Бизнес 14+: не так легко быть самозанятым, как стать им

Власти ратуют за вовлечение школьников в бизнес, психологи и педагоги чаще не против, юристы предупреждают о рисках

Бизнес 14+: не так легко быть самозанятым, как стать им Фото: kpfu.ru

В стране продолжается эксперимент по самозанятости — внедрению налогового режима «Налог на профессиональный доход». Власти рады возможности вовлечь в бизнес подростков, получивших паспорт. Однако вопрос несколько сложнее, чем может показаться на первый взгляд. О правовых, психофизиологических аспектах самозанятости несовершеннолетних — в материале «Реального времени».

Власти рады молодым предпринимателям

В последнее время в связи с проведением эксперимента по самозанятости на представительных совещаниях то и дело можно услышать радость по поводу того, что официально вести бизнес в рамках нового налогового режима могут даже подростки. Мол, есть 14 лет и паспорт на руках — добро пожаловать в самозанятые. «Реальное время» разбиралось в деталях этого вопроса, возможностях ведения бизнеса до достижения 18-летнего возраста и рисках, связанных с такой деятельностью.

На своем сайте в разделе о новом налоговом режиме («Налог на профессиональный доход») на вопрос о том, можно ли зарегистрироваться в качестве плательщика НПД в 14 лет, ФНС отвечает дословно следующее: «Предпринимательская деятельность до 18 лет возможна только при прохождении процедуры эмансипации, так как до совершеннолетия нет полной дееспособности. С 14 до 18 лет по всем сделкам отвечают родители несовершеннолетнего».

В то же время в открытых источниках есть письмо ФНС, которое более детально отвечает на этот вопрос. Так, дети от 14 до 18 лет могут стать самозанятыми в трех случаях. Первый — при вступлении в брак и приобретении дееспособности в полном объеме. Второй — при объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) по решению органа опеки и попечительства либо по решению суда. И, наконец, третий — при наличии письменного согласия родителей либо иных законных представителей на совершение сделок.

Как видно, информация от ФНС в открытых источниках несколько отличается. «Реальное время» решило обратиться за разъяснениями к юристам и в ФНС, чтобы оценить, насколько легко «официально» начать и вести бизнес с 14 лет. Немного забегая вперед,отметим, что теоретически стать самозанятым школьнику, только что получившему паспорт, можно, и даже втайне от родителей. А со сложностями в дальнейшем могут столкнуться и сам несовершеннолетний самозанятый, и его родители, и его контрагенты.

ФНС отвечает дословно следующее: «Предпринимательская деятельность до 18 лет возможна только при прохождении процедуры эмансипации, т.к. до совершеннолетия нет полной дееспособности. С 14 до 18 лет по всем сделкам отвечают родители несовершеннолетнего». Фото nalog.ru

«Вариант» первый: родить и заключить брак, 14+

Юристы в комментариях также опираются на указанное письмо Федеральной налоговой службы.

Виктория Бектяшева, юрисконсульт юридической фирмы «Татюринформ», полагает, что полностью самостоятельная предпринимательская деятельность лица до 18 лет в качестве самозанятого возможна в двух случаях: при вступлении в брак до достижения 18 лет, а также при эмансипации. Только в этих случаях наступает полная дееспособность подростка, не достигшего 18 лет. Это позволяет ему совершать любые не запрещенные законом сделки.

Добавим, что вступить в брак до 18 лет можно только по уважительным причинам. Согласно Семейному кодексу РФ, это можно сделать с 16 лет, однако у регионов есть возможность снизить этот порог. Например, в Татарстане зарегистрировать брак разрешается уже с 14 лет. Особыми обстоятельствами, их закрытый список оговорен в республиканском законе, могут быть беременность, рождение общего ребенка у вступающих в брак подростков, непосредственная угроза жизни одной из сторон брака.

Кому-то этот вариант может показаться скорее редчайшим исключением, однако теоретически налоговая служба его допускает, это соответствует закону. Будут ли такие случаи в действительности — покажет практика.

Вариант второй: эмансипация — от 10 дней до пяти месяцев по процедуре, 16+

Эмансипация предполагает, что несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным до 18-летия, если работает по трудовому договору или занимается предпринимательской деятельностью с согласия родителей или законных представителей.

Эмансипация в случае согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, производится по решению органа опеки и попечительства, поясняет профессор кафедры экологического, трудового права и гражданского процесса КФУ, доктор юридических наук Дамир Валеев. В пepвoм cлyчae дocтaтoчнo пpинecти coтpyдникaм opгaнoв oпeки и пoпeчитeльcтвa копию тpyдoвoгo дoгoвopa c пeчaтью и пoдпиcью paбoтoдaтeля, а вoт вo втopoм cлyчae нe вce понятно, говорит собеседник. Дeлo в тoм, чтo, пo фaктy, чeлoвeк в вoзpacтe до 18 лeт нe мoжeт быть индивидyaльным пpeдпpинимaтeлeм. Эксперт приводит следующий парадоксальный пример. Например, необходимо пройти пpoцeдypy гocyдapcтвeнной peгиcтpaции в кaчecтвe индивидyaльнoгo пpeдпpинимaтeля. Дeлaeтcя этo в ФНC — нужнo подать заявление и приложить документы, oдним из кoтopыx являeтcя дoкyмeнт, пoдтвepждaющий эмaнcипaцию нecoвepшeннoлeтнeгo. Нo eгo, в свою очередь, выдaют тoлькo пpи зaнятии пpeдпpинимaтeльcкoй дeятeльнocтью.

Расчетное время решения вопроса через органы опеки и попечительства — 10 дней, говорит собеседник. По информации «Татюринформа», процедура эмансипации в среднем занимает около месяца. В Казани принят административный регламент предоставления госуслуги по принятию решения об эмансипации несовершеннолетнего. По документу, максимальный срок процедуры — 15 рабочих дней. Однако такая внесудебная эмансипация, напомним, возможна только при согласии законных представителей несовершеннолетнего.

Проанализировав информацию по казанским районным судам, Бектяшева делает вывод, что практика обращения по вопросу эмансипации практически отсутствует. Фото Ирины Плотниковой

Если хотя бы один из них против — тогда только через суд. Ребенок вправе обратиться в районный суд по месту своего жительства с заявлением об объявлении его полностью дееспособным, поясняет Валеев. Такие дела рассматриваются судом в порядке особого производства с участием несовершеннолетнего, его родителей, усыновителей (одного из них), попечителя, а также представителя органа опеки и попечительства, прокурора.

Проанализировав информацию по казанским районным судам, Бектяшева делает вывод, что практика обращения по вопросу эмансипации практически отсутствует.

Так, например, одно из дел рассматривалось Советским районным судом Казани. Решение датировано 18 января 2017-го, дело рассматривалось 4—5 месяцев. Продолжительность процедуры эмансипации обусловлена, по словам эксперта, проведением экспертизы для определения психического состояния гражданина-подростка. В итоге требования заявителя были удовлетворены. Другое дело рассматривалось в Московском районном суде Казани в 2011 году, однако заявитель впоследствии отказался от своего заявления.

Судебный порядок, в отличие от внесудебного, более сложный и может потребовать проведения судебной экспертизы несовершеннолетнего для определения его психического состояния и способности отдавать отчет своим действиям, говорит Бектяшева.

Вариант третий: получать письменное согласие родителей, 14+

И третий, в отличие от первых двух «несамостоятельный» вариант, — без признания лица полностью дееспособным. Учитывая, что несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет ограниченно дееспособны, они могут совершать сделки только с предварительного письменного согласия своих законных представителей.

Наличие письменного согласия предусматривает предоставление ограниченного права на совершение единичного действия или ряда действий (сделок), в то время как эмансипация полностью меняет правовой статус лица, поясняет Валеев.

Такой вариант, с письменным согласием, не только сильно осложняет ведение коммерческой деятельности, но и несет дополнительные риски для контрагентов таких предпринимателей, предупреждает Бектяшева. Если согласия или одобрения заключенной несовершеннолетним сделки со стороны законных представителей нет, она может быть признана судом недействительной по их же иску.

В таком случае контрагент несовершеннолетнего предпринимателя (не признанного ранее полностью дееспособным) будет нести все риски признания договора недействительным, в результате чего стороны будут обязаны возвратить все полученное по сделке.

Если не обладающий полной дееспособностью несовершеннолетний ведет бизнес, действуя с письменного согласия родителей, такая деятельность противоречит двум признакам предпринимательской деятельности — самостоятельности и системности, говорит Дамир Валеев. И такая деятельность будет ставить деловых партнеров в невыгодное положение, так как ответственность несет сам предприниматель. Необходимо понимать, что вероятность наличия у него достаточного количества имущества, на которое можно обратить взыскание его кредиторам, крайне мала, предупреждает собеседник.

Исключение составляют права и обязанности, для приобретения которых федеральным законом все же установлен именно возрастной ценз. Например, человек не может ранее 18-летнего возраста, несмотря на эмансипацию, получить водительские права за исключением категории «М» и подкатегории «А1». Фото pixabay.com

Несовершеннолетний отвечает по своим обязательствам, в том числе за причиненный вред

Решив отпустить ребенка в свободное «бизнес-плавание», родителям нужно помнить не только о возможностях подростка, которые может дать такой опыт, но и об ответственности, которая ложится на его плечи.

Когда одной из сторон в гражданском деле является несовершеннолетний, объявленный в соответствии со статьей 27 ГК РФ эмансипированным, необходимо учитывать, что такое лицо в полном объеме обладает гражданскими правами и несет обязанности, в том числе самостоятельно отвечает по обязательствам, возникшим из-за причиненного им вреда, акцентирует внимание Валеев, с ним соглашаются и в «Татюринформе».

Исключение составляют права и обязанности, для приобретения которых федеральным законом все же установлен именно возрастной ценз. Например, человек не может ранее 18-летнего возраста, несмотря на эмансипацию, получить водительские права за исключением категории «М» и подкатегории «А1». Также до достижения указанного возраста он не обязан содержать своих нетрудоспособных, нуждающихся в помощи, родителей и не может быть призван на военную службу, поясняет Валеев.

Неэмансипированные несовершеннолетние в возрасте 14—18 лет (третий вариант) самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным с письменного согласия законных представителей, мелким бытовым и ряду иных сделок.

Что касается ответственности за причиненный вред, неэмансипированный несовершеннолетний самостоятельно несет ее на общих основаниях. И если у него нет доходов или имущества, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части законными представителями, если они не докажут, что он возник не по их вине, предупреждают в «Татюринформе». Основанием ответственности последних является их собственная вина, выражающаяся в неисполнении или ненадлежащем исполнении возложенных на них обязанностей по воспитанию и заботе об интересах подопечных им несовершеннолетних.

Как зарегистрироваться?

В ФНС поясняют, что регистрация несовершеннолетних в качестве плательщиков НПД, то есть самозанятых, происходит в обычном порядке — например, через мобильное приложение «Мой налог» либо в веб-кабинете на сайте nalog.ru. Согласие родителей либо иной документ, подтверждающий полную дееспособность, каким-то образом предъявлять при регистрации не требуется — оно хранится у самозанятого и должно быть в случае проверки предоставлено контролирующим органам. Можно отметить, что, по мнению многих юристов, согласие родителей должно быть все же по каждой сделке, а не одно — на всю деятельность. А недавно министр финансов РФ Антон Силуанов предложил освободить самозанятых от всех проверок на 5 или более лет. Таким образом, вероятность такого запроса от проверяющих в обозримой перспективе стремится к нулю.

В общем, достаточно с помощью приложения сфотографировать паспорт, сделать селфи — и добро пожаловать в ряды юных плательщиков НПД. Лишь бы мама с папой знали. Кстати, по информации из налоговых органов, в республике уже зарегистрировано полтора десятка таких молодых самозанятых.

Очень часто дети идут в бизнес не ради бизнеса — деньги для них являются приятным побочным эффектом. Они ищут себя, свою значимость, статусность в глазах одноклассников. Фото Рината Назметдинова

Дети ищут себя, свою значимость и статусность в глазах одноклассников

Чтобы оценить, насколько подростки готовы к бизнесу и что делать родителям, «Реальное время» обратилось к профильным экспертам. Их мнения разошлись.

Педагог-психолог одной из казанских школ высказалась категорически против: «На взгляд психолога, работающего с детьми, я вижу, что они не готовы. На взгляд педагога, несущего ответственность за детей, я считаю, что не стоит». По словам собеседницы, раньше времени знакомить детей с рынком нецелесообразно: «Они начинают зацикливаться на зарабатывании денег. И если у них это получается, они вообще перестают учиться, потому что у них ценности смещены. Здесь и сейчас у них получилось, а думать о будущем пока они в этом возрасте не способны». Что касается личного мнения эксперта относительно собственных детей, она высказалась против такой их деятельности лет до 20 — пока те не получат образование и «голова на место не встанет».

Доцент кафедры психотерапии и наркологии КГМА, кандидат медицинских наук, психиатр-психотерапевт Марина Белоусова не исключила возможности заработка несовершеннолетними, даже поддержала это. Но предположила, что мало кто из детей, скорее всего, захочет уйти в самозанятые: «Взрослые уже знают, какая именно деятельность их интересует, а дети хотят попробовать себя во всем: месяц ребенок плетет из бисера, другой месяц — вышивает, а потом рисует — и все это ему интересно». Очень часто дети идут в бизнес не ради бизнеса — деньги для них являются приятным побочным эффектом. Они ищут себя, свою значимость, статусность в глазах одноклассников.

В то же время Марина Белоусова признает важность «денежного» вопроса для несовершеннолетних. «Ближе годам к 14 им очень хочется иметь средства на личные расходы и не объяснять родителям, что эти деньги явно не на мороженое, а на покупку компьютерной игры или какое-нибудь времяпрепровождение с друзьями, поэтому дети ищут способы заработать. И они ищут для этого возможности сообразно своим физическим и психологическим ресурсам. И хотя стремление детей заработать было всегда, в последние годы это проявляется особенно отчетливо», — говорит врач.

Дети-творцы и дети-потребители

«Вспоминается случай одной девочки, которая привезла несколько лет назад популярные украшения из резинок — она научилась их плести, отдыхая на море. В Казани друзья, увидев ее работы, приятно удивились. И так как у нее был большой запас этих резинок, она предложила друзьям обучить их плетению, но те предпочли купить у нее готовое. Это к вопросу о том, что отличает детей-потребителей и детей-творцов», — рассказывает Белоусова. «Потребители» очень рано начинают понимать, что на самом деле купить можно почти все. «Если твой одноклассник красиво рисует открытки, и ты хочешь удивить свою девочку, можно попросту заказать ему эту открытку. А другой одноклассник, лингвист, напишет туда свой стих. А ты все это профинансируешь», — объясняет эксперт.

«Потребители» часто толкают своих сверстников в бизнес. То есть не только желание заработать заставляет детей идти зарабатывать деньги, но и целевая аудитория, которая находится рядом с ними. И ребенок начинает понимать, что здесь и сейчас он может заработать», — поясняет Белоусова.

Но ребенка в 14 лет не так легко интегрировать в закон о самозанятых. У одних детей отношение к деньгам, планированию расходов сформировано, они примерно знают, сколько в состоянии потратить на подарок другу, на посиделки в «Макдоналдсе». А у других детей, признается Белоусова, этого совершенно нет: «Для него что пятьсот рублей, что тысяча, что пять тысяч — это просто банкнота, которую нужно попросить у родителей».

«Можно вспомнить, как раньше, поработав летом в стройотрядах, студенты потом лучше учились в вузе — чтобы, продолжив обучение, стать, например, инженером, а не остаться строителем, который таскает тяжелые грузы», — говорит Белоусова. Фото Рината Назметдинова

В целом же, по словам собеседницы, дети сейчас гораздо более твердо стоят на ногах и понимают, что деньги приходится зарабатывать: «Нынешнее поколение детей — Y-gen — будет пробовать заработать, пытаться понять, чего оно стоит, не слушая родителей, взрослых. И какими бы ни были законы, эти дети живут по своим правилам — для них сейчас нет авторитетов, кроме тех, которых они выбрали себе сами. То же самое в отношении денег — для большинства подростков не очевидна связь между их заработком и необходимостью отчислять часть заработанных денег государству в виде налогов».

С другой стороны, чем интенсивнее ребенок в этот бизнес войдет, тем быстрее он поймет, хочет или нет заниматься этим всю жизнь. «Можно вспомнить, как раньше, поработав летом в стройотрядах, студенты потом лучше учились в вузе — чтобы, продолжив обучение, стать, например, инженером, а не остаться строителем, который таскает тяжелые грузы», — говорит Белоусова.

Каждый случай индивидуален

Директор Центра социального обслуживания детей и молодежи «Доверие» Елена Овчинникова считает, что если бы у подростков была возможность стать самозанятыми, это было бы хорошим способом заработка, особенно для несовершеннолетних из социально-неблагополучных семей, и обеспечивало бы занятость подростков, уберегая от вовлечения в криминальные группировки. Такая возможность «самореализации в нашей стране способствовала бы тому, чтобы подростки меньше думали о своей самореализации за границей». В то же время Овчинникова признает, что «у любой медали есть две стороны, поэтому необходимо сначала выстроить систему институтов, занимающихся вопросами самозанятости подростков, где будут развивать компетенции молодежи в разных областях — чтобы несовершеннолетние могли начинать работать и зарабатывать, становиться самостоятельными. Как в любом деле, важно учитывать риски, нельзя оставлять подростков один на один в этом деле, необходимы взрослые наставники».

По словам детского психолога Лейсан Еньковой, необходимо индивидуально определять психологическую готовность подростка заниматься бизнесом — в зависимости от того, насколько он ответственен, способен принимать самостоятельные решения, выстраивать деловые коммуникации. После 14 лет у ребенка возникает потребность в самореализации и некой финансовой свободе, потому что происходит имитация взрослой жизни, акцентирование внимания на познании себя, определении своего места в жизни. У подростка расширяется круг знакомств, интересов, появляются романтические отношения — это опять-таки определенные затраты, не обо всех из которых родителям обычно говорят. И, конечно, 15—16-летнему ребенку хочется зарабатывать.

В то же время Енькова уточняет, что доминирующим в поведении для 14-летнего ребенка является выстраивание межличностных коммуникаций — «не столько про постановку целей, задач и реализации себя именно в профессиональной сфере». Ближе к 16 годам начинается определение, происходит некая профориентация: какой вуз выбрать, кем быть и чем заниматься в жизни — происходит некая философская рефлексия, понимание себя. Поэтому на практике предпринимательство несовершеннолетних — пока редкие случаи, скорее исключение из правил.

На практике предпринимательство несовершеннолетних — пока редкие случаи, скорее исключение из правил. Фото Рината Назметдинова

Восприятие неудач зависит от того, для чего ребенок пошел в бизнес

Говоря о реакции юных предпринимателей на возможные неудачи, школьный педагог-психолог не видит больших рисков: «Мама с папой спасут все равно, даже если ребенок наберет долгов, все равно его родители «вытащат» — поплачет, пожалеет, забудет». Заметного отпечатка такой опыт не оставит: «Не получилось и не получилось, никто ведь его не заставлял — родители и педагоги не ждут от детей, что у них сразу все получится». Поэтому если дело не пошло, это нормально воспринимается самим же ребенком — он никого не разочаровал, говорит собеседница.

Марина Белоусова уточняет, что неудачи переживаются человеком по-разному — в зависимости от его психотипа. Большинство детей или подростков, начиная этот путь, готовятся к тому, что что-то может пойти не так, полагает врач. И здесь самое главное — то, зачем человек идет в бизнес. «Если они идут все же зарабатывать деньги и ставят цель продать заданное количество товара за определенный срок — это один сценарий, — предупреждает Белоусова. — А если они идут в бизнес попробовать что-то новенькое, а потом найти что-то другое, что будет его интересовать, в этом случае неудачи переживаются не так болезненно. Каких-то обвалов личностной самооценки, тяжелого невротического реагирования я не встречала у подростков, хотя почти процентов пятьдесят из тех, с кем я общаюсь, пытались что-то продавать: идеи, рисунки, арт-наброски на компьютере», — делится опытом эксперт.

Говорить с детьми о деньгах

«Мы всегда говорим родителям, что надо чаще разговаривать с ребенком — не упрекать, не запугивать, не предостерегать, как это часто происходит, а именно разговаривать, интересоваться его жизнью, рассказывать о своей, о своих ошибках и поиске своего пути», — отмечает Марина Белоусова. Когда ребенок начинает делать что-то, что касается взрослого мира денег, по словам эксперта, всегда уместно очень аккуратно, тактично и деликатно поинтересоваться: «Тебе их не хватает? Почему у тебя сейчас появился такой интерес? Ты хочешь посмотреть, на что ты способен? Ты хочешь выбрать для себя сферу деятельности? Или тебе реально на что-то нужны деньги?» Потому что бывают ситуации, когда ребенок пытается заработать, потому что, например, у него есть долги, в которых он не в состоянии признаться родителям.

Если ребенок начал интересоваться деньгами, может быть, их банально ему не хватает, может быть, он стесняется просить их дополнительно, видя, что сейчас семье и так живется непросто. «Я этот вопрос очень часто задаю семьям: сколько они дают ребенку на карманные расходы, просят ли они отчет и как вообще в семье ведется разговор о карманных деньгах. Потому что где бизнес, там и деньги, и эта тема — отношение к деньгам, к рискам, к вопросам сбережения и одалживания — в любой семье должна обязательно обсуждаться между детьми и родителями», — говорит Белоусова.

«Тема подростков и денег у нас как-то стыдливо умалчивается или считается не очень важной, — продолжает собеседник, — мы говорим про суициды, про несчастную любовь, про профориентацию. Но мы так редко говорим о том, что для современных детей очень важен вопрос денег, и очень часто именно они влияют и на суициды, и на несчастную любовь, и на профориентацию. И все хотят быть женами миллионеров или миллионерами-банкирами, потому что именно про них показывают фильмы. Обратите внимание на то, что происходит на экране — там же практически всегда показывают, как тратятся деньги. Там же не показывается, за счет каких бессонных ночей, каким трудом и как они зарабатываются», — сетует собеседница.

Говорить в семье о том, что опасно, а что безопасно — необходимо, и не тогда, когда мы думаем, что ребенок занялся бизнесом, а тогда, когда он начал проявлять интерес к вопросам, связанным с деньгами, говорит Белоусова.

Говорить в семье о том, что опасно, а что безопасно — необходимо, и не тогда, когда мы думаем, что ребенок занялся бизнесом, а тогда, когда он начал проявлять интерес к вопросам, связанным с деньгами, говорит Белоусова. Фото kpfu.ru

Вместе с детьми заниматься планированием, быть наставником и верить в них

По словам Лейсан Еньковой, у детей менее развита антиципационная способность, то есть возможность целеполагания: «Взрослый человек умеет или должен уметь ставить цели и задачи, рассчитывать риски, составлять план и следовать ему. А дети, в силу своих психофизиологических способностей, не настолько хорошо этим владеют». Поэтому подросткам, если они занимаются предпринимательской деятельностью, необходима поддержка взрослых, родителей — кто мог бы помогать и направлять.

Психолог советует верить в ребенка, в кризисные моменты оказывать поддержку, не оставлять его наедине с проблемами, не отказываться от идеи при первой трудности, помогать и вместе выходить из нее, помогать строить планы, где-то, возможно, воодушевлять, если сначала дело показалось сложным.

Опрошенные эксперты признают важность сохранения баланса между учебой и бизнесом — необходимо обсуждать этот вопрос с ребенком и договариваться. Если этот порыв ребенка на самореализацию, на некое встраивание себя в социальную жизнь пропустить и не дать попробовать, потом будет сложнее его мотивировать на дальнейшую учебу, говорит детский психолог.

«Нужно понимать, что если не было опыта, то надо с каких-то мелких шагов начинать и смотреть — получается или нет, но опять-таки делать это разумно, с учетом финансовой грамотности родителей. Нужно допускать, что бизнес может не пойти и можно прогореть. Если они располагают такой возможностью, надо пробовать — почему нет?» — полагает Енькова.

Ильшат Галявин
ЭкономикаФинансыБюджетОбществоВластьМедицинаБизнес
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 26 апр
    Хорошая статья, поучительная
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    Зачем? Пусть родители вместо детей регестрируются
    Ответить
    Анонимно 26 апр
    Пусть учатся самостоятельности
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    Дети молодцы. Но зачем у них то налоги брать?
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    Дам почитать это братишке, думаю, интересно будет
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    Если вы будете с детства приучать детей к ответственности, к зарабатыванию денег, то они вырастут у вас просто золотцем. у них энергии много, надо направлять в правильное русло
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров