«90 процентов российского бизнеса вообще не задумываются об экоответственности»

Елена Горохова, «ЭКА» — о том, с каким скрипом меняется экологическое сознание россиян

«90 процентов российского бизнеса вообще не задумываются об экоответственности»
Фото: buddhavgorode.com

«Каждый может взять и отказаться в магазине от бесплатных полиэтиленовых пакетов в пользу экосумки или многоразовых фасовочных сумок. Но это целый большой процесс осознания. А другие процессы еще сложнее для практической реализации. Эта перестройка сознания происходит очень сложно, иногда наши попытки просветительской деятельности вызывают агрессию: «Почему я должен отказываться от этого? Я хочу жить, как мне нравится, на все остальное мне плевать», — отмечает директор «Зеленого движения России «ЭКА» Елена Горохова. В интервью «Реальному времени» она рассказала о том, как компании используют экологические тренды в «корыстных целях», почему нужно разделить функционал Министерства природных ресурсов и экологии РФ и в чем права Грета Тунберг.

«Не стоит приспосабливать тренд с раздельным сбором под маркетинговый ход»

— Елена, что вас особенно порадовало в последнее время в сфере экологии в России?

— Появилась новая волна, или тренд, в российской бизнес-среде: бизнес начал задумываться об экоответственности. Это произошло еще до того, как президент России обозначил направление экоответственности производителей и бизнеса в последнем послании Федеральному собранию. Тренд начал раскручиваться в последние пару лет, а в этом году к нам практически каждый день обращаются компании, которые хотят изменить свой бизнес в сторону большей экоответственности. Например, наладить в офисе раздельный сбор отходов или снизить свой углеродный след.

Сейчас многие не знают, куда обращаться с такими вопросами и какие вообще есть направления повышения экоответственности. Мы готовим методическое пособие для таких компаний. Конечно, в России уже давно есть компании, которые повышают свою экоответственность, но в основном они международные. Сейчас же к этому начал приобщаться российский средний и крупный бизнес. И все же, наверное, 90 процентов бизнеса пока вообще не задумываются об этом.

— Представители бизнес-сообщества приходят к вам, движимые каким-то своим внутренним позывом?

— Чаще всего это позыв руководителя бизнеса или собрания акционеров. В топ-менеджменте произошло осознание важности принципов экоответственности. Возможно, они собираются или уже выходят на международный рынок, в этом случае как раз много аспектов, которые побуждают к тому, чтобы делать свой бизнес экоответственным. Сейчас, если в компании есть иностранные инвестиции, нужно обязательно предоставлять инвесторам отчет по целям устойчивого развития, по экоответственности бизнеса, по гендерному равенству.

С прошлого года начало приходить осознание, что мы не можем быть просто пользователями ресурсов. К слову, именно компании (а не потребители) являются их главными пользователями. Да, у нас тоже есть ответственность потреблять или не потреблять товар, но у производителя гораздо бо́льшая ответственность. Он берет первичные ресурсы, производит из них товар, продает его и извлекает из этого прибыль.

У нас есть проект kapoosta.ru, его часть — это онлайн-карта с экологически ответственными бизнесами. Этот проект показывает, что такой рынок вообще существует. Да, он еще очень молодой, но таких компаний становится все больше и больше. Есть компании, которые вообще «заточены» под экологические цели, например, собирающие и перерабатывающие вторсырье или вегетарианские кафе. Есть магазины органической еды или zero waste-магазины, которые стремятся минимизировать количество мусора. То есть мы показываем на карте, что существуют сертифицированные экотовары, экологические вакансии и экологические организации, НКО. Показываем разные форматы бизнеса, которые снижают свой экологический след.

Фото nash-dvor.livejournal.com
С прошлого года начало приходить осознание, что мы не можем быть просто пользователями ресурсов. К слову, именно компании (а не потребители) являются их главными пользователями

— Сколько компаний нанесено на эту карту?

— Около 4 тысяч. И их становится все больше.

— Какие советы вы даете нефтедобывающим компаниям?

— У них есть определенная ответственность перед обществом, перед государством и природой. Конечно, мы говорим, что в первую очередь они должны решить вопрос с модернизацией основного производства, рекультивацией, минимизацией последствий их деятельности на местах нефтедобычи. Пусть они покажут, что они делают и что происходит после того, как они забрали все ресурсы из скважины.

Но, к сожалению, практически все добывающие компании не хотят об этом говорить. Они больше нацелены на экологические проекты, связанные напрямую с конечными пользователями. Например, хотят сделать раздельный сбор на своих заправках. Хорошая идея, но кто на заправку мусор повезет? Не стоит приспосабливать тренд с раздельным сбором под маркетинговый ход. Просто сделайте что-то полезное для своих клиентов.

Понятно, что это делают в основном маркетологи, чтобы привлечь еще больше клиентов. Мы говорим: «Ребята, нет. Вы не можете использовать это в целях маркетинга. От вас ваши клиенты хотят услышать другое. Они хотят узнать, как вы не допустили утечек и разливов нефти. Что вы сделали, если произошла какая-то авария, как вы нивелировали ее последствия. Это главное в коммуникации с клиентами нефтедобывающих компаний».

«Даже если человек все понимает и разделяет экопринципы, перейти к действию ему, как правило, тяжело»

Как себя чувствует экологическое движение в России в целом? Судя по всему, активно развивается и набирает обороты?

— Прекрасно себя чувствует. У нас очень много работы. Помните, 2017 год объявили в России годом экологии? Мы тогда поулыбались с коллегами, потому что у нас каждый год — год экологии. Несмотря на то, что российское законодательство в части экологии считается одним из лучших в мире, оно часто не выполняется. Сейчас идет большая борьба по закону об обращении с отходами — из-за поправки, приравнивающей мусоросжигание к переработке. Люди говорят: «Давайте наладим раздельный сбор, давайте уберем всю органику на первичном этапе, тогда МСЗ не нужны. А если вы все же хотите их строить, то не надо делать это где-нибудь в Волоколамске, постройте на Рублевке. Они же безопасны». Такая же борьба идет и тогда, когда планируется открытие новых полигонов захоронения отходов. Но эти полигоны нужны, потому что объемы мусора настолько велики, что существующих площадок просто не хватает. При этом не выполняется заложенный в законе приоритет предотвращения и сокращения образования отходов.

Это только одна «мусорная» тема, а есть еще много других горячих вопросов, связанных с лесами, животными, климатом, воздухом. Год от года обсуждение в обществе экотем только усиливается, последние 2 года мы видим сильный всплеск резонанса в этой области. Мы очень переживаем, что наших ресурсов и ресурсов других экологических общественных организаций и групп не хватает, чтобы охватить все что необходимо и привлечь как можно больше людей к теме экоответственности.

Несмотря на то, что российское законодательство в части экологии считается одним из лучших в мире, оно часто не выполняется. Сейчас идет большая борьба по закону об обращении с отходами — из-за поправки, приравнивающей мусоросжигание к переработке

Здесь вопрос не только в том, чтобы как-то осознать масштаб экологических проблем — нужно что-то с этим делать. А если этим занимаются единицы, то мы практически ничего не можем поделать с глобальными экологическими вызовами. Экоактивистов должно стать очень много. Да, экодвижение набирает обороты, но вовлекать людей достаточно сложно, потому что экологическая тема не так проста для восприятия. Даже если человек все понимает и разделяет экопринципы, перейти к действию ему, как правило, тяжело.

— Давайте о самом простом: что может сделать обычный человек, чтобы как-то уменьшить количество мусора, который он создает?

— Каждый может, например, взять и отказаться от полиэтиленовых пакетов в пользу экосумки или многоразовых фасовочных сумок. Но не брать в магазине бесплатные одноразовые пакетики — это целый большой процесс осознания. Это ведь надо реально что-то сделать: не брать пакетики, даже если у тебя нет сумочки для фруктов.

А другие процессы еще сложнее для практической реализации. Например, поставить у себя дома емкость для раздельного сбора отходов. Даже если у тебя пока нет контейнеров для вторсырья рядом с домом, то все равно начать разделять, накапливать и, может быть, отвозить мусор в разные пункты приема вторсырья. Вопрос с инфраструктурой постепенно решается, особенно там, где люди активно этого добиваются. Запрещено везти разделенные отходы на полигоны — это уже хорошая мера. Но начинается все с себя, с каждого отдельного человека, который уже дома может разделять отходы. В общем-то, каждый из нас в ответе за то, куда они пойдут.

Еще сложнее не только разделять стекло, пластик, бумагу и алюминий, но и органические отходы и так далее. Каждый шаг в экологической повестке связан с личной ответственностью и с личной деятельностью. В этом смысле у нас не такие разовые задачи: «Эге-гей, побежали все на уборку!», — хотя это мы тоже делаем. Для нас важно, чтобы каждый человек — «обычный» ли, бизнесмен или чиновник, внедрил в свою жизнь экологические принципы. Экологический образ жизни — это такой метанавык, который важен для каждого.

Здесь миссия экологических организаций в том, чтобы вовлечь как можно больше людей, и она сложнее, чем у многих других организаций, которые устраивают какие-то разовые волонтерские акции. Человек с экопринципами не может делать немного и что-то одно, например, только разделять отходы. Вся его жизнь должна измениться. Когда человек присоединяется к экодвижению, он постепенно узнает, что, оказывается, хорошо не просто сортировать отходы, но и отказаться от мяса или хотя бы снизить его потребление.

Эта перестройка сознания происходит очень сложно, иногда наши попытки просветительской деятельности вызывают агрессию: «Почему я должен отказываться от этого? Я хочу жить, как мне нравится, на все остальное мне плевать». Поэтому неудивительно, что Грета Тунберг говорит таким людям, что они не думают о последствиях, живут какой-то странной потребительской жизнью. Мы полностью поддерживаем ее в этом. Мы же на Земле не одни. По крайней мере, если ты живешь только для себя, то не вреди остальным.

Фото Олега Тихонова
Начинается все с себя, с каждого отдельного человека, который уже дома может разделять отходы. В общем-то, каждый из нас в ответе за то, куда они пойдут

«Объединение министерств природных ресурсов и экологии было ошибкой»

Вы сказали, что в России одно из лучших экологических законодательств в мире…

— Это заключение экспертов. Но в любом случае это законодательство несовершенно в части исполнения. Сегодня, например, недостаточно людей в службах Росприроднадзора. А объединение министерств природных ресурсов и экологии в 2000 году было большой ошибкой. То есть они используют ресурсы и сами же за собой наблюдают, как эти ресурсы используются. Хотелось бы прийти к тому, чтобы это были два разных органа, потому что если одни используют ресурсы, то они должны отчитываться перед другими, перед обществом — как они используются, насколько это эффективно. Министерство экологии должно быть независимым наблюдателем и регулятором.

И способы регулирования должны быть другими. Действующие штрафы за нарушение законов в экологической сфере вообще мизерные. Некоторые компании, которые их нарушают, просто закладывают штрафы в бюджет вместо того, чтобы, например, решить проблему неэффективных фильтров.

— Можете назвать законы, которые помогают экодвижению в России?

— В 2018 году был принят закон о добровольчестве (волонтерстве), который более четко определил возможности общественных организаций по привлечению неравнодушных граждан в том числе к природоохранной деятельности. Поскольку любая такая деятельность, от уборки мусора до посадки деревьев, предполагает массовое вовлечение граждан, были необходимы законодательно закрепленные правила организации данного процесса, что и было сделано.

Полезны и положения федерального закона «Об охране окружающей среды» в части осуществления общественного контроля. Институт общественных экологических инспекторов, который в настоящее время динамично развивается, основан именно на данном законе. В перспективе, с принятием необходимых подзаконных актов, общественные инспекторы станут подспорьем в работе государственной системы экологического контроля.

Если говорить о перспективах, то сейчас обсуждаются поправки в налоговое законодательство о возможности обнуления налоговой ставки при раздаче продуктов с истекающим сроком годности. Это должно дать мощный толчок развитию экологического движения фудшеринга.

Фото vk.com
В 2018 году был принят закон о добровольчестве (волонтерстве), который более четко определил возможности общественных организаций по привлечению неравнодушных граждан в том числе к природоохранной деятельности

— Чем вы занимаетесь в последнее время?

— Последние 5 лет занимаюсь тем, что развиваю экологическое движение и делаю экопроекты в области IT. У нас семь больших проектов в движении «ЭКА» — Экокласс.рф, «Зеленые вузы», «Посади лес», kapoosta.ru, ecowiki.ru и другие. Все они направлены на экопросвещение разных целевых аудиторий.

Самое последнее наше детище, которое вышло в середине февраля, — это игра «Посади лес» (Plant the Forest). Проект победил в конкурсе Expo Live, проводимом в рамках международной выставки EXPO 2020 Dubai, и получил грант на его разработку. Он будет представлять Россию на EXPO-2020 в Дубае. Во время разработки наш проект стал «Чемпионом Земли». Этот конкурс ООН — такой своеобразный экологический «Оскар».

Матвей Антропов
Справка

Елена Горохова — кандидат экономических наук, директор движения «ЭКА», исполнительный директор ФПМИ «ЭРА», управляющий партнер зеленого агентства «Велес».

ОбществоИнфраструктура
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 07 мар
    Есть такое понятие как полезные идиоты.Вот эта девочка Тумберг из их команды.Не могут полуграмотные девочки указывать путь развития общества.Вот накинулись на автомашины.Давай электромобили.А откуда электричество.Да опять от сжигания нефти или газа.Давай пакеты из бумаги.А оказалось что производство бумаги более грязное чем производство полиэтилена.Давай раздельный мусор а оказалось что просто расширили зону обитания крыс и впереди нас ждёт эпидемия на подобии той что погубила орду.Поэтому перед тем как подхватывать очередную инициативу надо думать.И думать должны не полезные идиоты а профессионалы.
    Ответить
  • Тахир Давлетшин 07 мар
    В деле обращения с отходами важную роль играет не только финансовый расчет, но и воспитание. Например, большинство людей готовы отнести несколько килограммов макулатуры и десяток стеклянных или пластиковых бутылок в пункт приема не из-за денежного вознаграждения, а в виде благотворительности, если это будет соответствующим образом организовано.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров