Эльмира Хан: «Мой сын говорит: мама, а зачем мне татарский?»

Как мотивировать детей и их родителей изучать родной язык

Эльмира Хан: «Мой сын говорит: мама, а зачем мне татарский?»
Фото: предоставлено realnoevremya.ru автором

Писатель, сценарист, режиссер Эльмира Зиганшина, которая творит под псевдонимом Эльмира Хан, мечтает, чтобы в Татарстане появился свой татарский Диснейленд, пишет захватывающие истории с татарским колоритом и размышляет о том, как мотивировать детей к изучению татарского языка. Своими мыслями она поделилась в авторской колонке для «Реального времени».

«В Алжире сын больше чувствовал себя татарином»

В первый год после отъезда из Алжира мы приехали в Буинск. Я искренне верила, что мы там подкачаем наш татарский язык. Но наша школа в Буинске началась с того, что в классе не было учебников. Мне пришлось позвонить в образовательный отдел, чтобы нам его выделили. Дальше произошло такое, что по истечении какого-то времени мой сын начал говорить, что он русский. Я возражаю: «Какой ты русский? Ты наполовину татарин, наполовину алжирец». Он говорит, нет, я русский. Я спрашиваю: «А почему ты русский?» Он говорит: «Все вокруг меня русские, говорят на русском, поэтому я тоже русский. И зачем мне татарский?» Я ему объясняю, что это язык матери. Но он продолжал говорить, что ему не нужен татарский, потому что на нем никто не разговаривает.

Дальше, общаясь с родственниками и знакомыми, я с ужасом поняла, что им тоже не нужен татарский язык, и что он, по их словам, портит им будущее, так они и говорили.

Объясняли, что их детей не берут на работу из-за татарского акцента. Поэтому они считают, что нужно лучше изучать русский язык, чем татарский, и от этих всех татарских «нюансов» нужно избавляться. Насколько это соответствует правде, я не знаю, но они приводили такие примеры. У них есть какой-то комплекс: пусть хотя бы наши внуки говорят на чистом русском языке, говорят они. Я была шокирована.

Но наша школа в Буинске началась с того, что в классе не было учебников. realnoevremya.ru

Потом мы переехали в Казань и столкнулись с такой же проблемой. Оказалось, что здесь еще хуже. Мы платим за обучение в 35-м лицее, но татарскому нас там обучить не могут.

Самое интересное, в Алжире сын больше чувствовал себя татарином, чем здесь, в Казани. Потому что я создавала эту обстановку и у него был ограниченный круг общения, в центре была я — мама. Теперь же, когда мы переехали в Казань, все изменилось. На него влияет окружение, общество, друзья. Он теперь берет пример с них. Сейчас я должна признать, что хотела как лучше, а по факту получила обратный результат. Теперь я понимаю, почему люди, которые живут за границей, больше татары, чем те, которые живут здесь.

«Очень нужна мотивация»

Очень не хватает мотивации вокруг. Хотя изначально я приехала в Татарстан специально, чтобы погрузить сына в татарскую среду. А на деле нужно самой организовывать татарский досуг — водить его в татарские кружки или заниматься с репетитором. Я понимаю, что на это не хватает времени.

«Я приехала в Татарстан специально, чтобы погрузить сына в татарскую среду». Ринат Назметдинов/realnoevremya.ru
И мой сын опять говорит: «Мама, а зачем мне татарский?» И он не хочет его изучать. Как его мотивировать, стимулировать — я не знаю.

Единственное, в Буинске бабай и әби стараются говорить с сыном на татарском. Через них он еще более или менее пытается разговаривать. Я с ним тоже говорю на татарском, мы слушаем татарские песни. Я делаю все возможное, чтобы он не потерял базу. Но это очень тяжело делать, есть очень сильное влияние других культур. Мы потеряли силу духа народа. И наши дети не чувствуют эту силу. Они не понимают даже того, что имеют отношение к татарскому народу.

Меня беспокоит и то, что теперь только родителям приходится прилагать усилия к тому, чтобы у детей осталась память о своем народе и языке. И искать мотивацию приходится только изнутри. Получается, это только мое личное желание, чтобы он знал язык. Ему самому это не нужно. Я считаю, что на уровне государства должна быть мотивация к изучению татарского языка. Дети должны понимать, для чего это нужно.

Сохранение культуры — это не мотивация для детей.

«Еще немного, и все — канул в Лету татарин»

Нам пора начинать формировать новые нейронные связи у наших детей. Бездействие сыграет против нас. Еще немного, и все — канул в Лету татарин. Нас скоро не станет совсем. Если мы сейчас не будем предпринимать что-то серьезное, о нас будет написано только в книжках, что был когда-то такой народ — татары. Честно, я не знаю, как это остановить. Это очень грустно. Приходится признавать, что идет гибель народа, гибель культуры. И мы все это делаем своими руками.

«Если не будем предпринимать что-то серьезное, будет написано только в книжках, что был такой народ — татары». Ринат Назметдинов/realnoevremya.ru

Должна быть целенаправленная политика по возрождению интереса к татарскому языку среди детей.

Что может мотивировать? Мотивация в современном мире, с сожалением надо признать, это что-то материальное. Мотивация для детей — это участие в играх, фестивалях, обязательно с призами, они должны знать, что что-то за это получат. Нужны солидные призы для детей. Их могут мотивировать путешествия, гаджеты, знакомство с каким-то интересным знаменитым человеком, должно быть такое, за что им хотелось бы побороться, а не просто грамоты. И почаще бы устраивать конкурсы и разные фестивали по знанию татарского языка.

Мотивация — это зарплаты, например. То есть если знаешь татарский язык, то оплата труда будет выше. Тогда люди будут понимать ценность татарского языка, для чего его учить. Чтобы просто разговаривать? Сегодня, я так понимаю, это не мотивирует людей. Сегодня мотивирует только материальное. Эту мотивацию нужно создавать и для взрослых, и для детей.

Я пришла к выводу, что люди совершенно не заинтересованы в том, чтобы оставить наследие после себя — в виде книг или фильмов. Люди не заинтересованы в культурном наследии, люди заинтересованы только в наследии материальном. Вот бы мне сейчас побольше квартир прикупить, побольше бы машин, деньги мне надо оставить своим детям. На этом сегодня делается акцент. Думаю, это одна из причин, почему идет утрата нас как самобытного народа и утрата прежде всего духовных ценностей.

Мотивация для детей — это участие в играх, фестивалях, обязательно с призами, они должны знать, что что-то за это получат. Ринат Назметдинов/realnoevremya.ru

«Достучаться до наших детей можно только через игры и развлечения»

У меня есть мечта, чтобы в нашем городе появился татарский Диснейленд, который стал бы отражением нашей культуры, наших ценностей. Сейчас дети обучаются только через игры и развлечения, к большому сожалению. Нашим детям, которые выросли на фастфуде, на приложениях, на коротких видео (шортсах), что-то донести, что-то в голову вбить можно только через игры. И татарский Диснейленд — это своего рода спасение для наших детей, надежда, что хоть что-то у них останется в голове о нашей культуре.

Этот проект — город в городе. Он требует очень много инвестиций, но он важный и нужный. Это татарский уголок в Казани. Некий «Туган авылым», но масштабнее. Татарский парк развлечений в старинном стиле. Кремль из дерева, татарские названия улиц — улица Шурале, улица Су анасы и так далее. Каждая улица будет из сказки. Гостей будет встречать змей Зилант, на нем можно будет покататься. Будут и другие виды транспорта — можно и на телеге прокатиться, если хочешь почувствовать себя крестьянином, можно побыть ханом или ханшей. Внутри будут отели, рестораны и главное, мы должны настаивать, чтобы все там разговаривали только на татарском языке. Если хочешь заказать блюдо, то меню будет только на татарском языке, но оно не должно быть сложным, можно сделать подсказки для гостей, чтобы им было легче произносить татарские слова. Таким образом мы популяризируем наш язык. Мне говорят, что некорректно всех заставлять говорить на татарском, а я считаю, что ничего некорректного в этом нет. Это исключительное место, самобытный городок, хотя бы здесь нужно говорить только на татарском.

Сейчас у нас такого нет. Все разрозненно. У нас музей там, музей тут, в «Туган авылым» все на русском, даже едешь в деревню — и там все на русском. Нам очень нужен такой проект на уровне государства.

Это проект — город в городе, татарский парк развлечений в старинном стиле. Ирина Ерохина/пресс-служба театра кукол, предоставлено realnoevremya.ru

Я знаю, что подобный проект несколько лет обсуждался, но не нашлось инвесторов, чтобы воплотить эту идею в жизнь. Я поинтересовалась, а есть ли он хотя бы в планах, оказалось, что нет. Думаю, стоит поднять эту тему снова.

Тем более дети сейчас визуалы, они через игру изучают многие вещи. Им не интересно просто книжки читать. Через игру, прогулку в этом татарском городке, они будут изучать наш язык, татарских героев, погружаться в культуру. Мне кажется, здесь есть смысл и над этим нужно работать. У нас западная, японская, русская и другие культуры очень популярны, но не татарская.

В таком месте им все равно придется читать татарские слова, вывески, Они будут кататься на телеге, где сидит гармонист и играет нашу татарскую мелодию, а не вот этот бесконечный рэп. Они будут вынуждены это слушать. По крайней мере, у них в памяти останется хоть что-то, останется кусочек нас. Если мы хотим, чтобы они отошли от западной культуры и вернулись к нам, пора действовать. А это возможно только через такие проекты — большие и масштабные, чтобы они визуально поглощали наш контент через игры. Будет здорово, если там будут аниматоры на татарском и еда будет называться на татарском, в том числе фастфуд. И в любом месте, куда бы ребенок ни попал в этом городке, везде должна звучать татарская речь.

Я знаю, что подобный проект несколько лет обсуждался, но не нашлось инвесторов, чтобы воплотить эту идею в жизнь. предоставлено realnoevremya.ru автором

«Селфи с президентом»

Нам нужны современные книги и современные истории. Мы знаем, что дети сейчас не читают и их не интересуют книги, которые сейчас есть. Даже картинки у нас угловатые, блеклые, совершенно не симпатичные. У нас очень мало книг с живыми яркими иллюстрациями.

И фильмов на татарском, которые могли бы быть интересными детям, нет. Нет семейных фильмов. Единственный фильм за последнее время — это «Бери да помни», он, по-моему, один, который рассчитан и на детскую аудиторию тоже. Сюжет очень хороший, трогательный, я в конце даже расплакалась. Надо побольше создавать видеоконтента. Но понятно, что на все нужны деньги.

У меня есть несколько идей, историй. Например, «Селфи с президентом». Маленький мальчик из татарской деревни мечтает встретиться с президентом. Каждый раз смотрит ТНВ и говорит «Вау! Рустам абый! Вот бы с ним сфотографироваться!» Но родители не верят, что это возможно. Однажды этот десятилетний мальчик берет своего друга, пса Каймак, и убегает из дома. Пускается в путь, на встречу с президентом. То есть мы показываем историю — мальчик идет к своей мечте, и тут же показываем всю красоту нашего Татарстана. Мы тем самым увлекаем ребенка. Он и язык изучает, и о республике узнает, и следит за сюжетом — ему интересно, чем все это закончится. Нам нужны такие захватывающие истории. Такие книги будут покупать. Они у нас есть? Нет. А истории нужно создавать.

Он и язык изучает, и о республике узнает, и следит за сюжетом — ему интересно. Нам нужны такие захватывающие истории. Ирина Ерохина/пресс-служба театра кукол, предоставлено realnoevremya.ru

Или второй сюжет. Маленькая старинная булгарская монетка, копейка, жила в музее. Но однажды американский турист ее украл, и она пустилась в путешествие по Татарстану и по близлежащим странам. Она раскрыла новый мир, о котором раньше не знала, и новые культуры, проводила параллель с нашими традициями. В конце вернулась на родину и поняла всю силу народа. Через ее путешествие наши дети познают нашу историю и культуру и сравнивают ее с другими.

Или еще такое. Древнее булгарское ханство, где живет әбика Рабига, которая держит сувенирную лавку и рассказывает сказки и легенды о Татарстане, о каждом предмете нашей культуры. Кроме того, она следит за порядком в городе Булгар, а помогает ей в этом змей Зилант.

Если не будет своих историй, дети будут читать и смотреть чужие.
Эльмира Хан
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ОбществоКультураИсторияОбразование Татарстан

Новости партнеров