Шлейф краха ТФБ: банкроты в Татарстане задолжали кредиторам 82 миллиарда

Правительству республики назвали сумму непогашенных реестровых требований кредиторов татарстанских компаний-банкротов, утонувших вместе с «Татфондбанком»

Шлейф краха ТФБ: банкроты в Татарстане задолжали кредиторам 82 миллиарда Фото: Олег Тихонов

Татарстан оказался на 6-м месте в рейтинге российских регионов с наибольшим числом компаний-банкротов, «пропустив» вперед Москву, Санкт-Петербург, Московскую, Свердловскую и Новосибирскую области, и оказался абсолютным лидером в ПФО. С начала года арбитражными судами введено конкурсное производство в 278 татарстанских компаниях, следует из статического отчета на портале ЕФРСБ (Единого федерального реестра сведений о банкротстве). Между тем в республике действительно обеспокоены этой тенденцией, так как в прошлом году остались непогашенными реестровые требования кредиторов на 82 млрд рублей, подсчитали аналитики ЦЭСИ в отчете, подготовленном для правительства Татарстана. Юристы видят выход в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц предприятий, но чем больше долг, тем меньше шансов его вернуть, констатируют они. Подробнее — в материале «Реального времени».

Татарстан в одной группе с Уралом и Сибирью

ЕФРСБ опубликовал на своем портале статические данные о динамике банкротств предприятий во всех 85 субъектах РФ, включая даже регионы Крайнего Севера. По его данным, с начала этого года арбитражные суды признали банкротами 9 127 российских компаний, и больше половины несостоятельных сосредоточены в первой десятке экономически развитых регионов. Абсолютным чемпионом и с большим отрывом от остальных является, конечно, Москва. Здесь поданы заявления о введении конкурсного производства в отношении 1 903 компаний. Втрое меньше в Санкт-Петербурге (572) и Московской области (540).

Татарстан оказался в одной группе с уральскими и сибирскими регионами, которые схожи по темпам экономического развития и численности крупных промышленных предприятий. В Свердловской области допущено 313 случаев безвозвратного банкротства, в Новосибирской — 282, а в Татарстане — 278. По этому показателю республика оказалась на шестой позиции. Замыкают первую десятку южные регионы — Краснодарский край (243) и Ростовская область (219), Башкортостан (204) и Самарская область (194).

Количество сообщений арбитражных управляющих в Федресурсе о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства по региону должника

Регион

2015

2016

2017

2018

янв.-сен. 2019

янв.-сен. 2018

Всего в России

13044

12549

13541

13117

9127

9680

г. Москва

1641

2058

2532

2632

1903

1928

г. Санкт-Петербург

647

728

731

779

572

539

Московская область

538

622

682

697

540

522

Свердловская область

379

486

447

464

313

341

Новосибирская область

308

331

328

365

282

262

Республика Татарстан

318

327

466

431

278

303

Краснодарский край

372

357

355

329

243

229

Ростовская область

331

283

330

238

219

172

Республика Башкортостан

261

283

341

246

204

167

Самарская область

339

264

332

292

194

219

Челябинская область

300

283

241

266

175

205

Волгоградская область

319

309

279

241

162

173

Нижегородская область

288

244

318

262

161

192

Пермский край

232

223

233

289

158

230

Хабаровский край

196

167

177

204

156

159

Иркутская область

191

221

220

224

141

173

Саратовская область

216

187

208

155

131

113

Вологодская область

254

244

291

208

129

153

Кемеровская область

322

305

248

169

125

122

Ханты-Мансийский автономный округ - Югра

116

120

150

143

123

111

Красноярский край

155

164

172

171

120

122

Алтайский край

196

190

139

164

118

132

Омская область

220

207

160

113

117

79

Тюменская область

113

128

144

152

106

118

Оренбургская область

200

156

179

137

104

101

Воронежская область

117

149

127

140

103

111

Ставропольский край

157

132

139

137

83

102

Ульяновская область

84

62

73

76

77

47

Приморский край

108

89

93

99

76

66

Тверская область

227

153

134

116

76

79

Ярославская область

96

120

108

98

73

69

Республика Коми

95

81

87

86

72

66

Калининградская область

143

112

120

145

70

110

Владимирская область

116

95

93

79

69

61

Удмуртская Республика

116

93

86

98

67

76

Пензенская область

99

61

80

75

61

59

Амурская область

130

102

110

119

57

96

Новгородская область

57

60

65

59

54

49

Томская область

151

101

110

92

54

76

Кабардино-Балкарская Республика

57

50

66

78

53

47

Ивановская область

130

93

114

118

52

96

Республика Мордовия

67

60

79

69

52

51

Рязанская область

75

73

97

64

52

52

Тамбовская область

128

64

92

75

51

55

Брянская область

60

59

65

48

49

36

Кировская область

84

83

92

106

49

86

Чувашская Республика - Чувашия

110

77

77

91

49

60

Белгородская область

80

71

79

73

48

51

Республика Саха (Якутия)

83

45

57

82

48

62

Тульская область

99

87

96

111

47

78

Республика Карелия

79

85

80

83

45

59

Республика Крым

58

32

25

42

45

34

Мурманская область

87

67

72

78

41

53

Ленинградская область

151

121

105

68

40

46

Ямало-Ненецкий автономный округ

46

52

66

75

40

63

Калужская область

90

79

70

74

39

56

Смоленская область

172

84

87

69

39

56

Архангельская область

88

79

90

72

38

62

Астраханская область

94

55

78

66

36

49

Псковская область

77

44

31

45

35

33

Забайкальский край

100

51

58

77

34

56

Республика Дагестан

63

37

49

43

34

33

Липецкая область

53

55

61

57

33

45

Курская область

49

77

54

54

29

36

Республика Бурятия

99

49

55

60

26

49

Республика Хакасия

40

39

29

40

26

34

Костромская область

41

35

30

51

24

38

Сахалинская область

99

57

58

53

22

40

Орловская область

36

51

48

35

21

25

Республика Северная Осетия - Алания

39

23

14

12

21

7

Камчатский край

39

45

60

56

20

43

Курганская область

51

40

52

64

19

54

Карачаево-Черкесская Республика

40

29

23

22

17

18

Магаданская область

19

9

13

3

13

1

Республика Адыгея

54

26

45

19

13

15

Республика Марий Эл

46

58

59

20

13

16

г. Севастополь

6

8

9

15

12

9

Республика Калмыкия

21

25

10

8

8

7

Республика Алтай

37

28

15

18

7

9

Еврейская автономная область

13

16

23

8

6

6

Республика Ингушетия

10

14

6

9

5

9

Республика Тыва

15

11

15

5

4

5

Чеченская Республика

5

5

6

3

3

0

Чукотский автономный округ

2

1

2

2

2

Ненецкий автономный округ

3

1

2

5

1

5

Сначала было выкошено 466 компаний, а потом — еще 433: жизнь после краха ТФБ

По словам специалистов, Татарстан поднялся на шестое место во многом из-за крушения «Татфондбанка», который, как известно, кредитовал большую часть компаний республики. Как следует из отчета ЕФРСБ, пик банкротств пришелся на 2017 год, когда было выкошено сразу 466 татарстанских компаний. Тогда кривая несостоятельности ЕФРСБ подпрыгнула вверх на 150%. До этого уровень банкротств держался на отметке около 300 предприятий в год. Банкротство системообразующего татарстанского банка имело долгий и стойкий эффект: по итогам 2018 года было ликвидировано еще 433 предприятий, следует из отчета ЕФРСБ. Иначе говоря, бизнес потерял почти тысячу субъектов предпринимательства в разных отраслях экономики. Сравнивая со свежими цифрами, можно сказать, что агония стала медленно затихать. Впервые за 2 года количество начатых банкротств снизилось на 8,25%, что в русле общероссийской тенденции.

— Согласен. Татфондбанк участвует в более чем 800 дел о банкротстве, рассматриваемых АС Республики Татарстан. Большей частью это следствие высокорискованной кредитной политики Татфондбанка. Однако немало и других примеров, когда банкротство банка повлекло цепную реакцию банкротства заемщиков, рассчитывавших на долгосрочное сотрудничество с банком. Об этом говорят дела об изменении условий и признании недействительными договоров с банком, заключенных под влиянием обмана (ст.179 ГК) по причине того, что Татфондбанк не выдал очередной транш кредитной линии, на что расчитывал заемщик. Не так важно — установит ли новый рекорд суммы неизбежное, как мне кажется, заявление о привлечении контролировавших банк лиц к субсидиарной ответственности. Важнее другое — какие еще симптомы эпидемии покажет в этой истории институт субсидиарной ответственности? Например, увидим ли мы в числе привлекаемых к субсидиарной ответственности в делах о банкротстве должников банка сам банк или его бывший менеджмент, а в числе контролировавших банк лиц — его заемщиков в качестве выгодоприобретателей от банкротства банка? — отметил в беседе с «Реальным временем» Эдуард Олевинский, руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры».

Вообще, кривая несостоятельности в каждом субъекте различна. ЕФРСБ привел детальную картину банкротств в каждом отдельно взятом регионе начиная с 2015 года. Тут важно иметь в виду, что она основана исключительно на судебных решениях о введении банкротства, а не по результатам окончания процедуры конкурсного производства, пояснили «Реальному времени» авторы исследования. По этой причине в отчете отсутствует информация об объеме реестровых требований кредиторов в каждом регионе. Без этого трудно объективно оценить масштаб потерь кредиторов в каждом регионе, а само количество ликвидированных предприятий не отражает реальное положение в экономике региона.

Опираясь на статистику судебных решений, ЕФРСБ пришло к выводу, что по стране идет снижение на 5,7% числа компаний, в отношении которых вводится конкурсное производство. Правда, есть «аномальные» точки — Санкт-Петербург и Московская область, где идет рост банкротств на 6,1% до 572 дел и на 3,4% до 540 дел соответственно. Чаще всего заявителями в делах о банкротстве компаний выступают конкурсные кредиторы, которые инициировали 78,1% дел. При этом активность ФНС России как заявителя снизилась с 14,5% до 12,4%, говорится в статическом бюллетене ЕФРСБ.

Активность ФНС России как заявителя снизилась с 14,5% до 12,4%. Фото pravdaurfo.ru

Непогашенные долги кредиторам — 82 млрд рублей

Между тем в правительстве Татарстана самостоятельно ведут мониторинг банкротств татарстанских предприятий, изучая последствия краха «Татфондбанка» для бизнеса. По данным информированных источников «Реального времени», недавно эксперты ЦЭСИ (Центра экономических и социальных исследований при Кабмине РТ, — прим. ред.) направили отчет властям республики. В документе указано, что по итогам завершенных в 2018 году процедур банкротства остались непогашенными реестровые требования кредиторов на 82 млрд рублей. Учитывая, что срок конкурсного производства длится 12 месяцев и больше, то речь, скорее всего, идет о долгах 466 ликвидированных в 2017 году компаний.

По данным авторов отчета, больше всего невозвращенных долгов кредиторам из числа российских банков и компаний-поставщиков осталось в сельском хозяйстве и в торговле, а меньше всего — в промышленности:

— Когда предприятие подходит к банкротству, выясняется, что его активы выведены, и платить кредиторам нечем. Поэтому эксперты ЦЭСИ предлагают усилить контроль налоговых органов, — говорит собеседник «Реального времени».

Конкурсной массы имущества обанкротившихся компаний не хватает для удовлетворения требований кредиторов. По статистике ЕФРСБ за 2018 год, удовлетворяется только 5,2% требований, а у 37% должников нет никакого имущества.

Впрочем, руководитель проектов Московской коллегии адвокатов «Яковлев и партнеры» Андрей Набережный считает, что Татарстан занимает шестое место рядом с экономически развитыми регионами, потому что ротация через банкротство на рынке неизбежна — это своего рода самоочищение.

«Реальное время» запросило в «Гильдии арбитражных управляющих РТ» комментарии о динамике конкурсного производства, но адекватного ответа не получило. Мужчина-представитель некоммерческого партнерства ГАУ РТ, взявший трубку по официальному номеру, указанному на сайте, решил дико подшутить в день рождения президента РФ и представился как Владимир Владимирович Путин.

С гендиректоров возьмут «по субсидиарке»

— Если раньше вернуть деньги после завершения конкурсного производства или прекращения в связи с отсутствием средств было невозможно, то теперь в практику кредиторов входят иски о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц, — отметил начальник юридического отдела фирмы «Татюринформ» Павел Тубальцев. — Институт субсидиарной ответственности был введен два года назад. Сейчас уже выработаны подходы, вышли все разъяснения ВС РФ и кассационного суда Поволжского округа, как эти нормы применять. Сейчас в Татарстане есть масса случаев, когда субсидиарная ответственность была применена и к участникам, и к гендиректору, и к членам совета директоров.

Поясним, что привлечение к субсидиарной ответственности — это судебный акт, в котором закреплена финансовая ответственность контролирующего лица, о возмещении кредитору разницы между реализованным имуществом должника и реестровым требованием. «Если есть непогашенный реестр, он должен платить из своего кармана, — уточнил Павел Тубальцев. — Этот долг нельзя списать. Если, скажем, гендиректор проведет собственное банкротство, то списать долг по «субсидиарке» по долгам предприятия он не сможет. Он остается на нем пожизненно. Это создает ему массу неудобств».

— 82 миллиарда — это колоссальная сумма, и то, что банкротства работают как газовая печь, не радует. Крупные руководители зачастую уходят от ответственности, потому что у них есть возможность оплачивать дорогих юристов. Но в республике есть случаи с правами требования на миллиарды в отношении контролирующих лиц. Но чем больше сумма долга, тем меньше надежд, что она получит реальное исполнение. Наши банковские взрывы еще не закончились, но они могут стать примером привлечения к субсидиарной ответственности крупных миллиардных дел в отношении первых лиц. Но, как говорил великий Карл Маркс, право не может бежать впереди экономики, — отметил Тубальцев.

Тем не менее, по словам юриста, вряд ли данный механизм влияет на общую динамику дел о банкротстве: «Если предприятие платить не может, то оно не может платить вне зависимости ни от чего. Но это привело к тому, что контролирующие лица стали заинтересованы в том, чтобы процедуру не вводить, опасаясь субсидиарной ответственности». Раньше руководители предприятий относились к этому как к маловероятному развитию событий, пояснил собеседник издания, теперь же «субсидиарка» стала повседневной практикой.

Луиза Игнатьева
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 08 окт
    Не завидую я бывшим клиентам обанкротившихся банков...
    Ответить
  • Анонимно 08 окт
    В общем, эти 82 миллиарда долгов так и останутся. Никто их не оплатит
    Ответить
  • Анонимно 08 окт
    Мне кажется что субсидиарный акт все равно ничего не даст. Никто платить не хочет
    Ответить
  • Анонимно 08 окт
    По ТФБ надо привлекать руководство банка, кредитный комитет, юристов - Долотина, Гильмутдинова и ДР.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров