Так вижу: как современная офтальмология помогает вернуть зрение

Есть ли разница между дорогостоящими и бюджетными методами лазерной коррекции, может ли бадминтон заменить аппаратное лечение и в каком возрасте можно не посещать офтальмолога

Так вижу: как современная офтальмология помогает вернуть зрение Фото: Максим Платонов

По данным Минздрава России, у каждого седьмого жителя страны есть заболевание глаз, но своевременное обращение к врачу и новые технологии могут вернуть зрение. Как помогает современная офтальмология, есть ли разница между дорогостоящими и бюджетными методами коррекции зрения, какие проблемы с глазами могут возникнуть у детей, взрослых и пожилых и почему с 25 до 40 лет можно забыть про врача? На эти и многие другие вопросы «Реальному времени» ответил кандидат медицинских наук, врач высшей квалификационной категории и главный врач офтальмологической клиники «Кузляр» Станислав Жернаков.

Детская офтальмология: есть ли толк от аппаратного лечения и как бадминтон тренирует глаза

— Станислав Викторович, вы лечили сердце, потом переобучились на офтальмолога, в 2009-м году открыли клинику. Почему офтальмология, был спрос на это направление?

— Спрос был, есть и будет. Кто-то подвержен миопии (близорукость, — прим. ред.) или гиперметропии (дальнозоркость, — прим. ред.), эти люди носят очки, но это их не устраивает, и они хотят скорректировать зрение. Потом мы становимся взрослее и начинают беспокоить другие заболевания — глаукома, катаракта. Все это создает определенный спрос на офтальмологические услуги, не все из которых входят в программу обязательного медицинского страхования. Соответственно, есть заинтересованность потребителя.

— То есть с офтальмологом нужно подружиться раз и на всю жизнь? Давайте разберем, для чего и в каком возрасте? Вот родился человек…

— Начнем с того, что ребенка нужно показывать офтальмологу один раз в год. Если есть нарушения зрения, а их много — не только близорукость и дальнозоркость, но и так называемый ленивый глаз (когда малыш видит одним глазом, второй в целом здоров, но работать не хочет, — прим. ред.), то наши действия с пациентами младшего детского возраста направлены на то, чтобы корректировать эти моменты. Если это миопия, то задержать ее рост, потому что бывает, что в короткие сроки у ребенка зрение падает с -1 до -7. С помощью аппаратного лечения можно добиться успеха в стабилизации этих состояний.

Станислав Жернаков, главный врач офтальмологической клиники «Кузляр»

— На родительских форумах обсуждают аппаратное лечение, но в оценке эффективности мнения мам расходятся…

— Есть разные аппараты, и разные подходы к лечению. В том же салоне оптики ставят аппарат и говорят: «Приходите, у нас есть аппаратное лечение». Можно просто в «крестики-нолики» за компьютером поиграть, а можно пользоваться аппаратами, эффективность которых доказана практикой. К ним относится, например, «Амблиотрон» — это аппарат, который воссоединяет этапы мозговой деятельности. На голову надевается шлем для снятия энцефалограммы, ребенок смотрит мультик и в зависимости от того, как мозг реагирует на картинку, она иногда пропадает — экран становится черным, и мозг самостоятельно достраивает картинку. Есть аппараты с фотомагнитной стимуляцией — все позволяет достичь успехов в улучшении зрения у детей.

— Раньше говорили, что достаточно делать гимнастику для глаз. Без аппаратов обойтись можно?

— Можно. Если вы отдадите ребенка в секцию по большому или настольному теннису, бадминтону — там, где требуется наблюдение за быстро двигающимся предметом. Это способствует улучшению кровоснабжения глубоких мышц глаза, хрусталика. Если просто 5 минут сидеть у окна и смотреть то на точку на стекле, то вдаль, или бросать шарик о стену и ловить — этого мало, нужны постоянные тренировки. Ведь ноги у нас станут сильными, только если мы начнем регулярно бегать, и с глазами то же самое. На аппаратном лечении глаз искусственно заставляют работать, но там тоже нужно не один раз, а 10, 15, 20 сеансов каждые 3 месяца.

Занятия большим или настольным теннисом, бадминтоном — там, где требуется наблюдение за быстро двигающимся предметом, способствуют улучшению кровоснабжения глубоких мышц глаза, хрусталика и улучшают зрение.

Ночные линзы: решение для подростков

— Малыш подрос, что дальше?

— Между 10 и 17 годами у ребенка наступает некая стабилизация — близорукость есть, но она не прогрессирует, либо прогрессирует, но не так сильно, как раньше. Ребенок говорит: «Я не хочу ходить в очках, в линзах мне неудобно», а делать лазерную коррекцию еще рано. Тут вступает в силу ортокератология — ночные линзы. Они позволяют замедлить прогрессирование миопии и скорректировать зрение. Эти линзы надеваются на ночь, во время сна они уплощают роговицу, таким образом, фокус концентрируется на сетчатке. Роговица запоминает правильную форму и весь день мы отлично видим. К вечеру клетки роговицы снова мигрируют в центр, она становится выпуклая, и мы видим хуже. Чем чаще мы носим эти линзы, тем более долговременный эффект получаем. Ночные линзы подходят тем, кто не хочет делать лазерную коррекцию или имеет противопоказания — тонкую роговицу или возраст младше 18—20 лет.

— В оптиках эти линзы продаются, чтобы самим купить?

— Нет, потому что в отличие от обычных контактных линз подбор ночных линз — более трудоемкая процедура, требуется тщательное обследование. Это совершенно новое направление, в Казани всего три специалиста занимаются ортокератологией. Наш доктор-контактолог со своими пациентами работает часа три, потом на следующее утро, а потом еще через неделю — колоссального времени требует подбор, контроль, чтобы добиться максимального результата.

«Мы оперируем по технологии, которая позволяет убрать все возможные нарушения фокуса. Чтобы пациент видел не только 100%, а 120%».

Лазерная коррекция: можно прооперировать за 35 тысяч рублей и эффект будет такой же, как за 80 тысяч

— Когда можно делать лазерную коррекцию?

— До 18—20 лет, пока глаз растет, лазерная коррекция не рекомендуется, а дальше — вперед! Мы оперируем по технологии, которая позволяет убрать все возможные нарушения фокуса. Чтобы пациент видел не только 100%, а 120% — и это можно, если количество клеток сетчатки позволяет. Но если вам природа дала 80% зрения, и вы можете видеть только восьмую строчку, то как бы мы ни упирались — больше вы видеть не будете. Это не от хирурга зависит, а от врожденных особенностей: количества клеток на один квадратный микрометр сетчатки. В зависимости от толщины роговицы, степени миопии мы делаем вывод о том, насколько можем скорректировать зрение.

— Методов лазерной коррекции много, сейчас каждая клиника предлагает минимум три, какой выбрать?

— У нас есть и OptiLASIK, и Contoura Vision, и FemtoLASIK. Сейчас в интернете много информации о том, что коррекция FemtoLASIK самая лучшая — нет, просто стоит она дороже. А что лучше для пациента — выбирает врач. Можно прооперировать за 35 тысяч рублей на OptiLASIK, и эффект будет такой же, как при FemtoLASIK за 80 тысяч. У каждой процедуры должны быть медицинские показания. Бессмысленно выбирать дорогие методики, если мы получим такой же результат за сумму в два раза меньше. Я, открывая «Кузляр», сразу решил, что мы будем делать все по медицинским показаниям. То есть не просто говорить человеку: «Давай, мы тебе сделаем подороже, потому что это сейчас модно», — нет, лучше мы сделаем хорошо и более бюджетно, пациент останется довольным и приведет к нам еще людей…

В интернете много информации о том, что коррекция FemtoLASIK самая лучшая – нет, просто стоит она дороже. А что лучше для пациента — выбирает врач. Можно прооперировать за 35 тысяч рублей на OptiLASIK, и эффект будет такой же как при Femto Lasik за 80 тысяч.

— А зачем тогда эти дорогостоящие методики?

— Для коррекции с помощью FemtoLASIK есть определенные показания — тонкая роговица или узкая глазная щель. Мы же в Татарстане живем, и не у всех широкий разрез глаз, чтобы установить вакуумное кольцо для доступа лазера к глазнице. FemtoLASIK позволяет провести операцию без кольца. Это, по сути, все показания и они имеются лишь у 12—15% пациентов. В целом лазерная коррекция любыми методами — это отличный шанс для всех «миопов», которые хотят какое-то время пожить без очков.

Офтальмология «серебряного возраста»: искусственный хрусталик, капли и блефаропластика

— Какое-то?! Это разве не навсегда?

— Конечно, нет. Лет до 45. Вы можете видеть и вдаль, и вблизи, пока у вас есть аккомодация — возможность путем расслабления или сокращения глубоких глазных мышц регулировать фокус. Примерно к 45 годам, а у кого-то и раньше, аккомодация начинает сходить на нет и в какой-то момент вообще прекращается — вы становитесь дальнозорким или близоруким, и вам снова требуются очки либо для чтения, либо для дали, а, возможно, и для того и другого. Зато между 25 и 40 годами — светлое время, когда зрение стабильно и, если вас ничего не беспокоит, вы можете посещать офтальмолога раз в год-два.

Лазерная коррекция любыми методами — это отличный шанс для всех «миопов», которые хотят какое-то время пожить без очков.

— Что современная офтальмология предлагает для людей старшего возраста?

— Люди старшего возраста чаще всего страдают катарактой — помутнением хрусталика. У кого-то эта проблема возникает и раньше, в 40—45 лет, все зависит от кровоснабжения хрусталика, наследственности и даже загрязненности воздуха. Мы заменяем хрусталик на искусственный, и качество зрения значительно улучшается. Хрусталики тоже бывают разные — есть мультифокальные, которые позволяют видеть и вдали и вблизи, подходят для активных людей, которые водят машину, занимаются спортом, не хотят носить очки. Порядка 20% от всех пациентов с катарактой выбирают такие линзы.

Есть еще глаукома, которая убивает глаз по-тихому в течение 5—10 лет. Высокое внутриглазное давление приводит к атрофии зрительного нерва и полной потере зрения. Лечение глаукомы — это капли, снижающие глазное давление. Если вовремя поймать начало болезни, то, возможно, не будет никаких операций, связанных с глаукомой. Для этого каждый год после 40 лет надо появляться у офтальмолога для динамического наблюдения.

— Глазные клиники предлагают блефаропластику, она каким образом к офтальмологии относится? Вроде бы это ближе к эстетической хирургии.

— Это одно из направлений офтальмологии для возрастных пациентов, речь идет о блефаропластике верхних век, с этим сталкиваются в том числе представители монголоидной расы, когда верхние веки нависают над глазным яблоком, поле зрения сужается и это вызывает дискомфорт. Этим вопросом мы активно занимаемся.

«Все привыкли, что кузляр — это глаза, а глаза — значит, офтальмология»

— Удается людей приучить к офтальмологу? У нас привыкли легкомысленно относиться к здоровью.

— Знаете, мы каждому пациенту говорим, что его время пребывания в клинике составит от полутора до двух с половиной часов, и все равно остаются люди, которые этим недовольны. Потому что они хотят затратить на обследование 15 минут. Но это как раз принцип работы салонов оптики — посадить за аппарат, проверить рефракцию, прочитать буковки. И тут надо разделять — либо вы пришли к врачу и хотите получить полные рекомендации по состоянию глаз, либо просто подобрать очки. Для вторых — салон оптики самое то. Для первых — надо быть уверенным, что еще 4 часа после обследования вы не сядете за руль, потому что осмотр офтальмолога — это осмотр глазного дна при расширенном зрачке, измерение глазного давления. Если есть какие-то изменения, то будут дополнительные исследования — УЗИ, томография сетчатки, периметрия. И только на основании этого можно говорить «у вас все в порядке, через год ждем вас снова», либо принимать другие решения. Глаз, конечно, у нас пара, но даже потеря одного — это большая трагедия для человека.

Мы ходим по школам, призываем просто показать своего ребенка офтальмологу, не обязательно нашему, но отдача от этого направления пока очень маленькая, к сожалению. Зрением ребенка надо все равно заниматься, учитывая зрительную нагрузку в школе, использование гаджетов.

— Какие сейчас перспективные направления в офтальмологии? На чем ваша клиника собирается сосредоточиться?

— Раньше мы основной упор делали на лечение катаракты, потому что за предыдущие годы накопилась много непрооперированных пациентов, сейчас совместными усилиями государственных и частных клиник очередь уменьшается. Сейчас мы активно развиваем витреоретинальную хирургию. Это пациенты с разрывами, отслойкой сетчатки, когда счет идет на часы и минуты и в короткие сроки необходимо «приварить» сетчатку, иначе человек может полностью ослепнуть и уже никакие вмешательства зрение не восстановят. Поэтому если внезапно вы увидели перед глазами темное пятно, то срочно надо ехать к офтальмологу в клинику. Отслоение и последующий разрыв сетчатки у человека может быть вызван ударом по голове, повышением давления, миопией и другими неблагоприятными состояниями. При близорукости глаз растет, сетчатка натягивается — поэтому «миопы» тоже в группе риска.

Одно из новых направлений — витреоретинальная хирургия. Это пациенты с разрывами, отслойками сетчатки, когда счет идет на часы и минуты и в короткие сроки необходимо ее «приварить.

Еще одно важное направление — это детская офтальмология. Мы ходим по школам, призываем просто показать своего ребенка офтальмологу, не обязательно нашему, но отдача от этого направления пока очень маленькая, к сожалению. У родителей днем нет времени, вечером у детей кружки, секции, в выходные отдохнуть хочется. Но зрением ребенка надо все равно заниматься, учитывая зрительную нагрузку в школе, использование гаджетов. Если ребенок хорошо видит, то он и учится хорошо.

— Какие сейчас планы у клиники «Кузляр», в каком направлении собираетесь двигаться?

— Бизнес должен развиваться. Что такое развитие? Это введение в строй новых клиник, которые буду оказывать качественную медпомощь по офтальмологии в разных регионах России. У нас работает три клиники на территории республики Татарстан, четвертая стартует в ближайшее время за пределами РТ, планируем продолжать работу в этом направлении.

— Название там, наверное, придется сменить?

— К нам в клинику приезжает достаточно много пациентов из других регионов России. За годы нашего существования уже привыкли к названию «Кузляр», есть запатентованный товарный знак на русском и татарском языке. Появилась известность, хорошие отзывы. Даже не знающие татарский язык понимают, что кузляр — это глаза, а глаза — значит, офтальмология, поэтому менять название не будем.

Партнерский материал

1/29
Интернет-газета «Реальное время»
ОбществоМедицина
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 26 апр
    Берегите здоровье с молоду
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    о спасибо, как раз хотела коррекцию делать
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    Капли тауфон прекрасная профилактика катаракты, переодические курсы.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии