой, поскольку в случае обращения взыскания на предмет залога, ГЖФ теряет часть своего имущества без какого-либо встречного исполнения».

«МИГ» — «Бинбанку», «Бинбанк» — «Татфондбанку»

О взаимодействии с ТФБ поведал следствию и бывший генеральный директор ООО «Московская инжиниринговая группа» Умар Цуров (по данным системы «СПАРК-Интерфакс», экс-совладелец ООО «МИГ», которое ныне является недействующим). Его допросили в январе прошлого года. Руководитель компании, ознакомившись с документами, которые появились в распоряжении следствия, сообщил, что подпись на копии договора уступки права требования, договора купли-продажи ценных бумаг от 2016 года похожа на его собственную, а также печать похожа на печать его организации. «Если бы были предоставлены оригиналы, мог бы сказать утвердительно о подлинности подписи и печати организации», — отметил Цуров.

«В декабре 2016 года ко мне обратился мой знакомый Константин, который работал в ПАО «Бинбанк» на руководящей должности. Он иногда консультирует меня по экономическим вопросам моей коммерческой деятельности. Он попросил поучаствовать в ряде сделок, финансово выгодных для «Бинбанка». При этом Константин заверил меня, что финансовых рисков и потерь для нашей организации не наступит», — привело следствие показания Цурова.

В начале декабря 2016 года руководитель «МИГ» подписал несколько документов с представителями «Бинбанка» в Москве и Казани, оставив их в Татарстане. Кто при этом присутствовал, Цуров не помнит. По его словам, в соответствии с подписанными документами на счет «МИГ» никакие средства не поступали.

Два года назад о подписании этих документов следствию в свою очередь рассказал и тот самый консультант Цурова — Константин Калагин, руководитель блока крупного корпоративного бизнеса «Бинбанка». Как выяснилось, облигации «Бинбанку» реализовали вместе с «МИГ» несколько организаций, среди которых аффилированные Мусину компании, на общую сумму 2,7 млрд рублей. Калагин также сообщил, что указание о продаже облигаций «Татфондбанку» он получил в конце 2016 года от председателя правления «Бинбанка» Шишханова.

«В связи со сложившейся практикой необходимо было провести сделку с участием третьего юрлица. Я попросил знакомого Цурова принять участие в ней. Далее я связался с заместителем председателя правления «Татфондбанка», которому подтвердил данную сделку. Затем попросил сотрудников подготовить документы по данному решению: договор уступки права требования на определенных условиях. При этом оплатить данную уступку необходимо было путем взаимозачета, встречных требований по договору купли-продажи ценных бумаг. Позже узнал, что сделка была реализована в соответствии с принятым решением», — свидетельствовал Калагин.

Екатерина Аблаева
ОбществоНедвижимостьВласть Татарстан БИНБАНКТатфондбанкТоргово-промышленная палата ТатарстанаАгеев Шамиль РахимовичАбдуллин Талгат МидхатовичГосударственный жилищный фонд при Раисе Республики Татарстан

Новости партнеров