Татары в Первой мировой войне: благотворительность мусульман и госпитали для правоверных

Как татары помогали своим единоверцам, отправившимся на фронт в 1914 — 1917 годы

Татары в Первой мировой войне: благотворительность мусульман и госпитали для правоверных
Фото: kpfu.ru (Члены правления Казанского мусульманского благотворительного общества)

Где наступает война, там появляются и первые жертвы — калеки и обездоленные. Мусульмане России, следуя заветам Корана и пророка Мухаммада, с началом Первой мировой войны одними из первых в стране организовали благотворительную активность в поддержку раненых солдат и их семей. Казанский историк и колумнист «Реального времени» Лилия Габдрафикова в своей новой колонке продолжает рассказывать об участии татар в империалистической войне 1914 — 1918 годов.

Благотворительные организации с огромным опытом

Показателем отношения общества к войне являлась благотворительная деятельность. Татарская общественность в лице мусульманских благотворительных обществ и временных комитетов развернула активную деятельность по сбору помощи солдатам и семьям призванных на войну. И эта как нельзя лучше иллюстрирует внутренние убеждения татар, готовых не только на полях сражений защищать свою Родину, но и в тылу продолжать эту работу.

Первые благотворительные организации, учрежденные татарами, возникли еще во второй половине XIX века и за более чем полувековой период существования набрались достаточного опыта в деле призрения. Поэтому многие из них отреагировали на возникшую ситуацию довольно быстро. 24 июля 1914 года на заседании Мусульманского благотворительного общества г. Оренбурга было принято решение о пожертвовании 1000 рублей в пользу раненых на войне и сборе новых средств. Первая реакция последовала не только от профильных организаций, занятых главным образом социальным призрением, но и от других объединений. 21 июля 1914 года по предложению старшины Восточного клуба (Казань) учителя и писателя Гафура Кулахметова общее собрание членов постановило пожертвовать на нужды военного времени 100 рублей.

Активными участниками этих комитетов были редактор газеты «Юлдуз» А. Максуди и имам 5-й соборной мечети Г. Баруди (на фото), купец С. Аитов и другие известные люди города. Фото khadijah.ru

В Казани в августе — сентябре 1914 года появились мусульманские комитеты по сбору средств на лекарства раненным воинам и по организации мусульманского лазарета. Активными участниками этих комитетов были редактор газеты «Юлдуз» А. Максуди и имам 5-й соборной мечети Г. Баруди, купец С. Аитов и другие известные люди города.

23 сентября 1914 года в Петрограде было зарегистрировано «Общество помощи раненым воинам и их семьям, организованное русскими мусульманами». К началу 1915 года отделения этого общества возникли и в других городах. В Казанской губернии комитеты этой организации были в Казани и Чистополе. Всего в разных населенных пунктах империи было открыто 34 отделения Петроградского мусульманского комитета.

Интертеймент в поддержку раненых

Некоторые татарские предприятия направляли свою прибыль в пользу раненых воинов. Например, в сентябре 1914 года полный сбор с пятничного сеанса кинематографа «Свет» (располагался в Старотатарской слободе Казани) поступил в распоряжение местного отделения Красного креста. Вообще, культурно-развлекательные мероприятия (концерты, спектакли и т.п.), организованные с целью благотворительного сбора, стали характерным явлением военного времени. Спектакли начали ставить даже в сельской местности.

Общественную активность проявляли татарские предприниматели разных городов империи. Так, на средства челябинского купца Шакира Ахметова были подготовлены предметы первой необходимости для 336-го Челябинского пехотного полка. К сожалению, такого рода частные инициативы преподносились порой недоброжелателями в совершенно ином свете. На Шакира Ахметова в апреле 1916 году поступил донос в Оренбургское жандармское управление, где утверждалось, что он производит среди мусульман сбор денег в пользу Турции. Однако после проверки данного сообщения оказалось, что челябинский предприниматель занимался сбором пожертвований исключительно в пользу российских воинов.

В Казани взяли на себя организацию благотворительной работы владелицы частных женских школ Фатиха Аитова (на фото), Лябиба Хусаинова, Гайша Барудия, а также Зайнаб Хасания и другие известные татарские женщины

Красный крест или красная звезда?

Наряду с мужчинами заняты были благотворительной работой и женщины – представительницы интеллигенции, дворянских и купеческих семей. Летом 1914 года в Москве возник «Комитет мусульманских женщин для помощи русским воинам». Активистки комитета участвовали в сборе пожертвований. Такой же комитет под руководством представительниц купеческого рода Яушевых работал в г. Троицке Оренбургской губернии. В Казани взяли на себя организацию благотворительной работы владелицы частных женских школ Фатиха Аитова, Лябиба Хусаинова, Гайша Барудия, а также Зайнаб Хасания и другие известные татарские женщины.

Одним из благотворительных акций первого периода войны был день Красного Креста (27 сентября 1914 года): средства, собранные с продажи изделий с красным крестом, шли в пользу раненых. Однако не все мусульмане готовы были купить предметы с христианской символикой. Поэтому альтернативой кресту была выбрана красная звезда. «Дни звезды» проводились в разных городах империи. Средства от продажи флажков и значков направлялись в Петроградский Временный мусульманский комитет по оказанию помощи воинам и их семьям. Но вскоре министерство внутренних дел сочло недопустимым использование этого символа, как составной части турецкого флага.

Мусульманский госпиталь в Казани

Татарская общественность Казани с первых месяцев войны приняла решение об организации мусульманского госпиталя. До этого мусульманская община имела лишь скромный опыт организации собственных амбулаторий и родильного отделения для мусульманок (открылась в 1912 году) при городских больницах. Поэтому часть публики задавалась вопросом об отношении шариата к таким учреждениям, мол, не запрещено ли это религией. Однако авторитетные муллы во главе с Г. Баруди заверили сомневающихся в том, что не только можно, но и нужно открывать богоугодные заведения. Госпиталь планировали устроить на 50 кроватей. На его годовое содержание со всем необходимым оборудованием требовалось более 18 тысяч рублей, без учета стоимости аренды помещения. Размещение госпиталя планировалось в доме купца Галикеева на улице Московской. Примечательно, что сразу же после объявления о необходимости организации мусульманского госпиталя было собрано почти 8 тысяч рублей.

В хозяйственном комитете состояли: врач А. Терегулов, адвокат С. Алкин, общественный деятель С. Максуди и другие образованные лица. Сбором пожертвований на нужды госпиталя занимались в основном купцы и муллы: С. Галикеев, А. Ишмуратов, С. Аитов, И. Утямышев, Г. Галеев, С. Мусин, Г. Мукминов, С. Хасанов, М. Каримов, Б. Апанаев, А.В. Юнусов, А. Иштиряков, Г. Сайфуллин, Г. Шараф, Г. Максудов, С. Иманкулов. Медикаменты закупали женщины-врачи: С. Агиева, М. Девлет-Кильдеева.

Открытие мусульманского госпиталя в Казани

Мусульманский лазарет в Казани торжественно открылся 2 ноября 1914 года, на церемонии открытия присутствовали губернатор, городской голова, военные начальники. С торжественной речью на татарском и русском языках выступили Галимджан Баруди, Саидгарей Алкин, Садри Максуди. Почетные гости оценили удобство и просторность помещения. К слову, число кроватей в итоге было доведено до 60. Заведовал больницей Абубакир Терегулов, а вторым врачом была Суфия Агиева (сестра писателя Гафура Кулахметова).

Фельдшеры в госпитале были преимущественно русскими, сестрами милосердия служили татарки. Содержание госпиталя требовало больших финансовых затрат: помимо покупки инвентаря, лекарства и пищи для раненых, надо было платить жалованье служащим, оплачивать отопление помещения. Все расходы оплачивались исключительно из пожертвований. Уже в апреле 1915 года члены мусульманского госпитального комитета в Казани приняли решение об увеличении числа коек до 75.

Духовное лекарство для пациентов

В Казань ежедневно прибывали поезда и пароходы с ранеными. В некоторые дни в губернский город привозили более 400 человек. Согласно постановлению Общегородского союза помощи больным и раненым воинам и семьям запасных, в начале войны во всей Казанской губернии власти должны были организовать госпитали на 9000 коек, причем только в Казани − медицинские учреждения на 4500 коек. Госпитали работали в разных районах Казани, в том числе в Кремле (Лазарет военного ведомства). Открывали свои госпитали коммерческие предприятия (например, Торгово-промышленное общество Алафузовых, завод Крестовниковых), общественные объединения.

Конечно, солдаты-мусульмане не могли разместиться лишь в одном Мусульманском госпитале Казани. Они были разбросаны по всем городским лазаретам. Раненые нуждались не только в медицинском уходе, но и в моральной поддержке. Поэтому мулла 5-й соборной мечети Казани Г. Баруди выступил с предложением о необходимости посещения в городских госпиталях раненых и больных солдат мусульманскими священнослужителями для религиозных бесед. Однако Казанская городская управа разрешила посещение единоверцев не всем муллам, правом проведения духовных бесед с ранеными были наделены лишь несколько ахунов.

Здание управления Торгово-промышленного общества алафузовских фабрик и заводов. Казань, 1890-е годы. Из фондов Национального музея РТ. Фото echoofcenturies.ru

Мусульманские лечебницы в городах Российской империи

В отличие от казанских лазаретов порядок работы московских госпиталей был немного другим. По инициативе Московского мусульманского благотворительного общества, после получения специального разрешения, солдат-мусульман в госпиталях посещали студенты-татары. Они помогали ранеными писать и читать письма, приносили им книги и газеты на родном языке. Более того, некоторых больных в сопровождении студентов отпускали даже в мечеть, на торжественный молебен во время Курбан-байрама.

«В день праздника на лицах, стоявших у дверей мечети солдат, сиял луч радости. Постарались побывать в Божьем храме даже такие, которые лишь с трудом могут передвигаться на костылях, — писал об этом событии студент Гали Рахим. — После богослужения благодетельные мусульмане-москвичи уводили по нескольку человек раненых к себе и угощали их праздничным чаем или обедом».

Аналогичную активность проявляла в это время и мусульманская учащаяся молодежь в Петрограде. Они не только приносили газеты и журналы, но и помогали одеждой, деньгами. Старались помочь с дорожными расходами и тем солдатам, которые после госпиталя из-за неудовлетворительного состояния здоровья отправлялись домой.

Мусульманские госпитали в это время появились и в других городах. Например, в Уфе купец Абдулатиф Хакимов передал свой дом на Бекетовской улице под лазарет на 37 коек. На свои средства он оборудовал там 20 коек. В Оренбурге мусульманский лазарет с осени 1914 года функционировал в здании медресе «Хусаиния». Летом 1915 года степной мусульманский лазарет появился недалеко от г. Уральска. Кочевой госпиталь был рассчитан на 20 мест. Больные помещались в войлочных кибитках, расположенных кругом. В середине круга была устроена деревянная столовая. Одним из жертвователей стал купец г. Уральска Фатых Шарифов.

В Оренбурге с осени 1914 года в здании медресе «Хусаиния» функционировал мусульманский лазарет

Благотворительная помощь требовалась не только военнослужащим, но и их семьям. В годы войны увеличилось количество сирот. Некоторые солдатки, особенно из мещанских семей, работали на заводах и фабриках. Их дети в первую очередь нуждались в призрении. Для них организовывались ясли или же приюты. 7 ноября 1914 года в Самаре открылся приют-ясли для детей татар-военнослужащих. В его организации участвовали представители местной татарской общины: мулла Ф. Муртазин, предприниматель и гласный городской думы М. Баишев и другие люди. На открытии приюта присутствовали самарский губернатор Н.В. Протасьев и городской голова С.Е. Пермяков.

Различные эпизоды благотворительности можно было бы приводить очень долго. Из-за разницы в материальном положении в деле оказания социальной помощи лидировали горожане. Поэтому и их пожертвования исчислялись десятками тысяч рублей, тогда как в сельских приходах муллы собирали лишь сотни рублей. Но это было характерно не только для деревенских мусульманских общин, но и в целом для крестьянства. Можно констатировать, что трагедия Великой войны коснулась очень многих, и каждый человек старался принять посильное участие в благотворительной помощи воинам и их семьям.

См. также:

Татары в годы Первой мировой войны: помощь плененным единоверцам и мусульманская «пятая колонна»

Татары в Первой мировой войне: тяжелая мобилизация, первый Рамадан и агрессия призывников

Татары в Первой мировой войне: как призывали в армию мусульманское духовенство

Татары в Первой мировой войне: как польские мусульмане нашли приют в Казани

Лилия Габдрафикова
Справка

Габдрафикова Лилия Рамилевна — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан.

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий. Колумнист «Реального времени».
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX вв., история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 28 сен
    Без дцховного лекарства до конца не вылечишься
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    Лилия, хороший цикл
    Ответить
    Анонимно 28 сен
    именно так. молодец! много познавательного
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    надо вернуть мусульманские лазареты и православные лечебницы - только в таких и надо лечиться - бесплатно и с пользой не только для тела, но и для души
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    Спасибо за статьи Лилия! Замечательный материал, ждем продолжения. Ирек.
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    Бик яхшы һәм кирәкле язма!
    Лилия ханым - бик зур рәхмәт Сезгә!
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    Благотворительность надо возрождать. И мусульманские госпитали - интересная задумка.
    Ответить
  • Анонимно 29 сен
    По численности населения в СССР татары занимали четвертое место, после: русских, украинцев, узбеков, а сегодня нас, татар меньше ( по данным переписи РФ ) чем казахов и др. меньших народов . НАСТАЛО ВРЕМЯ ВСЕМ НАМ ЗАДУМАТЬСЯ И ПРИНЯТЬ СРОЧНЫЕ МЕРЫ ВЫХОДА из КАТАСТРОФЫ ВЕДУЩЕЙ к ИСЧЕЗНОВЕНИИ ВЕЛИКОГО ТАТАРСКОГО НАРОДА! СРОЧНО ПРИНЯТЬ ПРОГРАММУ на уровне ПРАВИТЕЛЬСТВА и ТАТАРСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ о "НАЦИИ"!
    Ответить
    Анонимно 01 авг
    А что за правительство?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров