Пчелиный «апокалипсис» в Татарстане и пяти регионах вызвала обработка рапса?

В нашей республике погибло свыше 3 тысяч пчелосемей — там, где рапсовые поля обработали пестицидами

Эксперты назвали наиболее вероятную причину массовой гибели пчел в Татарстане и еще пяти соседних регионах. Как сообщили «Реальному времени» в Управлении аквакультуры и пчеловодства РТ, мор спровоцировали фермеры, выращивающие рапс, обработав поля смертельными для пчел ядохимикатами. О том, какие районы охвачены «эпидемией», сколько пчелосемей погибло, и как чиновники планируют спасать ситуацию — в нашем материале.

Предупредили, но не предотвратили

Первыми в Татарстане — в 20-х числах июня — пострадали пчеловоды деревни Средний Алат Высокогорского района — за неделю там погибло 30 пчелосемей. 28 июня Минсельхоз на официальном сайте разместил предупреждение, обращенное и к аграриям, и к пчеловодам.

Первым напомнили, что применение пестицидов и агрохимикатов должно осуществляться в соответствии с законом РФ «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами», согласно которому они «обязаны не позднее, чем за трое суток до начала такой обработки персонально в письменной форме или через средства массовой информации предупредить население, ветеринарную службу, граждан и юридических лиц, имеющих пасеки, расположенные в радиусе не менее семи километров от места обработки». Вторых попросили «уделять пристальное внимание объявлениям в средствах массовой информации о химической обработке посевов и, во избежание негативных последствий, принимать необходимые меры».

Однако пчелы, видимо, предупреждений не читали, и уже 1 июля министр сельского хозяйства и продовольствия РТ Марат Ахметов на совещании в Доме правительства РТ доложил о массовых жалобах пчеловодов на гибель пчел в связи с химической обработкой посевов сельхозкультур.

Рапс — хорошо, а липа лучше!

Сегодня ГБУ «Управление аквакультуры и пчеловодства РТ» направило в Минсельхоз информационное письмо, в котором сообщается о гибели более 3 тысяч пчелосемей в Актанышском, Высокогорском, Заинском, Мамадышском, Мензелинском и Сабинском районах. Как сообщил «Реальному времени гендиректор ГБУ Фаиз Динмухаметов, в связи с этим в понедельник в министерстве планируется созвать совещание.

— У нас, к счастью, пчелы сильно пострадали не по всему Татарстану, а только в нескольких районах, — поделился сомнительной радостью с корреспондентом «Реального времени» Фаиз Динмухаметов. — Но гибель более 3 тысяч семей — это много, у нас в республике общая численность пчелосемей в разные годы колеблется в пределах 220—250 тысяч. При этом пчеловодство в прямом смысле кормит многих деревенских жителей — альтернативной работы там нет, там если не каждый — пчеловод, то каждый второй-третий — точно.

Точную причину гибели пчел пока не установили, говорит Динмухаметов, потому что долго искали лабораторию, куда можно сдать погибших пчел на анализ. Сейчас нашли — анализ проведет лаборатория МЧС. Однако предварительную версию пчеловодов — про гибель пчел от химикатов, которыми фермеры обрабатывают рапсовые поля от вредителей, — гендиректор МБУ разделяет. Он говорит, что пчелы гибнут там, где есть рапс, а рапс от насекомых растениеводы спасают как раз особо опасными для пчел пестицидами, при этом заранее пчеловодов о распылении химикатов на полях не предупреждают.

При этом напрямую ни в управлении, ни в Минсельхозпроде фермеров пока не обвиняют: пока же не доказано, что именно они пчел отравили.

— Кроме того, аграриям тоже как-то надо выживать, — заметил гендиректор Управления аквакультуры и пчеловодства. — Они сажают рапс, это культура доходная, однако его очень любят вредители. И чтобы защитить посевы, их во время цветения надо обрабатывать практически еженедельно. А пчел цветущий рапс очень привлекает!

В скобках Фаиз Динмухаметов заметил, что рапс — хороший медонос, однако у пчеловодов от него только проблемы. Мало того, что из-за него поля засыпают химией, так и рапсовый мед из-за быстрой кристаллизации не годится для зимовки пчел, поэтому пчеловодам приходится спешно откачивать его из ульев:

— То ли дело липа — и мед от нее прекрасный, и дерево, в отличие от рапсовых культур, безобидное, так ее у нас почему-то повально вырубают. Нельзя пилить липу!

Молчание пчел

В Минсельхозпроде РТ корреспонденту «Реального времени» не смогли сообщить, какие меры там принимают по обеспечению безопасности работ по опылению посевов ядохимикатами. Вернее, фактически признали, что пока никаких:

— Жалобы на гибель пчел к нам поступали, мы предупреждали фермеров о том, что они обязаны заранее оповещать ветслужбы и население об обработках ветеринарные службы и население, однако в ответ растениеводы пишут, что все свои действия согласовывали с пчеловодами, — сообщил ведущий советник сектора развития животноводческих комплексов Рамиль Хакимов.

Корреспондент «Реального времени» поинтересовалась, как в министерстве обеспечивают «обратную связь» — отслеживают: были предупреждения об опылении или нет? Оказалось, не отслеживают:

— Все оповещения [проходят] через администрации районов.

В итоге получается, что сказать, оповещали ли аграрии население о распылении отравы, кроме пчел, некому. И поскольку пчелы уже, как говорится, не жужжат, ответ сам напрашивается.

«Ядовитая» география

Между тем про убийственное действие на пчел неядовитого рапса догадались не только в Татарстане. Массовую гибель пчел зарегистрировали в соседних регионах — Марий Эл, Удмуртии, Башкортостане, Ульяновской области, Мордовии. И там тоже исследуют пчел, делают выводы и бьют тревогу из-за того, что развитие одного доходного сельскохозяйственного направления убивает другое, не менее доходное и актуальное.

«В семи районах нашей республики зарегистрирована гибель пчел. — написала в своем ФБ министр сельского хозяйства Удмуртии Ольга Абрамова. — Причина гибели пчел — устанавливается… Уже сейчас многие говорят о том, что причина гибели — ядохимикаты, используемые аграриями для обработки растений. Возможно. Даже больше... скорее всего так и есть. Мы стали использовать больше ядохимикатов? Верно! До пяти обработок рапса за текущий сезон проведено сельскохозяйственными товаропроизводителями (!!!). Причина использования инсектицидов в таком количестве (и, судя по описанию процесса гибели пчел, это системные инсектициды) — массовое появление вредных (губительных для растений) насекомых. Вообще, конечно, это стандартный технологический процесс)».

По данным ГБУ «Башкирская научно-производственная ветеринарная лаборатория», потеря пчелиных семей в республике составила 4,6%, а Министерство сельского хозяйства РБ насчитало уже 17%. Гибель пчел отмечена в семи районах Башкирии, замминистра сельского хозяйства РБ Ревнер Байтуллин уже назвал предварительную причину — применение ядохимикатов, применяемых для защиты от вредителей все того же рапса.

Комитет ветеринарии Республики Марий Эл зафиксировал массовую гибель пчел в Волжском, Медведевском, Куженерском, Сернурском и Советском районах.

Министр сельского хозяйства Ульяновской области Михаил Семенкин официально подтвердил журналистам массовую гибель пчел в Меликесском, Николаевском, Павловском, Сурском и Цильнинском районах. По его словам, погибло около 2 300 пчелосемей, а результаты экспертизы, которые позволят сделать выводы о причинах гибели, станут известны не ранее, чем через 4—6 месяцев. Экспертизу, кстати, проводят в Казани.

Рапс дороже пчел?

Как рассказал корреспонденту «Реального времени» председатель Удмуртского республиканского общества пчеловодов «Мед Удмуртии», профессор Гелий Ломаев, массовая гибель пчел в республике регистрируется уже не первый год. Но в тех районах республики, где поля химией не опыляют, например, в Сарапульском, пчелы живы. Он также полагает, что все дело в рапсе: «По крайней мере, других версий нет». Но рассчитывать, что ради того, чтобы сохранить пчел, в Удмуртии пожертвуют рапсом, не приходится.

«По поступившим данным, оценочный масштаб бедствия — 213 пчелосемей, — пишет в ФБ глава регионального минсельхоза Ольга Абрамова. — Это 0,3 процента от всего количества пчелосемей, зарегистрированных в Удмуртии… Есть мнение о том, что нужно перестать работать с ядами на полях... Чтобы все встало на свои места приведу только две цифры: оценочная стоимость погибших пчел — чуть больше миллиона рублей (если посчитать еще недополученный в сезон мед — плюс 1,6 миллиона рублей), потенциальная гибель рапса только одного Вавожского района (при исключении обработки) может достигнуть 33,5 миллиона рублей. Цифры говорят сами за себя».

В доказательство разумности такой позиции Абрамова разместила фотографии необработанного — изъеденного вредителями рапса и обработанного — целого и невредимого. При этом она никак не отразила своего отношения к тому, что ядохимикаты, убивающие пчел, могут быть небезопасны и для людей.

Справедливости ради следует добавить, что, по мнению Абрамовой, «Имеет смысл обсудить вопрос поддержки законопослушных пчеловодов… и не стоит забывать о том, что гибель пчел — крайне невыгодная для сельского хозяйства ситуация… Не будет пчел — не будет опыления — не будет урожая».

Инна Серова
ПромышленностьАгропромЭкономикаПроисшествияБизнес Татарстан Министерство сельского хозяйства и продовольствия ТатарстанаАхметов Марат Готович

Новости партнеров