В Татарстане хотят предотвратить сделки по покупке аварийного жилья в ипотеку

Переселенные в соципотечные дома граждане жалуются, что новые квартиры уже начали разрушаться

О пропавших сотнях миллионов рублей, неподъемной соципотеке, низком качестве жилья для «аварийщиков» и уголовном деле по нарушениям переселенных зеленодольцев говорили сегодня на круглом столе в Госсовете РТ. Почему купившие в ипотеку новое жилье переселенцы из аварийного рискуют скоро стать бомжами, на каких условиях татарстанские чиновники планируют выкупать опасные дома на третьем этапе программы и каковы перспективы вышеупомянутого уголовного разбирательства — в репортаже «Реального времени».

Не те параметры

На круглый стол «О проблемах жителей аварийного жилищного фонда Республики Татарстан» организаторы, депутаты фракции КПРФ в Госсовете, пригласили не только «аварийщиков», но и представителей Минстроя, Минюста, администраций районов, где реализовывалась программа. Присутствие чиновников удержало мероприятие на конструктивном уровне, не дав ему превратиться в подобие митинга.

Поводом для проведения круглого стола стал законопроект депутата Госсовета РТ Артема Прокофьева «О внесении изменений в Закон РТ «О государственной поддержке развития жилищного строительства в Республике Татарстан», целью которого является установление новых параметров реализации программы переселения из аварийного жилья.

Организаторы подчеркнули, что острее всего перед «аварийщиками» стоят следующие проблемы. Дома признаются аварийными втайне от их собственников — в обход установленной законом процедуры, причем под снос идут не только реально аварийные, но и вполне крепкие дома, собственники которых их отремонтировали и переселяться не желают. При установлении выкупной стоимости квартир в признанных аварийными домах в расчет не берутся ни реальное состояние зданий, аварийность которых зачастую «устанавливали» без проведения экспертизы, ни реальная стоимость высвобождаемых при сносе аварийных домов земельных участков. Стоимость социальной ипотеки колеблется в зависимости от рынка, а выкупная стоимость аварийного жилья искусственно удерживается на одном и том же уровне, что является несправедливым по отношению к тем, кого включили в программу переселения. При этом казанские «аварийщики» находятся в более выгодных условиях, чем жители районов, — выкупная стоимость для них установлена втрое выше, чем по республике.

— На расселение известных аварийных корпусов на улице Эсперанто целевым образом было выделено свыше 144 миллионов рублей, а на расселение остальных 108 домов Минстрой, исходя из выкупной цены в 11 022 рубля, оставил 625 миллионов, притом что в целом по программе на эти цели было предусмотрено 1,396 миллиарда, — напомнил депутат, глава фракции КПРФ Хафиз Миргалимов.

Юлия Фахрутдинова рассказала, что когда 30 семей, попавших в республиканскую адресную программу, в 2013 году стали переселять из бараков, им в исполкоме объявили, что выкупная стоимость жилья составит около 20 тысяч за квадратный метр

«Почему я должна подарить исполкому материнский капитал?»

Получив слово, участники аварийной программы озвучили новые красочные детали переселения из аварийного жилья.

Жительница Высокой Горы Юлия Фахрутдинова рассказала, что когда 30 семей, попавших в республиканскую адресную программу, в 2013 году стали переселять из бараков, им в исполкоме объявили, что выкупная стоимость жилья составит около 20 тысяч за квадратный метр, а еще 5—6 тысяч за метр в новых квартирах им придется доплатить по соципотеке с небольшой процентной ставкой. Но при подписании договоров выяснилось, что выкупная цена будет в два раза ниже обещанной:

— Нам сказали, что денег в бюджете нет, берите то, что есть, иначе останетесь без жилья. Мы живем в новых домах около трех лет, сейчас стало выясняться, что они построены некачественно, фасады пошли трещинами, в подвалах до середины лета стоит вода… Не удивлюсь, если и эти дома скоро признают аварийными, а нас выселят, выплатят по 400 тысяч и опять заставят взять кредит. Между тем в программе прописаны совсем другие цифры, чем нам выплатили, и мы считаем, что с нами поступили незаконно.

— У нас произошло все то же самое, — включилась в обсуждение Анфиса Миннеханова из Заинска. — Только нас перед выселением представители администрации убеждали приватизировать жилье, которое мы снимали по социальному найму, и мы по незнанию согласились на это. А долгосрочный кредит выдали как безработным, не имеющим никакого дохода. Таких у нас 10 семей, и четверо, в том числе и я, не в состоянии выплачивать кредит, так что в ближайшем будущем нас ждет выселение. Мне уже пришла претензия от Государственного жилищного фонда.

Миннеханова рассказала, что среди ипотечников оказались 79-летняя пенсионерка Елена Комарова, которая ухитряется выплачивать ипотеку из жалкой пенсии, но вынуждена фактически голодать, инвалид II группы Наталья Гудкова с мизерной пенсией, и школьная техничка с зарплатой в 11 тысяч рублей, которая просто не в состоянии даже сейчас выплачивать ежемесячный платеж в 5—6 тысяч рублей, не говоря о будущем, когда он возрастет до 10 тысяч.

Николай Тюрин из Спасского района обратил внимание на то, что перечисление компенсации за аварийное жилье — 11 тысяч за метр — происходит с нарушениями законодательства:

— Минстрой РТ перечисляет деньги на основании своего же постановления, нигде не опубликованного. Мы его только через суд смогли получить. А суды между тем назначают и принудительно выплачивают несогласным с условиями переселения компенсацию, предусмотренную этим ведомственным документом, который к тому же еще 4 года назад утратил силу.

Николай Тюрин из Спасского района обратил внимание на то, что перечисление компенсации за аварийное жилье — 11 тысяч за метр — происходит с нарушениями законодательства

— Только в нашем районе исполкомом в суды подано 85 исковых заявлений об изъятии на таких условиях квартир у «аварийщиков», — поддержала его Гульназ Ахметшина из Чистополя.

— А я в Зеленодольске купила квартиру в ипотеку, и Сбербанк мне кредит под нее дал, хотя дом на тот момент уже был признан аварийным, — возмутилась Наталья Шахманова. — У меня трое детей, и меня с ними выселили на улицу, когда младшему всего год исполнился! Когда начались суды, исполком поставил нам условие — или за свой счет ремонтируйте дом, или сами его сносите — это же безумство какое-то! Нас лишили жилья с формулировкой «для муниципальных нужд» и поставили на очередь как нуждающихся в жилье, а в очереди — 900 человек. Когда я получу квартиру? И какие такие муниципальные нужды имелись в виду, кому понадобилась земля, на которой стоит вполне крепкий дом? Да, мне предложили временное жилье. Сроком на год. И это было помещение в доме для престарелых. Я отказалась…

Миляуша Терскова напомнила свою историю: она купила в Зеленодольске квартиру в ипотеку, вложив в нее материнский капитал, — и оказалась с детьми и долгами на улице, так как выяснилось, что дом на момент покупки ею жилья уже был втихую признан аварийным, только жильцы этого не знали:

— Почему я должна подарить исполкому материнский капитал?

А еще Терскова посетовала: в дни, когда Россия праздновала годовщину Победы в Великой Отечественной, в Зеленодольске шли «бои местного значения»:

— У нас выламывают двери, выбивают окна, разрушают коммуникации — выживают нас из домов. Какая Победа? У нас идет война!

Для самых обездоленных — «индивидуальные решения»

Первый заместитель министра строительства и ЖКХ РТ Алексей Фролов, получив слово, постарался обойти острые углы. Он сказал, что выкупная цена меняться не будет и ее снижение вполне законно:

— В программу переселения 6 раз вносились изменения, выкупная цена рассчитывалась исходя из количества квадратных метров и объема денежных средств.

Вдаваться в объяснения, куда пошли сэкономленные на реализации программы переселения «аварийщиков» средства, Фролов не стал. Лишь отметил, что к переводу домов в статус аварийных чиновники теперь будут относиться более ответственно:

— В программе остался 28931 квадратный метр аварийного жилья, ряд домов пришлось исключить из нее из-за несоблюдения процедуры при признании их аварийными.

Вдаваться в объяснения, куда пошли сэкономленные на реализации программы переселения «аварийщиков» средства, Фролов не стал. Фото gossov.tatarstan.ru

Фролов признал, что факт признания аварийными множества жилых домов за один день в республике имел место и что это было сделано местными чиновниками в нарушение действующего законодательства. Он обещал проверить озвученные на круглом столе факты понуждения к приватизации аварийного жилья и предложил его участникам вместе выработать предложения, «чтобы исключить покупку в ипотеку аварийного жилья»:

— Эти сделки продолжаются, но сейчас кабмином разрабатываются меры по их предотвращению.

А еще он высказал мысль о том, что «те, кто стоит в очереди на получение социального жилья, должны иметь преимущественное право, если их дом признается аварийным». Но при этом оговорился, что надо шире использовать предоставление жилья не на условиях социального найма, а на условиях аренды, оставив за рамками рассуждения разницу в цене соцнайма и аренды и вытекающий из этой разницы вывод, что для многих семей переезд в арендное жилье окажется не по карману.

Дискутировать о предлагаемом авторами поправок в закон об «аварийщиках» переселении на условиях «метр в метр» Фролов отказался. Но взял на карандаш героев безнадежных историй, прозвучавших за круглым столом, и пообещал поискать для них «индивидуальные решения».

Такие же обещания дали представители муниципальных районов, а представитель аппарата уполномоченного по правам ребенка в РТ Альбина Хамитова сообщила, что по поводу многодетных жительниц Зеленодольска Терсковой, Шахмановой и Карповой уполномоченным были направлены запросы в ряд инстанций «о необходимости индивидуального подхода — чтобы дети ни в коем случае не остались на улице».

— У нас двум инвалидам, пожилой дочери и престарелой матери, за 40 квадратных метров в признанном аварийным вполне крепком доме дали всего 19 — и те в ипотеку на 15 лет, такое вот издевательство! — подкинула чиновникам с места еще один повод для решения вопроса в индивидуальном порядке жительница Зеленодольска Борисева.

"Мы добивались этого два года, — пояснила Родина. Сейчас нас начали вызывать, наконец, на допросы"

Бесперспективное дело

Марина Родина из Зеленодольска по окончании заседания круглого стола сообщила «Реальному времени» о ходе расследования уголовного дела, которое по заявлениям зеленодольских «аварийщиков» было возбуждено 27 марта по части 1 статьи 293 УК РФ («Халатность»). Оно расследуется 2-м отделом по расследованию особо важных дел СУ СКР по РТ.

— Мы добивались этого два года, — пояснила Родина. Сейчас нас начали вызывать, наконец, на допросы.

Однако казанский юрист Роберт Фазлеев, представлявший интересы ряда зеленодольских «аварийщиков», считает, что это дело обречено на неуспех. По его мнению, велика вероятность, что оно послужит лишь для «спуска пара» и вскорости будет закрыто без каких-либо ощутимых последствий для тех, по чьей вине люди купили в ипотеку тайно и в обход закона приговоренное чиновниками к сносу жилье.

По мнению Фазлеева, куда перспективнее было бы уголовное расследование в отношении пусть пока и неустановленных лиц, совершивших подлог либо мошенничество, ведь в документах, на основании которых переселяли граждан, всплывали уже и подделанные подписи, и не соответствующие действительности данные, и сомнительные экспертизы.

Инна Серова, фото автора
НедвижимостьОбщество Татарстан
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 15 мая
    Эта ситуация с аварийным жильем просто поражает своей вопиющей несправедливостью
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров