Мусорный гиперболоид мистера Митирева и птичий помет вице-премьера Ахметова

Татарстанская делегация намерена изучить работу американских установок по переработке мусора

Мусорный гиперболоид мистера Митирева и птичий помет вице-премьера Ахметова Фото: tatarstan.ru

«Здесь все решается в одном месте», — радостно докладывал вчера президенту Татарстана директор по развитию бизнеса московской компании «Термоэлектрика» Алексей Лесив, раздавая реверансы татарстанским властям за свой легкий выход на рынок. О том, как мистер Митирев убеждал, что американский «гиперболоид» безопаснее подмосковных МСЗ Hitachi Zosen Inova, с кем вице-премьер РТ Марат Ахметов задумал коммерциализировать птичий помет и какие «градусники» «прописали» главе Минстроя Иреку Файзуллину — в репортаже «Реального времени» с очередного заседания совета директоров «Татнефтехиминвест-холдинга».

Гиперболоид Митирева по плазменному расплавлению отходов

Основной темой вчерашней повестки дня явились технологии по переработке отходов — от особо опасных и ядовитых нефтяного кокса и нефтешламов до простейших бытовых полиэтиленовых пакетов. Надо сказать, что в последнее время необычные способы утилизации мусора все чаще выносятся на научно-практические слушания генералов большого бизнеса, заставляя подозревать, что одобренный сверху проект строительства мусоросжигательного завода в Осиново не сможет «переварить» в своем горячем котле накопленные десятилетиями отходы. Причем каждая новая находка в области «мусорных» технологий становится интереснее предыдущей — чище, безопаснее, доходнее, по крайней мере, в презентациях авторов-разработчиков. Вот и вчера управляющий партнер американской компании Clean Flow Development SCM, InEnTec Сергей Митирев убеждал, что ноу-хау плазменной утилизации мусора абсолютно безвредно, так как не выбрасывает в воздух «летучих убийц» — диоксин и пепел.

«Здесь нет сжигания, — заявил он. — Нет пепла, нет золы — это полностью закрытый комплекс. Диоксин и ртуть распадаются внутри комплекса и не выходят наружу. В 2000 году в США был проведен тест, который определял степень удаления и разрушения опасных веществ. Американское законодательство требует «четыре девятки», то есть степень разрушения и удаления вредных веществ должна быть 99,99%. Тесты по технологии InEnTec показали шесть девяток — 99,9999%. Сама установка не производит вообще никаких выбросов, она находится в полностью закрытом контуре, — рассказал Митирев. — Некоторые штаты даже изменили законодательство, отказавшись от технологии сжигания».

Clean Flow Development SCM, InEnTec — частная американская компания, основанная в 1995 году, со штаб-квартирой в Ричланде. Контролируется шестью акционерами — физиками, разработчиками плазменной технологии для переработки отходов. В нее вложено $300 млн государственных средств и $100 млн частных, следовало из презентационных слайдов компании. По этой технологии построено 14 установок для переработки разных типов отходов. Накануне команда управляющих Clean Flow Development SCM, InEnTec приехала в Татарстан, чтобы подыскать производственные площадки для локализации выпуска оборудования для своих установок, которые планируется поставлять в Китай.

В последнее время необычные способы утилизации мусора все чаще выносятся на научно-практические слушания генералов большого бизнеса. Фото Максима Платонова

Без диоксина и пепла

Каким образом американская плазма «съедает» диоксин? Управляющий партнер Clean Flow Development SCM, InEnTec Сергей Митирев долго и подробно на научном языке рассказывал, как устроена плазменная установка, избавляющая американские штаты от мусора без вредных выбросов. По сути, это не утилитарная печь-горелка Hitachi Zosen Inova, которую строят в Подмосковье и приготовились ставить в Осиново под Казанью, а абсолютно другой способ уничтожения — плазменное расплавление. «Плазменная плавка отходов происходит сначала в сосуде РЕМ- газификатора, где распадается 80% органической части отходов. Сложная органика и неорганика при температуре в 10 тысяч градусов попадают в ванну с жидким стеклом», — рассказал Сергей Митирев.

Судя по его описанию, принцип действия установок заключается в том, что плазма огромной мощности расплавляет любые материалы, подобно гиперболоиду инженера Гарина. «Органическая фракция превращается в синтез-газ, который имеет высокую температуру, а затем газ каким-то чудом остывает, самоочищается и превращается в ценный химический продукт — метанол». Говоря об эффективности, Митирев сообщил, что на переработку 1 тонны бытовых отходов в РЕМ-газификаторе требуется 500—700 кВт.час энергии, а на выходе получается 1000—1500 кубометров сверхчистого синтез-газа и побочные продукты в виде стекла и металла. Японская Toyota взяла на вооружение эту установку для производства водорода, необходимого для оборудования автомобилей топливными элементами. Сертификаты для применения установок в США были получены в 2004 году для переработки медицинских отходов.

Тут не посвященным в секреты большой химии представилась возможность узнать, что думают профессионалы о технологии мусоросжигания, которая войдет в наш обиход. Сергей Митирев представил собственную технологию плазменного газификатора РЕМ с МСЗ Hitaci zosen Inova, опираясь на данные, изложенные в экспертном заключении рабочей группы общественной экологической экспертизы 2019 года. Эксперты дали оценку мусоросжигательных заводов в Подмосковье. При равном объеме переработки мусора (2 тыс. тонн в сутки) американская установка InEnTec производит 500 тысяч МВт энергии, тогда как МСЗ Hitaci zosen Inova только 325 тысяч МВт, указал Митирев. Но, с точки зрения экологии, Hitaci zosen Inova выбрасывает диоксин 1—3 класса опасности, токсичный пепел, золу и образует C02.

Американцы выбирали между заводами «Ак Барс металл» АБХ и ТЭМПО, остановившись на последнем. Фото chelny-invest.ru

Американцы выбрали ТЭМПО

Впрочем, трансфер американских технологий в Россию может произойти в ближайшее время. Сергей Митирев сообщил, что готов локализовать производство установок в Набережных Челнах — необходимо выполнить заказы на поставку установок в Китай и Вьетнам, где заинтересованы в утилизации золы.

Американцы выбирали между заводами «Ак Барс металл» АБХ и ТЭМПО, остановившись на последнем. «Выбор в пользу ТЭМПО был сделан потому, что у них есть проектный институт, который способен переводить чертежи из американской системы в европейскую. Это огромное преимущество», — пояснил он. Локализацию производства планируется выполнить на 80—90%. В итоге Минниханов поручил посетить эти установки во время предстоящей поездки в США.

Как птичий помет превратить в деньги

Для утилизации отходов животноводства свои разработки представил глава подмосковной компании «ТерраОрганик» Михаил Воробьев. Но прежде он пояснил, как использовать комплексные органические удобрения и микробиологические растворы, показывая на слайдах, какого гигантского роста достигают колосья. По его словам, органические удобрения позволяют без применения пестицидов увеличить урожайность культур более чем на треть.

Вице-премьер Марат Ахметов заметил, что сырьем для производства органических удобрений может стать птичий помет, утилизация которого обходится птицефабрикам в круглую сумму. Так, лаишевской птицефарбрике приходится ежегодно тратить 15—18 млн рублей, хотя можно начать зарабатывать на отходах. «Проблема утилизации птичьего помета и навоза есть, проект интересен, но его нужно приземлить к промышленности, например, крупных птицефабрик. Например, лаишевская фабрика образует 350—400 тонн помета. Если попытаться утилизировать на полигоне, то надо в 4 раза больше завозить субстрата грунта для перемешивания, и нужно создавать аэробный процесс. А можно производить органические продукты», — убеждал он президента.

В итоге решили создать рабочую группу для проведения опытов по коммерциализации помета.

Лесив (справа) хвастался тем, что недавно технический совет «Татэнерго» рекомендовал наклейки к применению в республике, но заметил, что «видит большой интерес к социальным объектам республики». Фото tatarstan.ru

Иреку Файзуллину прописали наклейки для школ

«Мы выступаем здесь уже второй раз. Вы нам фактически дали путевку в жизнь, и теперь хотим доложить о результатах», — начал свою презентацию директор по развитию бизнеса московского ООО «Термоэлектрика» Алексей Лесив. Компания развивает технологии непрерывного мониторинга перегрева электросетей, из-за которых в стране происходит треть всех пожаров. «Каждый день по три пожара в сутки происходит из-за возгорания электропроводки, — констатировал он. — Нагрузки на сети растут, а сети не «молодеют».

Самое уязвимое место — контактное соединение, перегрев которого трудно вовремя определить. «Термоэлектрика» предложила помещать на провода наклейки, которые фиксируют перегрев за счет выделения сжиженного газа (им наполнена наклейка). Это дешевый и доступный способ, потому что цена наклейки — от 30 рублей. По словам Лесива, такими обклеена проводка театра имени Камала (207 тыс. рублей на 10 лет службы). Россети рекомендовали их использовать в местах присутствия первых лиц государства.

Лесив хвастался тем, что недавно технический совет «Татэнерго» рекомендовал наклейки к применению в республике, но заметил, что «видит большой интерес в социальных объектах республики». Он сравнил с градусниками: раньше врачи лечили больных, определяя температуру руками, но скольким людей спасли жизнь после изобретения градусников. «Хотелось бы, чтобы наши «градусники» попали в каждый дом», — высказал пожелание Лесив, добавив, что в республике хорошо развивается частный бизнес, нет административных барьеров. «Здесь нет барьеров, но есть административный ресурс», — пошутил Минниханов. «Да, здесь все решается в одном месте», — радостно подхватил Лесив. Президент поручил главе Минстроя взять «градусники» на вооружение.

Луиза Игнатьева
ПромышленностьНефтехимияМашиностроениеЭнергетика Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 28 июн
    "Диоксин и ртуть распадаются внутри комплекса и не выходят наружу".
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/143678-rustam-minnihanov-provel-zasedanie-soveta-direktorov-tatneftehiminvestholding
    Ртуть распадается?????
    Это атомный реактор к тому же???

    Казанский профессор Абдуллин с многочисленными коллегами много и по отчётам успешно занимался наноплазмой.
    Ответить
    Анонимно 18 июл
    диоксин распадается при температуре 901 градус. Про ртуть вранье. Да и как в статье написано: "а затем газ каким-то чудом остывает, самоочищается" это из области сказок.
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Наконец то начали смотреть как другие страны работают. А то раз и мсз построить.
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Мусоросжигающий завод решит огромную одну проблему и создаст другую. Но это же не факт, чтотона создаст.
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Надо желать раздельный сбор мусора! Приходить к этому рационально
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Вот бы и у нас нормально все сделали, экологично и чисто
    Ответить
    Анонимно 28 июн
    Все стараются и стремятся к этому
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Заголовок статьи - огонь, молодцы ребята!)
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Огромная перед нами задача, надо все равно чем то жертвовать
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    при сжигании мусора какая еще может быть проблема, длинный дымоход это не проблема . с газом на сжигание проблемы не будет .создать высокую температуру горения труда не составит. будет транспортер и магнит для притягивания металла . просто мозгов не хватает кое у кого . займите у си , или американцев .
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров