Фотомарафон «100-летие ТАССР»: Муса Джалиль и Назиб Жиганов в санатории «Васильевский», 1940 год

Проект «Реального времени»: от Татарии — к Татарстану, часть 77-я

Фотомарафон «100-летие ТАССР»: Муса Джалиль и Назиб Жиганов в санатории «Васильевский», 1940 год

Театр оперы и балета в Казани не случайно носит имя Мусы Джалиля (хотя, на первый взгляд, может показаться странным, что классическое музыкальное учреждение носит имя национального поэта). Муса Джалиль стоял у истоков национальной татарской оперы вместе со своим другом — композитором Назибом Жигановым.

Татарский государственный оперный театр открылся 10 октября 1939 года. Идея создания своей оперы в каждой национальной республике СССР вынашивалась с начала 1930-х, и при Московской государственной консерватории для подготовки кадров были открыты специальные студии.

Татарская оперная студия работала при консерватории с 1933 года. Ее студентами были и опытные, и начинающие артисты, дирижеры, композиторы и драматурги. Здесь учились и Сара Садыкова, уже певшая в первой татар­ской опере «Сания», и композиторы Мансур Музафаров и Салих Сайдашев. Литературной частью новой студии заведовал Муса Джалиль. В 1938-м занятия закончились: отряд строителей национальной оперы отправился в Казань. На Джалиля как на завлита возлагалась обязанность следить за соблюдением чистоты литературного языка и установить контроль за тем, чтобы солисты пели оперные партии, соблюдая правила татарской фонетики.

Афиша первой постановки в Татарском государственном оперном театре, 1939 год

В приказе по театру от 23 мая 1939 года говорилось: «Состояние культуры языка в нашем театре еще не находится на должной высоте. Совершенно мало уделяется внимания коллективному изучению основ фонетики, не систематизировано преподавание языка, сказывается отсутствие руководящего ответственного лица над общей языковой культурой пения, налицо разобщенность методов преподавания фонетики и имеют место нарушения общего литературного языка». Русскоязычными были 40% солистов и 80% хора, всех срочно учили татарскому языку (одним из преподавателей был Адель Кутуй).

Репертуар создавали всем миром: в качестве либреттистов и переводчиков привлекли татарских писателей, Назиб Жиганов писал музыку (под руководством и с помощью опытных педагогов из Московской консерватории). Опера «Качкын» (либретто Ахмета Файзи, музыка Назиба Жиганова) стала премьерной постановкой театра.

Обсуждение оперы «Качкын», 1938 год. Сидят: (слева направо) Н. Жиганов, А. Каверин, С. Бергольц. Стоят: Г. Кайбицкая, С. Садыкова, М. Рахманкулова. Фото из фондов Национальной библиотеки РТ

Потом были переводы на татарский классических опер («Фауста» и «Чио-Чио-сан» перевел Максудов, «Женитьбу Фигаро» — Джалиль, «Евгения Онегина» — Хасан Туфан и т.д.) и разработка либретто опер оригинальных, национальных (это и было основной целью советского правительства). Ахмед Ерикеев написал либретто оперы «Галиябану», а Мансур Музафаров — музыку к ней. Муса Джалиль и Назиб Жиганов создали одну из величайших татарских опер «Алтынчеч» по мотивам татарского эпоса.

Джалиль и Жиганов познакомились еще во время учебы в студии в Москве. Вместе они сделали огромную часть работы по созданию национальной оперы: их творческий тандем базировался на большой дружбе.

«В первое время это было только знакомство. Ни Муса, ни и я еще не знали, какое значение в нашей жизни сыграет это знакомство, — вспоминал Назиб Гаязович. — Джалиль присматривался ко мне, вслушивался в то, что я пишу как композитор. Со своей стороны [я начал] больше узнавать его как поэта. Вероятно, в это время мы и поняли друг друга. Нас объединяло наше отношение к судьбам развития татарской профессиональной музыкальной культуры. Я в нем видел человека принципиального, бескомпромиссного не только в поэзии, но и вообще в широком понятии этого слова. Я также видел в лице Джалиля лично заинтересованного в рождении татарской оперы человека. Вот тогда наше знакомство перешло в творческую дружбу».

Одна из постановок Татарского государственного оперного театра, начало 1940-х годов. Фото: из архива Татарского государственного театра оперы и балета имени М. Джалиля.

Позже Джалиль писал Жиганову с фронта — в том числе о том, что у него есть мысли о либретто новой оперы. После войны, когда поэта объявили опасным преступником и провозгласили предателем, Жиганов был одним из немногих, кто публично высказывался о том, что не верит в предательство Джалиля.

В феврале 1941 года театр переименовали в Татарский государственный театр оперы и балета: здесь начали ставить самостоятельные балетные спектакли. Начали с «Тщетной предосторожности» и «Жизели», а потом родился первый национальный балет «Шурале» на музыку Фарида Яруллина.

Людмила Губаева
Справка

За помощь в подготовке материала редакция благодарит Национальную библиотеку РТ, Татарский государственный театр оперы и балета им. М. Джалиля, Государственный архив РТ.

Мы будем рады участию наших читателей в наполнении фотопроекта. По вопросам фотомарафона обращайтесь по адресу gubaeva@realnoevremya.ru

ОбществоИстория Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 03 ноя
    Прекрасные фото и текст.
    Спасибо.

    Наконец-то появились радостные лица интеллигентов.
    А то рабочие и крестьяне были какие-то печальные.
    Но исторические факты есть исторические факты.

    Ответить
  • Анонимно 05 ноя
    где автор международных марксистов-террористов?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров