Памяти прокурора Антонова: «Отставка после референдума»

Как борьба за суверенитет Татарстана обернулась добровольной отставкой ныне покойного главы прокуратуры ТАССР

Памяти прокурора Антонова: «Отставка после референдума» Фото: bsu.edu.ru

На этой неделе в Казани простились с Олегом Антоновым, бывшим прокурором Набережных Челнов и ТАССР. Он скончался в минувшее воскресенье на 83 году жизни и был похоронен на Арском кладбище. С разрешения автора «Реальное время» публикует посвященную Антонову главу из книги экс-прокурора Казани и судьи Конституционного суда РТ Флера Багаутдинова. Ему покойный запомнился «не свадебным председателем» челнинского суда, а борцом за улучшение жилищных условий подчиненных и противником референдума о суверенитете Татарстана.

Знаток немецкого, футболист и примерный солдат

Олег Михайлович Антонов родился в 1936 г. в Цимлянском районе Ростовской области. Детство его было трудным, военным. Мальчик с шести лет воспитывался у бабушки — родители разошлись. Уже в школе Олег проявлял хорошие способности и общественную активность. Председатель совета пионерского отряда, комсомольский группорг класса — эти и другие поручения он выполнял с желанием и ответственно. После окончания средней школы райком комсомола направил Антонова на работу в Цимлянский районный суд — судебным исполнителем. Здесь он работал до ухода в армию.

В 1957—1960 гг. Антонов проходил военную службу в Куйбышеве, в узле связи ВВС Приволжского военного округа. Командир отделения на приемном радиоцентре, младший сержант, отличник боевой и политической подготовки, отличник ВВС, спортсмен–футболист, перворазрядник по радиоспорту и т. д. Как писали в характеристике, Антонов являлся примером для всех. В 1960 г. фотографию солдата поместили на доску почета.

В 1960 г. Антонов поступает на дневное отделение юридического факультета Казанского государственного университета. Учится хорошо. За все время учебы у него только одна тройка (по истории КПСС), 13 оценок «хорошо» и 21 — «отлично». Он показал хорошие, глубокие знания.

Во время учебы в университете Олег Антонов жил в общежитии. Однокашники помнят его как подвижного, подтянутого молодого человека, который великолепно пел и танцевал. Он занимался спортом, имел разряд по футболу. Антонов постоянно ходил и занимался в ДК им. Менжинского, пел в хоре, посещал кружок бальных танцев. Он был добрым, общительным, быстро находил общий язык и подход к любому человеку. Товарищи отмечали у Антонова его душевный характер. Он всегда разговаривал спокойно, вежливо, не повышая голос. Кстати, таким же он был и в период работы прокурором. А еще говорят, что в университете Олег Антонов был любимцем девушек.

Кроме этого, Антонов хорошо знал немецкий язык и свободно на нем разговаривал. Учитывая это, руководство университета прикрепило его к немецким студентам, приехавшим в университет на учебу. Антонов помогал им в усвоении русского языка.

Из студентов в судьи

Олег Антонов активно участвовал и в общественной жизни. Его сначала избрали секретарем комитета комсомола юридического факультета, а затем и всего Казанского университета.

В 1964 г. Антонов проходит производственную практику в Бауманском районном суде Казани. Он защитил дипломную работу по гражданско-правовой теме: «Договор бытового подряда в советском гражданском праве».

О.М. Антонов в 1965 г. окончил юридический факультет Казанского университета. С 4 августа до 25 ноября 1965 г. он проходил стажировку в Бауманском районном народном суде г. Казани и Верховном суде ТАССР. С 25 ноября 1965 г. был избран членом Верховного суда ТАССР. Практического опыта судейской работы он не имел.

Вообще это уникальный случай, который сегодня невозможен. О.М. Антонова, вчерашнего студента, только что окончившего университет, сразу назначили судьей Верховного суда Татарской АССР, минуя работу в районном суде. Очевидно, что была учтена его работа судебным исполнителем до службы в армии, а также принята во внимание отличная теоретическая подготовка в университете. Одновременно с О.М. Антоновым судьей Верховного суда ТАССР был назначен и его однокашник, будущий доктор юридических наук, профессор КГУ Р.М. Валеев.

Кстати, курс, на котором учился О.М. Антонов, был очень сильным. Отсюда вышли три доктора юридических наук. Кроме Р.М. Валеева, это профессора юрфака КГУ Ф.Р. Сундуров, Б.В. Сидоров.

Как следует из справки, за период с 30 ноября 1965 г. по 25 марта 1966 г. судья Верховного суда ТАССР Антонов разрешил (окончил) 145 кассационных, 28 надзорных гражданских дел. К разрешению дел и жалоб относился со всей добросовестностью. Допускал отдельные ошибки по конкретным делам, недостатки при оформлении определений. Проверяющий отметил, что в ряде определений Антонова «имеются излишние рассуждения, касающиеся не юридических сторон дела, а моральной, житейской стороны дела». Свое первое частное определение в адрес нижестоящего суда Антонов оформил в виде письма со словами: «Под Вашим председательством», «Вынесено Вами». Старшие товарищи, члены Верховного суда ТАССР Бусарев и Емекеев подписали это определение без замечаний — видимо, просто не прочитали.

В заключение проверяющий, член Верховного суда ТАССР Ф. Смоляр сделала вывод, что Антонов с возложенными на него обязательствами справляется, однако ему еще много надо работать над повышением своего делового уровня (информация из Национального архива РТ. Верховный суд ТАССР, документы 1966 год).

Не свадебный председатель построил суд с удобствами

Председатель Верховного суда ТАССР С.А. Беглова очень ценила О.М. Антонова. Говорят, что она планировала его на место заместителя председателя Верховного суда республики по уголовным делам. Отметим, что О.М. Антонов являлся секретарем партбюро Верховного суда ТАССР.

В 1972 г. Антонов назначается председателем Набережно-Челнинского городского суда. Городской суд был тогда совсем маленький, работали там всего четыре судьи и председатель суда. Суд находился в одноэтажном деревянном здании с печным отоплением.

Условия работы в суде были, мягко говоря, неважными. Кабинетами судей были единственный зал для рассмотрения уголовных и гражданских дел. Все удобства (туалет) — во дворе. Несмотря на все это, суд работал по всем показателям хорошо.

Засучив рукава, Антонов приступил к строительству нового здания для городского суда. И в течение года задача была решена, суд переехал в новое здание со всеми удобствами.

Олег Михайлович не был свадебным председателем суда. Он сам лично рассматривал уголовные дела в основном многоэпизодные и сложные. Часто он брал для рассмотрения уголовные дела по обвинению несовершеннолетних. В частности, Олег Михайлович в течение одного месяца рассматривал многоэпизодное уголовное дело на 13 несовершеннолетних. Рассматривал и хозяйственные дела, в том числе уголовное дело о крупном хищении начальником одного из подразделений КамГЭСэнергостроя. Несмотря на оказываемое давление, Антонов вынес приговор и отправил руководителя в места лишения свободы на 10 лет с конфискацией имущества.

Как отмечают судьи и работники суда, Антонов показал себя компетентным, принципиальным, трудолюбивым руководителем. Олег Михайлович всегда интересовался личной жизнью сотрудников, заботился о них, решал жилищные и другие вопросы судей и сотрудников.

Как прокурор Автограда уходил от попыток давления

На должность прокурора города Набережные Челны Антонов был назначен приказом прокурора РСФСР от 29 декабря 1976 г. Это редкий, если не единственный случай, когда председателя суда назначили прокурором. Сегодня подобные рокировки просто немыслимы, невозможны и в принципе, и по закону. А в советско-партийные времена это было возможно.

Работать в Набережных Челнах в тот период было очень трудно и сложно. Шла гигантская стройка, город рос на глазах. Все сотрудники прокуратуры курировали, отвечали за те или иные вопросы, связанные со строительством Камского автомобильного завода. Соответственно на прокурора города О.М. Антонова ложилась огромная ответственность, огромная нагрузка. Со всем этим он справился успешно.

За годы строительства КамАЗа в городе не произошло никаких чрезвычайных происшествий и также не произошло серьезного роста преступности.

В Челнах Антонов был избран членом горкома КПСС и депутатом горсовета. В 1977 г. прокурор Набережных Челнов Антонов был награжден медалью «За трудовую доблесть». Классный чин младшего советника юстиции Антонов получил в январе 1978 г., советника юстиции — в марте 1981 г.

Строгий и справедливый, обаятельный и элегантный — таким запомнил прокурора город Набережные Челны О.М. Антонова тогдашний прокурор Елабуги Ф.Ф. Кашапов. Он оценивает Антонова как руководителя высокого ранга, отмечая, как грамотно и уверенно тот проводил различные совещания.

Конечно же, в период работы в Набережных Челнах там возникали крупные уголовные дела, в том числе на различных расхитителей и взяточников. Они были успешно расследованы при активном участии О.М. Антонова. На прокурора города шло мощное давление. Но Олег Михайлович находил выход из ситуации. По одному уголовному делу на группу лиц, занимавшихся крупными хищениями, Антонов дал указание сотрудникам милиции и следователю МВД: дело расследуйте осторожно, допрашивайте всех, за исключением подозреваемых, собирайте доказательства, никого не задерживать, не арестовывать. Стратегия прокурора выяснилась позже. Когда была собрана вся доказательная база, срок расследования по уголовному делу продлили в прокуратуре России. Здесь уголовное дело было взято на контроль. После продления срока в Москве начались задержания и аресты, допросы подозреваемых, обвиняемых. Ходатаи не успели что-то предпринять. На все их обращения прокурор города отвечал коротко: дело на контроле в Москве. Вскоре расследование было завершено, и виновные осуждены Верховным судом ТАССР (из книги Фархутдинова Р.Ф. «На ком держится Юго-Восток. Чтобы помнили» Казань, 1997 г.).

Многие отмечают в Антонове такую черту, как большую ответственность за порученное дело. Очень ответственный человек — таким он запомнился как в суде, так и в прокуратуре. Работая прокурором, он лично изучал дела. Когда не успевал, просил оставить дело. И только ознакомившись с делом, прочитав его, он подписывал обвинительное заключение.

По воспоминаниям ветерана органов прокуратуры, бывшего прокурора Нурлатского района А.А. Ихсанова, прокурор республики О.М. Антонов отличался порядочностью, требовательностью и принципиальностью.

Заведующая канцелярией Челнинской городской прокуратуры Л.А. Стахеева отмечает, что Олег Михайлович никогда ни на кого не кричал, не грубил, вникал во все вопросы. Руководители, работники горкома, горисполкома и других органов, жители города отзывались о прокуроре города очень хорошо.

Старший помощник прокурора города Набережные Челны Л.М. Туктарова вспоминает, как после перевода из Альметьевска в Набережные Челны прокурор О.М. Антонов сразу предоставил ей общежитие, а потом решил вопрос и с квартирой.

Работая прокурором Набережных Челнов, О.М. Антонов оказывал помощь близлежащим прокуратурам. В частности, челнинский опыт борьбы с преступностью изучали коллеги из соседней Елабуги — прокурор Кашапов вместе с начальником милиции. Антонов вместе со своим следователем оказывал помощь в расследовании пожара на Петровском спиртзаводе в Сармановском районе.

Новый прокурор ТАССР сделал ставку на ТВ

О человечности Олега Михайловича говорят многие работники прокуратуры. В 1982 г. старший следователь прокуратуры Набережных Челнов Насыр Мухаметшин поехал в Казань для продления срока следствия по уголовному делу. Автомобиль попал в страшную аварию. Две человека погибли, а следователь оказался в больнице и 21 день находился без сознания. Мухаметшин до сих пор с благодарностью вспоминает своих спасителей — врачей, а также заместителя прокурора республики, ранее работавшего прокурором в Набережных Челнах, Рафаэля Акберовича Аскарова, члены семьи которого дежурили у его постели, нового прокурора Набережных Челнов О.М. Антонова, который неоднократно посещал в больнице своего следователя, а также зонального прокурора Михаила Израилевича Рейнлиба, который по первому звонку буквально добывал необходимые лекарства и приносил их в больницу. Такое не забывается.

У Олега Михайловича выделялся явный донской, кубанский говор, и он его не скрывал. Он был обязателен во всем, умел располагать к себе, разговаривал с подчиненными, как с равными. Челнинские прокурорские работники запомнили Антоновых как трудолюбивую семью. Олег Михайлович сам с удовольствием работал в саду.

20 февраля 1985 г. Татарский обком КПСС утверждает О.М. Антонова прокурором Татарской АССР.

Запомнилось, как из Челнов привезли и выгружали в Казани вещи семьи нового прокурора республики. Нас, молодых сотрудников прокуратуры республики, попросили помочь в разгрузке. И мы таскали шкафы, мебель и другое нехитрое имущество Олега Михайловича, видя своими глазами, что он обычный человек, как и мы. Вот из этих простых вещей и складывается истинное, настоящее впечатление, мнение о человеке — о том, что он честный, порядочный человек.

При О.М. Антонове в прокуратуре республики появились первые компьютеры. Конечно, это были простейшие, допотопные устройства, но для того времени это был прорыв. Помню, главным компьютерщиком тогда являлся Саша Галимов (сын Ш.М. Галимова). В очках, он целыми днями сидел за странным ящиком и щелкал по клавишам. Мне, да и многим остальным, казалось, что умнее, головастее Саши Галимова никого на свете нет. Потом научились щелкать и другие.

Вскоре после прихода Антонов поставил задачу — начать на Казанской студии телевидения телевизионную передачу «Человек и закон». Заместитель прокурора республики Р.А. Аскаров и начальник следственной части Ф.Х. Загидуллин выбрали меня в качестве организатора и ведущего. Все это было непросто — готовить материалы, снимать сюжеты, делать передачу и т. д. После сбора всего материала, передачу снимали в несколько дублей в течение почти всего рабочего дня. И это при том, что от основной работы — расследования уголовных дел — меня никто не освобождал. Но я выполнял эту работу с удовольствием.

Пять лет я на общественных началах вел телепередачу «Человек и закон», причем и на русском, и на татарском языках. Передача была страшно популярной — я получал много писем, меня узнавали на улицах, ко мне обращались как к последней надежде на справедливость. Дело доходило до смешного; один посетитель, побывав на приеме у прокурора республики О.М. Антонова и получив отрицательный ответ по своему обращению, в сердцах хлопнул дверью и пригрозил: «Тогда я пойду в «Человек и закон», к Багаутдинову, и он разберется!». Телевизионное слово, печатное слово — великая вещь, и люди верили в них. Верят и сегодня.

Деление республики на пять прокурорских зон

Многие прокурорские работники отмечают, что О.М. Антонов предпринимал все меры для разрешения жилищных и иных вопросов своих подчиненных. Так было и в Набережных Челнах, и в Казани. Я и сам был весьма счастлив, получив во время работы следователем в прокуратуре республики сразу трехкомнатную квартиру. Поистине это было чудо для молодой семьи с двумя детьми.

На долю О.М. Антонова выпала сложная задача — борьба с так называемым «казанским феноменом» — преступностью несовершеннолетних. Неслучайно в 1988 г. Антонов назначает начальником отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокурора М.А. Шарапова, вместо ушедшего на пенсию И.П. Борисова.

Неимоверными усилиями, в координации со всеми правоохранительными, государственными органами удалось хотя бы остановить, сбить подростковую преступность в Казани.

Коммунистическая партия доживала свои последние дни. Весной 1990 г. прокурор республики Антонов предложил мне стать прокурором г. Альметьевска. Я работал тогда следователем по особо важным делам прокуратуры республики, состоял в резерве. С предложением Антонова я согласился, хотя с Альметьевском меня ничего не связывало.

Олег Михайлович послал меня в Альметьевск «на смотрины» к первому секретарю горкома Ф.Х. Мухаметшину. Фарит Хайруллович поинтересовался, почему я из столицы решил поехать сюда. Я объяснил, что хочу попробовать себя на более ответственной работе в крупном городе. Разговор был непродолжительным. Мухаметшин закончил его словами, что он сообщит о своем мнении прокурору республики.

Около месяца или более мы ждали ответа, звонка от Ф.Х. Мухаметшина. Его не последовало. Антонов философски заметил: «не звонит, значит, не возражает, значит, согласен». Документы ушли в Москву, и назначение состоялось.

О.М. Антонов ввел так называемый зональный принцип работы и контроля. Именно при нем республику разделили на пять зон. Соответственно обучение кадров, контроль за работой горрайпрокуратур осуществлялись согласно распределению на зоны. По зонам были свои кураторы из центрального аппарата. В каждой зоне начали проводить учебу сотрудников близлежащих прокуратур. Ежеквартально проводились совещания по итогам работы по зоне. Олег Михайлович как правило сам лично проводил подобные совещания. Указанные мероприятия способствовали улучшению работы. Связь между работниками центрального аппарата и райгорпрокуратур стало более тесной, районы быстрее стали узнавать о новшествах, требованиях и т.д. Я как прокурор Альметьевска возглавлял эту работу в Альметьевской зоне.

Проводились совещания различного формата. К примеру, в Арске прошел семинар-совещание прокуроров городов и районов, с участием руководителей сельхозпредприятий по вопросу экономии ГСМ. На совещании его участники посетили новую заправочную станцию. Мероприятие прошло под председательством О.М. Антонова.

О.М. Антонов был неприхотлив, не требовал к себе особого внимания. Помню, когда он приезжал в Альметьевск и обсуждался вопрос о гостинице, то я предложил два варианта: обычную гостиницу либо ведомственную служебную квартиру одного предприятия. Антонов без лишних вопросов согласился на трех комнатную квартиру, в которой он устроился вместе с несколькими сотрудниками центрального аппарата, которые приезжали с ним на зональное совещание. То есть он даже не попросил для себя отдельное помещение, а поселился вместе со своими подчиненными.

Первый срок Кашапова

В это же время в республике обострились национальные вопросы, появились различные общественные, национальные, радикальные движения — Татарский общественный центр, партия «Иттифак» и т. д. Митинги, протесты, акции —
обстановка была неспокойной. Альметьевск не был исключением. В частности, здесь была попытка закрыть задвижку нефтепровода «Дружба», с требованиями оставить нефть в республике. Это было весьма сложное время для органов прокуратуры.

Помню, как на один местный митинг в Альметьевск прибыла мощная поддержка из Набережных Челнов. Митинговали на центральной площади Ленина. Каково было мое удивление, когда я увидел во главе челнинского десанта Рафиса Кашапова. Ведь я до этого знал его как обычного уголовника. Дело в том, что примерно лет за пять до этого, работая следователем прокуратуры республики, я расследовал уголовное дело по одному убийству в Набережных Челнах. По нему проходили, если не ошибаюсь, пять человек и среди них два брата Кашаповых Рафис и Нафис. Все они были арестованы, сидели в следственном изоляторе в Казани. Я неоднократно встречался в изоляторе с братьями Кашаповыми, проводил их допросы и другие следственные действия. Запомнилось, что Рафис Кашапов занимался единоборствами и в изоляторе не прекращал своих тренировок. Надо признать, находясь за решеткой, он сохранял полное спокойствие, уверенность, силу воли. Обвинение обоих Кашаповых было нетяжким — они в самом убийстве участия не принимали, а только помогали в сокрытии следов преступления, в перевозке трупа в машине, и не сообщили о совершенном преступлении. Тогда Рафису Кашапову дали небольшой срок лишения свободы.

И вот этот человек появляется в Альметьевске на митинге нашего местного ТОЦа. Мы опасались беспорядков, провокаций со стороны челнинских. Я тихонько подошел к Кашапову. Он, конечно же, меня узнал, мы поздоровались. Я попросил его провести мероприятие спокойно, без эксцессов, добавив, что не хотел бы с ним еще раз встретиться в тюрьме. Подействовали ли эти мои слова или нет, но митинг прошел спокойно, и вскоре Кашапов покинул площадь, забрав своих людей.

Между политическим молотом и наковальней

За годы работы Олег Михайлович накопил богатый опыт, поднял состояние прокурорского надзора в республике на достаточно высокий уровень. Он успешно решал самые трудные вопросы, умел находить выход из самых сложных ситуаций. Антонов наладил ровные, уважительные, деловые отношения со всеми ветвями власти на уровне республики и на местах. За все это время к О.М. Антонову не было серьезных замечаний, претензий со стороны властей республики.

Все было хорошо, спокойно, но только до марта 1992 г., когда случился референдум о независимости, о суверенитете Республики Татарстан. В противостояние Москвы и Казани были втянуты и органы прокуратуры. Москва выступила категорически против проведения референдума и направила в республику своих представителей, в частности, работников Прокуратуры РСФСР. Их десант высадился и сосредоточился в основном в Казани (прокурором города Казани в то время был С.Х. Нафиев). Два человека прибыли в Альметьевск, где я в то время работал в должности прокурора города.

Эти двое прибыли как будто для проверки и оказания практической помощи в организации работы по прокурорскому надзору, однако они этим совершенно не занимались и требовали только одного: принять меры, чтобы не допустить проведения референдума в республике. Прокуроры тем самым оказались между молотом и наковальней. С одной стороны, вышестоящая прокуратура, указания которой мы должны были выполнять беспрекословно. С другой стороны, интересы родной республики, в которой ты родился, живешь и работаешь, интересы ее народа, в конечном счете, поддержавшего референдум.

Позиция прокуратуры Республики Татарстан для нас вначале была неясной. Указаний оттуда не поступало. С прокурором республики нас не соединяли, говоря, что в его кабинете находятся представители прокуратуры России.

Наконец, за день до референдума из прокуратуры Республики Татарстан поступила телефонограмма: всем горрайпрокурорам внести в избирательные комиссии представления о том, что проведение референдума противоречит законодательству. Полный текст данного представления, сформулированный наверху, был продиктован нам по телефону.

Не зная, что делать, как поступить, я позвонил первому заместителю прокурора республики М.С. Мусину. Тот неожиданно сказал: посоветуйся с Нафиевым, прокурором Казани. Я не понял, почему надо советоваться именно с Нафиевым, он же не прокурор республики.

Я позвонил по телефону Сайфихану Хабибулловичу и спросил, будет ли он вносить представление по референдуму. Он ответил, что нет.

В самой прокуратуре в этот период шли противоречивые процессы. Были даже предложения создать независимую от Москвы прокуратуру Республики Татарстан.

Первый заместитель прокурора республики М.С. Мусин вызвал прокурора отдела кадров В.С. Новикову и поручил ей подготовить Закон о Прокуратуре Республики Татарстан. Валентина Сергеевна долго ходила и думала: как же сочинить такой закон? Все было так непонятно, так зыбко, да и времени в обрез. К тому же находившиеся здесь представители Прокуратуры РСФСР проводили с сотрудниками аппарата беседы, и уговаривали, и угрожали: «Куда вы рветесь?». Новикова нашла неожиданный выход из положения. Она взяла Закон о Прокуратуре РСФСР, зачеркнула слова «РСФСР», вместо них написала сверху — «Республики Татарстан», еще кое-что добавила. Закон был готов, но он не понадобился.

Многоопытный прокурор Й.Г. Шайфутдинов (в 1992 г. — прокурор Елабуги) признается, что оказался тогда в безвыходной ситуации и был вынужден принять прокурорское решение вопреки своим личным убеждениям. Он пишет: «Я понимал, что, выполняя указание прокурора республики, я противопоставлял себя населению, руководству города и без преувеличения народу республики. В то же время невыполнение прямого требования вышестоящего руководства было равносильно заявлению об отставке».

Й.Г. Шайфутдинов нашел выход — он внес представление о запрете проведения референдума в городе, но «забыл» указать в конце представления о предупреждении об уголовной ответственности в случае неисполнения требований прокурора. Вечером в горисполкоме состоялось совещание, на котором у прокурора спросили: «Какие санкции последуют в случае неисполнения нами ваших требований?». Прокурор коротко ответил: «Читайте внимательно представление» («Во имя закона. Елабужскогой прокуратуре 225 лет». Елабуга, 2005).

Я не знаю, по крайней мере, случаев, чтобы кто-то из районных, городских прокуроров рьяно, с фанатизмом, исполнил указание Москвы. Все действовали формально, внесли требуемую бумагу, но никаких решительных действий никто из прокуроров не предпринимал.

После оглашения результатов референдума Антонов не мог остаться в Казани. Как-никак, выступил против референдума, против руководства республики и в конце-концов против народа.

Москва предлагала О.М. Антонову разные варианты трудоустройства, в том числе и заместителем генерального прокурора Российской Федерации, прокурором субъекта в центральной части. Он выбрал Белгород, поближе к родным местам. Сразу же Антонов был назначен прокурором Белгородской области, где успешно работал до выхода в отставку.

Говорили, что он хотел вернуться в Казань. По этому поводу состоялись переговоры на самом высоком уровне. М.Ш. Шаймиев не возражал против его возвращения и дал необходимые распоряжения.

Но он не вернулся. Мне кажется, что не позволила его гордость. Олег Михайлович, скорее всего, не забыл, что ему пришлось испытать в Казани во время тех событий. Он наверняка не смог простить того, что его выставили в роли главного противника суверенитета. Человек гордый, но ранимый, он не согласился с такой оценкой.


Флер Багаутдинов, глава из книги "Прокуроры Татарской республики (1946-2000 г.г.)"
Справка

Олег Михайлович Антонов

Родился 27 марта 1936 года в городе Цимлянске Ростовской области.

После окончания Казанского госуниверситета начинал работу в Верховном суде Татарской АССР.

В 1976 году назначен прокурором города Набережные Челны

В 1985 году возглавил прокуратуру ТАССР.

В 1992-1997 годах — прокурор Белгородской области.

В сентябре 1997 года по его личной инициативе при прокуратуре Белгородской области был создан региональный учебный центр, которым он руководил до ноября 1999 года. В дальнейшем он возглавлял Белгородскую региональную общественную организацию ветеранов прокуратуры.

Государственный советник юстиции 2-го класса, заслуженный юрист РСФСР, почетный работник прокуратуры РФ. За примерное исполнение служебных обязанностей, продолжительную службу в органах прокуратуры неоднократно поощрялся генеральным прокурором Российской Федерации.

ОбществоИсторияВласть Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии