«Казанский IRONSTAR — хороший прецедент организаторам любых мероприятий: нужно просто искать пути к диалогу»

Стенограмма онлайн-конференции «Реального времени» с сооснователем проекта IRONSTAR Владимиром Волошиным

«Казанский IRONSTAR — хороший прецедент организаторам любых мероприятий: нужно просто искать пути к диалогу» Фото: Максим Платонов

Незадолго до сегодняшних стартов на трассах IRONSTAR в студии «Реального времени» побывал идеолог и один из основателей проекта Владимир Волошин. Бизнесмен и спортсмен-любитель, у которого за плечами оказалось четыре старта на мировом IRONMAN, успешно прошел всю часовую дистанцию онлайн-конференции, сохраняя позитивный настрой даже при ответах на не самые мягкие вопросы. Волошин рассказал, во сколько обойдется организация подобного спортивного ивента, как можно договориться даже с несгибаемой ГИБДД, как найти деньги на спорт и как стать «железным человеком», не расстраивая при этом жену и дочку.

  • Владимир Волошин — бизнесмен, сооснователь проекта IRONSTAR TRIATHLON, генеральный директор Newman Business Consulting
  • Дмитрий Семягин — модератор, заместитель редактора службы новостей интернет-газеты «Реальное время»

«Мы были первой организацией, которая после Олимпиады смогла за 6 месяцев согласовать перекрытие сочинской трассы»

— Вначале поговорим о том, что такое IRONSTAR вообще: расскажите, что это за проект, что это за соревнования?

— IRONSTAR — это протриатлон, это российский бренд, это российская компания, которая была создана в конце 2013 года. В 2014 году мы начали проводить соревнования IRONSTAR в закрытых помещениях в сотрудничестве с одной из ведущих фитнес-сетей в России. И в 2015 году IRONSTAR впервые вышел в формат «аутдор» на площадке города Сочи в Олимпийском парке, где мы провели статусные соревнования совместно с Федерацией триатлона России, Краснодарского края и, по сути, положили начало большим международным соревнованиям по триатлону в Краснодарском крае.

В июне 2015 года мы протестировали площадку Олимпийского парка в преддверии финального кубка Европы, который состоялся 27 сентября 2015 года, собрал 19 стран. Для нас это был, безусловно, проект года, потому что это было первое в нашем портфеле мероприятие с большим количеством иностранных участников, с высоким международным статусом, с контролем со стороны Евросоюза, Международного союза триатлона, Олимпийского комитета, министерства спорта — в-общем, всех, кто так или иначе связан с элитным спортом, элитными спортсменами, всеми, кто вовлечен в этот процесс. Для нас это тоже был хороший толчок, потому что вся команда, включая судей, получила бесценный опыт обучения, знаний от наших европейских коллег. И, собственно, тогда же мы и провели первый «полужелезный» триатлон в курортном районе Имеретинский, в котором приняло на тот момент рекордное количество участников для России в данном формате. Участники плыли почти 2 км в открытом море, 90 км прокатились по абсолютно новой шикарной федеральной трассе Красной поляны и Имеретинского курортного района. Мы были первой организацией, сумевшей за 6 месяцев после Олимпиады согласовать перекрытие этой красивой дороги, которая была предназначена полностью для триатлетов-любителей. После чего они возвращались в Олимпийский парк и бежали уже по равнине полумарафон — 21 км.

Это был такой старт. Безусловно, вся команда была про спортивную составляющую, безопасность участников, и это нас привело к действительно хорошим результатом. В ноябре 2015 года IRONSTAR был номинирован на премию РБК как «Бизнес-прорыв года», хотя мы изначально даже не планировали, что подобные номинации мы будем получать и участвовать в таких конкурсах. А в январе 2016 года в Париже мы были приглашены в Олимпийский комитет, где Европейский союз триатлона решил, что IRONSTAR вошел в четверку лучших европейских стартов 2014 года. Это еще одна ступенька вперед к тому, что в России можно, нужно и умеют проводить такие хорошие качественные мероприятия.

В ноябре 2015 года IRONSTAR был номинирован на премию РБК как «Бизнес-прорыв года», хотя мы изначально даже не планировали, что подобные номинации мы будем получать и участвовать в таких конкурсах

В 2016 году мы проводим под брендом IRONSTAR 15 мероприятий, включая зимнюю серию закрытых триатлонов, детские соревнования STARKIDS, в которых в этом году примут почти 500 детишек в Сочи и в Казани. Мы проводим в том числе спринт, олимпийскую дистанцию, «полужелезную» дистанцию и, собственно, готовимся к самому большому мероприятию этого года, которое состоится 24 сентября в Сочи в Олимпийском парке. Мы проводим чемпионат России среди любителей на «железной» дистанции. Это 3,867 км плыть, 186 км — велогонка, и на десерт — 42 км марафон. Это то событие, к которому мы стремились последние три года — научиться делать безопасный, качественный «железный» триатлон в России и найти такую подходящую площадку. Так что IRONSTAR — это исключительно протриатлон.

— А от олимпийского триатлона чем он отличается?

— Дистанцией. Олимпийский триатлон (если кто-то сейчас наблюдал за Олимпиадой в Рио) включает в себя плавание — 1,5 км в открытой воде, 40 км — велогонку и 10 км — бег. Наша национальная сборная (женская и мужская) имеют фокус именно на эту дистанцию. Любители выбирают уже более длинную дистанцию, связанную с выносливостью, это, как я уже сказал, «полужелезная» и «железная» дистанции. В России буквально месяц назад прошел первый ультра, где участники плыли 10 км на открытой воде, 420 км — велогонка и 84 км — бег. Так что, как видите, в России практически все виды представлены. То, что будет буквально через три дня в Казани, это будет впервые в столице Татарстана, которая примет спринт и «полужелезную» дистанцию в формате международного бренда IRONSTAR.

«На мероприятие с 1000 атлетов уйдет более 10 млн рублей»

— К Казани мы еще перейдем, я все-таки хотел спросить: вы ведь уже сказали, что IRONSTAR — это еще и бизнес, это не только спортивное общественное мероприятие, но и достаточно, как я понимаю, доходный бизнес. На чем зарабатывает IRONSTAR?

— Вы знаете, насчет доходности я бы, наверное, глубоко поспорил. Бизнес-модель включает в себя несколько статей, которые являются доходными для компании. Компания занимается организацией соревнований для любителей, не для профессионалов. Но и любые коммерческие старты для любителей являются платными, т.е. для того, чтобы человек принял участие в таком старте, он покупает стартовый слот и тем самым гарантирует себе место на стартовой линии. Дальше участник выбирает, какую форму ему покупать, какой велосипед, бежать индивидуально или в составе эстафетной команды, какими авиалиниями лететь, в каком отеле жить. Вся эта цепочка расходов для участника довольно-таки длинная и большая. Мы как организаторы работаем с нашими партнерами и спонсорами, которые обеспечивают дополнительное финансирование, необходимое для проведения соревнований, и важнейшую часть финансирования любого старта имеют вложения самих учредителей, организаторов, которые 100% покрывают финансовый бюджет ивента и гарантируют его проведение в местах, где он должен состояться.

— Каков бюджет, хотя бы порядок сумм такого мероприятия?

— Смотрите, точную цифру я вам не скажу, я просто сориентирую вас: на мероприятие с 1000 атлетов уйдет более 10 млн рублей.

— Это все сумма либо партнерская, либо организаторов, которые потом окупаются билетами?

— Билеты как таковые — это слоты для участников, мы должны понимать, что для зрителей эти мероприятия бесплатные (они приходят и поддерживают тех, кто находится на дистанции). Но все-таки мы понимаем, что это длинный процесс, и организуем выставку-ярмарку спортивную, где торгуют спортивными товарами, и это тоже одна из статей дохода покрытия бюджета того мероприятия, которое мы делаем. Чтобы не перекладывать эту стоимость на участников, мы стараемся все-таки выдерживать стоимость слотов в пределах адекватных, рыночных, незавышенных, таких, как существуют в крупных городах (Москве, Сочи, Санкт-Петербурге, Казани), а остальную часть покрывать за счет внешних доходов.

«Казань изначально была выбрана городом №1»

— Если перейти к казанскому событию, которое будет буквально через два дня, почему остановились на Казани? Почему именно наш город?

— Казань изначально была выбрана городом №1, в котором мы хотели открыть IRONSTAR в России с первого старта в 2014 году. По внешним причинам, абсолютно не связанным с организацией или желанием, нежеланием города, все прекрасно понимали, что 2014 год был очень тяжелый для всех, было принято принципиальное решение отложить это до 2016 года, качественно подготовиться, протестировать форматы триатлона на других площадках и ехать в Казань уже с хорошим трафиком участников и гарантировать здесь зрелищное мероприятие.

Точную цифру я вам не скажу, я просто сориентирую вас: на мероприятие с 1000 атлетов уйдет более 10 млн рублей

Плюс ко всему: мы всегда, когда организуем мероприятие, еще берем календарь внешних больших событий. Все знают, что в 2015 году прошел ЧМ по водным видам спорта в Казани, и это тоже было одной из причин, почему нужно было отодвинуть на 2016 год. Очень понравилась та локация, на которой проходили старты на открытой воде, но и, безусловно, в 2014 году там велись работы. Поэтому трезвая оценка внешних факторов привела к тому, что в 2016 году готовая площадка, у нас достаточное количество участников, даже больше, чем мы можем принять. И я думаю, что погода, расположение самих жителей, инфраструктура потрясающая сделают потрясающий спортивный праздник.

— Чем казанский IRONSTAR будет отличаться от других? Вот буквально несколько недель назад прошел кировский триатлон, чем отличается?

— Кировский был вообще уникальный, он прошел 23 июля. Это был первый старт в России, где мы организовали две транзитные зоны: одна была в 40 км от центра города — там прошел плавательный этап. Организована логистика, тайминг, сопровождение, и атлеты приехали из пригорода в центр города на Театральную площадь, где была организована вторая транзитная зона. Они оставили свои велосипеды и по небольшому кругу в 2,5 км сделали дистанцию в 10 км. Там был финал кубка России на олимпийской дистанции.

В Казани все по-другому: в Казани мы в один день проводим сразу две дистанции. Рано утром у нас стартуют атлеты на «железной» дистанции, и в 10 утра у нас стартует спринтерская дистанция. В результате построенная инфраструктура будет в течение дня жить с утра до вечера, и зрители смогут увидеть атлетов прямо на двух дистанциях, которые будут постепенно смешиваться, пересекаться и создавать зрелищность мероприятия.

Мы немножко изменили трассу, и изначально была идея в 2013 году использовать три круга по 30 км. Мы решили сделать велокруги короче: это будет в результате шесть кругов. И на беге использовать набережную: это, соответственно, под полумарафон будет 4 круга по 5 с небольшим км, и по спринтерской дистанции это будет 5 км круг (простой, с одной точкой разворота около моста «Миллениум», что позволяет очень хорошо организовать мероприятие с точки зрения безопасности — визуального контроля за участниками, расстановки сил МЧС, скорой помощи, волонтеров, доставки воды, питания и своевременной помощи атлетам).

Погода у вас стоит жаркая, жарче, чем в Москве. Погода практически сочинская по параметрам. Вода очень жаркая, поэтому, конечно, нам как организаторам в два раза надо быть более внимательными по отношению к нашим участникам, так как это все связано с выносливостью, с экстремальными нагрузками и с любителями — самое главное. Мы не знаем, сколько они посвятили времени тренировкам, мы уверены, что они качественно тренировались, но сейчас узнаем победителей — практически через 2—3 дня.

«Мы несколько месяцев прорабатывали вопросы с ГИБДД»

— Республиканские и городские власти принимают какое-то участие в организации этого процесса?

— Вы знаете, мероприятия такого масштаба невозможно сделать без тесного сотрудничества с администрацией города, с министерством спорта и по делам молодежи, с ГИБДД, с МЧС, скорой помощью. Поэтому у нас уже на протяжении года с лишним идет очень тесное сотрудничество со всеми представителями городской власти, которые стремятся, чтобы этот старт состоялся и на очень высоком уровне.

Мы не должны забывать, что IRONSTAR — это международное соревнование, и в этот раз у нас примут участие представители более 10 стран, включая дальнее зарубежье, ближнее будет: Украина, Прибалтика, Белоруссия. Из дальних у нас Индия, Сирия, Италия, Германия, Коста-Рика. Хочется, чтобы люди уехали отсюда с правильными впечатлениями и стали нашими амбассадорами и амбассадорами Казани, чтобы вернуться сюда снова уже в качестве туристов.

Вы знаете, мероприятия такого масштаба невозможно сделать без тесного сотрудничества с администрацией города, с министерством спорта, с ГИБДД, с МЧС, скорой помощью

— У нас среди зрителей много любителей триатлона, и в прошлый раз, когда в онлайне принимал участие министр по делам молодежи и спорту РТ Владимир Леонов, у нас было много вопросов по триатлону. И сегодня тоже один из вопросов связан с организацией: «Одна из сложностей организации триатлона в Казани — это нежелание ГИБДД перекрывать дороги. За все годы существования казанского триатлона местным организаторам ни разу не удалось договориться о старте с перекрытием дорог. Какие рычаги воздействия на местное ГИБДД применили вы?»

— Сотрудничество, открытый диалог, поиск решений, — очень много, то есть мы несколько месяцев прорабатывали (очень плотно занимались ГИБДД), различными вариантами маршрутов для того, чтобы это доставило как можно меньше неудобств жителям города, чтобы они могли беспрепятственно добраться до своей работы, мест отдыха, чтобы они ни в коем случае не пострадали из-за логистики. Когда мы начали вести эту работу, мы поняли, что это не будет легко, но из-за активности со своей стороны, поиска компромиссных решений, способности договариваться именно с точки зрения здравого смысла — что и где можно перекрыть — мы пришли к тому результату, который есть.

Я считаю, это хороший прецедент организаторам любых мероприятий (будь то беговые, велосипедные или по триатлону), нужно просто искать пути к диалогу. И тут, наверное, я ничего особенного не открою. Это просто способность разговаривать с людьми, убеждать в том, что любительский спорт — это один из драйверов роста профессионального спорта: в любительском спорте участвуют родители — дети должны видеть, чем занимаются их родители, в любительском спорте огромное количество компаний, корпораций, которые поддерживают здоровый образ жизни своих сотрудников, и, безусловно, это возможность.

Мы искренне благодарим министра спорта Владимира Леонова, у которого сегодня день рождения, от всей команды от всей души мы его поздравляем с этим праздником, и говорим спасибо администрации города, всем службам безопасности, которые вовлечены, за то, что они пошли навстречу, и мы смогли построить очень хороший план по перекрытию дорог с минимальным ущербом для местных жителей и с максимальным результатом для проведения международных соревнований. Так что Казань может послужить примером для других городов; перекрыть дорогу — это проблема практически всех городов: чем крупнее, тем сложнее, здесь просто надо «набить руку», уметь искать компромиссное решение.

«Мы получили заключение о том, что вода в Казанке пригодная»

— Вы говорили, что сами трассы смотрели: как в целом оцениваете состояние дорог, по которым проходит трасса?

— У меня есть возможность сказать, как менялась эта трасса в течение последних трех лет. Первый раз мы приехали сюда в октябре 2013 года с группой предпринимателей и лидерами триатлонного движения в России и посмотрели, что есть. Сегодня проезжая по дороге, я понимаю, что трасса все лучше и лучше; качество дорог идеальное, качество защитных ограждений идеальное, набережная — это, я считаю, гордость для всего города, куда приходят горожане, чтобы насладиться местными пейзажами. И я думаю, что инфраструктура Казани на порядок выше и лучше, чем инфраструктура любого другого большого города, способного принять множество участников. Мы понимаем, что любое событие подобного масштаба — это экономика города: сюда приезжают люди, они пользуются сервисами, которые предлагают малый и средний бизнес. И это определенный драйвер для людей, что у них есть работа, они могут работать и платить налоги, в этой большой цепочке государство и общество выигрывает.

— А состояние воды как-то смотрели? Казанка, так скажем, не всегда отличается идеальным состоянием воды. Много вопросов к экологии Казанки, буквально недавно у нас был скандал с замором рыбы. Проверяли как-то состояние воды?

— Сразу скажу, что при проведении таких мероприятий существует специальный проверочный лист, в котором более 600 пунктов, мы должны их выполнить для организации безопасного мероприятия. Как вы можете представить, вторым пунктом в этом списке является состояние воды, поэтому IRONSTAR не проводят свои соревнования там, где нет возможности гарантировать качество воды.

Я думаю, что инфраструктура Казани на порядок выше и лучше, чем инфраструктура любого другого большого города, способного принять множество участников

Для того, чтобы использовать Казанку, во-первых, мы посмотрели, какие работы были проведены в 2015 году. Были проведены: углубление, улучшение дна, очистка дна, — то есть с точки зрения акватории она безопасна. Сама вода: было проведено несколько исследований в частности с центром эпидемиологии РТ — мы получили заключение о том, что вода пригодная, она чистая и в ней можно провести соревнования на открытой воде. Люди будут находиться в воде ограниченное количество времени, то есть самая длинная дистанция составляет 2 часа. Мы будем контролировать не только, как они плывут, но и состояние наших атлетов. Так что безопасность прежде всего: и качество воды, и визуальный наружный контроль за теми атлетами, которые находятся в воде.

«Самому возрастному участнику соревнований у нас будет 81 год»

— Сколько всего человек примет участие? Кто эти люди?

— У нас будет две дистанции. В спринтерской дистанции и в «железной» дистанции будут принимать участие индивидуальные атлеты, эстафетная часть — команды, итого у нас 1300 атлетов с двух дистанций, которые выйдут в субботу, 27 августа.

Минимальный возраст прохождения — 18 лет. Люди моложе не имеют права проходить эти соревнования. А самому возрастному участнику соревнований у нас будет 81 год. Так что он приезжает и выступит (пока он один в своей категории), это легендарный атлет-любитель, который выступает не только в России, но и за рубежом, и занимает призовые места на чемпионатах мира и Европы.

А он откуда?

— Из Москвы, Борис Кириллов. Так что если вы будете в субботу на соревнованиях, вы сразу же его увидите: во-первых, у него есть именная форма, а во-вторых, конечно, нужно поддержать таких людей.

Помимо атлетов, которые у нас будут участвовать в категориях от 18 лет до 80+ года, у нас выйдут на соревнования параатлеты. Вообще, концепция IRONSTAR заключается в том, что из обычных людей мы делаем героев, и на всех соревнованиях у нас открытая категория, когда все паратриатлеты, проживающие в России, имеют право получить от нас поддержку: мы как организация оплачиваем им стартовые взносы, они за это не платят, мы подыскиваем частных партнеров и спонсоров, корпоративных в том числе, которые обеспечивают им оплату проезда и проживания. В этот раз у нас на старт выйдут пять параатлетов. Двое ребят стартуют отдельно на дистанции «полужелезной». В частности один из них — это легендарный Ярослав Святославский, привязанный к коляске. Парень на руках проплывет 2 км, на спецколяске проедет велогонку и на другой коляске проедет уже марафон, полумарафон — 21 км. Так что тоже призываем зрителей Казани и гостей города, тех, кто смотрит сейчас эту передачу, выйти обязательно и поддержать наших параатлетов. Поверьте, это ребята с фантастической силой, силой воли и стремлением к победе, поэтому мы только «за», если к нам приезжают параатлеты.

Очень важно еще тоже отметить, что большое количество наших участников приезжает к нам, выбирая IRONSTAR как образ семейного досуга, приезжая семьями, с женами, с бабушками, дедушками, с коллегами по работе, с друзьями. И за день до основного старта (это традиция) IRONSTAR проводит детский забег. Это две дистанции: все детишки, которые ниже одного метра, бегут 500 метров, все, кто выше — 1 км. Абсолютно все получают медали на финише, абсолютно все получают футболки финишеров, это все бесплатно — подарки наших партнеров. А для родителей есть опция: кого они могут выбрать, кого поддержать. В рамках казанского старта совместно с Русфондом мы выбрали мальчика Пашу Ящука, он из Татарстана, ему два года, и мы собираем ему 155 тыс. рублей для того, чтобы отправить его на операцию в Ярославль, где врачи постараются исправить врожденную слабость ножек. Так что здесь еще и социальная ответственность присутствует, и все участники могут поучаствовать в том, чтобы мальчик из Татарстана получил необходимую помощь, и чтобы, может быть, когда-нибудь в будущем вышел на такой детский забег.

— В детских забегах еще есть возможность принять участие или там ограничено?

— Ограничено. Это все связано с безопасностью: на каждом таком старте у нас выходит 150 детей, регистрация происходит заранее: завтра, в пятницу, родители будут получать регистрацию на своих детишек, футболочки, подарки от наших партнеров. Я думаю, в будущем мы задумаемся о том, чтобы расширить количество детей, точно так же тщательно продумав план безопасности. И возможно, уже с 2017 года будет 200—250 детишек на каждом старте.

Я думаю, в будущем мы задумаемся о том, чтобы расширить количество детей, точно так же тщательно продумав план безопасности. И возможно, уже с 2017 года будет 200-250 детишек на каждом старте

Начинали мы в прошлом году, и на первый старт у нас вышло 100 детей. В этом году уже в Сочи было 150 детей и в Казани — 150.

— Нас читатели спрашивают, кто из известных людей будет принимать участие? Можете назвать какие-то имена?

— Да, конечно. Во-первых, на старт выйдет министр по делам молодежи и спорта Владимир Леонов. Он выйдет в составе эстафетной команды, он возьмет на себя самую сильную дистанцию — плавательный этап. У нас будет Эльмира Калимуллина, заслуженная артистка РТ. У нас будет Ирек Зиннуров, это серебряный и бронзовый призер Олимпийских игр. Ирина Шадрина, известная телеведущая. Ринат Салахетдинов — редактор Ленты.ру, Гульнара Самитова-Галкина — олимпийская чемпионка в беге с препятствиями. Полина Киценко — организатор самого большого благотворительного забега в Москве, она же является креативным директором «Подиум спорт». Огромное количество людей, которые представляют также крупные компании нашей страны: «Лукойл», «Роснефть», «Росатом», «Сбербанк». Так что вы увидите по форме этих людей.

«Российские старты гораздо ниже по стоимости и по доступности всех расходов гораздо ближе народу»

— Основной забег все-таки платный. А какова стоимость участия?

— Стоимость формируется тремя уровнями. Первое, когда еще в 2015 году участники могли зарегистрироваться, тогда, например, участие в «полужелезной» дистанции стоило 8 тыс. рублей, это примерно 100 евро, а дальше было повышение цены, последняя цена была около 10 тыс. рублей для тех, кто принимал решение в самый последний момент. Цена, в принципе, абсолютно адекватна рынку, адекватна тому, что наши участники оставляют с лихвой на зарубежных рынках, в том числе атлеты РТ.

Каждый год мы делаем такое упражнение для наших триатлетов: мы выпускаем брошюру, которая называется «Экономика думающего триатлета», где мы за наших участников считаем статьи расходов и показываем, что нужно тренироваться и соревноваться в России и на российском старте. Приехать в Казань при полном пакете, включая стартовый взнос, прилететь эконом-классом, разместиться в гостинице по приемлемым ценам, потратить какие-то деньги на такси, отсутствуют затраты на получение визы, недорогое питание в пересчете на евро — примерно 20—25 тыс. рублей, это общий бюджет на одного человека. Для сравнения: на тот же старт в Европе стартовый взнос будет вам стоить 18—25 тыс. рублей сразу, плюс экстра-расходы, которые приводят к тому, что бюджет на одного человека получается в среднем от 50 до 140 тыс. рублей.

Поэтому российские старты гораздо ниже по стоимости и по доступности всех расходов гораздо ближе народу. При этом мы наблюдаем огромное количество участников, выезжающих из России. Например, берем четыре самых популярных старта, они собирают примерно где-то 600 человек из России, способных платить 25 тыс. рублей только за мечту получить этот старт. По «железному» триатлону тут еще гораздо более высокие расходы: на европейском старте в среднем только слот участия стоит от 50 тыс. рублей.

Поэтому, конечно, если вы начинающий триатлет, если вам интересен опыт участия в хороших безопасных качественных стартах, абсолютно не хуже европейских, то я считаю, вам нужно выбирать то, что делают в России в Подмосковье, в РТ, в Краснодарском крае, в Ленинградской области. У нас уже научились делать такие мероприятия. Бывают, конечно, какие-то форс-мажорные сбои, но мы на рынке находимся относительно недавно и бывают разные вещи, но главное, чтобы извлекались полезные уроки и такие ошибки не повторялись. Поэтому все команды друг друга поддерживают, предвосхищают вопрос по поводу конкуренции на российском рынке.

Сразу хочу сказать, что между всеми организаторами триатлона в России есть линия сотрудничества, конкуренция бывает только на уровне брендов, а на уровне организаторов мы все друг другу помогаем, обмениваемся технологическим сырьем, различной материальной базой для того, чтобы всем вместе развивать тот рынок любительского триатлона, который есть в России. Так что совместными усилиями мы можем достичь результата, а если будем драться-ругаться, то и любители к нам не поедут и мы никаких результатов благодаря такой деятельности не достигнем.

Российские старты гораздо ниже по стоимости и по доступности всех расходов гораздо ближе народу

— Тем не менее читатели нам пишут, что казанский IRONSTAR стал самым дорогим в России, так ли это?

— Я думаю, что просто не до конца тот человек, который писал, разобрался в том, насколько он дорогой. Я еще раз отмечаю: самая дорогая цена — 10 тыс. рублей за слот.

— Если Киров взять, там там слот во сколько обошелся?

— В Кирове происходила другая совершенно дистанция — олимпийский триатлон, который проводится на этом месте исторически уже 3 года. Соответственно, цены, которые мы оставили для Кирова, остались историческими. Это было порядка 3 тыс. рублей для участников олимпийского триатлона. Олимпийского триатлона в Казани сейчас нет, есть спринт и проходит «полужелезная» дистанция. Это более сложные форматы, и внутри большой инфраструктуры это вполне адекватная цена без какого-либо завышения.

Если вот так говорить, по-честному, то, конечно, можно сказать: давайте сделаем ноль. Но те люди, которые голосуют рублем, принимают участие в данных соревнованиях, этот взнос уходит как вклад в развитие триатлона в России. Поэтому можно выбирать: те, кто хочет подешевле, могут поехать в регионы, те, кто хочет большое качественное мероприятие, едут в Казань, Сочи, Санкт-Петербург.

— А сколько один сочинский забег будет стоить?

— Сочинский железный триатлон стоит порядка 15 тыс. рублей.

«Чем больше людей вовлечено в любительский спорт, тем в целом по стране будет другое настроение»

— Вы уже сказали, что есть несколько организаторов подобных мероприятий, сколько их в России?

— Я могу выделить лидеров на рынке по количеству собираемых участников. Начнем с северо-запада — это компания «А1», которая организует соревнования в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Это две компании, которые организуют триатлон в Московской области: «Титан» и «Гром» — серия стартов, включающих в себя и лыжные гонки, и триатлон, и свимминг-дран, чисто заплывы делают. И, собственно, IRONSTAR, который работает в трех городах: Сочи, Казань и в этом году у нас был первый положительный опыт работы с регионом — город Киров.

— Форматов таких любительских соревнований много, есть один из форматов — трасса — полоса препятствий, самый известный бренд — это «Гонка героев». Как вы относитесь к таким и являются ли они для вас конкурентами?

— Прекрасно отношусь, считаю, что это один из форматов, где люди могут проявить себя, выплеснуть положительную энергетику для достижения какой-то общей цели. Это командное испытание, то есть это еще один плюс: вы должны найти людей, с которыми пройдете эту полосу препятствий. «Гонка героев» — это самый популярный формат и бренд в России, самый популярный бренд в мире — это SPARTAN RACE, но это все об одном и том же.

«Гонка героев» рассчитана немножко на другую целевую аудиторию: люди, которые в основном занимаются фитнесом, которые увлечены кросс-фитом, это высокоинтенсивные нагрузки, полоса препятствий и т.д. Триатлон здесь все-таки более индивидуальный вид спорта. Опять же это связано с безопасностью: на всех стартах IRONSTAR у нас запрещен драфтинг, то есть люди не могут находиться в таком воздушном мешке на велогонке. Поэтому, наверное, триатлон — это все-таки более индивидуальный вид спорта.

К «Гонке героев» отношусь положительно: могу представить, что это порядка трех-четырех аналогичных брендов по формату, которые делают подобные испытания, — здорово. Чем больше людей вовлечено в любительский спорт, тем, мне кажется, и в целом по стране будет другое настроение.

Во всех регионах есть тренерские программы, их нужно просто поискать через единый информационный ресурс, он есть в Интернете. Есть информационные площадки, где триатлеты довольно много общаются, делятся охотно своими знаниями с новичками

«Ходить и все время просить у государства денег — это какая-то утопия. Их там просто нет!»

— Все-таки вернемся к Казани. У нас у города есть свои определенные трудности с триатлоном, несмотря на то, что любителей триатлона, как я уже говорил, много. Нас еще в прошлом онлайне спрашивали и сейчас спрашивают: есть проблемы с финансированием триатлон. Триатлон, что ни говори, достаточно дорогой вид спорта, хотя, казалось бы, трасса проходит на природе, на воздухе, но подготовка, велосипеды — все стоит достаточно дорого. Нас читатели много раз спрашивали: кто поддерживает детский триатлон? IRONSTAR оказывает какую-то помощь детскому триатлону? Есть ли какие-то форматы взаимодействия?

— Вы знаете, напрямую — нет. Мы должны все-таки разделить здесь две вещи: первое — если это детско-юношеский спорт, то это вотчина государства, министерства спорта, федерации триатлона, которая занимается развитием будущих кадров. Если мы говорим про людей социально, экономически активных, не являющихся профессиональными спортсменами: люди ходят на работу, создают рабочие места, создают определенный экономический эффект для города, — они как раз и участвуют в IRONSTAR, «Титане», «Громе» и т.д. Есть еще третья группа социально-экономически незащищенная — это возрастная аудитория. Давайте так разделим.

Как я уже говорил, у нас в IRONSTAR могут принять участие только люди, достигшие 18 лет и старше, мы в рамках своей компании поддерживаем параатлетов, и когда мы знаем, что требуется помощь, поддерживаем возрастную категорию людей.

Дальше — по тому, что есть сложности с финансированием в РТ, в Казани. Это не уникальная ситуация: такие сложности есть везде абсолютно. И мне кажется, что государство может обеспечить инфраструктурой: это бассейны, стадионы, прочие площадки, где люди могут заниматься. Но что мы сами заметили, когда начали работать с федерациями и очень многими организациями, они недофинансированы и они не умеют работать со спонсорами. То есть они идут: «Дайте денег». Почему бизнес должен дать денег — вообще непонятно. Можете себе представить обычного бизнесмена, предпринимателя, к которому ежедневно приходят какие-то запросы «помоги». Нужно искать среди людей, чьи дети занимаются этим спортом. Точно так же, как любой коммерческий любительский старт: 70% ваших потенциальных спонсоров и партнеров как раз среди участников, и не нужно ходить во внешний контур, стучать в чужую дверь. Обратитесь к родителям этих детей, чем они занимаются, могут ли они каким-то образом поддерживать, могут ли они добавлять абонентскую плату за то, чтобы их ребенок занимался.

Пожалуйста, у нас сегодня на рынке огромное количество спортивных проектов, связанных с любительским спортом. Возьмем, например, один из: «Футибол» – это проект, который был запущен два года назад. Это коммерческий проект, который обучает малышей футболу, родители платят за эту школу. Ежемесячная выручка публично — 30 млн рублей. Ничего не мешает подойти к организаторам этих соревнований или организаторам образовательного процесса тренировок как к проекту: подумать, где есть слабые стороны, возможно, найти партнеров, поддержку и идти вперед. Ходить и все время просить у государства денег, мне кажется, это какая-то утопия. Их там просто нет. И потом ходить и расстраиваться, что мне их не дали…

— Еще одна проблема триатлона — это тренеры. Есть уже в России какая-то школа тренерская? Насколько вообще просто найти тренера по триатлону?

— Сейчас, мне кажется, все проще и проще найти профессионального тренера. Как правило, это элитные спортсмены, которые завершили свою профессиональную карьеру, ребята, у которых за плечами хорошие достижения и результаты. Самое главное: у них есть компетенции, навыки преподавания, они знают, как научить, а не искалечить человека. Мы каждый год пытаемся проводить некий аудит рынка, узнавать, какие новые тренерские программы появились или какие тренерские программы укрупнились за счет, например, работы с корпоративными клиентами, то есть начали обслуживать различные юридические компании, их сотрудники потом стали тренироваться.

Для того, чтобы подготовиться на «железную» дистанцию, вам нужно будет чисто тренировочного времени 37 недель плюс выходные дни, это получается год. Поэтому и называют этих людей железными

Сейчас уже с десяток очень качественных тренерских программ, которые есть в России. Я могу отметить лишь только несколько, которые знаю лично: это Игорь Сысоев с программой «Циклон», он буквально в эти дни проводит подготовку казанских участников в Иннополисе, это «Темп» — очень классная профессиональная команда ребят, которая базируется в Рыбинске, тренирует в том числе дистанционно. Есть программы такие, как I love triathlon, I love swimming, I love cycling, I love running, — это то, что сейчас захлестнуло нашу страну. Что касается программы по бегу, то ребята дали возможность людям получить профессиональные знания от экс-профессиональных бегунов, а экс-бегунам — дать работу, поработать с теми людьми, которые решили сбросить вес, достичь какой-то новой цели, пробежать свои 5, 10, 12 км и прийти к абсолютно новым ощущениям через призму спорта.

Поэтому тренерские программы сейчас есть, они представлены практически во всех регионах. Краснодарский край — наши партнеры, это высшая лига. Так что, честно, сейчас мне уже кажется, нет проблем. Главное, что они каждый год появляются, 5—10 новых проектов, которые дают возможность тренироваться людям. Во всех регионах есть тренерские программы, их нужно просто поискать через единый информационный ресурс, он есть в Интернете. Есть информационные площадки, где триатлеты довольно много общаются, делятся охотно своими знаниями с новичками.

«Много денег уходит. Эту передачу смотрят моя жена и дочка, которые, узнав абсолютную цифру, будут абсолютно несчастливы»

— А насколько сложно подготовиться к IRONSTAR или IRONMAN или аналогу этих мероприятий? С нуля это можно сделать и за сколько?

— Можно сделать и с нуля. С нуля можно сделать все абсолютно. Никаких ограничений здесь нет, кроме противопоказаний по здоровью. Для того, чтобы заняться триатлоном, нужно сделать как минимум три вещи: пройти медицинские тесты (это анализ крови, ЭКГ, анализ работы легких) и, безусловно, дополнительно пройти функциональное диагностирование для того, чтобы определить все свои пульсовые пороги, проверить свертываемость крови. Понять, насколько вы быстро доходите до критической точки, до которой вам нельзя поднимать пульс, и насколько вы быстро умеете восстанавливаться, получить полезную информацию о том, сколько у вас мышц, сколько жира, чтобы профессиональный тренер начал с вами работать.

Но мы же с вами живем в нашей стране, в России, поэтому большое количество любителей приходит в спорт, в триатлон, в бег, в плавание и т.д., и начинает с места рубить по максимальным отметкам. Количество любителей растет, количество случаев, которые не будут доставлять удовольствия никому, скорее всего, тоже будет расти, поэтому бережное отношение приведет вас, безусловно, к результату.

Для того, чтобы подготовиться на «железную» дистанцию, вам нужно будет чисто тренировочного времени 37 недель, плюс выходные дни, это получается год. Поэтому и называют этих людей железными, потому что они готовы дисциплинировать себя на целый год, активно тренироваться, готовиться не менее 8—10 часов в неделю для того, чтобы выйти на один старт, который будет для них главным.

— Ваш личный опыт тоже хочется узнать. Мы буквально перед эфиром выяснили, что у вас уже четыре IRONMAN за плечами. Как пришли к этому, сколько заняла подготовка к первому IRONMAN?

— В 2008 году я впервые попробовал триатлон, это была короткая дистанция — 400 м плавание, 12 км маунтин-байк и 3 км бег. Это было, наверное, самое большое поражение в плане того результата, которого я ожидал и который получил. Это была очень серьезная мотивация для того, чтобы найти профессиональных тренеров и начать работу над ошибками.

Триатлон — это недешевый вид спорта, если мы посмотрим на общее число инвестиций, которое надо внести. Люди до этого доходят постепенно. Если у меня нет возможности заниматься этим видом спорта, я им не занимаюсь, но я иду к нему

В 2009 году это привело к тому, что мы с друзьями финишировали «полужелезную» дистанцию в Европе. В этом же году у меня появилась идея сразу сделать IRONMAN, но тренера для того и нужны, чтобы вовремя остановить этот пыл и заряд любой бриллиантовой идеи. Тренер поддержал нашу цель и отложил ее на год. И мы в течение года готовились к первому IRONMAN. Инвестиция времени в тренировки, в подготовку привела к тому, что я и мои партнеры показали очень неплохой результат. Далее последовала наработка уже приобретенных навыков.

Мне посчастливилось побывать на ЧМ на Гавайях в 2011 году, где я понял, что такое настоящий триатлон. Остров в это время живет исключительно триатлоном, приезжают представители всех стран, самые сильные атлеты — это ориентир, к которому я должен стремиться.

— Помимо волевых, временных, это еще и денежные затраты. Сколько уходит денег на подготовку, скажем, к «железной» дистанции (на тренера, экипировку, питание)?

— Много денег уходит. Может быть, эту передачу смотрят моя жена и дочка, которые, узнав абсолютную цифру, будут абсолютно несчастливы. Потому что дочка хочет игрушек, жена тоже требует внимания. Это, конечно, шутка. Триатлон — недешевый вид спорта, если мы посмотрим на общее число инвестиций, которое надо внести. Люди до этого доходят постепенно. Если у меня нет возможности заниматься этим видом спорта, я им не занимаюсь, но я иду к нему. Можно начать с самого бюджетного варианта — бега, затем перейти к плаванию, которое более затратное из-за того, что необходимо покупать новую экипировку и абонемент в бассейн. Наиболее затратное — это велосипед. Цены на велосипеды в России довольно кусачие, особенно, если вы выбираете хороший велосипед. От 50—70 тыс. рублей за базовый уровень и до абсолютно космических цифр.

Огромная расходная статья — это поездки. Поездки семейные, улететь одному очень тяжело. 80% приезжают с семьями.

Мой рост внутри триатлона с точки зрения расходов был постепенным — постепенно я пришел к тем велосипедам, которые у меня появились в гараже, и постепенно я пришел к той форме, которая появилась в гараже.

— Вы параллельно занимаетесь бизнесом. Как удается совмещать спорт и занятия бизнесом?

— Чем больше планируете, тем больше у вас получается сделать. Одно другому не мешает. IRONSTAR — это наша мечта, мечта нескольких партнеров, у которых есть за спиной свой собственный бизнес, помогающий им сохранять ту финансовую стабильность, которая есть. Одно другому не мешает. Наш внешний бизнес позволяет делать айронстар.

— Нас читатели спрашивают: вы не устали?

— Не устал, отдыхать будем на пенсии. Сейчас есть время — нужно работать.

Диляра Ахметзянова, фото Максима Платонова, видео Арчи Стасевича
МероприятияOnline-конференции
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 27 авг
    "Бизнес-прорыв года" - это сильно)
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    какая развернутая стенограмма
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    Интересный собеседник
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    Ну вы капитально его расспросили
    Ответить
  • Анонимно 27 авг
    Разносторонний дядька
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии