Зачистка на родине Набиуллиной: не останется ли Башкирия без собственных банков

В Башкортостане «выжили» три местных игрока. Два из них копят убытки

Зачистка на родине Набиуллиной: не останется ли Башкирия без собственных банков Фото: sibank.ru

За последние годы банковская система Башкортостана — родины нынешнего председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной — понесла большие потери. С 2015 по 2018 годы количество местных игроков сократилось в два с лишним раза. Банки либо обслуживают собственников и ликвидируются регулятором, либо поглощаются федеральными бизнес-группами. У последних региональных игроков бизнес идет не слишком успешно. В ситуации разбиралось «Реальное время».

Бизнес в мясо

15 февраля ЦБ отозвал лицензию у башкирского «УралКапиталБанка» (УКБ), основным собственником которого был местный предприниматель Дамир Камилов. Таким образом, в республике осталось только три региональных банка, один из которых сейчас проходит процедуру санации, а два других генерируют убытки.

УКБ, основанный в 1993 году, был третьим по величине банком Башкирии и активно привлекал ресурсы населения. На начало этого года физические лица хранили на депозитах в банке более 6 млрд рублей.

Причиной отзыва лицензии УКБ была его бизнес-модель, ориентированная на кредитование компаний, связанных с собственниками. В результате на балансе банка накопились активы низкого качества. ЦБ указал, что неоднократно применял к банку меры надзорного реагирования, в том числе ограничивал привлечение вкладов. После того как активы УКБ были переоценены надлежащим образом, реальный размер его капитала снизился.

Причиной отзыва лицензии УКБ была его бизнес-модель, ориентированная на кредитование компаний, связанных с собственниками. Фото bashcomm.ru

«УралКапиталБанк» действительно был ориентирован на собственника — это было видно по ряду признаков», — говорит Станислав Волков, начальник отдела валидации агентства «Эксперт РА». У банка было высокое отношение крупных кредитных рисков к капиталу. Вдобавок начиная с 2014 года он имел отрицательную рентабельность активов.

«Собственники последние 3—4 года закрывали убытки за счет вливаний капитала, но при этом не меняли стратегию банка: он продолжал привлекать достаточно дорогие средства физлиц и вкладывать их корпоративные кредиты с концентрацией на крупных клиентах. Это позволяет сделать вывод, что «дивиденды» от вложений в банк его собственники получали другим способом — через кредитование своих проектов», — рассказывает Волков.

Собственник УКБ Дамир Камилов (ему принадлежит 91,16%), врач-педиатр по первому образованию, — известный в республике бизнесмен. У него было много компаний, но главным образом Камилова знают как совладельца Башкирского птицеводческого комплекса имени Гафури (БПК) — одного из крупнейших производителей индейки.

БПК производит мясо, колбасы, деликатесы и другую продукцию из индейки, а также владеет собственной сбытовой сетью «Индюшкин». Фото 2gis.com

БПК производит мясо, колбасы, деликатесы и другую продукцию из индейки, а также владеет собственной сбытовой сетью «Индюшкин». В последнее время птицеводческий комплекс не вылезал из долгов. У предприятия была задолженность перед работниками, государством и контрагентами. В ноябре прошлого года Федеральная налоговая служба подала иск о банкротстве БПК, попросив включить в реестр ее требования на 227,5 млн рублей. Заседание по иску налоговой пройдет 26 февраля.

Кроме того, птицеводческий комплекс должен благотворительному фонду «Урал» экс-президента Башкортостана Муртазы Рахимова. БПК не смог своевременно расплатиться по займам, теперь фонд добивается взыскания через суд. Общая сумма долга птицеводческого комплекса перед «Уралом» составляет порядка 4 млрд рублей.

Не жалея своих

Башкортостан — родина нынешнего председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной. По данным ряда местных СМИ, глава Центробанка училась в одном классе с премьер-министром республики Рустэмом Мардановым (в 2002—2013 годах он возглавлял Нацбанк Башкирии).

Однако местной банковской системе это не помогает. Еще три года назад банков в регионе было в два с лишним раза больше. С тех пор два из них — УКБ и «Региональный банк развития» — потеряли лицензии. Еще два финучреждения поменяли собственников, были реорганизованы и утратили региональный статус.

«Ситуация с «УралКапиталБанком» была достаточно простая. Банк обслуживал бизнес одного конкретного лица — решал его проблемы, но не решал проблемы многих людей. Поэтому было соответствующее решение [ЦБ]», — говорит уфимский экономист Рустем Шайахметов. Фото Олега Яровикова / bashinform.ru

Речь идет о «Инвесткапиталбанке» и «Башпромбанке». Контроль над «Инвесткапиталбанком» еще в 2008 году получили братья Ротенберги. Осенью 2015 года «Инвесткапитал» был присоединен к их «СМП-Банку». Что касается «Башпромбанка», то он в 2017 году присоединился к «Уралсибу», который был основан в Башкирии и до начала нулевых принадлежал правительству региона. К слову, выходцами из «Уралсиба» были многие менеджеры «УралКапиталБанка».

«Ситуация с «УралКапиталБанком» была достаточно простая. Банк обслуживал бизнес одного конкретного лица — решал его проблемы, но не решал проблемы многих людей. Поэтому было соответствующее решение [ЦБ]», — говорит уфимский экономист Рустем Шайахметов. То же самое, по сути, можно сказать и про другие банки, работавшие в регионе. По словам Шайахметова, они работали на проекты своих акционеров, хотя должны были обслуживать неограниченный круг лиц.

Кроме того, продолжает он, надо учитывать, что на рынке идет укрупнение: региональным игрокам очень трудно противостоять большим финансовым структурам. «Например, с уходом клиентов в онлайн сокращается количество отделений банков. Если не ошибаюсь, в прошлом году в Башкортостане закрылось 57 отделений. Это говорит о том, что потребность в них отпадает: идет изменение самого бизнеса, все уходит в онлайн-банкинг. И здесь региональные игроки не представляют продуктов, которые способны на равных конкурировать с продуктами крупных игроков. Поэтому они вытесняются. Где-то выкупаются, потому что клиентура стоит денег, где-то происходит ликвидация. Эта тенденция будет продолжаться», — рассуждает Шайахметов.

Ныне крупнейшее региональное финучреждение Башкирии — «Социнвестбанк» — с 2015 года проходит процедуру оздоровления. Фото sibank.ru

Оставшиеся в убытках

Картина по оставшимся банкам такова. Ныне крупнейшее региональное финучреждение Башкирии — «Социнвестбанк» — с 2015 года проходит процедуру оздоровления. До санации банк принадлежал бизнесмену Сергею Таболину, который кредитовал другого банкира — Анатолия Мотылева (он контролировал банки «Российский кредит», «М-Банк» и «Глобэкс»). В середине 2015-го у банковской группы Мотылева начались проблемы, в результате чего пострадал и «Социнвестбанк».

В санации «Социнвестбанка» решился участвовать АКБ «Российский капитал», который контролируется государством через Агентство ипотечного жилищного кредитования. «Ведомости» писали, что в конце 2017 года на долю в «Социнвестбанке» претендовало правительство Башкортостана; по его задумке, банк должен был стать опорным для республики. Однако эта идея якобы не понравилась ЦБ — после краха полугосударственного «Татфондбанка» регулятор разочаровался в региональных властях как в акционерах банков.

У двух других местных финучреждений дела идут не слишком успешно. Частный «Башкомснаббанк» по итогам 2016 года (последняя отчетность) получил 332 млн рублей убытка. «Промтрансбанк», подконтрольный Ильдару Мухаметдинову, закрыл 2016-й с прибылью в размере 72 млн рублей. Однако, судя по ежемесячным данным на сайте ЦБ, с середины прошлого года банк снова убыточен (45,4 млн рублей убытка он получил в 2015 году).

Артем Малютин
ЭкономикаБанки Башкортостан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 21 февр
    Хорошая аналитика
    Ответить
  • Анонимно 21 февр
    Обычно руководитель наоборот, подтягивает свою родину
    Ответить
  • Анонимно 21 февр
    Чем меньше ненадежных банков, тем лучше
    Ответить
    Анонимно 21 февр
    Ну знаете ли... Тем самым проценты ипотечные и кредитные выше и условия жестче. Конкурентов то нет...
    Ответить
  • Анонимно 21 февр
    Хорошо написано, только почему ни сказано ни слова про то, что о закрытии УКБ знали ВСЕ заблаговременно, в т.ч. и другие банки, кроме самих вкладчиков и организаций, открывшие расчетные счета в этом банке? Это я пишу как юр.лицо, потерявшее значительное количество денег на расчетном счету.
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    ни у одного банка в лицензии нет пункта о кредитовании физлиц
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии