«Я должен был войти в ледяную воду и сжать зубами провод?»: замглавы МЧС Татарстана — о парадоксах своего дела

На прениях в суде Казани оценили дыры в системах защиты Татарстана от катастроф, «черную» кассу спасателей и жесткий срок от прокурора

«Я должен был войти в ледяную воду и сжать зубами провод?»: замглавы МЧС Татарстана — о парадоксах своего дела
Фото: realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Казанский суд в паре шагов от приговора по скандальному делу против замминистра по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Олега Степущенко и его приятеля еще по службе в МВД, бизнесмена Константина Кабальнова. Несмотря на частичное истечение сроков давности, прокурор запросил на двоих 11,5 года колонии общего режима. Защита же громила показания задержанных по делу свидетелей, результаты эксперимента Следкома по проверке систем оповещения населения о стихийных и техногенных бедствиях и ссылалась на документы за подписью Путина. Как Кабальнов каялся в помощи МЧС, а Степущенко взывал к справедливости суда — в материале «Реального времени».

«Инвестор» МЧС поменял показания о расплате за банкет

На скамье подсудимых — силовики с большим стажем, Олег Степущенко в 2012-м уходил в МЧС с поста начальника штаба МВД Татарстана и в звании полковника, Константин Кабальнов вышел на пенсию подполковником и занялся бизнесом. Знакомы 30 лет, причем, по словам Кабальнова, жену замминистра МЧС он знает дольше — дружили их родители.

Ныне обвиняемый директор и владелец ООО «Системастрой» оказался в СИЗО в июле 2021-го, а в сентябре с подачи Следственного комитета меру пресечения ему заменили на домашний арест. По версии защиты, это произошло после дачи им показаний против Степущенко на фоне серьезных проблем со здоровьем у родни Кабальнова. На том допросе у следователя Кабальнов сообщал, как по просьбе приятеля-замминистра МЧС финансировал за счет своих фирм оперативные и стратегические нужды министерства, не заложенные в бюджете. «Он заверял — при возникновении возможности затраченные средства будут возвращены», — объяснял «инвестор».

В 2014-м он трудоустроил дистанционно четырех нижегородских программистов для разработки программы расчета рисков ЧС, платил им зарплату и занимался получением патента на конечный продукт, в соавторах которого оказался и Олег Степущенко. Расходы составили более 600 тысяч рублей. Как использовалась в министерстве та разработка, бизнесмену неизвестно.

«Фактически моего личного обогащения не произошло, я только вернул часть средств, которые потратил», — пояснял Константин Кабальнов. realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

С его слов, вопрос о возврате средств он поднимал несколько лет, но при этом продолжал «инвестиции» в бюджетную организацию и не только — в 2019-м взялся оплатить в долг юбилей замминистра в казанском ресторане «Катык», позднее «совершал покупки в интересах Степущенко и членов его семьи» — баню-бочку для его дочки, вентиляцию и ее монтаж для его дома, а также на ворота, брусчатку и сотовый тысяч за 70 для самого замминистра, — огласил суду показания Кабальнова гособвинитель Алмаз Сагитзянов, сотрудник антикоррупционного отдела прокуратуры Татарстана.

На следствии Кабальнов уверял — для погашения накопившихся с 2014 года долгов Степущенко в 2019-м предложил «зачетную» схему их возврата путем заключения договора с ООО «Территория безопасности» Станислава Катина: «Сказал, что Катин будет перечислять моему ООО «Системастрой» за работу, которые «Системастрой» выполнять не будет. И что средств должно хватить и на оплату разработки программы, и на оплату юбилея». Именно за тот договор Кабальнова теперь обвиняют в подделке документа и хищении 1,3 млн у потерпевшей фирмы. «Фактически моего личного обогащения не произошло, я только вернул часть средств, которые потратил», — пояснял он в кабинете следователя.

На допросе в суде Кабальнов вернулся к показаниям, которые давал до привлечения к ответственности. О том, что средства для семьи Степущенко перечислял по просьбе подруги детства — Юлии, жены замминистра, а также своего партнера в ООО «Технокомплект» Ильи Олеговича Степущенко. «Впоследствии они мне возвращали наличными», — сообщил он, давая понять, что оплата по договору «Территория безопасности» должна была закрыть оплату не дружеских, а «срочных служебных расходов»: разработку программы в 2014—2015 годах, услуги питания на семинарах работников Единой дежурной диспетчерской службы в 2019-м, подарочные сертификаты для ветеранов-спасателей, восстановление информационной системы МЧС Татарстана, диагностику и ремонт квадрокоптера, услуги по проведению конференц-связи и ремонт автомобиля для ГБУ «Служба 112».

По версии обвинения, необоснованно получала деньги от «Территории безопасности» не только фирма Кабальнова, но и служба «112». взято realnoevremya.ru с сайта МЧС Татарстана

Свои инвестиции в работу МЧС и 112 подсудимый оценил в 1,08 млн рублей, подкрепляя расчеты чеками. Прокурор поинтересовался — почему не составляли акты о задолженности со стороны госструктур перед фирмой, а выбрали кривую схему через стороннюю компанию. Ответить подсудимый не смог. На следующий вопрос — «Вы признаете, что причинили ущерб организации Катина?» — Кабальнов ответил: «Не признаю, он все деньги получил, даже более того». Тут стоит уточнить, что еще в ходе следствия «Системастрой» перечислила назад в «Территорию безопасности» все 1,3 млн рублей, полученные в рамках недостоверного договора.

Причем директора обеих фирм солидарны в том, что данный документ изготовил Катин и он же направлял Кабальнову по электронке информацию для включения в акты якобы выполненных «Системастрой» работ. Именно поэтому бизнесмен-подполковник не признает обвинение в подделке, несмотря на истекший по нему срок давности.

О задержании будущих свидетелей и «реноме всемогущего чиновника»

По версии обвинения, необоснованно получала деньги от «Территории безопасности» не только фирма Кабальнова, но и служба «112», которая также была звеном договора по оказанию услуг сопряжения локальных систем оповещения (ЛСО) опасных предприятий с едиными диспетчерскими службами (ЕДДС) и подключению прямых каналов IP-телефонии со службами спасения. По версии обвинения и потерпевшего Катина, плата в пользу «112» взималась незаконно, услуга сопряжения должна была оказываться сотрудниками регионального МЧС за госсчет, но с подачи Степущенко работы безвозмездно выполняла «Территория безопасности».

В отношении директора ГБУ «Служба 112» Ольги Лозовой в Следкоме вынесли постановление об отказе в возбуждении дела, признав ее свидетелем обвинения. На финише судебного процесса Лозовую повторно вызвали на допрос. В Следкоме она сообщала, что замминистра Степущенко ввел ее в заблуждение при заключении договора с фирмой Катина, и работники «112» на объекты, где работала эта фирма, не направлялись.

Директор службы «112» подтвердила — ремонт служебного авто службы оплатила компания подсудимого Кабальнова. realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

В суде же Лозовая подтвердила версию защиты Степущенко — «Территория безопасности» отвечала за сопряжение автоматических систем на объекте заказчика, тогда как сотрудники МЧС, по совместительству работавшие в «112», стыковали информационные системы с серверами и базами спасательных служб в здании МЧС. При этом данные услуги по сопряжению входили в утвержденный Кабмином перечень внебюджетных услуг службы «112» и соответственно бесплатными не были.

— Средства от «Территории безопасности» поступали на наш счет, из них мы платили налоги, зарплату, остальное тратилось на приобретение оборудования, мебели, в период ковида — на медпрепараты, — свидетельствовала директор ГБУ.

— Степущенко получил что-то из этих денег? — уточнила адвокат Елена Точилкина.

— Нет, — отвечала Ольга Лозовая, уточнив, что замминистра ставил задачи и обеспечивал приток внебюджетных заказчиков.

Также свидетель подтвердила — компания подсудимого Кабальнова оплатила ремонт служебного авто: «Сумму в сервисе нам озвучили 280 тысяч рублей, в бюджете на текущий год таких денег не было. Поэтому Олег Александрович [Степущенко] предложил, чтобы «Системастрой» оплатил за нас, а мы потом... частями». На уточнение прокурора — почему в годовой смете не было расходов на ремонт, Лозовая пояснила — машину просили с мая, после списания «Газели», получили в сентябре после долгих согласований, при этом она числилась за Роспотребнадзором и уже нуждалась в ремонте. «Если бы закладывали на следующий год, все это время были бы без машины», — объясняла она.

Потерпевший директор «Территории безопасности» о суровом наказании суд не просил. realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

— У меня сложилось впечатление, что Олег Александрович использовал свое служебное положение, чтобы извлекать прибыль либо создавать какие-то внебюджетные, так скажем, экстренные фонды для реализации различных инициатив, для поддержания реноме всемогущего чиновника, — делился в прениях потерпевший Станислав Катин, при этом о суровом наказании суд не просил.

К нему у следствия изначально тоже были вопросы как и к руководству компании «Спецлаб Казань». Она 10 лет назад выполняла пять контрактов по монтажу речевых сиренных установок в 197 потенциально опасных зонах республики — по части затоплений в паводок, пожаров и техногенных аварий. Еще при избрании меры пресечения Степущенко силовики делали акцент — для замминистра фирма была не чужой, там работал его сын, причем даже в период прохождения срочной службы в армии, чтобы не прерывался стаж. Этот довод защита в прениях парировала ссылкой, что день срочной службы в трудовом стаже считается за два, а зарплата сына Степущенко в якобы аффилированной компании была всего-то 15 тысяч рублей.

Первоначально представителя «Спецлаба» Петрова задерживали по подозрению в причастности к хищению бюджетных средств по тем контрактам, однако и он получил статус свидетеля обвинения. При этом сам эпизод бюджетного хищения был переквалифицирован на злоупотребление полномочиями с причинением тяжких последствий «в виде длительной дезорганизации работы МЧС Татарстана» в 2013—2021 годах и «угрозу минимум для 122 тысяч жителей республики из зон, подверженных опасностям пожаров и наводнений», а также «срыв госполитики в сфере гражданской обороны».

Финальная речь прокурора в суде заняла чуть больше часа. Он запросил подсудимым реальные сроки — 7,5 и 4 года лишения свободы. realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

По версии СК и государственного обвинения, к таким последствиям привел выбор подсудимого замминистра в пользу сотовых каналов связи речевых сиренных установок (РСУ) вместо предусмотренных по проекту, с учетом методических рекомендаций, проводных. Степущенко и его адвокаты с этим категорически не согласны.

Прокурор оценил версию о «взаимозачете» реальными сроками

Финальная речь прокурора в суде заняла чуть больше часа, выступления адвокатов с цитатами нормативных документов и интересующих защиту показаний свидетелей растянулись на полтора дня. В какой-то момент Гособвинитель Алмаз Сагитзянов заявил о доказанности всех обвинений в адрес подсудимых, но попросил суд прекратить за истечением срока давности преследование Кабальнова за подделку документов, а Степущенко — за вмешательство в предпринимательскую деятельность компании «Территория безопасности» и злоупотребление полномочиями в ходе реализации программы по созданию комплексной системы экстренного оповещения населения КСЭОН.

Оба заявили суду — на прекращение по нереабилитирующим основаниям не согласны.

При этом Сагитзянов запросил у суда для Степущенко 7,5 года колонии общего режима со штрафом 500 тысяч рублей за злоупотребление полномочиями 2019 года с понуждением «Территории безопасности» к заключению договоров со службой «112» и мошенническое хищение у той же фирмы средств через «Системастрой» путем оплаты реально не выполнявшихся работ. За то же мошенничество для Кабальнова прокурор просил 4 года колонии общего режима. Вероятно, с учетом смены его показаний.

«Степущенко, заботясь о нуждах МЧС и «112», просит своего друга решить финансовые проблемы госструктуры, а потом выдает решение, что все это должна оплатить «Территория безопасности», — подчеркнул в прениях гособвинитель. — Таким образом, Степущенко, который весь процесс, как мантру, повторял, что всегда соблюдал закон, примерил на себя роль распорядителя бюджетных средств, назвав все это взаимозачетом. О каком взаимозачете может идти речь? С какой стати «Территория безопасности» должна была оплатить расходы «Системастрой» на нужды МЧС, «112» и лично Степущенко?.. И это делается путем фиктивного договора?»

Одним из ключевых доказательств неработоспособности КСЭОН (комплексной системы экстренного оповещения населения) в деле являются результаты следственного эксперимента. взято realnoevremya.ru с сайта МЧС Татарстана

В качестве смягчающих обстоятельств у замминистра прокурор назвал положительные характеристики по месту жительства и службы, состояние здоровья, отсутствие судимостей и многочисленные ведомственные награды. «Есть и государственные», — напомнил с места ВИП-подсудимый. В 2009-м он был награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, в 2018-м медалью Татарстана «За доблестный труд».

Вину Кабальнова, по мнению Алмаза Сагитзянова, смягчают принятые им меры по возмещению ущерба, положительные характеристики и здоровье его дочери. Отягчающих обстоятельств на процессе не прозвучало, однако прокурорская позиция по наказанию обоим была однозначной: «В целях восстановления социальной справедливости и исправления осужденных считаю — исправление возможно лишь в условиях изоляции от общества».

Как защита громила итоги эксперимента СК и другие доказательства

Одним из ключевых доказательств неработоспособности КСЭОН (комплексной системы экстренного оповещения населения) в деле являются результаты следственного эксперимента. Он проводился в Татарстане 19 мая 2021 года — через два месяца после задержания Степущенко. При попытке автоматического запуска с центрального пульта в МЧС не запустилась 41 из 219 речевых сиренных установок (далее РСУ) — на пульте отобразился красный сигнал. Вывод — в случае опасной ситуации информация до населения по этим каналам бы не дошла.

Адвокаты Дмитрий Рылов, Елена Точилкина и Елена Моршед (слева направо). realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Из выступления адвоката Елены Точилкиной в прениях следует — эксперимент проведен поверхностно, следователи не стали разбираться с каждой красной кнопкой на пульте, выезжать на место и изучать документы по каждой установке. В частности, такие важные вопросы, как наличие неисправной РСУ на указанном месте, ее подключение к электричеству и вид используемого канала связи, на выводы о неисправности почему-то не повлияли.

Между тем, сопоставляя документы, защита выяснила — минимум одна из якобы неисправных установок была демонтирована и «переехала» в иное место еще до эксперимента, еще 10 устанавливались не в рамках вменяемых Степущенко контрактов 2013 года, а позднее, и по ним следователи претензий никому не предъявляют. Еще четыре установки удалось запустить в ручном режиме.

При этом, подчеркнула защитник, минимум шесть из числа «красных» на момент эксперимента РСУ были подключены по каналам государственной интегрированной системы телекоммуникаций (ГИСТ), преимущественно проводным способом — с помощью оптоволоконных кабелей. «А по оставшимся 17 следователь способ подключения не установил — а может, все они по ГИСТ были подключены?» — заявила Точилкина. А еще напомнила показания представителей фирмы «Спецлаб-Казань», что контракты по обслуживанию этих установок были расторгнут и с апреля данная работа не проводилась. Что не могло не отразиться на работоспособности систем.

При этом, согласно паспорту КСЭОН от 3 марта 2021 года, который утверждал премьер-министр Татарстана Алексей Песошин, на указанную дату — за неделю до задержания замглавы МЧС Олега Степущенко — система находилась полностью в исправном состоянии.

Защита просила суд обратить внимание — установки РСУ являются всего лишь одним из элементов КСЭОН, наравне с перехватом сигналов ТВ и радио для трансляции экстренных сообщений, СМС-рассылкой и оповещением по домофонной сети.

Необходимость такой системы стала очевидна после гибели 170 человек в результате наводнения в кубанском городе Крымске в июле 2012 года. Как показало расследование той трагедии, вовремя об угрозе людей не предупредили...

Проект создания КСЭОН в Татарстане предусматривал финансирование в 1,85 млрд рублей, однако таких денег не нашлось. На первом этапе в 2012 году на все мероприятия выделили 55 млн рублей из федерального и столько же из республиканского бюджета. При этом 42,8 млн рублей направили собственно на закупку оборудование и монтаж РСУ, определив, что на первом этапе нужно охватить 197 зон.

«Что я еще не сделал?! Я должен был, как в Великую Отечественную, войти в ледяную воду и сжать зубами провод?» — парировал обвинения ВИП-подсудимый. realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

«Я никогда не говорил, что не нужны проводные каналы связи. Но их нужно было строить, на тот момент на это требовалось 35 млн рублей и денег не было», — сообщал на судебном допросе замминистра Олег Степущенко. Его слова защита подкрепила масштабной перепиской с просьбой о необходимости финансирования на имя первых лиц республики и полпреда президента РФ в ПФО, а также письмо «Таттелекома», что ежегодно на замену беспроводных соединений РСУ проводными требуется не меньше 4 млн рублей.

— Я правильность приемки выполнения контрактов осуществил? — Осуществил. Организовал подключение резервных каналов связи, предусмотренных министерством? — Организовал. Что я еще не сделал?! Я должен был, как в Великую Отечественную, войти в ледяную воду и сжать зубами провод? — парировал обвинения ВИП-подсудимый.

Гражданский иск на 42,8 млн рублей МЧС предъявило формально?

Отсутствие физической возможности проводного подключения на 2013 год в суде подтверждали и свидетели, и МЧС, получившее статус потерпевшего от злоупотребления. При этом министерство на следствии предъявило и гражданский иск в 42,8 млн рублей. На допросе в суде первый замглавы МЧС Татарстана Тахир Каримуллин, как представитель потерпевшего заявлял следующее:

«Сумма ущерба мне известна из материалов уголовного дела. Я ее ни утверждать, ни отрицать не могу, это не моя инициатива. В ходе суда станет ясно, имеет место быть ущерб или нет, если даже и имеет — на какую сумму... Я спрашивал у следователя, почему такая сумма — 42 млн, он ответил — это сумма пяти контрактов. Сказал так написать...»

Генерал-лейтенант Хабибуллин (справа) сообщал — вопросы подключения РСУ возлагались на Минцифры. realnoevremya.ru/Ринат Назметдинов

После того допроса суд обязал Каримуллина представить расчет в обоснование исковых требований. Ведь контракты-то числятся исполненными. Но руководитель министерства в суде больше не появился. Более того — никто из представителей потерпевшего МЧС не пришел на судебные прения, хотя бы для того, чтобы поддержать те самые исковые требования.

Начальник федерального подразделения МЧС — Главного управления МЧС России по Татарстану Рафис Хабибуллин тоже говорил об отсутствии финансирования: «Проектная стоимость КСЭОН была более 1 млрд рублей, но выделено порядка 110 млн, мы ежегодно до 2020 года просили денежные средства». Также генерал-лейтенант Хабибуллин сообщал — вопросы подключения РСУ возлагались на Минцифры, Степущенко самостоятельно подключить их к государственной системе телекоммуникаций не мог.

И в министерстве, и в правительстве знали — в отсутствие денег и оптоволокна установки подключают по модемам одного из сотовых операторов. Со слов непосредственного оператора работ, на 2013 год лишь две установки были связаны с центральным пунктом проводами, остальные лишь по мобильной связи.

«Один как перст, ответственный за все»

При этом в феврале 2013-го рабочая группа при МЧС РФ, созданная для реализации Указа президента РФ, направила в регионы «Методические рекомендации по созданию КСЭОН», в которых был указан способ подключения РСУ по проводным каналам связи. Именно на нарушение этих рекомендаций и проекта создания системы ссылается сторона обвинения. При этом в суде установлено — весь проект в 54 томах к материалам дела почему-то не приобщен, есть лишь пояснительная записка к нему и один том, а рекомендации, по мнению защиты, нормативно-правовым документом не являются хотя бы в силу того, что официально не публиковались.

Зато в деле есть приказ МЧС РТ от 11 сентября 2013 года, что Степущенко назначался ответственным не за подключение оповещающих установок, а за качественный прием оборудования, программного обеспечения и выполненных работ для создания КСЭОН, а также за контроль в части своевременной оплаты по выполненным работам. При этом обязанность по их оплате возложена на начальника финансово-экономического управления министерства.

«Все кому-то поручили и перестали быть ответственными. А Степущенко некому было перепоручить, и он остался один как перст, ответственный за все», — говорил в прениях адвокат обвиняемого. взято realnoevremya.ru с сайта МЧС Татарстана

Указ президента РФ о создании КСЭОН не адресован Степущенко, — указывала защита. Ответственными назначены правительство РФ и органы исполнительной власти субъектов. Правительство перепоручило МЧС РФ, а МЧС, в свою очередь, Главному управлению МЧС России по РТ, где Степущенко никогда не работал. Исполнительная власть региона адресовала поручение президента комиссии по ЧС, куда Степущенко никогда не входил, а МЧС Татарстана поручило ему приемку оборудования. «Все кому-то поручили и перестали быть ответственными. А Степущенко некому было перепоручить, и он остался один как перст, ответственный за все. Абсолютно больная логика!», — выступил в прениях адвокат обвиняемого заместителя министра Дмитрий Рылов.

Оба защитника Степущенко настаивали на его полном оправдании. Их коллега Елена Моршед в защиту подсудимого бизнесмена просила признать его невиновным по эпизоду подделки и снизить квалификацию вместе с размером ущерба по мошенничеству. «Умысла у Кабальнова не было, поскольку эти взаимоотношения носят характер в сфере предпринимательской деятельности... Путем проведения взаимозачета обязательства ГБУ «112» перед Кабальновым были закрыты. А вот МЧС свои обязательства перед ним до сих пор не исполнило», — сообщала адвокат, указывая, что ее клиент тоже добросовестно заблуждался, думая, что разработанная за счет его фирмы программа рассчета рисков используется в тех работах, что ему оплачивает «Территория безопасности».

В финале своего допроса Константин Кабальнов заявил, что виноват и в том, что помогал МЧС и «112». realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Также защитник просила учесть — Кабальнов финансово помогал участникам СВО, и сам в период службы неоднократно принимал участие в урегулировании конфликта на Кавказе, награжден медалью Жукова. Также напоминала о тяжелых болезнях близких подсудимого и перенесенной в ходе судебного процесса операции. Сейчас Кабальнову требуется новая.

В финале своего допроса Константин Кабальнов заявил: «Признаю свою вину. Да, я виноват, что не выполнял работы по договору и получил 1 млн 289 тысяч рублей. Виноват, что не придал значения документообороту в своей организации. Но также виноват и в том, что помогал МЧС и ГБУ «112» в их деятельности, полагал, что имею право на возмещение части расходов...»

При этом покаявшийся подполковник в отставке просил суд разобраться и установить реальный размер ущерба, и был ли он вообще... Из обнародованных защитой документов следует, что за часть якобы безвозмездных работ плата фирме Катина поступала — минимум в размере 450 тысяч рублей. Согласится ли с этим суд и чьи доводы посчитает более вескими, покажет время.

Сегодня прения по этому делу продолжатся.

Ирина Плотникова
ПроисшествияОбществоВластьИнфраструктураЭкономикаФинансыБюджет Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 11 дек
    Да, должен был. в воду ледяную и зубами, потому как это его профессия. Теперь в ледяную воду, чуть-что, придётся лезть всем нам.
    Ответить
    Анонимно 11 дек
    никто никому ничего не должен
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    На фронт их отправить окопы рыть.
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    мчсникам платят копейки! а ведь они рискуют жизнями, на них надеешься в трудную минуту
    Ответить
    Анонимно 11 дек
    рядовым да, а тем, кто возглавляет структуру - побольше
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров