Стрелок Раимджанов: «Тукаевские» хотели сделать меня лидером группировки»

Стрелок Раимджанов: «Тукаевские» хотели сделать меня лидером группировки» Фото: Ирина Плотникова

Жертвой покушений, оговоров и собственных страхов назвался сегодня в Верховном суде Татарстана 55-летний Ринат Раимджанов, обвиняемый в расстреле владельца ломбарда и его друга в центре Казани. Он рассказал, что с 10 декабря 2018 года не выходил из дома без заряженного пистолета, но при этом убивать никого не хотел. По версии стрелка, к выстрелам его привели события, что тянутся с 90-х, а повод действовать появился после слива оперативной информации сотрудником МВД Татарстана.

Обвиняемый женился на бывшей

Допрос Рината Раимджанова в Верховном суде Татарстана сегодня растянулся на два часа. За время недельного перерыва подсудимый успел вступить в брак со своей бывшей женой, оставшейся за хозяйку в арестованной следствием квартире. Сегодня она пришла поддержать супруга вместе с дочкой. Времени праздновать медовый месяц не было — Раимджанов находится в СИЗО.

Забегая вперед, отметим, историю обвиняемого гособвинитель по делу, прокурор республики Илдус Нафиков назвал нелогичной. На протяжении всего допроса Раимджанов пытался создать образ жертвы, которую с середины 90-х прессовали и «Тукаевские», и «необъективный» прокурор района, а окончательно запугал звонок от старенького тренера по футболу Гумара Гарипова в декабре 2018-го.

Именно с Гариповым обвиняемый, по версии защиты, встречался на автозаправке 24 декабря 2018 года, за сутки до стрельбы. Адвокат Ильдар Султанов обратился с запросом в сеть АЗС насчет видеозаписи за тот день. Гособвинители получили ответ раньше — записи нет, компания не хранит архив больше 30 дней. В ходатайстве стрелка о детализации его телефонных переговоров суд отказал, посчитав его немотивированным. Перед этим гособвинитель Андрей Кропотов напомнил — детализация мобильных сообщений по номеру Раимджанова уже исследована.

Напомним, статус подозреваемого в убийстве Ринат Раимджанов получил 25 декабря прошлого года — на уличные камеры попала запись его стрельбы — сначала через стекло машины Nissan Teana на улице Островского, потом во владельца авто, бизнесмена Ришата Садыкова, и его друга Сергея Мазанова. Садыков скончался на месте, Мазанова спасли врачи, Раимджанова задержали лишь в мае этого года на съемной квартире.

Как бизнесмен Раимджанов с «системой боролся»

Отвечая на вопросы своего адвоката, обвиняемый рассказал о знакомстве с группировкой «Тукаевские» и ее лидерами. Вспомнил, что в 95-м из-за Анатолия Агрбы (беглый лидер ОПС, по версии полиции, — прим. ред.) погиб «наш человек из Ново-Татарских», и якобы в 2017-м в уголовном деле ОПС появилась анонимка с показаниями, «якобы я заставил каких-то ребят подъехать к Агрбе, чтобы он рассчитался за то убийство...»

Раимджанов на протяжении всего допроса намекал, что знает, кому и зачем было нужно «втягивать в эти дела», правда, фамилий не называл. Войну группировок не затрагивал, говорил, как это отразилось на его бизнесе:

— Все началось в 2005 году. У меня был продуктовый магазин на улице Тинчурина, 9. Ко мне приехали двое молодых, объявили, что из группировки «Тукаевские» и как бы «хотят мне помочь» в бизнесе. Слышали, что я хотел открыть маленький рыночек, сказали — найдем спонсора. Я согласился.

Условие у молодых было одно — нелегальный ларек на территории рынка, вспоминает Раимджанов: «Сказали, что пройдет лето — уберем, и твой бизнес не пострадает, но слово не сдержали — у меня пошел убыток. Стоило напомнить о договоре — «приехали 10 ребят постарше и сказали: «Ларек уберем, но с этого дня у тебя начнутся проблемы».

Через 2—3 месяца подожгли мою машину, виновника не нашли, продолжает стрелок, убежденный, что за этим стояли «Тукаевские». По его словам, в 2009-м он выставил магазин на продажу и в ходе оформления сделки обнаружил — покупатель недоплатил 1,5 млн рублей. Раимджанов приостановил регистрацию перехода прав собственности, а потом узнал от оперативников МВД: покупатель «был знаком с «Тукаевскими», подал заявление на имя прокурора Вахитовского района, и прокурор Фатхутдинов взял дело на контроль — «не давал прекратить его следователям, которые не видели состава преступления».

Отвечая на вопросы своего адвоката, обвиняемый рассказал о знакомстве с группировкой «Тукаевские» и ее лидерами

«Те, кто вел это дело, говорили мне — прокурор даже угрожал им расследованием», — живописал свои беды подсудимый. С его слов, в 2010-м он пожаловался на прессинг прокурору Казани, и так совпало, что прокурора района сняли с должности. Дальше разбирательство с продажей магазина продолжилось в гражданских судах. Но и там, по мнению обвиняемого, позиции его недоброжелателей были довольно сильны — после победы на уровне первой и апелляционной инстанций надзорная вернула дело в райсуд. «А там без моего участия передали мой магазин этому покупателю, и я понял, что очень трудно бороться с системой», — рассуждает ранее судимый за хулиганство Ринат Раимджанов.

С его слов, в 2003-м он уже пережил покушение на свою жизнь, после которого часть черепа заменили пластиной, а через год — новое нападение. «Пять пуль в меня выпустили, вместе с контрольным — в голову», поделился он, впрочем, приписывать и эти действия «Тукаевским» не стал.

По словам обвиняемого, в 2010-м он и развелся с женой, пытаясь оградить семью от происходящего. А вскоре узнал от некоего знакомого из «Тукаевских», что к поджогу машины в 2005-м причастен один из «младших», Азат, но никаких мер тогда предпринимать не стал. Пока в 2017-м от оперативников МВД не узнал о той анонимке с упоминанием Агрбы.

На этом моменте прокурор Кропотов поделился с судом — не видит связи с событиями 25 декабря 2018-го. «Все, что связано с Садыковым (покойным владельцем ломбарда), — связано с группировкой «Тукаевские», — отвечал Раимджанов, тут же уточняя, что «Садыков здесь ни в коем случае не виноват».

Судья Мансур Султанов попросил обвиняемого вернуться к недавним событиям. А тот продолжил рассказ с объяснения в МВД: «Я им сказал — Толика Агрбу хорошо знаю, у нас с ним хорошие отношения... Я не раз просил следствие исследовать то объяснение как доказательство чьей-то затеи меня куда-то втянуть...»

Сам Гумар Гарипов (на фото крайний слева во втором ряду) сегодня в Верховном суде свидетельствовал — инициатива звонков и попыток достучаться до Садыкова исходила от самого Раимджанова

— Я тогда еще не понимал, что именно группировка «Тукаевские» пыталась вывести меня из себя, чтобы я что-то совершил и чтобы сделать меня своим лидером — лидером группировки. Все это я узнал потом, — излагал свою поистине фантастическую версию событий подсудимый.

Дальше Раимджанов напомнил — в деле ОПС «Тукаевские» у него статус потерпевшего. За разбойное нападение на него в гараже в октябре 2017-го года арестованы трое — Левицкий, Осипов и Вагизов. Нападение произошло после того, как Раимджанов «начал предъявлять Осипову, как одному из «старших» в группировке», обвинение в поджоге машины. На первом допросе после задержания Раимджанов заявлял — были мысли о причастности к этому разбою бизнесмена Ришата Садыкова. Сегодня на допросе он попытался обелить имя погибшего от его рук, правда, очень путано:

— Садыков не причастен к моему избиению... Единственный факт, который присутствует, — его отпечатки на протоколе моего допроса. Я знаю, кому давал протокол среди «Тукаевских», кто заинтересован и почему там оказались пальцы Садыкова...

Раимджанов пытался убедить собравшихся, что вопросы к Садыкову у него появились лишь после звонков их знакомого тренера Гарипова. Тот якобы со слов Садыкова пытался намекнуть на необходимость встречи и о чем-то предостеречь. «Кто-то Гарипова заставил это сделать, на ушко нашептывал ему, что нужно говорить», — считает обвиняемый.

Впрочем, сам Гумар Гарипов сегодня в Верховном суде свидетельствовал — инициатива звонков и попыток достучаться до Садыкова исходила от самого Раимджанова. Впрочем, сбить обвиняемого с выбранного курса и веры в свою невиновность не смогли даже четкие вопросы двух гособвинителей.

«Пистолет сам не стреляет. В какой момент вы сняли его с предохранителя и загнали патрон в патронник?» — поинтересовался прокурор РТ Илдус Нафиков

Как опер Раимджанову о действиях Садыкова докладывал

Обвиняемый подтвердил — два дня караулил Садыкова возле дома, а 25-го декабря приехал к его офису и взял под наблюдение его машину. «Я должен был убедить его поехать к Гарипову и вместе задать вопросы. Нужно было выяснить обстоятельства, ради которых Гарипов нас сводил», — заявил Раимджанов, но позже признался — хотел попросить Садыкова и о финансовой помощи. Но тот не открыл дверь машины.

— Огнестрельное оружие было у меня в правой руке, и так как было необходимо поговорить с Садыковым, мне пришлось выстрелить в окно — между сиденьем и стойкой двери, — объясняет свои действия обвиняемый. — Что я ранил Садыкова, я узнал позже. Когда он вышел из машины, я пытался ему объяснить, чтобы мы сели и у нас произошел диалог... Садыков в шоковом состоянии схватил меня за руку, и произошла не то борьба — завернул мне руку, мы закрутились, и в падении прозвучал выстрел — я попал ему в голову и сам упал... Увидел: бежит пассажир. В то время я думал, что защищаюсь, и выстрелил в него. Потом ушел и на автобусе уехал из центра.

— Пистолет сам не стреляет. В какой момент вы сняли его с предохранителя и загнали патрон в патронник? — поинтересовался прокурор РТ Илдус Нафиков.

— Он у меня и не был на предохранителе. Я за свою жизнь опасался и пистолет таскал с собой для защиты, — отвечал Раимджанов, уточняя — носил заряженное оружие с 10 декабря и вплоть до задержания в мае.

— Зачем достали пистолет и начали стрелять, вы же говорите, Садыков в группировке не состоял и на вас не покушался? — продолжил Нафиков.

— Второго человека с ним я не знал. И боялся.

Далее обвиняемый поведал историю некоего нелегального игорного клуба, якобы организованного покойным с его помощью

— Зачем искали встречи с человеком, которого боитесь? Что мешало подойти к Садыкову в другой день?

— Садыкова я не боялся. Но оружие было со мной...

— Логики в ваших показаниях я не увидел, — признался прокурор Татарстана.

На вопрос, почему сам Садыков опасался Раимджанова и не желал с ним встреч, тот внятного ответа не дал. Однако поделился сведениями от оперативника МВД Козенко — дескать, Садыков хотел негласно записать разговор с Раимджановым на диктофон или телефон и отдать записи силовикам. «А не могло это свидетельствовать, что вы вымогали у Садыкова деньги, и он обратился за помощью к оперативникам?» — поинтересовался ВИП-обвинитель.

— Нет, я же говорил, отношения у нас были нормальные. Он мне финансово помогал, — парировал Раимджанов.

Далее обвиняемый поведал историю некоего нелегального игорного клуба, якобы организованного покойным с его помощью: «То, что было собрано от игр, — мы делили поровну. По 5 тысяч выходило, за минусом на продукты питания. Но встречи были не каждый день».

Напомним, ранее Раимджанов пытался навесить на убитого некий карточный долг и подтверждал — тот избегал с ним встреч и не отвечал на звонки. Вдова Садыкова в интервью «Реальному времени» объясняла — основания опасаться этого человека у ее мужа появились, когда тот от просьб перешел к требованиям и как-то подкараулил их семью у детского садика.

Ожидается, что на следующем заседании сторона обвинения озвучит срок наказания за действия Раимджанова. Суд назначил прения на 7 октября. Фото Олега Тихонова

«В рукоприкладстве не замечен, помогал в организации похорон малоимущих»

Гособвинитель Андрей Кропотов смог выяснить у Раимджанова — нелегальный пистолет ТТ он получил в качестве возврата долга от некоего Евгения Молчанова еще в 2007-м. Сколько было патронов — не помнит, где хранил — рассказывать не желает.

«По поводу событий октября 2017 года вы давали показания, что сами упали?» — уточнил Кропотов. Обвиняемый ответил утвердительно. Дальше рассказал — протокол допроса получил от оперативника, передал документы Халикову — знакомому Осипова, а, получив назад, вновь от опера Козенко узнал про отпечатки Садыкова на этих бумагах. Но было это еще в декабре 2017-го или январе 2018-го.

— Вы утверждаете, что убивать Садыкова и его друга Мазанова не хотели. Как вы представляли себе добрый разговор после выстрела в лобовое стекло машины в центре города в час пик? — продолжил выяснять мотив стрелка Кропотов.

— Я не знал, что Садыков ранен. Думал — разбил стекло. Для меня было самое главное — донести до Садыкова, что нужно поехать к Гарипову и все выяснить.

В финале допроса выяснилось — через 8 минут после стрельбы Раимджанов позвонил тому тренеру. На вопрос зачем — объясняет: «Чтобы сказать, что случилось несчастье».

По ходатайству обвинения суду огласили прежние показания обвиняемого, а также характеристики. Добрые слова в адрес Раимджанова со слов соседей привел участковый: «В злоупотреблениях и рукоприкладстве не замечен. Отношения с бывшей женой, дочерью и сыном положительные. Доброжелателен, учтив, в помощи не отказывал, не раз помогал с организацией похорон малоимущих».

Ожидается, что на следующем заседании сторона обвинения озвучит срок наказания за действия Раимджанова. Суд назначил прения на 7 октября.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесУслугиЭкономикаФинансыОбществоВласть Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 02 окт
    заврался парниша
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    Окончательно!!! Сказочник!!!
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    это 100% старший ОПГшник, не бывает у нормального человека столько в жизни стрельбы и ТТ в кармане
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров