«Госжилфонд не проверял заемщиков «Татфондбанка», за которых поручался имуществом на 12 миллиардов»

Суд допросил представителя ГЖФ по делу Роберта Мусина

«Госжилфонд не проверял заемщиков «Татфондбанка», за которых поручался имуществом на 12 миллиардов»
Фото: Виталий Ахмеров

В Вахитовском суде Казани продолжается опрос свидетелей по делу Роберта Мусина о многомиллиардных хищениях средств вкладчиков «Татфондбанка». 7 февраля гособвинители вызвали для дачи показаний главу финансового отдела Госжилфонда при президенте РТ Динару Камалееву. Свидетельницу попросили вспомнить обстоятельства, при которых ГЖФ в 2016 году собственным имуществом стоимостью в 12 миллиардов рублей поручился за заемщиков «Татфондбанка».

Госжилфонд соблазнился процентом

Как следует из показаний Камалеевой, в апреле 2016 года один из ее подчиненных — Адель Гумеров — по поручению руководителя фонда Талгата Абдуллина отобрал ничем не обремененное имущество ГЖФ (земельные участки на сумму около 3 миллиардов и акции «Ак Барс Банка» на 9,8 миллиарда), чтобы предоставить их в качестве залога для ряда юридических лиц, бравших в «Татфондбанке» кредиты.

По словам свидетельницы, интерес Госжилфонда при заключении этой сделки состоял в получении вознаграждения: по договору за предоставление залогового имущества его собственнику полагался 1% годовых от стоимости активов.

На вопрос гособвинителей, практиковал ли ГЖФ подобные схемы в последующем, Динара Камалеева ответила отрицательно:

— Нет, договоры о залоге потом если и заключались, то только в отношении обязательств самого Госжилфонда или его дочерних организаций, но не третьих лиц.

В ходе допроса Динара Камалеева заявила, что, по ее информации, Госжилфонд не проверял качество заемщиков, за которых поручался, хотя, по ее мнению, должен был. Фото Романа Хасаева

Заемщиков не проверяли

А еще в ходе допроса Динара Камалеева заявила, что, по ее информации, Госжилфонд не проверял качество заемщиков, за которых поручался, хотя, по ее мнению, должен был.

— Проверка качества заемщиков не проводилась, руководство просто поставило задачу оформить эти залоги, — вспоминает Камалеева. Правда, когда представитель обвинения попытался прояснить этот момент, свидетельница уточнила, что не вполне уверена в сказанном.

При этом сам залоговый договор до подписания согласовывался подразделениями Госжилфонда. По словам Камалеевой, в него вносились правки, направленные на то, чтобы «юридически обезопасить интересы фонда».

Договор залога расторгли накануне краха ТФБ

Подробных сведений об обстоятельствах расторжения договора о залоге у Динары Камалеевой нет. Это произошло в декабре 2016 года, когда свидетельница находилась в отпуске.

Договор о залоге расторгли за считанные дни до краха «Татфондбанка». Фото Романа Хасаева

Между тем это один из ключевых эпизодов той истории, ведь договор расторгли за считанные дни до краха «Татфондбанка». Впоследствии Агентство по страхованию вкладов (конкурсный управляющий ТФБ) смогло оспорить расторгнутые договоры о залоге и пыталось включить землю и акции Госжилфонда в конкурсную массу. О судебных тяжбах между ГЖФ и АСВ «Реальное время» писало неоднократно. Напомним, в частности, что Приволжский суд Казани даже накладывал арест на принадлежащие ГЖФ 20,4% акций «Ак Барс Банка», но впоследствии арест был снят решением Верховного суда РТ.

А в судебном процессе против экс-главы «Татфондбанка» Роберта Мусина объявлен перерыв до 25 февраля.

Виталий Ахмеров
ОбществоБизнесЭкономикаФинансыБанкиИнвестицииНедвижимость Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 07 фев
    Господин Виталий пишет "о многомиллиардных хищениях" , которых не было. Это Центробанк потерял очень много миллиардов из-за лишения лицензии без всякого основания.
    Ответить
  • Анонимно 16 фев
    Господин Виталий ещё ненаписал что ГЖФ выдаёт под 7 % годовых займы,в реальности % ставка ещё больше! Зачем обманывают народ???
    Ответить
  • Анонимно 27 фев
    куда не глянь везде жулики.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров