ГСО РТ открыл «золотой» сезон. Свой и дирижера

ГСО РТ открыл «золотой» сезон. Свой и дирижера
Фото: realnoevremya.ru/Роман Хасаев

При переполненном зале прошло вчера открытие пятидесятого сезона ГСО РТ. Причем праздник грядет и у его художественного руководителя — в октябре Александр Сладковский тоже отмечает пятидесятилетие. Но подарки дарили не будущим юбилярам, а напротив — публика получала презенты от них. Дары вчера были серьезные: участие в концерте одного из самых известных скрипачей мира Леонидаса Кавакоса и первое исполнение в Казани девятой симфонии Брукнера.

В сферах небесных

Начался концерт с исполнения «Небесного движения». Это сочинение молодого, но многообещающего татарстанского композитора Эльмира Низамова. В этом сезоне в ГСО РТ впервые появился композитор-резидент, и им стал Низамов. Он вчера был одним из героев вечера и по этому случаю пришел в БКЗ РТ им. С. Сайдашева в строгом костюме и галстуке.

Впрочем, не менее элегантным был и Александр Сладковский, вышедший на сцену в идеально сидящем на нем фраке. По контрасту с маэстро был одет Кавакос — в синей рубашке из денима, с длинной копной волос и в очках он отчасти напоминал Паганини, отчасти — сравнение парадоксальное, но имеющее право на существование, — Джона Леннона.

«Небесное движение», прозвучавшее в концерте первым, — сочинение не просто любопытное, но, похоже, отчасти выводящее современную татарскую музыку на новый уровень музыкального мышления. Конечно, Низамову повезло, — оно попало в опытные руки, но не было бы интересного оркестру произведения, не стал бы он резидент-композитором.

«Небесное движение» начинается будто с льдистого перезвона звезд, затем массив музыки нарастает, доминируют ударные, в небе словно идет планетарная битва добра и зла. И через все это движение, через хаос и упорядоченность лунной дорожкой проходит ориентальная тема. Но астральные дебри разрывает свет, торжественной звуковой волной заливая зал. Быть исполненным в вечер открытия сезона — большой успех и везение для молодого композитора.

Большое греческое соло

Леонидас Кавакос играл концерт обожаемого им Яна Сибелиуса также в первом отделении. Обладатель скрипок Страдивари влюблен в этого финского композитора всепоглощающей любовью. «Роман» начался, когда молодой греческий скрипач, тогда еще неизвестный граду и миру, выиграл конкурс в Хельсинки. Сейчас Кавакос — один из лучших скрипачей мира, при этом он еще и дирижирует. Но Сибелиус — первая любовь — занимает в его репертуаре особое место. В России Леонидас играет преимущественно с Гергиевым, и заполучить его в Казань было делом нереальным.

Кавакос в образе неформала-интеллектуала, с его трехдневной небритостью, в рубашке цвета июньского неба, высокий и немного нескладный, с первых звуков скрипки брал в плен. Он — анфан террибль на фоне добродетельно-респектабельных черно-белых оркестрантов, но они идут за ним, они становятся ведомыми.

Он играет Сибелиуса самозабвенно, извлекая какие-то теплые звуки, он достигает высокой трагедии, с которой контрастирует нежнейшее piano. Но Кавакос не сам по себе. У него есть партнер — дирижер. Кавакос и Сладковский постоянно находятся в диалоге, они словно перебрасываются «репликами». И это феноменальное понимание скрипача и дирижера случилось всего с одной репетиции!

Когда концерт Сибелиуса завершается, зал не унимается, не отпуская скрипача, и он дважды солирует, вновь получая овации.

«Я слышал много хорошего о вашем оркестре»

В антракте удалось взять небольшое интервью у Леонидаса Кавакоса.

— Леонидас, вы работаете со многими оркестрами в разных странах, в чем вы видите принципиальную разницу между коллективами одного уровня?

— Они все разные, по-разному обученные, у них разные дирижеры. Разница в этом.

— Сегодня вы играли с оркестром из Казани, как он вам?

— Это был чудесный опыт для меня, у нас была всего одна репетиция. Сочинение Сибелиуса очень сложное, такое витиеватое, и это большое наше с оркестром достижение, что за такой короткий период мы смогли так сработаться.

— Но это же говорит об обученности оркестра и мастерстве дирижера.

— Да, конечно, безусловно. Об этом даже можно не говорить, это подразумевается.

— В России вы, как правило, выступаете с Валерием Гергиевым, как сложился альянс с ГСО РТ?

— Я слышал очень много теплых отзывов о вашем оркестре и от Николая Луганского, и от Валерия Гергиева. И когда я узнал, что есть возможность совместить два концерта в России — в Казани и в Москве, — то очень обрадовался.

— Расскажите о своей уникальной скрипке.

— Скрипка попала мне в руки шесть лет назад в Лондоне. Это Страдивари. А первая моя скрипка Страдивари попала ко мне в 1997 году.

Сочинение Сибелиуса — очень сложное, витиеватое, и это большое наше с оркестром достижение, что за такой короткий период мы смогли так сработаться

— У вас есть коллекция скрипок?

— Как вы понимаете, такие скрипки дорогие. И не так просто их коллекционировать. Да, у меня есть несколько скрипок, в том числе и современные, которые мне очень нравятся.

— Вы приедете к нам еще?

— Надеюсь, что приеду. Мне бы этого очень хотелось. У меня сумасшедший график, но я уверен, что у нас появится такой шанс.

Брукнер и розы

Второе отделение концерта, где впервые в Казани была исполнена девятая симфония Антона Брукнера, началось с цветов: оркестр еще не успел занять свои места, как одна из зрительниц преподнесла букет роз дирижеру и начала раздавать цветы некоторым из музыкантов. Это была своего рода красивая прелюдия к последней симфонии, написанной Брукнером, и оттого окрашенной грустью.

По мощи, трагизму, глубине философской мысли девятая симфония — крепкий орешек. «Сумрачный немецкий гений» — эти строчки поэта можно отнести и к подданному австрийской империи Брукнеру. Прочесть такое произведение, раскрыв его сложность, под силу только топовому оркестру, хорошо обученному коллективу с безукоризненной творческой дисциплиной.

Девятая симфония Брукнера — это прощание с землей, с дольним миром, это уход в небеса, к «возлюбленному Богу»: Ему и посвящена симфония. Когда Брукнер писал ее, он догадывался, что завершить не успеет. Формально не завершил, но незавершенность не чувствуется.

В трактовке Сладковского более чем часовая трехчастная симфония Брукнера — это страх и восторг человека, стоящего перед неизвестным. Неизвестным страшным и желанным. Это и смирение, и «адская гроза, бушующая на рассвете», — так писал Маркес в «Осени патриарха» о симфониях Брукнера. Это диалог с Богом, исповедь и светлый путь после примирения со всем земным в небеса. Это сюжет, который не минует ни одно из земных существ. Дети Бога рано или поздно идут к Отцу. Брукнер просто описал этот путь, чтобы облегчить неизвестное. А дирижер сумел прочесть.

Мудрость и человечность — вот лейтмотив, который звучит в девятой симфонии. Транслировать это в зал может только зрелый оркестр и зрелый дирижер. У ГСО и его художественного руководителя получилось. Сезон начался небанально и даже возвышенно.

29/30
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
  • Роман Хасаев
Татьяна Мамаева, фото Романа Хасаева
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 18 сен
    Кавакос неподражаем, апплодировали стоя!
    Ответить
  • Анонимно 18 сен
    ГСО РТ - гордость республики и вдохновение, почаще бы они радовали публику такими концертами, как вчера
    Ответить
  • Анонимно 18 сен
    Сладковский выглядит как безумный, такой взгляд, как будто из глаз исходят пронзительные лучи какой-то неведомой энергии...
    Ответить
    Анонимно 18 сен
    они все странные, солист приезжий особенно, про дирижера вообще молчу))
    Ответить
    Анонимно 18 сен
    Сладковский выглядит как небожитель, как человек, который видит не то, что другие, а гораздо больше. Это удел талантов.
    Ответить
    Анонимно 18 сен
    +1
    Ответить
  • Анонимно 18 сен
    ндас, экстравагантненько выглядит заморский скрипач
    Ответить
  • Анонимно 18 сен
    наш оркестр самый лучший)
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    Сладковский его лучшим-то сделал...

    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров