«Есть в экспертном поле понятие «татарский предприниматель»: итоги года в секторе МСП

По данным аналитической службы «Реального времени», количество субъектов предпринимательства в России в 2018 году росло в основном за счет микропредприятий в форме ИП.

«Есть в экспертном поле понятие «татарский предприниматель»: итоги года в секторе МСП Фото: Роман Хасаев

Только в 28 регионах, по данным на январь 2019 года, была положительная динамика роста МСП по сравнению с январем 2018-го — в 57 оставшихся количество предприятий по сравнению с прошлым годом уменьшилось. Общие показатели снижались в первую очередь за счет юрлиц. Благополучный Татарстан не избежал общей участи и потерял более 1,5 тыс. из них.

Рост числа предприятий в России замедлился

За предыдущий год общее количество ИП и юрлиц в России почти не изменилось с конца 2017 года — есть небольшой рост на 0,03% или 1 979 субъектов (с 6,039 млн до 6,041 млн). Притом годом ранее (в 2017-м по сравнению с 2016-м) разница была существенной: тогда сектор прибавил 173,4 тыс. новых предприятий, или 3%. Однако внутренняя структура сектора изменилась значительно: почти во всех регионах серьезно сократилось количество юрлиц, но выросло число индивидуальных предпринимателей, а именно в категории микробизнеса.

Например, на 10 января 2019 в Едином реестре субъектов МСП было зарегистрировано 2,7 млн юрлиц — на 102 тыс. меньше, чем на начало 2018-го. Микропредприятий-юрлиц стало меньше на 85 тыс. (3%), малых — на 15,7 тыс. (7%), средних — 1,5 тыс., или на 7%. Что касается микропредприятий-ИП, их количество за год увеличилось на 105 тыс. (3%). Число малых уменьшилось почти на 600 (2%), а число средних снизилось на 35 (10%).

По всей России количество средних предприятий снижается третий год. По словам директора Экспертно-аналитического центра РАНХиГС Николая Калмыкова, здесь возникает вопрос достаточности поддержки:

Николай Калмыков«Нужно «малышей», которые доросли до среднего уровня, стимулировать и поддерживать. К ним нужны другие подходы — у нас есть государственные закупки у малого и среднего бизнеса. Наверное, надо более активное вовлечение крупных предприятий с госучастием, чтобы вокруг них создавались экосистемы из «малышей», которые способны обслуживать их задачи и запросы».

Доступ субъектов МСП к участию в госзакупках зачастую не работает на практике. «По данным Счетной палаты, по результатам мониторинга применения Федерального закона №223‐ФЗ, в 2017 году 18 крупнейших заказчиков заключили с 19 предприятиями 23 договора на общую сумму 204,4 млрд рублей. Самым крупным из них является договор, заключенный банком ВТБ 24 на сумму свыше 14,7 млрд рублей способом закупки «у единственного поставщика». Такая практика может рассматриваться как формальное выполнение квот закупок у субъектов МСП», — говорит завкафедрой предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Дмитрий Завьялов.

«В ситуации, когда покупательский спрос не растет, а экономические условия в целом остаются сложными, любая господдержка или другие формы послаблений могут положительно сказываться на деловой активности, росте количества компаний», — считает уполномоченный по защите прав предпринимателей по РТ Тимур Нагуманов. Для отдельных групп предпринимателей, например, для начинающих бизнесменов, господдержка может иметь решающее значение, но государственным органам следует рассмотреть и снижение давления фискальных и надзорных органов, бюрократии, продолжает собеседник.

По словам Калмыкова, количество зарегистрированных новых юрлиц не всегда является показателем только развития малого и среднего бизнеса. «На определенных этапах происходит вычищение тех, кто является формально зарегистрированными юридическими лицами, то есть компаниями-однодневками. За ними стали более серьезно смотреть». С ним согласен Тимур Нагуманов: «Налоговая проверяет реестр и вычищает из него «несуществующие» юрлица с неподтвержденными адресами расположения».

Количество юридических лиц, сведения о которых содержатся в Едином реестре субъектов МСП
Регион Всего (юрлиц и ИП) Всего юрлиц Из них микропредприятия Из них малые предприятия Из них средние предприятия
10.01.2019 10.01.2018 10.01.2017 10.01.2019 10.01.2018 10.01.2017
Российская федерация 6.041.195 6.039.216 5.865.780 2.715.388 2.817.510
Центральный ФО 1.866.670 1.861.590 1.771.841 958.797 1.004.145
Белгородская область 64.660 65.417 62.056 23.088 23.468
Брянская область 41. 621 42.384 41.061 12.635 13.109
Владимирская область 53.280 54.314 53.607 18.754 19.598

«Люди выходят из теневой занятости»

В 2018 году больше всего предприятий прибавилось в Московской области (на 17,9 тыс. — до 337,2 тыс.) и Санкт-Петербурге (на 9,7 тыс., или 2,7% — до 369,4 тыс.). Далее идут Самарская и Ленинградская области (рост на 4,3 и 3,9 тыс. соответственно), Дагестан (плюс 2,9 тыс.). Татарстан — на шестом месте с 1,9 тыс. новых субъектов.

Наибольшая динамика по юрлицам — в Ингушетии, здесь число субъектов МСП выросло на 21,2%. За ней следуют Дагестан (8,9%), Ленинградская (7,1%) и Московская (5,6%) области. Хуже всего обстоят дела на Алтае, где за 2018 год произошел 6%-ный спад (минус 542 предприятия), Костромской области (снижение на 5,5%, или 1,4 тыс. предприятий), Хакасии (минус 5%, или 906 юрлиц).

Интересно, как количество предприятий изменилось в Москве: после роста количества юрлиц и ИП на 45 373 в течение 2017 года, в 2018 их число снова пошло на спад (почти 7 000). При этом юрлиц в Москве к началу 2019 года стало меньше на 38 277, таким образом, этот значительный спад был более-менее компенсирован за счет роста количества ИП (плюс 31 тыс.).

Общее количество индивидуальных предпринимателей росло в большинстве регионов. В 41 регионе наблюдался незначительный спад, например, в Крыму, Белгородской, Омской, Оренбургской, Владимирской, Пензенской и других областях, Забайкальском крае, Бурятии, Коми, Якутии и иных субъектах. В Алтайском крае количество ИП за год выросло на одну единицу (44,9 тыс.).

«Когда появляются именно индивидуальные предприниматели, а не ООО, ЗАО и так далее, это хороший показатель: люди готовы регистрировать свои небольшие частные бизнесы, создавать их и развивать. То есть люди начинают новое дело, либо выходят из теневой занятости и переходят в формат ИП», — поясняет Калмыков.

Также это вопрос удобства: микропредприятиям выгоднее администрировать налоги и отчетность в форме ИП, добавляет Тимур Нагуманов.

Количество индивидуальных предпринимателей, сведения о которых содержатся в Едином реестре субъектов МСП
Регион Всего (юрлиц и ИП) Всего юрлиц Из них микропредприятия Из них малые предприятия Из них средние предприятия
10.01.2019 10.01.2018 10.01.2017 10.01.2019 10.01.2018 10.01.2017
Российская федерация 6.041.195 6.039.216 5.865.780 3.325.807 3.221.706
Центральный ФО 1.866.670 1.861.590 1.771.841 907.873 857.445
Белгородская область 64.660 65.417 62.056 41.572 41.949
Брянская область 41.621 42.384 41.061 28.986 29.275
Владимирская область 53.280 54.314 53.607 34.526 34.716

В ПФО в большом плюсе только Татарстан и Самарская область

В Приволжском федеральном округе больше всего предприятий на 10 января 2019 года зарегистрировано в Татарстане (159,2 тыс.). Также более 100 тыс. субъектов бизнеса — в Самарской (134 тыс.) и Нижегородской областях (131 тыс.), Башкортостане (126,8 тыс.) и Пермском крае (106,5 тыс.).

В пяти регионах округа из 14 за год число субъектов МСП выросло, и только в двух рост существенный: Татарстан прибавил 1 888 предприятий, или 1,1%, Самарская область — 4 296, или 3,3%. На 373 предприятия стало больше в Саратовской области, на 263 — Пермском крае, на 43 — в Башкортостане. «Практически во всех регионах, где прошел чемпионат мира по футболу, общие показатели МСП лучше, чем по стране в целом», — говорит Завьялов.

По числу юрлиц Татарстан — на седьмом месте в стране по расчетам на 10 января 2019. года. С учетом и юрлиц, и ИП республика также на седьмом месте после Свердловской (202,7 тыс.) и Ростовской областей (177,5 тыс.). Сразу после нее идут Новосибирская (146,9 тыс.) и Челябинская области (145,8 тыс.). Только по числу малых предприятий РТ поднимается на одну позицию, после Свердловской области и Краснодарского края, и здесь шестое место республика сохраняет на протяжении последних трех лет.

Тимур НагумановПо словам Тимура Нагуманова, в Татарстане в развитии предпринимательства в основном ориентируются на деловой климат: «Это как оценивают сами предприниматели условия для ведения бизнеса в стране, регионе, конкретном городе и муниципалитете. Этот показатель включает в себя и оценку предпринимателями господдержки, и административные барьеры, налоги, доступность финансирования».

В течение 2018 года выросло количество жалоб предпринимателей на действия налоговой службы — неправомерное начисление штрафов, блокировку счетов из-за минимальных ошибок в декларациях и платежных документах, невозможность быстро оспорить действия ФНС, рассказывает Завьялов: «Сама ФНС признает, что часто штрафует бизнес по формальным поводам, а блокировка счетов происходит в автоматическом режиме, например, при наличии расхождений в данных между налоговой и Пенсионным фондом».

Ведению бизнеса в сфере производства может препятствовать как сложность процедур подключения к электросетям, газу, теплу и воде, так и их высокая стоимость, продолжает Завьялов:

Дмитрий Завьялов«Стоимость подключения к коммуникациям в Московской области, по оценке Корпорации МСП, может достигать 3—3,5 млн руб., что сравнимо с объемами инвестиций в закупку промышленного оборудования».

В регионах существуют разнообразные меры поддержки, отмечает Николай Калмыков — субсидии, инкубаторы, различные грантовые программы, в том числе для бизнеса. Что касается Татарстана, то он известен всей стране как один из самых активных с точки зрения развития предпринимательства регионов, продолжает собеседник: «Есть в общественном экспертном поле такое понятие как «татарский предприниматель». Многие смотрят на Татарстан с точки зрения того, что стоит поучиться».

Также Калмыков отметил Чувашию — в последнее время в республике с нуля появились сельскохозяйственные предприятия. «Серьезная работа ведется сейчас в Башкирии, где новый глава очень серьезно взялся за наведение порядка в самых разных областях, и я думаю, что в ближайшее время стоит ждать больших результатов — и не только в социальной сфере, по которой больше слышишь в новостях, но и поддержке предпринимателей, потому что в Уфе, Башкирии предпринимательский дух тоже силен — не меньше, чем в Татарстане», — резюмировал эксперт.

Не все регионы ПФО закончили год в плюсе: наибольший спад оказался в Нижегородской области: регион потерял 3 170 субъектов предпринимательства (на начало 2019-го здесь зарегистрирована 131 тыс. предприятий). На втором месте по отрицательной динамике — Кировская область, потерявшая 3,7% субъектов бизнеса (50,65 тыс. против 52,6 на начало 2018 года). Серьезный спад в Оренбургской области — на 1 191 субъект, или 2%, меньше, чем годом ранее (по последним данным, в регионе 59,2 тыс. предприятий).

Лейсан Набиева, аналитическая служба «Реального времени»
ЭкономикаАналитика БашкортостанКировская областьУдмуртияТатарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 05 февр
    Ничего себе на Алтае сколько предприятий закрылось
    Ответить
  • Анонимно 05 февр
    Рост числа предпринимателей сократился... Ну по другому и не могло быть. Сейчас сложно развивать и начинать бизнес (свое дело)
    Ответить
  • Анонимно 05 февр
    Малому бизнесу сложно очень сложно развиваться в настоящее время, поэтому не удивительно, что некоторые из них закрываются
    Ответить
  • Анонимно 05 февр
    Интересный и грустный анализ
    Ответить
  • Анонимно 05 февр
    По регионам ситуация с бизнесом так себе, да и у нас не лучше, но все же Алтайский край поразил цифрой
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров