«Я бы на месте Хамитова дружил с зятем Сечина»

Политтехнолог Константин Калачев — о политическом клинче в Башкортостане

Глава Башкортостана Рустэм Хамитов внезапно «потерял голос», перестав отбиваться от федеральной атаки, принявшей вид государственно-частного партнерства: с одной стороны Башкирская содовая компания угрожает закрыть часть своего производства и сократить персонал, если не будет допущена к разработке шихана Торатау, с другой — эмиссары Минпромторга РФ заявляют уже прямо на территории республики: «Такими компаниями не разбрасываются». Тем самым Рустэм Закиевич дал повод говорить о своей грядущей отставке уже этой осенью. Насколько вероятно такое развитие событий, в интервью «Реальному времени» рассказал политтехнолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.

— Константин Эдуардович, ваши коллеги-политологи из фонда «Петербургская политика» в последнем рейтинге губернаторов в ряд глав с высокой вероятностью отставки поместили руководителя Башкирии Рустэма Хамитова. Вы, как я понял вчера, когда договаривался с вами о беседе, не разделяете такой вывод и слухи о грядущей отставке Хамитова? Почему?

— Дело в том, слухи об отставке Хамитова ходят давно. Считается, что у него нет каких-то мощных политических покровителей. Вспомним, Хамитов был назначен главой Башкирии при президенте Дмитрии Медведеве, воспринимался как его креатура и уже несколько лет его назначение считают достаточно случайным. Но коллеги забывают, что Хамитов был несколько лет федеральным инспектором по Республике Башкортостан в аппарате Сергея Кириенко, когда тот был полномочным представителем президента России в Приволжском федеральном округе. Я не знаю, какие сейчас у Хамитова отношения с Кириенко, но могу предположить, что если глава Башкирии работал под началом Кириенко, то отношения быть должны.

Слухи же о возможном уходе Хамитова не связаны с рейтингами «Петербургской политики» или со сведениями, получаемыми фондом «Общественное мнение» или ВЦИОМ по положению в Башкирии, но уж если касаться тех же сведений социологов, то тот же ВЦИОМ по итогам исследований сделал вывод, что запрос на обновление руководства в республике не выражен и у Хамитова вполне приличный рейтинг. Однако есть детали: Башкирия — это кусочек очень лакомый, и отношения Хамитова с бизнес-сообществом выстроены негладко, оттого у него и возникают проблемы: выстраивать отношения с сильными мира сего Хамитов местами не умеет, либо не хочет. Я бы на его месте, например, дружил бы с Тимербулатом Олеговичем Каримовым — учредителем фонда имени Мустая Карима и зятем Игоря Сечина, который возглавляет известную нефтяную компанию. Если Сечин это крупный человек из списка «Forbes», то с такими людьми непременно нужно строить отношения.

«Я бы на его месте, например, дружил бы с Тимербулатом Олеговичем Каримовым — учредителем фонда имени Мустая Карима и зятем Игоря Сечина, который возглавляет известную нефтяную компанию». Фото ivoblduma.ru

Еще недавно казалось, что судьба главы республики будет решаться с вопросом о хозяине «Башнефти», но приватизация «Башнефти» закончилась уже довольно давно — компания возвращена государству, конечным интересантом называли Игоря Сечина, и, казалось, почему бы тут не продвинуть на пост главы Башкирии Тимербулата Каримова? Но Каримову вряд ли интересно менять бизнес на политическую карьеру. Значит, нужно смотреть, есть ли интересанты на кресло Хамитова — насколько они влиятельны и насколько сильны и кто за ними стоит.

— А много ли этих интересантов?

— Тут можно взять только Ирека Ялалова. Это, безусловно, амбициозный глава администрации Уфы, который время от времени ведет себя таким образом, что создается впечатление, что Уфа — это не предел его возможностей и мечтаний. На прошлых выборах в парламент Башкирии он был в тройке «Единой России» и накануне новых выборов также входит в эту тройку, но дело не в этом — многие заявления Ялалова лежат за рамками его функционала и интересов, за границами, очерченными для градоначальника. Предполагаю, что амбиции относительно поста главы Башкирии у него есть, но тут возникает вопрос: а зачем вообще менять Хамитова, в связи с чем?

Не буду скрывать, в 2014 году, накануне выборов главы республики мне довелось сотрудничать с последним главой правительства президентства Рахимова Раилем Сарбаевым. Так как Рустэма Хамитова ставили на пост главы Башкирии как человека, который не имел отношения к рахимовской элите, а Сарбаев был премьером при Рахимове, можно было посмотреть, как у Хамитова строятся отношения с башкирской частью элиты. Отношения эти строились очень сложно и настолько сложно, что Сарбаев смог собрать подписи для прохождения муниципального фильтра, но его отозвала партия «Гражданская сила». Да, это было уже давно, но башкирская элита принципиально не изменилась — для нее Хамитов не свой, но это опять не причина менять его, а скорее наоборот: такая элита — это залог его устойчивости.

А только ли сопротивление бывшей элите говорит об устойчивости Хамитова? Кстати, какой все-таки у него рейтинг среди граждан Башкирии?

— У нас часто регионального руководителя оценивают по принципу: «А что он плохого сделал?», и в этом случае Хамитов ничего плохого не сделал. Если судить по выборам, то на выборах главы региона он получил 82 процента голосов, и хотя сейчас его точный рейтинг мне сложно назвать, но те цифры, которые я видел, говорят, что он достаточно приличный. Я не знаю, может, его высокий рейтинг говорит о традициях национально-территориальных образований, где руководителя республики всегда ценят высоко, а может и от того, что социальное самочувствие в Башкирии на вполне приличном уровне.

«Многие первые леди являются в регионах руководителями благотворительных фондов, но почему-то везде вокруг фондов возникают какие-то скандалы. В случае с фондом Хамитова скандал, похоже, надуманный, но он вышел наружу, и то, что с ним в Башкирии не смогли быстро справиться, говорит о многом». Фото glavarb.ru

Конечно, исторически Башкортостан связан соревнованием с Татарстаном, и тут есть зависть к Татарстану: Уфе кажется, что Татарстан развивается динамично, а Башкирия отстает. Но давайте вспомним саммит БРИКС в Уфе, который заставил власти республики навести порядок в городе. В Уфу вкладывались большие деньги (если не ошибаюсь, всего на саммит было выделено 116 миллиардов рублей, из которых немало средств пошло на улучшение облика столицы Башкирии — набережную, скверы, гостиницы). И может быть, уровень жизни в Башкирии не настолько упал за последние годы, как в других регионах. Мне очень трудно судить, что на самом деле является поводом для высокого рейтинга Хамитова, но повторюсь в одном — ярко выраженного запроса на обновление власти в Башкирии нет.

Однако этот запрос может быть выражен в других местах — в московском Кремле, в офисах компаний, которые имеют серьезный интерес в Башкортостане. Но тут можно только предполагать — инсайдерской информацией по этому поводу я не располагаю. Но тем не менее очевидно, что Рустэм Хамитов живет в кольце слухов, особенно если в Башкирии есть интернет-ресурсы, оппозиционные ему. И тут можно вспомнить историю с фондом супруги Хамитова (где якобы фигурировало незаконное присвоение денег фонда), рассказанную этими СМИ. Как известно, многие первые леди являются в регионах руководителями благотворительных фондов, но почему-то везде вокруг фондов возникают какие-то скандалы. В случае с фондом Хамитова скандал, похоже, надуманный, но он вышел наружу, и то, что с ним в Башкирии не смогли быстро справиться, говорит о многом. А именно, скандал говорит о чьих-то интересах — не только тех журналистов, которые об этой истории написали, но и интересах тех людей, которые в конце концов подпитывают финансовыми ресурсами эти информагентства, газеты и так далее.

Может, тут есть какой интерес экс-президента Рахимова?

— Он не так много значит для Кремля, как, допустим, Шаймиев. Рахимов больше увлечен тем, чтобы во что бы то ни было спасти свой бизнес, и я не думаю, что экс-президент Башкирии является заказчиком проблем Хамитова. Рахимов, может быть, не очень хорошо относится к Хамитову, но когда тот же Сарбаев в борьбе за пост главы Башкирии в 2014 году хотел добиться поддержки Рахимова, он, насколько я помню, ее не получил. Скорее кто-то из бывшей элиты в отношении Хамитова пытается что-то нагнетать, и может, этот фактор посчитали важным мои коллеги из «Петербургской политики»?

Но, на мой взгляд, интрига в отношении Хамитова связана все-таки не с внутренними разборками, а с внешними интересантами. С какими — сказать трудно. Кроме того, коллеги-политологи видят, что губернаторы «медведевского призыва» сошли на нет — как Бровко в Волгоградской области или Дмитриенко в Мурманской, на это многие составители рейтингов обращают серьезное внимание и, таким образом, не считают Рустэма Хамитова политическим тяжеловесом. Таким, каким к примеру, в силу профессионализма и личностных качеств является глава Татарстана Рустам Минниханов. Глава же Башкортостана, который прервал линию преемственности, — это свой среди чужих и чужой среди своих. Кстати, когда я был в Башкирии, многие башкиры говорили, что Хамитов — татарин и поэтому мы его своим не признаем. Хотя везде в биографиях написано, что Хамитов башкир, реакция некоторых уже о чем-то говорит. И это связано не только с отношениями с предшественником, да и национальный момент тут не главный — устойчивость положения не всегда определяется результатами выборов или рейтингами, она определяется во многом аппаратными интригами. Но про эти интриги я не слышал.

«Хамитов, которого интересуют с одной стороны отношения с бизнесом, а с другой – отношения с населением, говорил, что шиханы — это памятник природы, что трогать их нельзя, а сейчас он молчит. И похоже, что он в тупике». Фото Тимура Рахматуллина

А ситуация с конфликтом Хамитова и «Башкирской содовой компанией» (БСК) вокруг шихана Торатау — это не серьезный повод для отставки? Это ведь уже выплеснулось в публичную плоскость — Хамитова и министр Мантуров критиковал, и очень жестко. Что перед нами разворачивается?

— Это называется «капля камень точит». Если говорить о ситуации: БСК — Хамитов или о Мантурове, то это, естественно, не повод для отставки. Но если говорить про характер отношений, то та же самая БСК, хотя и занимает лидирующие позиции в России по производству кальцинированной и пищевой соды, — это не мегакомпания. Достаточно посмотреть на ее чистую прибыль за последние годы, и мы увидим, что там миллиарды не долларов, а рублей. Это не Новолипецкий металлургический комбинат, не «Лукойл» или что-то подобное. Да, у Республики Башкортостан есть акции БСК, и, возможно, Хамитову не хотелось бы, чтобы те активы, в которых участвует Башкортостан, перешли куда-то в частные руки. Понимаете, есть руководители, которые могут что-то удерживать, как в том же Татарстане, а есть те, у кого что-то можно попытаться вырвать.

И тут Хамитов хочет как руководитель республики показать свою самостоятельность?

— Разумеется, он хочет показать свою самостоятельность. Но видно, что и БСК настроена серьезно – достаточно посмотреть на статью в «Российской газете». Да, «Российская газета» это не Первый канал и там не шла речь о конфликте БСК с главой Башкирии, но речь шла об увольнении работников в случае отказа компании в разработке месторождения. Хамитов, которого интересуют с одной стороны отношения с бизнесом, а с другой – отношения с населением, говорил, что шиханы — это памятник природы, что трогать их нельзя, а сейчас он молчит. И похоже, что он в тупике.

Окончание следует

Сергей Кочнев
ОбществоВластьБизнес Башкортостан

Новости партнеров